Клады и кладоискательство в Удмуртии

клады Удмуртии

В наше время клады ищут едва ли не везде, где есть хоть малейший шанс их обнаружить. А шансы найти клад неизменно увеличиваются, если на этой территории долгое время жили люди. Конечно, есть вероятность того, что клад обнаружится и в какой-нибудь дикой местности, где человеческих поселений никогда и не было, однако это вопрос чистого везения, слишком уповать на которое не приходится.

Удмуртия никогда не считалась территорией с повышенными шансами на обнаружение множества богатых кладов, и этому есть свои объективные причины. Но и совсем уж бессмысленным словосочетание «клады Удмуртии» тоже не является. 
 

 

Что вообще лежит в земле?

Большая часть кладов утеряна давным-давно, с момент создания Петром I Кунсткамеры и его приказа о том, что «коли кто чего ценного в земле найдет, сдавать государству». С тех времен фактически началось разграбление могильников и других исторических мест. Система была очень простая, и для истории губительная. Крестьяне, на долю которых приходилась большая часть находок, обнаружив клад, сначала пытались найти ему практическое применение - посуда шла в дом, железо - в переплавку. Остальное сдавалось старосте или приказчику.
С 17 века в центральной полосе России и на Урале существовали целые деревни так называемых «бугровщиков». Они зарабатывали тем, что вскрывали и разоряли могильники. Искали исключительно золото, находки измерялись килограммами. Это были «прародители» черных археологов, собравшие самые ценные клады.

Как много кладов?

Удмуртия - периферия цивилизации. В древние и средние века здесь не было княжеской власти или каких-либо богатых племен и народностей, даже Золотая орда остановилась чуть ниже, дойдя до территории соседнего Татарстана. Ценности заносились в Удмуртию с древними караванами - вверх везли сахар, украшения и другие товары из Азии и Европы, вниз - меха. Ценности группировались сначала вокруг небольших городищ, служивших укрытием для караванов, а позже вокруг меняльных контор, постоялых дворов и меховых факторий. Золотых корон и тронов здесь не найти, потому что общее благосостояние местных жителей вплоть до 18 века было крайне низким.
 

Как определять ценность клада?

Основа добычи «черных» археологов - монеты. Этот вид находок наиболее ликвиден и прост для оценки. Все монеты систематизированы и каталогизированы, ценность их указана в специальных изданиях. По ним легко прикинуть, какова ценность клада. Часто важнее, например, не состав - золото или серебро, а редкость монет. Скажем, пробная чеканка монеты достоинством 2 копейки Иоанном Антоновичем в 1740 году, петровский алтын или 15 копеек Александра I. Монета достоинством 1 рубль может стоить на черном рынке до 5-6 тысяч рублей, 1 копейка - около 300-500 рублей.

 

Цифра
Только 30 кладов в Удмуртии были официально сданы нашедшими их государству. Самая ранняя находка датирована 1898 годом, клад носит название «Ижевский», в нем найдено 213 монет времен Ивана Грозного и серебряная подвеска.

  


О кладах в Удмуртии
 
«Клад - мечта детства или дань моде»

Ижевчанин Александр Стерхов - заместитель директора ижевской фирмы по производству мебели. Поисками «сокровищ» заразился 5 лет назад. Сейчас это обязательная программа каждую неделю по четвергам и с пятницы по воскресенье.
- Свой первый клад я нашел на второй же день самых первых поисков, - говорит Александр. - Находка была не маленькая. От радости перехватило дыхание. Монеты продал на 6 тысяч рублей.
В то время кладоискателей было не так много. Но с каждым годом желающих покопаться в земле в поисках сокровищ становится все больше. Сегодня по Удмуртии таких любителей около 500 человек.
 
Олег Рощупкин пришел к поискам кладов из увлечения историей, занимается этим делом уже два года.
- Я не могу похвастаться значимыми находками, - говорит Олег. - Чаще находил по несколько монеток. Знакомые рассказывали, что откапывали набор сельскохозяйственных инструментов - серп там, что-то еще было. Есть и другие, которые находили клады стоимостью более чем в 600 тысяч.
По словам Александра, ему везло больше. Были случаи, когда «поднимал» (на сленге кладоискателей означает - нашел, выкопал), по 500-600 тысяч рублей. В этом сезоне вот нашел 1200 монет - на 350 тысяч рублей. Две недели назад ходили - снова повезло: «подняли» 101 монету, каждая из которых уйдет по 300 руб.
 

Одну находку Александр вспоминает с особыми эмоциями.
- Это была одна из первых монет, которые я нашел. Пятак времен Екатерины II. Он сам по себе большой, красивый. Подумал тогда - я богат. Оказалось, стоит монета 200 рублей.
Найдешь ты клад или нет - во многом зависит от удачи. Но кроме этого, конечно, нечего делать на поле и без специальных инструментов. Прежде всего, необходимо найти карты старых деревень.
- Такие карты можно купить либо через Интернет, либо найти в архивах и библиотеках, - говорит Александр.
Купить карту у знакомых практически невозможно. В этом деле каждый сам за себя. За пределы бригады, которыми обычно и ведутся поиски, не выходит также информация о том, где именно был найден клад.
По словам наших героев, кладоискателей не уважают не только археологи, но и некоторые деревенские жители.
- Есть один-два человека, которые ведут поиски кладов, пренебрегая всеми правилами, - говорит Олег. - Они раскапывают археологические памятники, не зарывают после себя ямы, куда потом может провалиться техника, скотина. Вот из-за таких единиц все думают, что все мы - кладоискатели - такие. На самом деле, мы никогда не разрушаем памятники археологии, не раскапываем кладбища. И поле после себя оставляем чистым и ровным. Да и на частные территории без разрешения хозяина не суемся.
Но были случаи, когда «копарей» даже забирала полиция. Если докажут, что раскопка шла в неположенном месте, правоохранительные органы имеют право выписать штраф за административное правонарушение.
- Сейчас мы обшариваем старые деревни, все кладоискатели работают именно по таким местам, - уверяет Александр. - Находок хватит еще года на два. Потом можно будет приниматься и за дороги, и за леса.
   
  Цифры
Сколько стоит быть кладоискателем
Поездка на два дня с учетом бензина и еды - 2 тысячи рублей.
Стоимость металлоискателя - от 8 до 60 тысяч рублей.
Стоимость лопаты (хорошей, так как обычные штыковые имеют свойство ломаться после пары поездок) - от 2 тысяч рублей.
Стоимость набора карт - около 60 тысяч рублей. 
 
Закон
Привлечь кладоискателей, нарушающих закон, к ответственности нелегко. В Уголовном кодексе РФ содержится единственная статья – 243: уничтожение или повреждение памятников истории, культуры, природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства, а также предметов или документов, имеющих историческую или культурную ценность. Срок - до 2 лет тюрьмы или до 200 000 рублей штрафа. Однако для применения этой статьи необходимо доказать еще и факт того, что найденный клад находится под охраной государства или представляет историческую ценность. Так как Россия до сих пор не ратифицировала конвенцию об охране исторических памятников, несанкционированные раскопки обычно классифицируют как мелкое хулиганство.
 
 
Кладоискательство в Удмуртии
Кладоискательство в Удмуртии набирает обороты. Люди хотят попробовать что-то новое и поэтому берут в руки металлоискатели, пытаясь найти в земле что-то интересное и, может быть, ценное. Для кого-то это лишь безобидное хобби, однако некоторые готовы попасть в самые неприглядные места, отбрасывая в сторону брезгливость и пренебрегая моральными принципами, чтобы заработать.

 
Сезон раскопок подходит к концу, и любители найти что-нибудь ценное в земле подсчитывают свои заработки. Продавец магазина поискового оборудования и заядлый копатель Алексей (имя изменено) говорит, что для него, как и для большинства других, такое занятие всего-навсего хобби, как для кого-то охота или рыбалка, но он знаком с теми, кто умудряется превратить свое увлечение в неплохой дополнительный доход.
«У меня есть знакомые, которые в дополнение к своей основной работе заработали по 100–150 тысяч рублей за лето, — рассказывает он. — Правда, это, как правило, дело случая — может, и повезет, а может, и нет. Далеко не всегда бывает просто, когда придешь на место, что-то найти. Тут все зависит от оборудования да и от самого копателя».

Людям удается делать такую немалую сезонную прибыль на найденных старинных вещах — в основном на монетах. Если удастся связаться с истинным и, главное, состоятельным ценителем старины, можно неплохо нажиться, продав ему за солидную сумму вещицу, которая может показаться для обывателя простой безделушкой.
В порыве жадности, говорит Алексей, многие охотники за ценностями решают пойти по облегченному пути и залезают в самые неприятные места. Например, в канализацию. Кажется, что может быть омерзительнее прогулки с металлоискателем по зловонным трущобам? Оказалось, есть те, кто умудрился продвинуться в этом вопросе и, отбросив в сторону все свои моральные принципы, пойти на еще более неприятную и рискованную авантюру — вскрыть чью-то могилу. В Удмуртии, к счастью, подобных случаев не было, однако в целом по России таких ситуаций предостаточно. Так, в начале сентября в Новочеркасске неизвестные вскрыли несколько цыганских могил, забрав оттуда драгоценности.

                                                   священные рощи удмуртов                                      

Единственное, чем могут «похвастаться» местные «черные» искатели, — осквернение старинных захоронений, представляющих интерес для науки. Конечно, могильники раскапывают также и сами археологи, правда, разница между двумя категориями копателей совершенно кардинальная. В отличие от профессиональных ученых, работающих исключительно в научных целях и соблюдающих все нравственные аспекты таких раскопок, кладоискатели-любители опять-таки пытаются обнаружить в останках усопших что-то ценное, представляющее больший интерес не для музеев, а для ломбардов.
Так, например, в 2015 году полиция искала людей, раскопавших объект культурного наследия — Печешурский могильник в Глазовском районе. Там охотники за сокровищами обнаружили предметы быта, орудия, места захоронения древних удмуртов в соответствующей одежде.
 
Методами и последствиями своей деятельности такие искатели напоминают падальщиков. Найденные артефакты они забирают, чтобы позже выгодно реализовать, а то, что не представляет для них интереса, могут испортить (непреднамеренно, просто по незнанию или небрежности). Сам Алексей утверждает, что таких знакомых не имеет, но знает, что копатели-«падальщики» есть. Как правило, эти люди не обременены особым грузом моральных принципов, так что их вовсе не останавливает нравственный аспект такой деятельности, не говоря уже о возможных проблемах с законом.
Вообще, отмечает молодой человек, закон, разрешающий заниматься раскопками только профессионалам, очень сырой и гибкий, так что найти в нем нужную лазейку в случае необходимости не составит труда.

«Просто мы по закону можем выкапывать все, что младше 100 лет. Так что сложно доказать, что ты правда пытался что-то там найти. У моего знакомого вообще однажды был случай: он шел с металлоискателем, рядом остановилась патрульная машина, полицейский спросил, что он делает, а тот ответил, что ищет разные безделушки. Полицейский сел в машину и уехал, — говорит Алексей. — Люди ведь обычно покупают оборудование для своего удовольствия, для хобби. Что они только не делают! Так, кто-то, например, ищет разные боеприпасы».
К слову, это увлечение крайне опасно. Так, год назад в Удмуртии один подобный авантюрист наткнулся на снаряды времен гражданской войны, на которых чудом не подорвался.
Как правило, не может быть такое увлечение и доходным. Многие покупают оборудование, стоимость которого они попросту не смогут компенсировать своими находками очень долгое время. Например, хороший металлоискатель может стоить более 100 тысяч рублей. Разумеется, можно ограничиться и минимальными затратами: купить самый примитивный металлоискатель за 7 тысяч, батарейки за 100 рублей и лопату за 600 рублей.
 
При желании можно постараться окупить эти затраты, однако в Удмуртии сложно найти что-то действительно ценное, поскольку практически никаких значительных исторических объектов на территории региона нет. Так что кладоискатели часто предпочитают ездить в соседние регионы. Например, нередко доводится копать в Вятских Полянах. Конечно, копатели ездят и по лесам Удмуртии, но в основном ради «спортивного интереса».
Опытом любители покопаться в земле делятся со своими соратниками на специализированных форумах и прочих интернет-ресурсах, а особо активные даже устраивают различные конкурсы. Например, нужно найти какую-то определенную вещь с помощью металлоискателя в определенном месте — что-то наподобие квеста, только интересного лишь для узкого круга лиц. О «черных» копателях на просторах этих сообществ разговаривать не принято — все мои вопросы о таких людях большинство пользователей попросту проигнорировали, а те, кто отвечал, говорили, что с ними незнакомы. Впрочем, это неудивительно, ведь в описании всех подобных сообществ сразу говорится, что их участники занимаются «только кладоискательством, а не „черной“ археологией».
 
 
Т. И. Останина «Лесагуртский клад IX в. в бассейне Чепцы»
  В Национальном музее Удмуртской Республики имени Кузебая Герда хранятся 177 предметов клада IX века, обнаруженного около д. Лесагурт Дебесского района Удмуртии в 1961 году. Клад нашли учащиеся Дебесской средней школы Н. Лекомцев, П. Трапезников и Н. Серебренников во время сенокоса. Находки были сданы в Удмуртский республиканский краеведческий (ныне — Национальный) музей. Каталог археологической коллекции составлен старшим научным сотрудником музея, профессором Таисией Ивановной Останиной.
 

                                             Чудь уходит под землю (Н. Рерих)                                          Загадочная Бум-гора
Кладов немного - но люди за них гибнут

Как невесело шутят многие кладоискатели, причины того, что Удмуртия не усыпана кладами, содержащими множество ценных предметов, лежат на поверхности. Дело в том, что территория Удмуртии была историей обделена. С одной стороны, на территории Европейской части России существовала древняя городская цивилизация, люди здесь жили, торговали, откладывали ценности на «чёрный день» и прятали - их кладам как минимум тысячу лет, а то и больше. С другой стороны, территория Сибири имеет множество древних захоронений, как древних индоевропейских, так и более современных, относящихся к эпохе разнообразных средневековых государственных образований, от Золотой орды до Сибирского ханства. Правда, подавляющее большинство этих захоронений было разграблено в XVII - начале XIX века, в том числе и при прямом попустительстве государства - Пётр I, например, стимулировал раскопки сибирских курганов из «научных интересов».

А вот Удмуртия была лишена древних мощных очагов цивилизации, от которых могли бы остаться многочисленные клады. В основном ценности в этих краях оказывались транзитом, так как данные земли являются участком своеобразной транспортной артерии из Европы в Азию. Кроме того, не стоит забывать и об исконных обитателях Удмуртии, представителях финно-угорских народностей, у которых также были свои ценности, пусть и не в таком большом объёме. Так что кладоискательство присутствует и в Удмуртии, и люди даже гибнут вследствие своего стремления обнаружить клад. Например, в 2011 году на границе Удмуртии и Татарстана в результате самовольных раскопок погиб кладоискатель: в результате обвала грунта его завалило в раскопе, глубина которого составляла шесть метров.


 
Ложки, монеты, золото, серебро, медь…

Однако клады в Удмуртии всё же находят, причём как достаточно древние, так и практически современные. Вот краткие сведения о некоторых из них:

в научной среде наиболее известен так называемый Кузебаевский клад - это собрание ювелирных украшений большой материальной и художественно-исторической ценности, который был обнаружен в 2004 году на юге Удмуртии. При этом для учёных этот клад особенно интересен и важен тем, что это была своего рода «заначка» профессионального ювелира: в ней, помимо готовых ювелирных изделий содержалось и сырьё для новых украшений, и специфические инструменты и приспособления, и личные вещи мастера, жившего предположительно в VII столетии. Этот клад дал богатую информацию для воссоздания истории региона и Средней Азии в целом того времени;
так называемый Лесагуртский клад, найденный в 1961 году школьниками на берегу реки Ирымки вблизи деревни Лесагурт. Данный клад включал в себя как монеты, так и предметы. Что касается монет, то это были 139 серебряных монет восточных государств Раннего Средневековья. Самая древняя из монет клада это драхма, отчеканенная при Сасанидском царе Хормизде I в 590 году. Самая младшая из найденных монет это аббасидский дирхем, выпущенный в среднеазиатском городе Мерв в 842 году;
в 1988 году при капитальном ремонте одного из дореволюционных домов Ижевска рабочими были обнаружены два деревянных ящика, наполненные тщательно упакованными в коробки, газеты и обёрточную бумаги золотые и серебряные предметы: ложки, ножи, подстаканники, карманные часы, броши, перстни, монеты и другие. В ходе исторического исследования обстоятельств нахождения клада выяснилось, что, скорее всего, найденные предметы принадлежали состоятельному ижевскому купеческому семейству Афанасьевых, которому принадлежал магазин по торговле конской сбруей и упряжью. В 1918 году купеческое семейство покинуло город вместе с так называемой Ижевско-Воткинской дивизией, сформировавшейся в ходе антисоветского Ижевско-Воткинского восстания. Восстание потерпело поражение, к городу приближалась Красная Армия, поэтому, видимо, купец Афанасьев решил припрятать ценности до лучших времён и своего возвращения, однако эти лучшие времена для него так и не наступили и клад оставался в тайнике вплоть до своего обнаружения через 70 лет.
    
  
Клады Святогорской волости – Удмуртия
Кто с детства не мечтал найти клад? Желательно такой, как у капитана Флинта – в большом сундуке, окованном железом, а там – драгоценные камни, украшения! Но можно и попроще – в глиняном кувшине или чугунном горшке. А что? Ведь наши предки были богаче нас, это советская власть сделала всех одинаково бедными. Да, прежде люди жили – не чета нам. Помните рассказы ваших бабушек? Только не тех, которые в юности были комсомолками - постарше, кто еще царя-батюшку видели, и непременно на сон вещавщих внукам: «Вот тогда мы жили богато!»
 
Подсказка в книге
- Дед перед смертью говорил – клад он зарыл возле деревни! Как начали коллективизацию, все семейные накопления в горшок сложил и закопал в заветном месте. Золото там! – вполголоса горячо шептал мне Лазарь Кузьмич, наш фотокор, человек увлеченный и романтичный. – Я и поляну эту знаю, но большая она, не могу же ее всю перекопать! Миноискатель нужен! Нет ли у тебя знакомого с такой техникой?
Слушая его длинный рассказ, я только отмахивался – мы же не дети искать клады. Да и приборов таких даже в военкоматах нет, к тому же золото миноискатели не берут, им только простая железяка по силам.
Но через много лет появился в наших краях человек с современным металлоискателем. Жаль, Кузьмич к тому времени уже умер, не уточнив, где же, на какой полянке лежит клад его дедушки. Пока другие старожилы вспоминали адреса известных сокровищ, мы с товарищем, назовем его Владимиром, отправились по более известным адресам. Иногда их даже искать долго не надо – достаточно освежить в памяти известные работы по краеведению, например, книгу Михаила Атаманова «Топонимика Удмуртии». 
На одной из ее страниц рассказывается история древнего городища на севере Удмуртии. Где-то в 50-х годах его осмотрели археологи, но, видимо, оценили как не очень перспективное. Сколько-то лет городище не трогали, но затем местный совхоз распахал территорию, чтоб не пустовала. Найти это место оказалось очень просто – все историки здешней школы о нем знают, с сожалением рассказывая, как перестала существовать эта достопримечательность.
И вот мы стоим возле древнего городища неподалеку от деревни Удмуртский Караул. Да, великолепное место выбрали для него древние люди – самая высокая точка на местности, во все стороны открывается изумительная панорама лесов, полей, близких и далеких деревень. 
- Посмотрите, отсюда одновременно видна телевышка возле Балезино, вышка сотовой связи в Красногорском, а по ночам светится такая же в Юкаменском, - сказал нам местный житель Геннадий, подошедший к дороге в ожидании попутного траспорта.
Действительно, вот она, черная игла далекой телевышки. А ведь до нее по прямой километров пятнадцать, если не больше! Даже если в древности лес тут был погуще и повыше, отлично можно было подавать сигналы, например, дымом костров. Впрочем, только ли удмурты здесь жили?
- Вот тут на бугре когда-то было кладбище, мы его называем татарским, - сообщил Геннадий. – Когда строили дорогу, в грунте находили кости, разные черепки.
Вряд ли это место выбрали для себя татары, достаточно редкие в нашей местности, зато бесермяне тут живут до сих пор. Не случайно названия некоторых местных деревень созвучны с тюркскими словами. 
Впрочем, кладбище сейчас совершенно незаметно на местности, поскольку по нему проложили дорогу. Тут же рядом для строительства трассы сделали неглубокий карьер, так что лишь в памяти людей остались древние захоронения. А еще народ рассказывает – из-за того, что дорога прошла по могилам, здесь регулярно происходят автомобильные аварии. О последней напоминает небольшой монумент: на перекрестке с хорошей видимостью столкнулись две машины, погиб человек. 
Наш специалист Владимир со своими приборами обходит местность, проводя еще и биолокацию. «Местность обжитая, на месте городища ощущается положительная энергетика, на кладбище – отрицательная», - говорит он. Однако обнаружить какие-то следы древних эпох здесь не удается. Металла под землей немало, но это остатки различной техники, целые листы железа, мелкие гайки и болтики, когда-то отвалившиеся от тракторов, комбайнов. 
 

Загадочная Бум-гора
Заповедный луг
Попутно осматриваем неподалеку еще одно место, указанное в книге Атаманова. Это луг, на который до революции собирались удмурты всего Глазовского уезда! Здесь они приносили жертвоприношения, молились, держали совет. Тоже красивое местечко – луг, леса, небольшая речка, окруженная кустарником. В советские годы тут проводились уже совхозные и районные праздники, перед ними школьники даже чистили территорию от мусора. Но теперь местным жителям не до праздников – дела у бывшего совхоза «Качкашурский» идут неважно. На заповедном лугу пасется скотина, по речке бродят рыбаки. 
О том, что здесь в прошлом происходили такие грандиозные «форумы», знают только школьные историки, открывавшие книгу Атаманова. Но даже они спорят между собой, на каком берегу речки находилась куала – место молений. А ведь древние удмурты не случайно выбрали для своих встреч именно этот на первый взгляд обычный луг. Видимо, все-таки он отличался особой энергетикой или тут в незапамятные времена было место, чем-то притягивавшее язычников. Их же потомки почему-то довольно быстро забыли свои заповедные места. Я сам, прочитав книгу Атаманова, года три подряд уговаривал активистов «Удмурт-кенеша» сделать выезд сюда. Увы, то транспорта нет, то времени на поездку. Лет через десять никто и не вспомнит, где находится этот заповедный луг, фактически памятник истории и культуры.
Иногда задумываешься – сколько шуму по национальному вопросу, особенно в Ижевске, особенно тогда, когда надо делить власть. А то, что требует простого и бескорыстного внимания, - ветшает, забывается, теряется. Вот так и потеряется эта достопримечательность. 
 
Жеребенок возле леса
Исчерпав подсказки в научных книгах, мы обратились к местным жителям с вопросом – ну, где тут у вас есть клады, древности? 
- Ой, наша деревня всегда бедной была, какие тут клады? – отвечали многие. – Вообще-то есть где-то у нас в огороде бабушкин клад. Но что я соседям скажу, если они увидят, как у нас что-то приборами ищут?
- Помню, в детстве целую горсть патронов выкопал на месте боев гражданской войны! Хотите, покажу? – сказал мой знакомый.
При дальнейших расспросах выяснилось, что место хоть и недалекое, но дорога туда запущенная, местами непроезжая. Между прочим, в разговорах о не столь далекой истории оказалось, что в дореволюционное время дороги проходили частенько совсем не там, где мы их видим сейчас. И многие заметные раньше деревни измельчали, а то и вообще исчезли с карты. Поэтому позарастали стежки-дорожки. О прежних населенных пунктах в лучшем случае напоминают старые могучие тополя. Кроме того, какой интерес сейчас представляют места гражданской войны? На севере Удмуртии в большинстве случаев она была скоротечной. Искать ржавые винтовки и следы окопов там, где когда-то сошлись в бою белые и красные, увы, не столь впечатляющее занятие. Оставим его юным следопытам. Если они еще не побывали на местах боев тогда, когда было в большой чести патриотическое воспитание молодежи.
Но все-таки старые населенные пункты, созданные еще в 19-м веке, обладают большой историей и обязательно хоть какой-то местной легендой, связанной с кладами и другими древними находками. Едем в такое вот старое село Кокман, отпраздновавшее недавно 160-летие, о чем гласит транспарант на въезде. Начиналось оно с купеческой «дачи». Тогда это слово подразумевало не шесть соток с деревянным домиком, а солидный массив леса, отданный (отсюда и слово «дача») в аренду на много лет. Постепенно на купеческом участке появился и стеклозавод, затем его сменила винокурня, пользовавшаяся большой известностью во всем уезде. Сюда обозами возили зерно для переработки в спиртное, его же в свою очередь доставляли по всей округе, в том числе в далекие от Удмуртии губернии. Дорога сюда шла дремучими лесами, а в них, как известно, в старину водились разбойники – чаще всего местные жители, не устоявшие перед искушением пограбить проезжих, в том числе купцов, ехавших на свои «дачи».
- Вон тут раньше стояла деревня Селифоновцы, известная своими разбойниками. Награбленное они прятали где-то неподалеку, в лесу. Рассказывают, что свой клад они тут и оставили. Люди здесь грибы собирают и видели – выбегал из лесу жеребенок, словно звал за собой. А жеребенок – верный признак клада, который кому-то просится в руки, - повествует по дороге наш провожатый.
Правда, где искать в этом бесконечном лесу клад – неясно. Замечательный пейзаж с могучими соснами, однако они, скорее всего, выросли уже при советской власти. И лес тут вырубали, и пашню распахивали. Словом, местность не раз меняла свой облик, даже расположение той разбойничьей деревни не угадывается.
Едем дальше, приглядываясь к старым тополям - верному признаку, что тут когда-то стояли деревни. А клады частенько прятали именно под тополями, поскольку это дерево живет долго, на дрова или на строительство не очень пригодно.
Последний поворот дороги – и мы возле села Кокман. В селе стояла добротная кирпичная церковь, построенная на деньги купцов и заводчиков. Колокол этой церкви был слышен на очень большом расстоянии. После революции церковь закрыли, колокол сбросили, здание постепенно растащили по кирпичикам. Их еще в наше время местные люди использовали на фундаменты своих домов. Сравнительно недавно к селу строили дорогу, при этом спрямили бульдозерами холм возле бывшей церкви. Сразу открылись взгляду остатки фундамента церкви, сложенного из пластов известкового камня (хотя залежей такого камня в округе нет – значит, возили издалека). И еще нашли могилу священника, судя по облачению лежавшего в ней человека. На облачении обнаружилась золотая пуговица.
  
О, сколько там открытий чудных…
Обходим с металлоискателем место, где была церковь. Прибор показывает нахождение в земле множества кусочков металла. Копаем в одном, другом месте – и быстро находим остатки кованых предметов: куски решеток, дверные петли. Наконец, попадается что-то более внушительное, чугунное, размером с ладонь. Скорее всего, это и есть кусок главного церковного колокола. Судя по закруглению, диаметр у него был не меньше метра – вот и слышался он далеко. Некоторое сомнение у нас возникло по поводу, были ли тогда чугунные колокола? Сейчас, например, такие отлили для новых храмов Ижевска, они заметно дешевле бронзовых, хотя и не такие звонкие. После небольшой дискуссии приходим к выводу – в провинциальном селе колокол, скорее всего, вполне мог быть чугунным. Тут же неподалеку обнаружилась россыпь гильз от «трехлинейки».
- Да, в гражданскую, говорят, здесь проходили белые, даже потеряли в болоте сундук с деньгами, - уверяют местные жители, заметившие наши поиски. – А вон там по огородам постоянно находят старые монеты.
Металлоискатель они предлагают использовать для поиска рельсов от узкоколеек – их здесь по округе было много, во время ремонта металл бросали в лесу, засыпали песком. В перестроечные годы лес возить вагонами перестали, рельсы вот уже лет пятнадцать используют на стойки заборов, сараев вместо быстро гниющей древесины. «В прошлом году были тут двое с самодельным металлоискателем, аккумулятор в сумке за собой носили, а у вас более интересный прибор», - оценили местные люди качество нашего оборудования. Мы быстро обнаружили им в подарок метровой длины рельс и запасной трак для гусеничного ДТ-54.
Ради интереса прошлись по лугу, где прежде стоял дом священника с многочисленными хозяйственными постройками. Увы, обнаружили только остатки фундаментов – кучу кирпичей, более крупных, чем применяются сейчас. Словом, с наскока клады не найдешь, на поиски надо тратить часы и дни, просматривать большую территорию, а для начала собирать все местные легенды.
- Знаю, в нашей деревне дед перед коллективизацией зарыл свои сбережения. Бабушка мне показывала сосну, под которой лежит горшок с деньгами, в том числе золотыми монетами, - убеждала нас знакомая учительница.
Правда, затем выяснилось, что в этой далекой и на сегодня исчезнувшей деревне она последний раз была в далеком детстве. Для верности туда надо свозить ее тетю, которая уж точно знает заветное место.
Услышав наш рассказ о поиске кладов, знакомый краевед сказал:
- В Шарканском районе все леса в ямах. Народ там, возле купеческого Сарапула, до революции жил хорошо. Как пришли к власти большевики – все шарканцы свои сбережения по лесам запрятали. Потом кто-то ходил и эти клады искал – нередко сами хозяева, а чаще всякие настырные люди, знавшие, что в лесу можно найти не только грибы…
  
Вятские – мужики хватские
Чем дальше шли наши путешествия, тем больше мы получали сообщений о зарытых когда-то кладах и спрятанных драгоценностях. И это в скромном сельском вечно бедном районе! Но не думай о предках свысока – они при капитализме умели ценить копейку и жили далеко не впроголодь, как нам говорили в советских школах. Анализ сообщений показывал, что наибольшее число кладов может оказаться в отдаленных и нередко не существующих деревнях на границе с Кировской областью. Раньше там жили вятские мужики, мастера всяческих ремесел. Земля в этих лесных краях богатых урожаев не давала, но люди нашли источник хороших доходов в развитии разных промыслов: что-то мастерили из древесины, были отличными кузнецами, плотниками, объединялись в артели, уезжали на заработки, занимались извозом. Кроме того, вятский народ умел торговать, зимой мужики обозами ездили в дальние города за товарами. Старожилы приводят массу примеров такой предприимчивости, которую в людях уничтожила потом советская власть с ее раскулачиванием, колхозами и уравниловкой. 
- Эх, самый большой клад тут лежит на одной маленькой речке! – убеждал меня один опытный человек. – Когда всех в колхозы начали загонять, бабушка фамильное серебро и золото в железный ларец сложила и спустила в воду в приметном местечке. Но где это место – еще надо поискать! – уже с меньшим энтузиазмом продолжал знакомый.
- Говорят, тут болото есть, где потонула тройка с возом, нагруженным деньгами?
- Слышал и эту легенду, но болот у нас много. В которое лезть?
- Да тут в большом селе, когда котельную строили, много монет нашли, разбросанных по огороду. Давайте туда съездим!
- Основатель нашей деревни, рассказывают, грабежом занимался. И большой клад спрятал неподалеку от села, возле родника. И тополя там до сих пор стоят, и родник приметный! – убеждал меня другой старожил.
- Знаю, знаю место, где мой дедушка свои деньги зарыл! В чугунке они, сверху парафином залиты для надежности! – убеждал еще один человек.
Но из дальнейшей беседы оказывается, что место это или где-то в далеких краях, или человек там в последний раз был опять же в босоногом детстве. Словом, для поисков надо создавать чуть ли не экспедицию.
- В нашей прохоровской стороне немало кладов можно поискать, - рассказывает другой человек. – Как-то мой знакомый нашел в своем огороде золотую монету: то ли рубль, то ли пятак. Пошел с ним пешком в Балезино, а вернулся уже на велосипеде! Столько ему денег за одну монетку дали! Он потом весь огород перелопатил, но ничего не нашел. Другие ребята уже послевоенные годы нашли чугунок с деньгами. Увы, они оказались первых лет советской власти, продать их выгодно не удалось…
А нашего кладоискателя, кстати, один из красногорцев свозил туда, где должен был лежать семейный клад. Даже известно, в чем – в сундуке, окованном железными полосками. Помните, в таких в старину невесты свое приданное копили? Так вот, приехали они на заветное место, а там старая ямка, на дне которой ржавые кусочки от обивки сундука. Кто-то уже унес клад, причем лет десять назад! Прозевал хозяин свои ценности! 
Таким образом, в наших руках пока пусто. Хотя отрицательный результат – это тоже результат. По крайней мере, собрали букет легенд о местных кладах. Еще одно усилие – и хоть один мы найдем!
  
Клад серебряных монет
По сообщению ИТАР-ТАСС в Удмуртии (в Глазовском районе) разведочная экспедиция во время проведения плановых работ нашла клад из серебряных старинных монет.

Андрей Кириллов (замдиректора по научной работе удмуртского музея-заповедника «Иднакар») сообщил, что клад состоит из 47-ми единиц, среди которых куфические дирхемы в целом виде, отчеканенные в VII-XI столетиях в странах Арабского Халифата, и монетки-«резаны» (разрезанные на половинки и четверти), которые сломаны для удобства совершения расчетов. Удмурты использовали серебряные монеты не по прямому назначению, а применяли их в качестве украшений. Но как отметил Кириллов, наличие таких монет в зарытом кладе говорит о том, что он принадлежал ранее купцу либо путешественнику, которые использовали серебряные монеты для расчетов.

По словам замдиректора музея, на данный клад участники экспедиции наткнулись случайно. Это место является ценным, поскольку теперь сотрудники музея предполагают, что именно здесь мог проходить караванный путь, совпадающий по рельефу с современными тропами и дорожками. Кириллов уточнил, что теперь такие догадки можно легче подтвердить. Он рассказал также, что клад с таким количеством монет нашли впервые, а ранее ученым приходилось обнаруживать лишь отдельные экземпляры.

По мнению ученых, серебряные монеты вполне мог спрятать человек перед надвигающейся на него опасностью. Кириллов предположил, что возможны две версии: купец мог зарыть монеты перед поселением в страхе, что его обкрадут, либо при преследовании его в пути. Клад был закопан не очень глубоко – всего лишь на 30 сантиметров от поверхности земли. Экспертами было отмечено, что такого количества монет в те времена хватило бы на приобретение боевого коня, а в наше время – на шикарную иномарку.
Ученые пока собираются проверить металл на чистоту серебра и перевести арабскую вязь на чеканке. Только затем монеты выставят на всеобщее обозрение в музей «Иднакар» (минимум через 6 месяцев). Замдиректора музея добавил, что планируется издать каталог.

Именно в Глазовском районе Удмуртии (на горе Солдырь) расположено средневековое городище Иднакар, принадлежащее финно-угорских племенам (IX-XIII столетий). О нем известно с конца XIX столетия. Музей «Иднакар» в Удмуртии был создан в июле 1997 года.
  
Драгоценные находки в Удмуртии
Сокровища Троицкого кладбища

На Троицком кладбище хоронили всех - бедных и богатых, православных, католиков и старообрядцев. Старейшая и самая почетная часть кладбища - так называемая «алтарная» - находилась прямо возле Троицкого собора, который был возведен в 1814 году.

Что находили?
 
Драгоценный перстень

- Когда моя тетушка была совсем молодой, ее вместе с другими отправили убирать могилы возле Троицкой церкви под строительство, - вспоминает Галина Бажутина, завсектором Центральной муниципальной библиотеки им. Некрасова. - Она помнит могилу какого-то воеводы, в которой нашла драгоценный перстень. Говорила, что остальные тоже находили много разного добра - украшения, монеты. Куда потом все это делось, оставили они это себе или отдали государству, я не знаю. Где сейчас тетушкин перстень, тоже неизвестно.
 
Посуда и обувь XVIII века

- Находили мы и предметы быта - флаконы из-под масла, которым смазывали механизмы, бутылки из-под спиртного, стаканчики, стопочки, тарелки, монеты; начиная с конца XVIII века - иконки, мониста и головные украшения, - рассказывает археолог, историк, старший научный сотрудник Института истории и культуры народов Приуралья Станислав Перевощиков. - Кое-где сохранились даже лапти, остатки кожаной обуви. В могиле какого-то солдата нашли лоскуты шинели с номером на погонах, благодаря которому мы установили, в каком полку он служил. Нашли женщину, которую кто-то убил, выстрелив ей в спину волчьей картечью. Мужчину-иностранца, которого Дерябин мог пригласить сюда работать на заводе: это был либо француз, либо бельгиец, потому что в его могиле лежало католическое распятие, изготовленное в начале XIX века. Кстати, эти раскопки доказали, что в Ижевске жили не одни только русские, но и удмурты, хотя долгое время считалось, что это не так.
 
Посуда из золота на улице Красной

Если подниматься по улице Красной от Советской в сторону мотозавода, слева можно увидеть заросший травой и кустами пустырь. Когда-то на этом месте стояли особняки зажиточных ижевцев, одним из которых был купец по фамилии Афанасьев.
 
В 1988 году в его доме были найдены настоящие сокровища - золотая и серебряная посуда, украшения, монеты. Сейчас самый известный клад Ижевска хранится в фондах Национального музея им. Кузебая Герда.

Нашли его случайно - поначалу на старый ящик не обратили внимания.

- В доме шел капитальный ремонт, рабочие вскрыли пол, и под небольшим слоем земли нашли деревянный ящик, - рассказывает Александра Юрьевна. - Поначалу на него вообще не обратили внимания. Зато позже, когда все-таки открыли, обнаружили внутри золотые и серебряные монеты. Они были аккуратно разложены по коробочкам, завернуты в нотную бумагу, тряпки и газеты. Неподалеку нашли еще и железную тушильню - емкость, куда складывали угли из самовара. Когда ее вытащили, она развалилась на части, и оттуда тоже посыпались драгоценности.
Вторую часть клада отыскали через 2 недели. Это был еще один деревянный ящик, опутанный ржавой проволокой. Внутри были спрятаны золотые и серебряные монеты.
 
 
1896 год

Мастеровой, работая у себя в огороде на берегу пруда, обнаружил клад, впоследствии названный Ижевским. Это были 213 серебряных монет и серебряная подвеска, спрятанные еще во времена Ивана Грозного, в XVI веке.
 
1957 год

На Вшивой горке, неподалеку от места впадения речки Подборенки в Иж, там, где сейчас стоит здание Дома творчества юных, ижевские мальчишки нашли несколько античных монет.
 
1961 год

Двое школьников нашли шкатулку с монетами на лугу возле деревни Лесагурт в Дебесском районе. По данным историка Сергея Жилина, в ней было 23 медные и 139 серебряных монет, отчеканенных в VI-IX веках, а также две серебряные гривны. Сейчас они хранятся в Москве, в Государственном историческом музее.
 
1972 год

В деревне Шудья неподалеку от Ижевска было найдено 5700 медных монет общим весом в 102 килограмма, спрятанных в XIX веке.
 
2009 год

На набережной, возле здания Индустриального техникума, рабочий-бульдозерист наткнулся на медный бочонок (по другим данным - сундучок) с несколькими сотнями серебряных царских монет.
  


Кладоискатель из Удмуртии погиб ради поиска золота Емельяна Пугачева
Трое мужчин вели раскопки на границе Удмуртии и Татарстана.
17 сентября около 22 часов на телефон единой службы спасения поступил сигнал – под деревней Зуево Агрызского района Татарстана землей завалило мужчину. Им оказался сарапульский 47-летний кладоискатель. По рассказам коллег по увлечению, частный предприниматель недавно купил металлоискатель и в последнее время буквально «заболел» поисками кладов.
- Мы несколько раз вместе выезжали в экспедиции, - рассказывает руководитель группы исследователей Валерий Котов. – Погибшего очень интересовало золото.
По одной из версий, трое мужчин отправились под деревню Зуево искать осколки метеорита, якобы когда-то здесь упавшего. По другой версии – они искали золото, которое по легенде во второй половине 18 века здесь спрятал Емельян Пугачев.
- Это были «черные копальщики», - сообщает подробности руководитель Елабужского межрайонного СО СУ Следственного комитета РФ по Республике Татарстан Константин Ачаев. - У них не было никакого специального оборудования – только лопаты и ведра.
 
Мужчины вырыли в земле воронку глубиной 6 метров, диаметром в 10-12 метров. На дне ямы один мужчина наполнял ведра землей, его помощники поднимали их наверх. Но во время работ произошел обвал земли.

- Когда сотрудники МЧС прибыли на место, они уже сами частично откопали третьего, - сообщают в следственном комитете. - 47-летний житель Сарапула погиб.

Доставать тело погибшего спасатели начали в воскресенье утром. Во время работ они обнаружили – кладоискатели выкопали примерно 3 метра грунта и смогли их укрепить. Остальные 2,5 метра они копали без укрепления.
По факту гибели археолога-любителя сейчас проходит доследственная проверка, следователи допрашивают выживших копателей, работают на месте ЧП.
 
КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
«Метеоритов там нет, а клад может быть»
- Я давно собираю информацию об аномальных зонах Удмуртии и соседних регионов. Знаю много мест, где, по легендам, падали метеориты, - рассказывает руководитель группы исследователей «Сфера-Х» из Сарапула Валерий Котов. - Никогда не слышал, чтобы под деревней Зуево когда-то падал метеорит. Скорее всего, копатели искали выход из пещеры под Зуевыми ключами, который давно завалило. По легенде, в этой пещере прятался отряд Пугачева. И не исключено, что в заваленных ходах есть что-то ценное.
 
   

Клад на дне
Несомненно, самым загадочным остаётся Ижевский пруд. Про него сложено немало легенд. Одна из них - про Чёртову яму. Это самое глубокое место Ижевского пруда, больше 15 м. Находится эта яма в районе пос. Воложка. Сколько людей там утонуло - не сосчитать. Но вот загадка, тел не смогли найти ни разу. А рыбаки клянутся, что несколько раз там видели то ли ящера, сестру лохнесского чудовища, то ли гигантскую щуку.

Вторая история - о бронзовом двуглавом орле. При строительстве заводской башни на вершину был установлен двуглавый орёл, отлитый из бронзы. Своими лапами он попирал французских орлов, вражеские знамёна и пушки. Выглядело это очень красиво. По вечерам во время праздников его освещали иллюминацией.
Во времена большевиков орла то сбрасывали с башни, то поднимали вновь. Но когда в 1919 г. в Удмуртию нагрянули красные, было решено его убрать. Провели торжественный митинг. Сбросили «царский герб» с башни. Посадили его на деревянный плот и скинули в самое глубокое место в Ижевском пруду.
Но прошло время, и пошли слухи, что царского орла надо поднять. Уже несколько десятков лет энтузиасты пребывают в поисках бронзового клада, но так ничего и не нашли. Даже иностранцы предлагали очистить Ижевский пруд, но при условии: всё, что там найдут, оставят себе. Ижевские власти отказались от столь заманчивого предложения, может, и вправду, есть что хранить.

 

 

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Статья Александра Бабицкого
Статья Анатолия Гончарова
Фото Юрия Смирнова
http://udmkrai.unatlib.ru/
http://izhlife.ru/
Использована информация из книги «Этнокультурные и экономические связи населения бассейна р. Чепцы в эпоху средневековья». А.Г. Иванова.
http://www.chuchotezvous.ru/civilizations/793.html
http://www.izh.kp.ru/daily/25755.5/2741549/

ВложениеРазмер
13260022 (1).jpg75.01 КБ
13260022 (2).jpg62.33 КБ
13260022 (4).jpg113.7 КБ
13260022 (5).jpg225.35 КБ
13260022.jpg136.95 КБ

Комментарии

аватар: Гость

находка монет

мой двоюродный брат Валерий - по материнской линии, живет у пос. Ува, так вот при ремонте старого дома они с другом нашли горшочек со старыми медными и серебряными монетами, всё царской чеканки, наверно 19-го века, ценность не большая, поэтому сдали в милицию, дело было ещё при советах, сколько то им выплатили денег, но немного.

Нынче наверно этот клад бы стоил дороже.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru