Клады Калмыкии

Археологическая экспедиция Калмыцкого научно-исследовательского института языка, литературы, истории обследовала зону строительства Калмыцко-Астраханской рисовой оросительной системы и произвела охранные раскопки обнаруженных в результате разведки курганов.

На территории будущего Южного Черноярского водохранилища в Малодербетовском р-не Калмыкии выявлено 53 кургана, содержавших разновременные погребения.

 

Шесть погребений можно отнести к ямной культуре, 10 – к катакомб-ной, 20 – к срубной. Погребения ямной культуры (основные) обнаружены в трех наиболее крупных курганах (45, 46, 48). Они совершены в ямах подквадратных очертаний (иногда со следами деревянных перекрытий), на спине, в скорченном положении и ориентированы на восток. Во всех погребениях найдена охра, в одном – остродонный сосуд. 
Погребения катакомбной культуры все впускные, совершены в катакомбах. Погребенные лежали в скорченном положении на правом или левом боку, головой на юг, восток или юго-восток. Почти все погребения сопровождались лепными орнаментированными сосудами с уплощенным дном. Погребения срубной культуры также впускные. Они совершены в прямоугольных или округлых ямах, в скорченном положении, на левом, реже на правом боку, головой на юг, восток и запад с годичными отклонениями. В погребениях найдены лепные острореберные сосуды, небольшие сосуды баночной формы, раковина, костяной наконечник стрелы, кремень.
 

Исследованы два ограбленных савроматских погребения. В одном найдены ребра и ноги жеребенка, а также четыре бронзовых наконечника стрел, в другом (с восточной ориентировкой) – часть обезглавленной туши крупного домашнего животного, обломок ножа, лепной серогли-няный кувшин без ручки, лепной сосуд с отогнутым венчиком и орнаментом в виде ногтевых вдавлений по краю.
Большая часть исследованных погребений относится к позднесарматскому времени. Все они совершены под невысокими самостоятельными насыпями в подбойных могилах с узким колодцем, ориентированным по линии север – юг. Подбой обычно сделан вдоль западной стены входной ямы. Погребенные лежали вытянуто на спине, головой на север. Собрана богатая коллекция позднесарматской керамики – кувшины (в том числе лощеные), орнаментированные, с зооморфными ручками, горшки, курильницы. Найдены длинные всаднические мечи без перекрестия и навершия, ножи, бронзовые фибулы, пряжки, зеркала, бусы. В погребении 1 кургана 30 около рукояти меча лежали бронзовая овальная пряжка с подвижным язычком и золотая пряжка прямоугольной формы со спиралевидной рамкой и сердоликовой вставкой в оправе из зерни.
Десять погребений являются позднекочевническими (семь из них совершены под индивидуальными насыпями). Наибольший интерес представляет погребение 1 кургана 14, где костяк человека лежал в подбое, вытянуто на спине, головой на запад, а с северной стороны от него, на дне ямы, лежали четыре ноги и череп коня, ориентированный на запад. В зубах лошади сохранились обломки удил. Слева, у головы погребенного, стоял лепной сероглиняный горшок с отогнутым венчиком, насечками по краю, с процарапанными по сырой глине изображениями из бытовой жизни кочевника. Здесь же найдены железный наконечник стрелы, накладки на колчан, железный крюк от колчана, железная пряжка, золотая серьга.
 
 
Золото калмыков по преданию укрыто на реке Калжир
Вспомнил о как-то прочитанном отрывке, где среди прочего говорилось о бугровщиках, раскапывающих несметные богатства многолюдной, в прошлом, Сибири. Поиск выдал в десятках мест повторяющуюся статью, иже и представляю к всеобщему обозрению.
В Сибири есть неизвестные могилы древних скифов, на которых уже выросли кустарники или лес. Разыскать их можно не иначе как с помощью колдовства. С этой целью некоторые люди отдаются чернокнижию и, найдя таковые могилы, иногда вырывают из них немного серебра. Я сам видел серебряные сосуды, вырытые таким образом», — писал хорватский книжник Юрай Крижанич, волею судьбы заброшенный в 1659 году в Сибирь и проведший там долгих пятнадцать лет.
Русские первопоселенцы в Сибири, наслушавшись рассказов о сибирских богатствах, сразу обратили внимание на изобилие здесь древних городищ и курганов — «бугров», и уже с первых лет русской колонизации края превратили кладоискательство в чрезвычайно выгодный промысел. По свидетельству первого историка Сибири Миллера, численность сибирских кладоискателей не уступала количеству охотников за соболями.
Первыми занялись кладоискательством русские поселенцы на реке Ишим. Оттуда золотая лихорадка начала распространяться все далее и далее, добравшись, наконец, до Оби. Ставший популярным промысел раскопок «бугров» именовался «бугрованием», а кладоискателей прозвали «бугровщиками».
Слухи о сокровищах сибирских курганов, все чаще доходившие до Европы, начали материализоваться в 1710-х годах. Одним из первых свидетельств стали «золотые бугровые сибирские вещи», преподнесенные известным уральским промышленником Никитой Демидовым жене Петра I, Екатерине, в подарок по случаю рождения царевича Петра Петровича. А в 1715 году сибирский генерал-губернатор князь Матвей Гагарин привез Петру I десять золотых предметов, найденных в «буграх». Искусно выполненные древними мастерами изделия так понравились царю, что он отдал распоряжение еще «приискать старинных вещей». Тогда на следующий год Гагарин прислал ему более сотни новых золотых «бугровых вещей», составивших впоследствии так называемую «Сибирскую коллекцию Петра I», ныне хранящуюся в Государственном Эрмитаже.
В 1720-1727 годы по поручению Петра I в Сибири побывал доктор Мессершмидт, который воочию увидел масштабы деятельности бугровщиков. По его наблюдениям, русские, жившие по верхнему течению Оби, регулярно отправлялись на промысел — «за откапыванием золота и серебра, находимого в могилах. Они зарабатывают много денег раскопками в степях. Найдя насыпи над могилами язычников, они копают и среди железных и медных вещей находят иногда много золотых и серебряных вещей, фунтов по пять, шесть и семь, состоящих из принадлежностей конской сбруи, панцирных украшений, идолов и других предметов». На бугрование собирались артели по 200-300 и более человек. Весной, с последним санным путем, они уходили на поиски «бугров». Нередко находились в пути двадцать и более дней, потом разбивались на отряды и расходились по местности.
Сибирские гробокопатели имели «особенный навык и искусство» — их поиски, как правило, были не напрасны. Многие из «бугров» были до того богаты золотом и серебром, что на жаргоне бугровщиков назывались «золотарями». Только в одном кургане, находившемся на левом берегу реки Алей, впадающей в Иртыш, бугровщики нашли до 60 фунтов (около 24 килограммов) золота в изделиях, среди которых находились «конный истукан» и какие-то золотые «зверьки».
Прямо-таки промышленные масштабы бугрования привели к тому, что к середине XVIII века редкие из сибирских курганов остались неразрытыми. В поисках новых «бугров» кладоискатели уходили все дальше к югу, в степь, где нередкими были столкновения бугровщиков с кочующими ордами киргиз-кайсаков и калмыков. В 1727 году одно из таких столкновений в Барабинской степи, имевшее весьма серьезные последствия, вызвало резкую реакцию властей. В сентябре того же года канцелярия сибирского генерал-губернатора издала указ, «дабы никто, под жестоким наказанием, в степь для бугрования не ездил».
Однако, принимая грозные постановления, власть смотрела на деятельность бугровщиков сквозь пальцы, иногда тайно поощряя их промысел. Секрет этого отношения был прост: львиная доля найденных сокровищ оседала в карманах местных властей. Свои находки бугровщики продавали, пускали на «подарки» воеводам и приказным и только очень редко сдавали законно в кассы и приказы. Тайная скупка могильного золота или сбор «подарков» местными властями были организованы не хуже, чем сам поиск сокровищ. В результате, например, только у красноярского воеводы Д.Б. Зубова в 1724 году имелось в личной собственности могильного золота более чем на несколько тысяч рублей. У нарымского воеводы Ф.Е. Каменского Мессершмидт видел золотого «красивого шайтана в виде полузверя, получеловека», найденного в «буграх». Огромные сокровища могильного золота скопил известный генерал-губернатор Сибири Матвей Гагарин — «расканалья-господин», обвиненный впоследствии в чудовищных злоупотреблениях и казненный. По преданию, уезжая в Москву, Гагарин зарыл свои сокровища в од¬ном древнем городище на правом берегу реки Пышмы, недалеко от Тобольска. В конце XIX столетия кладоискатели срыли это городище до основания, но ничего не нашли.
Практика скупки могильного золота полицейскими и гражданскими чиновниками сохранялась в Сибири до середины прошлого столетия. И сами власть предержащие не гнушались брать в руки лопату. Например, в 1853 году судебный заседатель Туринского округа лично вскрыл старинный курган с серебряными вещами.
На всякое дело нужен талант, а уж кладоискателям — особенно. Одним бугровщикам сокровища сами шли в руки, другим же — и таких было большинство — приходилось помногу лет бродить от кургана к кургану, а в итоге вся их добыча не превышала стоимости сношенных ими в поисках кладов сапог. Сохранился рассказ одного бугровщика, в середине прошлого века искавшего сокровища в степных курганах к югу от Омска, который весьма достоверно повествует о повседневности сибирских искателей сокровищ:
«Спервоначала, как только прошла весна, я раскапывал мары (могильные курганы). В них, по сказкам, можно было найти и деньги, и разные дорогие вещи, примерно серебряные чашки, миски, тарелки, кольца, серьги и прочее такое. Эти клады не опасны, около них нет чертовщины, а если при которых и есть, то самая малость, одной воскресной молитвы достаточно, чтобы оборониться. Молод я тогда был, в голове ветер ходил, думал без труда разбогатеть.


Принялся за это дело очень усердно. Изрыл-ископал маров довольно, но ничего путного не нашел. Кроме маров раскапывал и Маринкин Городок, что около Кулагиной крепости. Там отыскал не то печь, не то горн из нежженых кирпичей, да ушат деревянный — весь сгнил, с железными обручами, и обручи-то все ржа съела, ни на какое дело негодны были. Да еще глиняный горшок нашел — этот, проклятый цел, но пустой. Я тут же с досады разбил его.
И под Дуванный Яр подкапывался, что повыше Маринкина Городка. Там нашел не то человечью, не то слоновую кость, твердую, словно камень, — эту в воду забросил. Да вырыл еще один кирпич большущий, не такой, как обыкновенные наши кирпичи: наши длины и узки, а тот совсем отличный, плоский, что в длину, то и в ширину. На кирпиче том была отпечатана рука, то есть истовая ладонь человеческая, со всеми пятью пальцами, да такая большущая, что ужас, вдвое больше верблюжьей лапы! Значит, в старину великан какой-нибудь его делал. Когда кирпич сыр, тогда значит, великан нарочно отпечатовал на нем своей рукой: «знайте-де нас, вот-де какие мы были!» Для редкости кирпич я этот взял, привез домой и показывал соседям, и все дивились огромнеющей руке. После кирпич этот каким-то манером извелся.
Еще за Багырдаем, в мару, нашел лошадиный остов, с седлом и со всей седельной сбруей, да остов человека, старинного рыцаря должно быть, весь был в железном уборе. Только все, что было на рыцаре и что было на лошади, все это истлело, изоржавело. Уцелели кое-какие медные бляшки, да колечки, да шлычка (шлем) на рыцаре не совсем изоржавела, похожа была на воронку. Медные штучки я подобрал, и они по дому извелись, а железную шлычку бросил там же, где и нашел — на кой шут она годна!
Одно слово, изрыл-ископал маров довольно, но ни черта не нашел путного, кроме человечьих костей, да угольев, да глиняных кувшинов, да ржавых копьянок (наконечников стрел), да разной, с позволения сказать, фунды, ни к чему для нашего брата негодной.
Однажды пробовал рыть такое место, где, по приметам, чаял найти деньги ильбо другое что, окроме гостей и угольев — но и там ничего путного не нашел. Это было вот как. Раз шел я из степи домой, лошадь пропащую отыскивал, и, не дошедши форпоста версты полторы, против Пыжкиной Луки, сел отдохнуть на маленький марочек. Сижу и закусываю калач с огурцами. Закусываю, поглядываю и вижу: близехонько от меня роет суслик нору и мордочкой высовывает наружу землю. Я смотрю на суслика, не пугаю его — сижу, не шевелюсь. И суслик нет-нет, да и взглянет на меня, однако не пугается, дело свое делает: то выскочит из норы и задними ножками начнет отгребать землю, то скроется в нору и мордочкой почнет высовывать землю — одно слово, дело свое делает. Забавно было на него смотреть. Главное, видит человека — и не боится.
Долго я любовался на суслика. Напоследок пришло мне в голову покормить его, бесенка. Взял, отщипнул кусочек калача и бросил к норе. Суслик сначала обнюхал кусочек, а потом схватил в зубы и скрылся в нору. Через минуту ильбо две, гляжу - суслик тихонько выкатывает из норы, вместе с землей, серебряную копеечку, за ней другую, третью, четвертую... «Батюш-ки-светы! — думаю, — чудо!» И впрямь чудо было — в самое короткое время суслик накатал из норы целую горсть серебряных копеечек. Вот где, думаю, клад-то! Сам дается! Творя молитву, сгреб я эти копеечки, завязал в платок и пошел домой, как ни в чем не бывало. А суслику, в благодарность за его услугу, оставил на месте полкалача.
Со следующей же ночи принялся раскапывать мар. Сряду три ночи работал, от вечерней до утренней зари. Напоследок дорылся до кирпичного свода. Кирпичный свод был мне в диковину, не один раз я дорывался до сводов. Но что под сводом-то? — вот запятая! Разломал я свод: там выход. Хорошо. Спутился я в выход - это уже было утром на четвертый день — и вижу: на кирпичном полу лежит что-то длинное, словно тридцатипудовая белуга — накрыто кожей, на лодку похожа. Взялся я за кожу, хотел, значит, приподнять, а она тлен-тленом, так и рассыпается, словно зола. Я ну по ней колотить палкой, а сам, на всякий случай, читаю «Да воскреснет Бог, да расточатся врази его!» Кожа вся разлетелась, словно ее и не было. Открылись два человечьих остова, лежат друг к дружке головами. Видал я вас много, думаю, да корысть от вас небольшая! Стал шарить в выходе — ничего нет путного, дребедень одна, что и в прежних марах. Одна только вещица похожа была на стать: красной меди топорик с толстым длинным обухом, похожий на киргизский чекан. Топорик этот я взял и после продал разносчику-коробейнику за семь гривен ассигнациями. А серебряные копеечки, что суслик накатал из норы, променял на корову Кильдибеку, киргизскому дархану (кузнецу), а тот извел их на насечку стремян, нагрудников и прочего. Копеечки были не круглые, а продолговатые, аляповатые, на иных и слова были видны, но не наши, а какие-то мудреные, с закорючками».
На фоне многочисленных богатых находок в кугранах, в среде бугровщиков абсолютно правдоподобными казались предания об «исторических кладах», связанные в первую очередь с периодом покорения Сибири. Автор «Описания сибирского царства» историк Миллер приводит, например, два реальных случая, основанных на исторических источниках, когда Ермак приказал зарыть клады. Первый такой случай имел место весной 1581 года, когда после победы над татарами, одержанной при впадении Туры в Тобол, Ермак «столько получил добычи, что не можно было всего с собою на судах везти, но некоторую часть принужден был закопать в землю». А во время своего последнего похода из Искера вверх по Иртышу, закончившегося гибелью Ермака, русские вступили в сражение с татарским князем Бегишем. Здесь, около Бегишевского озера, Ермак также «получил в добычу множество богатства, которое он до своего возвращения приказал закопать в землю». Возвращение, как известно, не состоялось...
Молва указывала на еще один клад Ермака. На реке Чусовой, на устье речки Ермаковки возвышается известняковая скала высотой 25 саженей. Эта скала называется Ермак-камень, а в глубине ее находится обширная пещера, разделенная на несколько гротов. Предание говорит, что во время своего похода в Сибирь Ермак зимовал в этой пещере и зарыл в ней часть своих сокровищ. Известны еще два «Ермаковых городища» с зарытыми на них богатыми кладами — одно на реке Серебрянке, при впадении в нее ручья Кокуй, а другое на реке Тагил при устье речки Медведки.
Немало преданий о кладах связано с золотом противника Ермака — хана Кучума. Еще историк Миллер в своем «Описании Сибирского царства» (1750) упоминает о поисках «сокровищ Кучума» на месте бывшей столицы Сибири — Искера. По свидетельству Миллера, «окольные российские жители, ищущие закопанных в земле пожитков, везде глубокие ямы покопали... некоторые недаром трудились». На городище Искера долгое время можно было видеть загадочный провал, который, вероятно, в старину был всего-навсего колодцем. Легенды утверждают, что в этом «подземном ходе» укрыта часть сокровищ Кучума. По рассказам местных жителей, этот провал некогда был выложен каменными плитами, но в 1880-х годах крестьяне разобрали их на печи, «да видно, зарок был у татар наложен: все перемерли, которые плиты-то взяли... Не приведи Бог и богатство его (Кучума) искать».
По преданиям, «золото Кучума» скрыто в нескольких старых городищах в окрестностях Тобольска, но самая значительная часть находится в могиле хана, на реке Кучу-Мында. Здесь насыпано три кургана, средний побольше, два боковых — поменьше. В среднем похоронен сам Кучум, а в боковых находятся его сокровища.
 


Еще один «исторический клад» — «золото калмыков» — по преданию, укрыт на реке Калжир. В десяти верстах от ее устья расположено старинное укрепление, обнесенное стеной из необожженного кирпича, а в 20 верстах от него, по направлению к реке Кара-модон, в обрывистой скале в пещере сохраняется «калмыцкая поклажа» — дорогие металлы и камни на большую сумму. Этот клад схоронен в то время, когда калмыки бежали в русские пределы от преследований китайского вассала — джунгарского князя. Место, где находится клад, называется «кайма» - то есть «поклажа».
В марте 1889 года Тобольск взбудоражила неожиданная находка. В архиве полицейского управления, в числе «вещественных доказательств», в разное время изъятых по разным уголовным делам, был обнаружен каменный крест с вырезанной на нем кладовой записью на «клад пугачевского атамана».
На восьмиконечном кресте длиной около 6 вершков (26,5 см) была вырезана с обеих сторон длинная надпись: «Сей крест заветный. Кладена сия поклажа сибирским пугачевским воинам 25 человекам, есаулом Змеюлановым свидетельствована казна и поло¬жена в сундук счетом: империалами сто тысяч, полуимпериалами пятьдесят тысяч, монетами тоже пятьдесят тысяч. Да кто сей крест заветный счастливым рабом найдет, тот и казну нашу возьмет. Нашу казну возьмите, и по себе делите, друг друга не обидьте. Но вместо нашей казны по завету нашему положите в ту яму двух младенцев, то во избавление их положите за каждую голову по двести монетов, но не звон¬кой, а бумажной царской для вечной потехи стражам нашим. А без исправного завета и к казне нашей не приступайте, ибо наши стражи страшны и люты, чего делают, рабам противно. Их не видно, а за свое будут стоять креп¬ко. По вынятии сего заветного креста и завета готового, ищите отговорщика, а отговорщик должен знать, как показано на семи главах сего креста, как сделан завет. Потом завещано, и как нашим сторожам управляться. По зделании завету к вынятию поклажи приступать в шестую полночь, а когда казну нашу вымете, то сей крест... и засыпьте свой завет. Слушаться отговорщика, как сказано выполнит, и казну нашу по¬лучите. Аминь». На семи концах креста («на семи главах») находился и сам «завет» — зашифрованное заклинание, которое должно было помочь специалист-«отговорщику» справиться с видимыми бесами — «сторожами» клада. «Завет» состоял из вырезанных концах креста букв К, Б, ТП, Н, ЦД, О М. Буквы были обрамлены множеством точек, поставленных по обеим сторонам букв, то впереди, то позади их.
Выяснилось, что в свое время, много лет назад, этот крест был найден крестьянами одной из деревень на меже, отделявшей их земли от земель другой деревни. Соседние мужики тоже предъявили свое право на крест с кладовой записью, в результате на меже началась жестокая драка — стенка на стенку, в ход пошли колья... Полиция прекратила побоище, завела дело, а крест конфисковала как «вещественное доказательство».
В среде сибиряков вера в клады основывалась в большинстве случаев на не мифических кладах Степана Разина, питавших воображение великорусских искателей сокровищ, а на вполне реальных, часто — совершенно случайных, но оттого не менее ценных находках.
...28 июня 1893 года крестьянка деревни Терехово Тарского округа Акулина Полынская, спускаясь с горы вблизи деревни, заметила в склоне горы торчавший из земли глиняный черепок. Женщина потянула его, земля посыпалась. Акулина вдруг вытащила вместе с черепком... две серебряные чаши, два серебряных ковша с рельефными изображениями зверей, два слитка серебра и штук двадцать мелких серебряных «бухарских» монет.
Нет, не все сокровища выкопали «бугровщики».
Н.Немомнящий, А.Низовский, газета "Кладоискатель и Золотодобытчик", №7-8, 2002 год.
Что ж, согласимся с авторами статьи, что "не все сокровища выкопали «бугровщики»" и примеримся к срокам катастрофы, накрывшей невероятные территории селевыми массами. Вспомним про слова Лапласа, что "не прошло и двухсот лет, как Сибирь столь многолюдна была.."
 
 
В курганах Калмыкии найден клад
В Кетченеровском районе Калмыкии при раскопке степных курганов археологи обнаружили редкие захоронения, относящееся к раннему бронзовому веку.
Как сообщил \"Интерфаксу\" доктор исторических наук, профессор Калмыцкого государственного университета Петр Кольцов, при раскопках обнаружены погребения катакомбной культуры эпохи бронзового века и ямной культуры (2-3 тысячи лет до н.э.).
Раскопки проводили ученые-археологи вузов Саратова, а также аспиранты и студенты Калмыцкого университета. В частности, археологи обнаружили погребение мастера-оружейника \"в позе всадника\". Останки его были покрыты охрой. Неподалеку нашли целый набор инструментов и наконечников, а также различные заготовки.
\"Уникальность находок заключается в том, что по ним можно проследить весь процесс изготовления первобытных орудий — начиная с первого удара по гальке до готового изделия\", — уверен профессор. По его словам, обследования и раскопки курганных групп вблизи поселков Шатта и Алцынхута будут продолжены.
Ямную культуру датируют примерно 3600-2300 годами до нашей эры. Катакомбная культура относится к более позднему времени — 2000-1500 годам до нашей эры. Эта aрхеологическая культура эпохи энеолита — ранней бронзы в Каспийско-Черноморских степях занимала территорию от Южного Приуралья до Днестра и от Предкавказья до Среднего Поволжья.
Основной признак ямной культуры — погребальные памятники, захоронения под курганами. На раннем этапе ямной культуры распространены захоронения с лежащими на спине и окрашенными охрой скелетами головой на восток. Затем появляются погребения на боку с головой в сторону запада, медные изделия.
 
 
Коп в Калмыкии
(20 декабря 2015)
Выскочили на выходных по утру промчатся по калмыкским степям. Сразу скажу под Ставрополем солнце и тепло. Какаво было наше удивление, по прибытию на место. Холодина ,ветер,но хоть на голову нечего не падало.
Места то какие красивые,нашей радости небыло придела. И вот началось. Оказалось что за ночь землю успело так прихватить что земля привратилась в бетон. К обеду расспогодилось,видно по фото.земля отошла,обошли посёлок под интересным названием Ахнуд, вроде пошли находки да немного но приятно...и тут нежданьчик.
Подьезжает машина к нам и вылазиет из неё как думайте кто...господин товарисч майор при пестике и в форме,первый раз увидел ускоглазова полицейского..
Он нам доходчива обьяснил что мы пугаем местных жителей а он тут участковый и ему тут мы не нужны. На наш вопрос а если мы переедим на соседнюю балку,он отвел,конечно переезжайте там не мой участок.красава.
По находкам,к сажелению фоток мало.пару перстаков один на фото,второй с камнем ваще. Десятка два монет они в мыле откисают из них к стате кто понимает одна двушка 1902года. Одним словом приключения.
Я ещё забыл упоминуть о всадниках на чёрных с какунах с карабинами за спеной выскачивших из темноты эт была жуть.
Калмыки лётают по степяп как угорелые..
Если проезжаете мимо кашары закрывайте окна в машине. Подходят собаки такие что им ненадо вставать на задние лапы чтоб заглянуть в окно.хех.так то.
   


Древний клад
Древний клад, найденный в Калмыкии, передан в музей, об этом сообщает заместитель начальника отдела культуры КалмыкияНьюс.
Как рассказали в Золотом храме Будды, нашёл коллекцию древних священных буддийских символов поисковик-любитель Николай Иванов из п. Шатта.
Николай нашел в 15 километрах от поселка старинные статуэтки, фрагменты скульптур и старинной храмовой утвари и передал всё это в дар музею истории буддизма при Центральном хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни» после проведения соответствующего молебна с участием тибетских и калмыцких буддийских монахов, об этом сообщает представитель Золотой обители Будды в Элисте.
Интересную историческую находку составляют две статуи Будды Шакьямуни, композиция из 3 статуэток Будды и архатов, статуэтки «Львиноголовая дакиня», «Амитаюс», «Ченрези», «Лотосовый трон», «Медведеголовая дакиня», фрагмент ритуального колокольчика и другие древние калмыцкие предметы.
Это уже не первая находка Николая Иванова. В прошлом году кладоискатель Николай нашёл в калмыцкой степи одну статуэтку-ученика Будды. На данный момент перед учёными поставлена задача определить культурно-историческую ценность найденных фигурок.
  
 
МЕНКЕ КОНЕЕВ: БУДДЫ ВЫХОДЯТ ИЗ ЗЕМЛИ
Новости Калмыкии: Считается, что Будда Шакьямуни однажды сошел с небес для своего последнего земного перерождения. И, благодаря этому, мир получил прекрасное учение и древнейшую философию. И дальнейшая история Просветленного подробно описана во многих буддийских скрижалях, и мы не будем на этом останавливаться. Ибо у нас совсем земная история, даже, более того связанная с землей. История о том, как Будды буквально выходят из земли. Таковое случилось совсем недавно, недалеко от поселка Шатта Кетченеровского района.
Житель Шатты, Николай Иванов, весной этого года в 15 километрах от поселка обнаружил целый клад: статуэтки будд, и их хорошо сохранившиеся фрагменты… Свои находки Николай Алексеевич передал в музей истории буддизма при Центральном хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни».
Коллекция представляет собой две статуи Будды Шакьямуни, три статуэтки Будд и архатов, статуэтки «Львиноголовая дакиня» и «Медведеголовая дакиня», «Амитаюс», «Ченрези», «Лотосовый трон» и другие предметы.
Эти древние реликвии по достоинству оценили такие авторитеты, как шаджин-лама Тэло тулку ринпоче и Ело ринпоче, которые признали высокую историческую ценность экспонатов и в то же время её благотворное влияние для верующих. И в Шатте не так давно монахи Центрального хурула «Золотая обитель Будды Шакьямуни» провели большой молебен.
Николай Иванов неслучайно нашел буддийские сокровища. Он и ранее находил ценные вещи. Они, как будто бы шли ему в руки. В прошлом году он нашел и выкопал статую, изображавшую ученика Будды.
Монахи считают, что найденные реликвии не могли принадлежать частному лицу. Ибо статуэтки дакинь могли храниться в буддийском храме и их выносили только во время больших молебнов.
История «шаттинской» коллекции буддийских святынь, возможно, будет иметь свое продолжение. По всей видимости, недалеко от селения имелся хурул, и после их разгромов большевиками в 20-е годы прошлого столетия священнослужители прятали предметы культа, закапывая в землю. Во время депортации многие калмыцкие семьи таким образом пытались сохранить свои святыни.
Уроженец Ергеней, Виктор Санджиев, рассказал, что они поставили Ступу там, где жили их предки. Его дядя-гелюнг поведал как-то, что перед депортацией калмыцкого народа где-то в направлении Алцынхуты стоял небольшой хурул. За две недели до выселения калмыцкого народа гелюнг сказал, что уходит из жизни, и, что скоро приключится большая беда — «ик аюл учрх».

Тавк-гелюнг закопал буддийские святыни где-то в урочище Бамбин-ова, где были земли рода асмуд-шонхр. Об этом поведал землякам старик Джигмид.
По таким обрывочным сведениям, конечно, невозможно доказать: какому хурулу принадлежат святыни. Сейчас даже это не совсем важно. Главное, они явились на свет. Это уже хороший знак. И к тому же музей пополнился ценными древними предметами.
Кстати, Николай Иванов, нашедший реликвии, имеет непростую биографию. Он 12 лет проработал электриком, потом случилось ЧП: его ударило током. После этого он оставил работу. Через 12 лет он нашел 12 статуэток Будд.
Сам он является одним из потомков Верховного ламы в калмыцкой степи Гаввы Саперова (1920-1924гг). Не зря бабушки в Шатте говорили «олдх куундэн олддмн» (то есть у него была такая миссия).
После того, как нашел статуэтки, он неделю молчал и никому не рассказывал, был весь погружен в себя. Потом с племянником поехал в город, в Центральный хурул, и рассказал монахам.
Ранее сообщалось, что древний клад, найденный в Калмыкии, передан в музей
У него даже не было сомнения, что найденные реликвии, должны быть переданы в дар музею или хурулу. Только там им место и любоваться статуэтками и молиться на них должны все люди.
Земля калмыцкая хранит много таких тайн. Своего времени еще ждут немало священных и дорогих для нас реликвий. Будды не могут находиться в темноте, они тянутся к свету.
(Менке Конеев, газета «Хальмг Унн», Элиста, Республика Калмыкия).
    


 
Как правильно искать клады в степи
Поиск нужно вести правильно, с учетом всех плюсов и минусов. Прежде всего, начав работу с картами, выясните с помощью Гугл Планета Земля точное расположение вашего объекта. Основные места посещения кладоискателей — это царские и советские исчезнувшие населенные пункты.
Найдя интересное место на старинной карте необходимо выяснить о нем как можно больше информации. Существуют разные сайты с подробной информацией о местах поиска. Так, к примеру, на картах есть немецкие и еврейские земледельческие колонии, которые возникли в 18** годах . Многие из них разрушены, и в Гугл Планета Земля есть четкие распашки (четко видимые участки домов на распаханных полях) в этих местах. Некоторые колонии подвергались нападению и грабежу. Вот в таких местах прежде всего и можно встретить кладоискателей. В наше время существуют так же населенные пункты, расположение которых немного отличается от расположения на картах. Поэтому определенно нужно уделять и этим местам внимание. Об этих населенных пунктах так же много информации на сайтах в интернете. Так же необходимо внимательно сравнивать расположение домов и улиц, так как частенько в существующих населенных пунктах есть места для кладоискателя. Могут отсутствовать целые улицы или большое количество домов посреди села. Искать клады можно и по огородам в старых населенных пунктах. Только не забудьте сначала получить разрешение у хозяина огорода. Такой вид копа тоже очень плодотворный и в огородах находят много интересного. Иногда хозяева огородов  удивлены найденному и требуют вернуть все обратно. Поэтому изначально договоритесь  об условиях копа.
 
Определив четкое место для поиска с металлоискателем, необходимо оценить местность. В Украине погода более склонна для кладоискателя и копать можно почти круглый год. Необходимо разбить предполагаемые места копа для определенного времени года. Балки и не паханые поля оставляете на зиму и раннюю весну, так как степная густая растительность не даст вам отдохнуть, и вы только испортите себе настроение, бродя по таким местам. Практически все населенные пункты расположены в вдоль балок, поэтому очень удобно по карте определить места для копа. Приятные места для кладоискателя — это распаханные поля. Ранней весной или зимой очень удобно ходить с металлоискателем по таким местам. Это просто рай для кладоискателя. В июле месяце убирают озимку, и поля вновь готовы для кладоискателя. Позже скашивают яровые, и вновь — радость кладоискателю. Основную часть посевов составляет подсолнечник, поэтому осень — это тоже приятное время для копа. Поля перепахиваются ежегодно, поэтому посещать одно и то же место необходимо неоднократно. Не ходите с металлоискателем зигзагообразно, а целенаправленно «выбивайте» квадратами и оставляйте метки,  тогда у вас отпадет необходимость топтаться по одному и тому же месту в следующий раз. Искать клады можно везде и всегда. Не забывайте о законодательстве,  и у вас все будет в порядке. Находит тот, кто очень этого хочет.

ЦЕННЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ КАЛМЫКИИ
В течение 1961 —1964 гг. экспедицией научных учреждений Калмыцкой АССР и Саратовского университета раскопано в районе пос. Лола и г. Элисты 116 курганов, в которых обнаружены 332 погребения, подавляющее большинство которых относится к эпохе бронзы. Достаточно указать на то, что из 208 погребений, изученных в 1961 —1963гг., 160 относятся к указанному периоду. Добытые раскопками материалы значительно расширили наши представления о древней культуре Калмыцкой степи.
По своей форме курганы эти довольно однообразны. Они представляют собой круглые земляные насыпи, в большинстве случаев среднего и небольшого размера. Среди них встречаются курганы высотой до 8м., при диаметре от 60 до 120м. Вокруг одного или двух больших курганов располагаются многочисленные курганы небольших размеров, число которых иногда доходит до 150.
К раннему периоду бронзовой культуры Калмыцкой степи, датируемому третьим тысячелетием до н.э., относятся костяки, погребенные в грунтовых могилах прямоугольной формы, ориентированные в основном по линии восток - запад. Большей частью они лежали на спине, ноги согнуты в коленях, поднятых вверх, руки протянуты вдоль туловища. Нередко встречаются костяки, которые лежали в вытянутом положении. Погребенные, как правило, положены на подстилке из травы. Дно могильной ямы и костяки (чаще череп, таз и ступни ног) покрыты красной краской. Для них характерны бедность или полное отсутствие могильного инвентаря. Только в отдельных могилах найдены весьма интересные предметы: в четырех могилах встречены костяные молоточковидные булавки, костяные кольца, нарезанные из трубчатых костей животных.    
 Население Калмыкии этого периода поддерживало тесные экономические и культурные связи с соседними племенами других районов. Погребения, открытые в подкурганных ямах прямоугольной формы, а также два небольших круглодонных глиняных сосуда сходны с памятниками древнеямной культуры, обнаруженными в западной части Южного Урала, на Нижнем Поволжье, в Донских и Приазовских степях вплоть до среднего и нижнего Приднепровья. Молоточковидные костяные булавки и отдельные подкурганные могилы, обложенные кругом каменными кольцами— кромлехами, указывают на тесное общение обитателей Калмыцкой степи с древним населением Северного Кавказа, у которого камень находил широкое применение в погребальных сооружениях.

На смену населению, совершавшему захоронение в простых подкурганных ямах прямоугольной формы, пришло население, для которого характерны погребения в катакомбах — могилах в виде пещерок, вырытых из входной ямы вбок. Племена катакомбной культуры хоронили своих сородичей не только в катакомбах, но и в грунтовых ямах и в насыпях старых, ранее построенных курганов, причем последний тип захоронений был наиболее распространен.

Обряд захоронений однообразен. Погребенные в большинстве случаев лежат скорченно на левом, боку, ориентированы на юг и юго-восток, но в насыпях курганов ориентировка неустойчивая. При костяках обнаружены многочисленные и разнообразные предметы обихода. Памятники катакомбной культуры датируются концом третьего и первой половиной второго тысячелетия до н.э. Возможно, племена этой культуры продолжали жить в этих местах вплоть до прихода скифов. Это предположение основано на том, что до сих пор не обнаружены погребения срубного времени; найденные же в небольшом числе глиняные сосуды срубного типа могли быть результатом общения с племенами других культур. Древние племена Калмыцкой степи пользовались разнообразными орудиями труда и предметами украшений из меди и бронзы: ножами разных форм и размеров, четырехгранными шильями с деревянной ручкой, проколками, проушными топорами, булавками-застежками. Среди этих предметов выделяются бронзовые крюки с полыми втулками для рукояти, снабженные одной или двумя вилками, служившими для вынимания из котла вареного мяса. Интересными предметами из бронзы являются наконечники копий листовидной формы с довольно длинными плоскими черенками для насадки на древко. Очевидно, изделия из бронзы были не местного происхождения, так как никаких следов местного производства их не обнаружено. Правда, в курганах у д. Калиновки Волгоградской области открыты погребения мастеров-литейщиков, в которых найдены формы для отливки топоров и долот, сопла, тигели и значительное количество бронзовых изделий. На этом основании можно думать, что еще в первой половине второго тысячелетия до н.э. в Нижнем Поволжье был собственный очаг металлообработки.

Значительные сдвиги произошли и в других отраслях хозяйства. Население переживало период перехода к полукочевому и кочевому скотоводству. Последнее превращалось в главное его занятие. Об этом свидетельствуют костные остатки жертвенных животных. В погребениях курганов под г. Элистой обнаружены черепа, трубчатые кости, позвонки и другие кости крупного рогатого окота, овец, а также много костяных изделий. На скотоводческое хозяйство указывают также две глиняные модели крытой повозки или двухколесной арбы и модель колеса, сделанные из темно-серой глины. Кроме того, здесь же найдено в 1934-1937гг. шесть деревянных колес.

В 1962-1963 гг. в могиле № 7 кургана № 4 Лолинского могильника обнаружена четырехколесная повозка с арочно-плетеным перекрытием кузова, в котором оказалось парное захоронение — скелеты мужчины и женщины. В катакомбной могиле № 8 того же большого кургана лежали костяки мужчины, женщины и ребенка, над их могилой была поставлена четырехколесная повозка. Такая же повозка найдена в кургане № 4 Архаринского могильника. Летом 1964г. в трех курганах Элистинского могильника исследованы остатки от трех четырехколесных повозок, все части которых состояли только из дерева (ось, перекрытие, чека и т.д.). Каждое колесо состояло из трех досок, соединенных внутренними шипами, вставленными в просверленные отверстия. Следовательно, в Калмыцкой степи для перевозки тяжестей еще в эпоху бронзы начали запрягать быков в повозки. Колесный транспорт был довольно распространенным на юге СССР средством передвижения.
Древние обитатели Калмыкии хорошо знали деревообработку, о чем можно судить по деревянным частям повозок, могильным перекрытиям из тонких досок и жердей. Об этом говорит и находка проушного бронзового топора, которым, несомненно, работали по дереву.
Из костей овец и других животных изготовлялись кольца, костяные трубочки, мочеотводные трубки для детской колыбели. Население использовало камень для своих нужд, на что указывает кольцеобразное сооружение в виде каменной кладки во многих курганах исследованных могильников. Из камыша делались циновки.
  
В Калмыцких и северокавказских степях основной формой хозяйства подвластных хазарам племен было кочевое скотоводство. В течение круглого года огромные стада крупного и мелкого рогатого скота и табуны лошадей находились на подножном корму.

На территории Хазарии был ряд городских центров. В их числе арабские писатели называют в качестве столицы хазар Семендер, по-видимому находившийся в районе современного дагестанского города Буйнакска. Город, согласно описанию авторов X в., утопал в садах и виноградниках. Можно думать, что городское население занималось садоводством и земледелием. У арабских географов упоминаются города Аль-Байда и Беленджер, местонахождение которых до сих пор не установлено.

В первой половине VIII в. при устье р. Волги возник город Итиль, который впоследствии стал столицей Хазарского каганата. По мнению М.И. Артамонова, Итиль находился примерно в 120км. выше Астрахани, приблизительно в районе Енотаевска-Селитряного. Это перемещение политического центра каганата вызывалось, очевидно, как политическими, так и экономическими соображениями, связанными с непрекращавшимися военными столкновениями хазар с арабами и грузинскими царями. К VIII в. Волга превратилась в крупную торговую магистраль. Из южных и восточных стран на север через Хазарию шли изделия ремесленного производства, о чем можно судить по большому количеству восточных монет VIII—X вв., особенно саманидских из Средней Азии, часто находимых в северных районах Восточной Европы целыми кладами. Из Руси и Волжской Болгарии по Волге направлялись на рынки Мерва, Бухары, Азербайджана, Ирана, Багдада, Армении, Византии ценные меха, янтарь, мед, воск, изделия из железа (оружие), рабы и т. д. Центром этой большой международной торговли в устье Волги был г. Итиль. Хазарские правители взимали со всех товаров, проходящих через Итиль, пошлину, составлявшую важнейший источник доходов каганата. Город был укреплен стенами с четырьмя воротами. Население жило в городе только зимой, летом оно выезжало в степь и расселялось мелкими группами. Очевидно, население занималось земледелием, а также рыболовством, игравшим подсобную роль.

В IX в. на левом берегу старого русла р. Дон (вблизи современной станицы Цимлянской) была построена крепость Саркел. Раскопками под руководством М.И. Артамонова доказано, что крепость была построена местным населением под руководством византийских специалистов.

Строительство крепости Саркел было вызвано необходимостью защиты западных и северо-западных границ каганата от кочевых орд угров и печенегов, появившихся в IX в. в Восточной Европе с востока.

В X в. Саркел превратился из крепости в поселение, в котором жители занимались земледелием, скотоводством и ремесленным производством, о чем свидетельствуют найденные при раскопках в Саркеле тяжелый железный плуг, обширные ямы для хранения зерна, различные металлические украшения, кварцевые бусы, костяные гребни, гончарные круги.

Во главе Хазарского каганата стоял каган (хан), который избирался из одной и той же знатной фамилии тюркского происхождения. Управление производилось по родам и племенам. Власть царя была еще слаба. Каганат ослаблялся внутренними племенными и религиозными противоречиями. Часть господствующего класса хазар исповедовала иудейство, другая часть придерживалась ислама. В столице каганата было до 30 мусульманских мечетей, одна — соборная с минаретом. При мечетях существовали школы, в которых изучался коран. Во всех городах и областях жили христиане, имевшие также свои храмы. Сельские жители оставались язычниками.
Во 2-м погребении кургана № 21 Архаринского могильника в могиле мужчины средних лет на невысокой приступке лежали кости коня — череп и ноги. Такие же факты установлены во многих других курганах, в частности на приступке двух курганов Элистинского могильника обнаружены черепа и ноги лошадей. Подобный ритуал прослежен в курганах кочевников VIII—XII вв., исследованных археологической экспедицией Академии наук СССР в зоне Волгоградской гидроэлектростанции. В некоторых захоронениях найдены остатки пищи — кости барана. Население ходило в тканой одежде и в кожаной обуви, на это указывают их остатки, а также пряслица, кольчатые, шарнирные ножницы, шилья. Оно носило кожаные ремни, бронзовые бляшки и пряжки, пользовалось бронзовыми зеркалами. Добывали огонь кресалами, состоявшими из изогнутого железка и кремня.

Воины их были вооружены длинными железными мечами (более метра), луками и стрелами с железными наконечниками, вожди воевали в железных кольчугах. В этом отношении большой интерес представляет погребение воина, изученное в насыпи кургана № 8 из второй группы Лолинского могильника. В могиле находился скелет мужчины и части коня, человек был окован в кольчугу, сплетенную из мелких круглых железных колец диаметром до 10 мм, около него находились кожаный колчан с железными наконечниками стрел ромбического сечения, железный, прямой, плохо сохранившийся однолезвийный меч - сабля, остатки рукояти плети, перекрученной в 8 витков плоской, сужающейся к концу серебряной пластинки длиной 31 см и костяного навершия рукоятки плети с железным стержнем внутри. С правой стороны стоял бронзовый котел, на приступке лежали кости барана. Описанное погребение свидетельствует о далеко зашедшем процессе классового расслоения у кочевников накануне монгольского завоевания.

В отдаленных районах степи, несомненно, преобладало кочевое скотоводческое население. Однако кипчаки, жившие по соседству с земледельческим обществом, были охвачены процессом перехода на оседлый земледельческий труд. По берегам Нижней Волги, где хазары вели земледельческое хозяйство, новые завоеватели постепенно переходили к земледелию. Этот же процесс оседания кочевников имел место и в других районах.

Восточные и византийские источники, а также русские летописи согласно сообщают, что кипчаки овладели старинными волжскими торговыми путями, которые связывали страны Востока с Европой Арабский географ второй половины X в. Ал-Магдиси сообщает о том, что из Камской Болгарии и Руси в Хорезм по Волге шли: соболя, серые белки, горностаи, степные лисицы, куницы, бобры, крашеные зайцы, козы, воск, стрелы, рыбий клей и рыбий зуб (моржовые клыки), бобровая струя, хлеб, соколы, мечи, кольчуги, березовая кора, выделанные конские кожи, рабы, бараны и коровы. Важным торговым центром при устье Волги после разгрома Итиля становится город Саксин. Его местоположение не установлено. Возможно, он находился где-то недалеко от современной Астрахани, на месте старого Итиля. Таким образом, торговый путь из Булгар на Саксин по Волге и по Каспийскому морю целиком находился в руках кипчаков, которые собирали с торговых судов пошлины в пользу половецких ханов. Территория половцев была связана караванной дорогой с Хорезмом.
В эпоху господства кипчаков большое развитие получает торговый путь из Поволжья и русских княжеств через Крым и Трапезунд, а оттуда далее на Хамадан, в Тавриз или в Малую Азию и Константинополь. В Крыму важнейшим торговым портом был Судак, где останавливались все едущие по торговым делам. По этой дороге перевозились не только меха, рыба, но и русские товары — хлеб, лен.
  
Золотая Орда не была однородной в хозяйственном отношение Население Дешт-и-Кипчака, как и монголы-завоеватели, имело своим основным занятием кочевое скотоводство. Европейские путешественники, посетившие Золотую Орду в середине XIII в., отмечали наличие большого количества скота у монголов-кочевников и подвластного им кочевого населения.

О занятии скотоводством свидетельствуют и археологические материалы, добытые в 1961 —1964 гг. В кургане № 14 Архаринского могильника на краю могильной ямы с женским захоронением лежал целый костяк коня с поджатыми под живот ногами, головой на запад, в зубах его были зажаты железные двучленные удила. В кургане № 15 того же могильника в погребении женщины находилась кость овцы — нога, отрубленная у колен. Под курганом № 23 около костяка женщины лежала трубчатая кость овцы. В кургане № 24 в могиле мужчины найдена кость барана — нога. В кургане № 25 в погребении подростка оказалось 180 бараньих альчиков—астрагалов. Такие же находки сделаны и в других могильниках.

По-видимому, основным средством передвижения оставалась верховая лошадь. Об этом можно судить по археологическим находкам. В кургане № 14 Архаринского могильника найдены остатки седла с костяной окантовкой, железные стремена с дужкой в форме арки, удила в зубах коня. Подобные материалы добыты и в курганах Элистинского могильника.

Земледелие в Золотой Орде сохранялось у тех народов, которые занимались им до прихода завоевателей.

По свидетельству Ал-Омари, монгольское завоевание привело к упадку земледелия. Так, территория Булгарского ханства раньше была повсюду возделана, теперь же в ней только остатки этой возделанности.

Среди населения Золотой Орды усиливалось социальное расслоение. Об этом свидетельствует погребение кургана № 14 Архаринского могильника с конем в полном снаряжении. На груди и вокруг шейных позвонков покойницы обнаружены 26 стеклянных бус желтоватого цвета, кожаная сумка, в которой оказались бронзовое зеркало, деревянный гребень, железные ножницы, шило, небольшой мешочек, наполненный порошкообразной белой массой. На ногах ее были остатки высоких кожаных сапог черного цвета со следами отверстий от швов и большие куски одежды, сшитой из плотной ткани темно-зеленоватого цвета, на голове убор «бокка». В той же сумке найдено около 8 граммов ртути.

В кургане № 15 того же Архаринского могильника на черепе покойницы подобраны головной убор «бокка» с берестяной основой, остатки шелковой одежды желтоватого цвета, бронзовое зеркало, железные ножницы, дугообразная бронзовая пластинка, кость овцы, на ногах остатки кожаной обуви. Подобные богатые погребения обнаружены в двух курганах Элистинского могильника.
С другой стороны, надо отметить наличие бедных погребений. Из 10 погребений, изученных в 1962—1963 гг., относящихся к золотоордынскому времени, 7 оказались крайне бедными. В них оказались 2—4 предмета — обломки бронзового зеркала, кости овцы, иногда встречаются обломки железного ножа и кресала.
Города Золотой Орды, особенно ее столицы — Сарай-Бату и Сарай-Берке, представляли собой крупные ремесленные и торговые центры. Ремесленники, происходившие из покоренных монголами народов, свозились в золотоордынские столицы. Поэтому этнический состав столичных ремесленников был чрезвычайно пестр. Некоторый расцвет золотоордынского ремесла не был результатом хозяйственного развития самой Золотой Орды и потому был непрочным.
  
 

____________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Менке Конеев, газета «Хальмг Унн», Элиста, Республика Калмыкия
Информационный портал Калмыкии.
Н.Немомнящий, А.Низовский, газета "Кладоискатель и Золотодобытчик", №7-8, 2002 год.
http://clubklad.ru/blog/article/8649/
сообщество кладоискателей Вконтакте.
 ООПТ РОССИИ — заповедник Черные земли.
http://obzor-novostei.ru/653-v-kurganax-kalmykii-najden-klad.html
Государственный природный биосферный заповедник «Черные земли»
Карты Генштаба L-37 (Г) 1:100000. Кубань и Кавказ.
Маныч-Гудило // Словарь современных географических названий / Рус. геогр. о-во. Моск. центр; Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. Институт географии РАН. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
Географический энциклопедический словарь: географические названия  - / Под ред. А. Ф. Трёшникова. — 2-е изд., доп. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 489. — 210 000 экз. — ISBN 5-85270-057-6.
Попчиковский В.Ю., Кузнецов В.Л. и др. Туристские спортивные маршруты. М.,Профиздат, 1989, 192 с.
Памятники археологии Калмыкии.

 

 

ВложениеРазмер
klady_Kalmykya (1).jpg134.84 КБ
klady_Kalmykya (2).jpg161.94 КБ
klady_Kalmykya (3).jpg109.45 КБ
klady_Kalmykya (4).JPG78.97 КБ
klady_Kalmykya (5).JPG93.08 КБ
klady_Kalmykya (6).JPG158.47 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru