Клады Ивановской области

Как утверждают искатели, ивановская земля богата на клады с золотыми и серебряными монетами, припрятанными нашими предками то ли на черный день, то ли до лучших времен. Но документальной информации о таких кладах в регионе до последнего времени почти не было. Искатели ориентируются на остатки и сохранившиеся фундаменты старых зданий, памятники архитектуры, а также на немногочисленные легенды о сокровищах монастыря при легендарном Святом озере и усадьбы графа Татищева. 
Разыскать специалиста по кладам в Иваново было непросто. Единственный специалист в Ивановской области, который знает всё о кладах Ивановской области, — Надежда Тимошина, главный хранитель Ивановского музея промышленности и искусства имени Д.Г. Бурылина. 
 

  АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

  СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО ИВАНОВСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!

Она вот уже порядка 20 лет своей научной деятельности посвятила нумизматике, а пять последних лет занимается научным кладоискательством. Правда, жители обеих российских столиц всё же могут полюбоваться россыпью драгоценных монет из Ивановского края. Два клада, найденные в Ивановской области, хранятся в московском Государственном историческом музее и в Эрмитаже. Золотая монета, найденная в Ивановской области Владельцы свои сбережения прятали в глиняные кувшины, металлические коробки, любовно завязывали в ткань. Далеко не каждый хозяин припрятанной горсти монет известен историкам и краеведам, но, как утверждают нумизматы Ивановской области, двух одинаковых кладов не бывает. 


Надежда Тимошина признается — цена сокровищ, которые ей удавалось рассматривать и держать в руках, ее не интересовала никогда. Монеты - довольно распространенная находка в Ивановской области 
По словам самих кладоискателей, Ивановская область для поиска «сокровищ предков» — место благодатное, стоит лишь углубиться в историю своей малой родины. А вот прислушиваться к расхожим легендам, по их мнению, — занятие бесполезное. 21-летний черный копатель Алексей Крапин составляет свою собственную карту кладов, также исходя из знаний истории родного края. 
Даже чтобы найти маленький клад, а это пара монеток, нужно поинтересоваться историей того района, где собираешься проводить поиски. Документы, архивные справки сейчас очень труднодоступны, но по ним хоть как-то можно восстановить картину прошлых лет. Отправной пункт любых поисков — это всегда развалины, фундаменты, сохранившееся здания. Там, обычно, кроме церковного крестика и бытовухи, ничего не найдешь. 
Да и представьте, станет ли выселяемый прятать свои драгоценности в свой же дом, чтобы они потом еще легче достались властям! В таком случае сад, прилегающий к фундаменту, а вернее, то, что от него осталось, намного интереснее развалин. Историки в один голос твердят — искателями движет только желание легкой наживы. 
В частную коллекцию, к примеру, около 600 пятачков времен Екатерины II уйдут за 300 тыс. рублей и больше. Зачастую одержимые наживой искатели в поисках припрятанного способны даже изуродовать первозданный вид памятника архитектуры. Так, в поселке Старая Вичуга позади исторического памятника архитектуры усадьбы графа Татищева располагался искусственный пруд идеально ровной круглой формы с островком посередине. Местные жители прозвали пруд с островком — «шишкой». 
По преданию, как-то летом бурмистры графа Татищева подняли с мест население близлежащих деревень, призывая на работу всех без исключения — от малых детей до кормящих матерей и стариков. Работа была срочная — вырыть огромный пруд с насыпным островом к приезду в имение Александра I. 
Все согнанные люди все эти дни ночевали возле пруда в шалашах или даже просто под деревьями. Трудились крепостные от зари до зари. Землю для островка носили по винтовой дорожке в мешках и даже фартуках женщины всех возрастов, включая беременных. Пруд этот до сих пор сохранился, но в летнюю жару вода в нем высыхает. Местные жители поговаривают, какой-то начальник еще в советские времена решил отыскать клад на дне озера. Предлог был выбран невинный — очистка и благоустройство водоема. Да вот только крестьяне во времена графа Татищева вымостили дно булыжниками. При поисках графских сокровищ днище пруда было пробито, и теперь воду в пруду ничто не держит.

КЛАД У ОЗЕРА СВЯТОГО
В Южском районе Ивановской области есть озеро Святое, на берегу которого стоит Святоозёрский Иверский женский монастырь.
С этим местом связано много легенд, одна из которых о том, как в годы становления Советской власти (приблизительно в 1918-1920 гг.) монахи этой пустыни затопили в озере клад с церковными драгоценностями. В 1980-ые годы на этом озере проводились поиски этого клада: водолазы обрыскали всё озеро, но ничего не нашли (может, просто плохо или не там искали). После этой экспедиции в народе поползли слухи, что озеро якобы имеет двойное дно, то есть под толстым слоем ила находится… что-то вроде чистейшей воды, по одним слухам, а по другим — кладбище дохлой рыбы. Кстати, об этих мероприятиях писали в Комсомольской правде тех годов. Если кто-то видел эту статью и может её найти, пожалуйста, сообщите автору этого сообщения.
 
  

Клад серебра в мелочи
Вся история началась несколько лет назад. Не было у меня мд…но монеты периодически находил глазами в разных местах. Вот и это картофельное поле меня привлекало особенно после весенней вспашки…под определенным углом солнца, если присесть и присмотреться, очень много всяких мелких вещей можно найти, естественно и монеты.
Одной весной мне попался елизаветинский гривенник…приятная находка без мд)) Но даже он не сподвиг покупать МД… 
Так и валялся в тумбочке вместе с другими медными монетами.
Когда обзавелся Теркой, я прошелся по этому полю но огромная трава, непонимание прибора результатов не дало. Было еще несколько безрезультатных попыток. я потом понял что направление моего движения с прибором руководствовалось, больше удобством (малое количество травы и тд), а искать нужно было по другим параметрам. И если учесть, что поле было соток 20, я ничего не находил.
Уверенности что там что то есть, не было, просто тянуло как магнитом. В один прекрасный вечер был зацеплен рубль
Елизаветы. Да еще ивановского портрета (для меня тогда это просто была серебряная большая монетка). Это был шок! А если учесть что он был найден с краю поля в десятках метров, от найденного позже ядра, то это просто везуха. Больше монет этим вечером не было.
Уже потом, борясь с травой по пояс, катая бревна и т.д., неожиданно я наткнулся прямо на ядро. На разной глубине, но рядом, вылезали различные номиналы Елизавета, Анна Иоанновна, Катя. Сначала рыл ямками откидывая землю, но вылезали все новые сигналы рядом с наваленной землей, поэтому решил ее оттаскивать на край поля. Кстати, это ошибка, уверен что в той земле которую навалил было много пропусков, особенно гривенников. 
Слабо они иногда звучат. В принципе, после первого вечера на ядре мне показалось что всего там монет 30. Нашел 20 с чем то не помню. Закончились явные сигналы, теперь понимаю, как я приятно ошибался. Монет было в 4,5 раз больше. Все сигналы были глубже прямого доступа мд. Однажды приехал Олег с Экпом, и сверху насобирал несколько серебряшек. Эксп рулит и профессионализм Олега. Но основное было глубже. Удивительно было подымать рубли, которые начинали звучать только после того, как на штык снял землю. Приходилось расширяться в стороны, что и делал в свободное от поездок время. Монеты разбросаны были в нескольких десятков метров друг от друга.
В чем был клад? Предполагаю что в глиняном горшке. Осколков в ядре было очень много, но утверждать не буду.

Дома стояли до Петра, т.к. чешуя и медь петровская присутствовала. Распахали это место до подъема клада лет пять не более. Как люди умудрились сажать картоху, и не замечать монеты не понимаю, хотя не удивлюсь, если они до меня подняли ведро. Но поле тем не менее бросили.  Может ведро у них до сих пор стоит дома  
Почему думаю что находили? Просто некоторые монеты лежали на поверхности. Глазами, например нашел рубль. Значит и они могли переворачивая лопатой землю. Почему бросили? Загадка.
На месте ядра предполагаю располагался угол дома, кирпича достаточно. Как монеты так глубоко ушли при распашке? Не понимаю. Особенности почвы?
Поле не перепахивал. Думаю, что остатки клада еще там. Монет поднял больше 120. Не могу точно сказать, я и описать решил из-за того, что случайно снес часть инфы с компа, подумал что все теряется. А тема может быть кому-то интересна будет.
PS: 
Будем дальше собирать в этом году:) если получиться распахать. Место обнаружения граница Ярославской и Ивановской областей. Период монет Анна Иоанновна-Елизавета-Петр 3-Екатерина. Номиналы: рубль, полтинник, полуполтинник, 20 копеек, гривенник, 5 копеек (все в серебре). Сопутка от Петра (чешуя) и до советов, металопластика и т.д.
Глубина вплоть до 40 см, мусора много, смена катух на терре не помогла, вычищал место не один сезон, уже без удовольствия так как можно копаться несколько часов и ничего, а потом поднять какой нибудь неожиданно гривенник, удивило отсутствие 15-ти копеечников…
 
ЛЕГЕНДЫ И КЛАДЫ СЕЛА ЛУЧКИНО
Есть на территории Ивановской области старинные сёла, история которых уходит в глубину веков.

Лучкино издавна относилось к Алексинской вотчине Стародубского княжества. В конце XV века, после опалы князей Ряпловских-Стародубских, эта вотчина перешла к великому князю Ивану III. В начале XVI столетия (до 1503 года) Иван III передал село Лучкино, Алексино, Василевское (Шапкино) князьям Мезецким в обмен на город Мезец (ныне город Мещовск Калужской области), важную в то время пограничную крепость.

В 1538-1539 годах по разделу между князьями Мезецкими Лучкино досталось князю Семёну Михайловичу Мезецкому, а от него перешло дочерям Федосье и Марии. Княжна Федосья Семёновна вышла замуж за князя Петра Борисовича Пожарского, а княжна Мария Семёновна – за князя Василия Ивановича Коврова.

В 1572 году, уже овдовев, княгини Пожарская и Коврова передали село Лучкино с деревнями суздальскому Спасо-Евфимьеву монастырю. Во владении этой обители Лучкино оставалось до 1764 года. Лучкино вошло в Алексинскую экономическую волость, которая в 1778 году была включена в состав новообразованного Ковровского уезда. До 1929 года входило в Ковровский уезд, а после того оказалось в Ивановской области, в Южском районе.

Когда-то про это село рассказывали много легенд, часто там находили старые гробницы, остатки драгоценных материй, монеты, оружие. Ходили слухи о спрятанных в Лучкине кладах и сокрытых подземных ходах.

Жительницы села Лучкино рассказали, что в молодости с подругами, прослышав о подземных ходах, решили спуститься в семейный склеп Муравьёвых. На окраине кладбища нашли спускающиеся в глубь земли ступеньки и начали спускаться. Девушки обнаружили три дубовых гроба, стоящих на столбиках. В одном из них было захоронено тело известной на всю округу целительницы Муравьёвой Александры Дмитриевны. Чем дальше шли девушки, тем труднее становилось дышать. Дальнейшее продвижение становилось опасным, и девушки повернули назад. В настоящее время вход завален.

В 1804-1812 годах на средства прихожан был построен храм в честь Михаила Архангела с приделом во имя Святителя и Чудотворца Николая. Прежде вблизи церкви с северной стороны стояла шатровая колокольня (разобрана), а весь комплекс, включая кладбище с каменной часовней (также к северу от храма), был обнесен оградой (не сохр.).

Старинное кладбище при церкви издавна давало местным жителям повод к рассказу разных былей и небылиц с ним связанных. Само кладбище прежде называлось \»Княжое\», т.е. княжеское. В середине XIX века там обнаружили плиту. По сохранившейся надписи можно было установить, что это надгробие князя Мезецкого, бывшего владельца села.

Обнаружить эту плиту нам не удалось, но мы нашли памятник церковного старосты Василия Поликарповича Шанина, крестьянина села Лучкино (в 1890-е годы). За крупные пожертвования на украшения лучкинского храма В.П.Шанин удостоился благословений Святейшего Синода.

В 1858 году в Лучкине было 96 дворов и 574 жителя. Среди жителей села был широко распространен офенский промысел. Побудительной причиной этого была крайняя бедность, отсутствие свободной земли, высокая плотность населения. Как и в других селах от семейств стали отделять своих лишних работников и посылать их в соседние хлебородные места мелочным крестьянским товаром. Такая торговля с каждым годом возрастала более и более — так что в 1780 году уже составились большие артели, образовались торговые компании при общем паевом капитале.

Многие крестьяне из Лучкина со временем записались в купечество. Напоминание о том можно найти и сегодня: недалеко от церкви находится несколько старых надгробий. Например, на гранитном памятнике надпись: «Под сим камнем погребено тело супруги Житомирского купца Ивана Ивановича Муравьева Матрены Павловны, скончавшейся 1845 года сентября 6 дня, жития ея было 25 лет». На другом памятнике: \»Под сим камнем погребено тело ковровского купца Ивана Емельяновича Муравьева, скончавшегося 1845 года февраля 19 дня, житие его было 60 лет\».
 

Аномальные зоны Ивановской области
ПЛАТИНОВАЯ МОНЕТА
История:
Монета найдена на деревне пропавшей до 1850 года.
Деревня не пахалась много лет, просто поле, глубина приблизительно 10 см.
В тот день на данной деревне была найдена эта единственная монета, но и она нам принесла огромную радость, ведь когда доставали из ямки думали серебрянная монета. Фотографировали телефоном, фотоапарат не берем чисто принципиально.
 
ЛЕГЕНДЫ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Подземные ходы, клады, привидения, оказывается, все это есть и в нашем современном торговом Иванове. Про подземный ход Бурылина ходит немало слухов и легенд. Давайте и мы попутешествуем по нему, а нашим экскурсоводом будет заведующая музеем ивановского ситца Галина Карева.

Вперед, под землю!

- Из Музея ивановского ситца ведут три подземных хода, — рассказывает Галина Алевтиновна. – До настоящего времени хорошо сохранился один проход, соединяющий здание Музея ивановского ситца и здание музея имени Дмитрия Бурылина. Построил этот ход Дмитрий Бурылин в 1915 году. Ход вел от дома Дмитрия Геннадьевича (сейчас здание Музея ситца) к зданию, которое Бурылин построил специально под музей на Александровской улице (сейчас проспект Ленина). Кстати, к идее прорыть подземный ход, городские власти отнеслись весьма неоднозначно. С Дмитрия Бурылина: если ход будет угрожать безопасности жителей города, то его необходимо будет засыпать за собственный счет…

Вход под землю удивляет всякого приближающегося к нему. Ожидаешь увидеть мрачные стены с плесенью и сочащейся водой, темноту. А вместо этого… Красивые витые колонны, выложенная плитка и – современная система отопления. Вниз ведут ступени. Восемь ступенек – и небольшая площадка. На одной из последних ступеней протяжка медной или латунной проволокой: «Музей Д. Г. Б.». Стены отделаны темно-красной и оранжевой плиткой с рисунками изображающими древних египтян и вишенки.

- Это подлинная египетская плитка, — комментирует Галина Карева. — В 1912 году Дмитрий Бурылин путешествовал по Египту и привез оттуда плитку, мумию, саркофаг и древние коптские ткани. Что же касается плитки с изображением вишенок — скорее всего, она была произведена в России в конце позапрошлого — начале прошлого века…

Далее — интересные барельефы. На них изображены обнаженные мужчина и женщина. Кавалер, чуть склонясь, целует даме руку.

- Сведений об этих барельефах на данный момент не обнаружено, — говорит Галина Алевтиновна. — Большая степень вероятности, что они являются подлинными, древними. Для точного определения этого необходима экспертиза. Но изображение на барельефе интересно и само по себе. Оно очень необычно по динамике, по пластике: у мужчины статичная поза, женщина же динамична, посмотрите как она изогнулась, стоит в вполоборота. Многие трактуют это изображение как отношение господин — вассал между полами…

Заканчивается первая площадка красивой кованой решеткой, непосредственно отделяющей подземный ход. Как пояснила Галина Алевтиновна, эта решетка сделана уже в наше время.

Туннель с кладами и привидениями

Дальше — вновь каскад ступеней. Пять ступенек — небольшая площадка. Четыре ступеньки — площадка. Три ступеньки и — подземный ход. Длина его около 40 метров. Вверху – сводчатый потолок. Высота – три метра. Через определенные промежутки вверху можно увидеть круглые проемы, ведущие на улицу, закрытые решетками и старинными железными люками. Пол выложен цветной плиткой, создающей посредине туннеля своеобразную дорожку. Рисунок «дорожки» выполнен в стиле модерн с меандрами (греческим орнаментом) по краям.

В подземном ходе очень хорошая акустика. Шаги гулко раздаются в другом конце коридора. Постоянно слышны какие-то шорохи, «потусторонние» гулы, скрипы… Как пояснила Галина Алевтиновна, эти необычные звуки создают глинобитные трубы внутри стен — вентиляция, а также огромные пустоты, которые в большом количестве наличествуют в стенах подземного перехода. Их два вида. Небольшие квадраты на высоте около полутора метров, закрытые ажурными решетками, — это вентиляция. Их длина около 70 сантиметров. Сантиметрах в двадцати от пола есть огромные прямоугольные входы размером 40 на 70 сантиметров. Причем, они были заложены плиткой еще при строительстве подземного перехода.

- Для чего были сделаны нижние пустоты — пока неизвестно, — рассказывает Галина Карева. – Мы нашли их, простукивая стены. На данный момент обнаружены и вскрыты четыре подобные пустоты.

Наличие этих пустот и породило многочисленные легенды о кладе, который, якобы, спрятал здесь Дмитрий Бурылин, ходящие среди ивановцев.

- Насчет клада золотых монет и ценных вещей это навряд ли, — улыбается Галина Карева. – Свою коллекцию Дмитрий Геннадьевич завещал городу, когда ни музея, ни подземного хода еще и в помине не было. Хотя… может быть и найдут здесь клад, к примеру из масонской атрибутики. Известно, что у Бурылина была целая коллекция вещей, связанных с масонством (мастерки, ковры с зашифрованными девизами, грамоты… так как он, возможно, был причастен к деятельности одной из масонских лож). Сейчас ее большей частью владеет Эрмитаж. Куда подевалась другая часть – пока остается загадкой…

Ну и какой же подземный ход без привидений. В бурылинском они также есть. Ночные сторожа рассказывают, что иногда из подземного хода слышатся чьи-то шаги, шорохи.

- Согласно одной из многочисленных легенд, в коллекции Бурылина было три мумии: одну он привез из Египта (сейчас она в Ивановском художественном музее), другую купил у коллекционера Дурова, а третья, возможно, была мумифицированной в колоде с медом славянкой. Она стала часто сниться Дмитрию Геннадьевичу, поэтому он решил предать ее земле и захоронил в этом подземном переходе, — полушутя-полусерьезно рассказывает директор музея Галина Карева.

Многие сотрудницы музея слышали стук каблучков по зданию. («Однажды я тоже попалась на этот стук, — делится Галина Алевтиновна. — Сижу в кабинете, вдруг слышу, кто-то идет, вышла встречать, но — никого нет. Только наша кошка Зося бежит по лестнице, вытаращив глаза, шерсть дыбом, хвост трубой».)

Наиболее впечатлительные сотрудницы даже видели в подземом переходе женщину в старинном голубом платье. По местной легенде – это бродит неприкаянный дух женщины из семьи Бурылиных.

- Это и неудивительно, — сокрушается Галина Карева. — Ведь то, что с останками семьи сделали – страшно сказать. Раньше фамильный склеп Бурылиных располагался на месте завода РИАТ. Когда завод начали строить, бывший директор музея Агриппина Александровна Додонова стала добиваться перезахоронения останков. Но удалось перезахоронить на кладбище в Балино только самого Дмитрия Геннадьевича. Его дед – Диодор Андреевич, отец – Геннадий Диодорович, жена, мать, остались неупокоенные под фундаментом здания и асфальтом. Отсутствие исторической памяти у общества – это очень страшно…

Аномальные зоны Ивановской области

Загадки продолжаются

Подземный ход привел нас прямо к зданию Музея имени Д. Г. Бурылина. Здесь стены также выложены интересной плиткой – изразцовой русской с изображением природы и бояр — князей, и непонятного происхождения с изображением гербов и надписями на латинском языке. Разгадывание ее тайн ждет своих исследователей. Рядом с выходом из тоннеля есть маленькая комнатка с множеством закутков. Открыв дверь одного из них, можно увидеть помещение высотой метра три и площадью около полутора метров. Сотрудники музея рассказывают, что в числе проектов Бурылина было строительство лифта. Может быть, каморка и подготавливалась как раз для этого?

Каково может быть практическое использование подземного хода?

- О том, чтобы установить здесь экспозиции, мечтали многие поколения музейщиков, — комментирует Галина Алевтиновна. — К примеру, выставить маски. У Бурылина была большая (более двух десятков) коллекция посмертных масок литераторов. Но, прежде чем водить сюда экскурсии посетителей, необходимы исследования перехода на предмет безопасности. Все-таки ему более 90 лет. Трасса, которая проходит вверху, очень оживленная. Так что подземный ход – один из будущих этапов развития музея…

Но загадки подземных ходов на этом не заканчиваются. Под зданием Музея ивановского ситца есть еще два подземных хода. По времени создания они – более ранние. Их, возможно, строил дед Диодор Бурылин в 1848 году вместе со зданием. Поэтому, когда в 1903 году Дмитрий Бурылин стал расширять дом, они оказались внутри.

Один из них ведет в сторону ЗАГСа, другой – в противоположную. Куда выходят – непонятно, так как посередине замурованы. Последний раз их исследовали в 1998 году перед работами по укреплению фундамента здания. Руководила исследовательской группой преподаватель строительной академии Валентина Ивановна Селиванова.
 
КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Вышел я на это поле случайно, так как карты того района у меня нет. Поле было покошено. Сигналы пошли сразу, алюминий, ложки поварешки, всякий остальной бытовой мусор, много пробок и ржавого железа. Битый кирпич, черная земля, ну точно деревня.
Сперва были находки, потерянные монетки разных периодов, от совка до царей.
ПОТОМ БАБАХНУЛО В УШАХ, ну Вы то знаете, как Катин пятак бабахает. Рассказывать не буду. И так еще бабахало три раза.
Четыре пятака…, на небольшом разбросе друг от друга, БЛИН!!! ЭТО ЖЕ КЛАД!
Я стал чесать это место и взад и вперед, и вдоль и поперек, но ТИШИНА…
ОДНИ ЛОЖКИ ПОВАРЕЖКИ… ну и медь потеряхи. 
Пятаков нема.
И так, наверное, выездов пять. Не отпускало меня то место, гонял туда, чуть ли ни каждый день, ничего.
И вот одним прекрасным августовским, хотя и дымным утром, (торфяники кругом горели), я вновь отправился на это поле.
Скажу честно, ехать мне туда уже было, вроде как и в лом, но тянуло все равно.
И встретился мне на дороге «ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ», мужик коров пас. Думаю, а спрошу я у него может он мне, что подскажет, деревеньку какую, тем более я в этом районе и не знаю особенно ничего, мечусь на обум. Разговорились мы с ним, о мопеде моем, о житье бытье на селе, в конце концов задал я ему самый главнейший вопрос:
- А скажи мне «ДОБРЫЙ ПАСТЫРЬ», нет ли у вас здесь поблизости деревеньки распаханной?
- Так езжай «ПУТНИК» в деревню «№?????» вон за ту горку, ее как раз вчера и распахали. Отвечает он мне.
- Как же распахали, если я вчера от туда, нераспаханная она. Отвечаю я.
- Вечером распахали, езжай, езжай, доброй дороги тебе «ПУТНИК».
-Спасибо тебе «ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ»
Я ПОНЯЛ, ЭТО СУДЬБА….
Отправился на поле. Действительно распахано. Нашел по ориентирам место где четыре пятака подобрал. Только МД от грунта отстроил —     БАБАХ!!!!
И понеслось… 
Аппарат на землю положу, чтоб пятак откопать, а он на пятак гудит.
И начал я копать…
Сверху вроде все собрал, и общую картину распашки сложил в своей голове, начал бить шурфы.
День близился к завершению, еще и до дому добираться. А с поля уходить ой как не хотелось. Паранойя «ЗОЛОТОЙ ЛИХОРАДКИ» включилась на полную мощность, мысли в голове: «А ВДРУГ КТО ПОДГЛЯДЕЛ И ОТКОПАЕТ ОСТАЛЬНОЕ?», «А вдруг кто завтра вперед меня приедет?».
Не отпускало меня поле, мучила меня паранойя. Заразился я «Золотой лихорадкой». Переборол я себя. Замаскировал место, как смог. Закопал ямку.
Я плохо спал ночью. Я закрывал глаза и видел зеленые пятаки. Я с нетерпением дожидался рассвета. Я бы отправился раньше, чтобы начать копать с восходом Солнца, зачем я вообще уезжал, думал я. Как назло лампочка на фаре перегорела, а где же ночью купить ее, лампочка не самогонка, ее трудно купить ночью, даже невозможно. Это я воспроизвожу мысли больного «Золотой лихорадкой».
Но вот и утро, следующего дня.
И первая дюжина пятаков на лопате.
Что я делал в шурфе, как это было? Точно не вспомнить.
Стенка шурфа, в самом низу. Звук в наушниках. Прекрасный звук. С ним может только сравниться «Smoke on the Water» DEEP PURPLE. Я вроде, тоже что то запел.
Внедряюсь туда лопатой, выбрасываю грунт. Вместе с грунтом летит кусок зеленой колбасы и разваливается у меня на глазах на девять пятаков.
Вот он центр! Вот оно ядро! Вот он сам КЛАД!!!
Монетки в мешочек я уже не собирал. Я их сваливал в боковые карманы штанов, трясущимися руками, я распихивал их по карманам, и мой хохот громыхал над полем, распугивая живность.
О какое это сладкое чувство, когда штаны сползают с тебя от тяжести монет. О какое же это чувство…
Потом я еще пару раз возвращался на это поле. Подбирал растащенные пятаки, их становилось все меньше и меньше. Попадались другие интересные находки и монетки.
Но клада пока больше не попадалось.
Съездил в Церковь, поставил свечку за здоровье «ДОБРОГО ПАСТЫРЯ» Александра. Заехал по пути домой в село где он живет, встретил его самого, дал ему денежек, чтоб он за мое здоровье винца выпил. Он мне еще две деревеньки показал, правда, ходить там пока никак, травища, оставим их до весны.
 
Да, чуть не забыл. Самый прикол.
«Золотая лихорадка» имеет в своем арсенале, еще и манию преследования.
А было так, в первый день копания, уже когда засобирался домой и мысли, что кто ни будь докопает клад без меня донимали меня, вспомнил я о «ДОБРОМ ПАСТЫРЕ», а ведь и не знаю, не ведаю, как звать то его, за чье здоровье свечку то в церкви поставить, без его подсказки я мог бы и в сторону свернуть.
Только я об этом подумал, смотрю, чешет через поле, по направлению ко мне, мужичек, пригляделся, а это он Пастух и ружьишко у него на плече подергивается. Ах вот думаю, выследил, сейчас под угрозой расправы из огнестрельного оружия грабить меня начнет, а может и грозить не будет, грохнет без разговору, обберет остывающее тело мое, положит на глаза два пятака, и уйдет весьма счастливый и довольный содеянным. Все Серый, вспоминай реквием, подуди себе напоследок, думаю я об этом, а сам лопату поудобнее перехватываю, если поближе подойдет, может и есть у меня шанс. Кого на поминки позвать перебираю в голове, другие мрачные мысли, наковырял я монет, а жена и детишки не порадуются вместе со мной, другие детишки радоваться станут. И вот такая хрень у меня в башке бродит.
Подошел ко мне Пастух, ружьишко на плече поддернул, спрашивает:
- Ну, нашел чего?
- Нашел, отвечаю
- Покажи хоть чего.
- Да вот, достал я из кармана пятаков, штук 5 – 7.
- Нука, нука покажи. Присаживается он, и ружьишко на землю кладет, ВОТ ТУТ ТОЛЬКО МЕНЯ И ОТПУСТИЛО, и я лопату в землю воткнул, руку разжал.
Поговорили, спросил я его, как звать, сказал, что Сашкой, а здесь он охотиться.
 
  Река Теза
ОХОТНИКИ ЗА КЛАДАМИ
Выходные они проводят с металлоискателем и лопатой наперевес. В поисках зарытых в земле древностей готовы забрести туда, где не ступала нога человека. Говорят, что сокровища им нужны не ради наживы: найти старинную монету, пуговицу или ржавый гвоздь – прежде всего удовольствие. Что это за «копательская болезнь» (иногда за рамками закона) и какую добычу можно «напищать», наматывая километры?
 
Хобби помогло улучшить жилищные условия
В будни он – торговый представитель, а в выходные – охотник за сокровищами. Всё свободное время ивановец Роман Костерин отдает хождению по полям и заброшенным деревням. Первый раз на «металлической» охоте он побывал четыре года назад – с тех пор и заразился тягой к такому виду пешего «туризма».

«Купил металлоискатель – отдал за него тогда свыше 30 тысяч рублей. Сейчас нормальные приборы стоят уже от 60», – говорит Роман. Внешне металлический «распознаватель сокровищ» напоминает длинную палку с катушкой. Наверху мини-дисплей, который подает сигнал о находке хозяину при помощи пищащего звука, показывает, что за металл в земле и на какой он лежит глубине, а внизу – электрическая катушка, она и улавливает «металлические волны». Теперь Роман с таким помощником не расстается – бороздит катушкой просторы нашей области.
 
ДЛЯ СПРАВКИ
По законодательству, если найденный клад имеет художественную или историческую ценность, он передается государству. Нашедший его получает половину стоимости клада. Эта сумма делится пополам между кладоискателем и владельцем земли, на которой был найден клад. При этом если клад находит профессиональный археолог, по закону он вообще не может претендовать на вознаграждение.
«Много информации я нахожу в Интернете: об исторических событиях, происходивших на территории нашего края, о том, где проходили торговые пути, где находилась та или иная усадьба. Составляю карты. Это очень увлекательный процесс», – рассказывает копатель. По его словам, на полях области лежит много денег екатерининских времен – их крестьяне разбрасывали по полям, чтобы монеты принесли хороший урожай. Первая находка Романа датирована как раз 1768 годом. «Это просто необъяснимое ощущение – держать в руках вещь, которой уже почти три века», – делится впечатлениями Роман. В свой недавний поход он нашел 50 «николаевских» копеек.

Ивановец признает: какието монеты идут на продажу, но большую часть он оставляет себе. «Что-то можно продать всего за 50 рублей, а какие-то денежки стоят и миллион рублей. Мне самую дорогую монету удалось продать за 8 тысяч, но, если бы я отправился на Монетный двор в Москву, выручил бы за нее 20 тысяч. А в целом могу сказать, что стоимость металлоискателя мне окупилась в первый же сезон», – говорит Роман. Радости молодого человека не было предела, когда прибор «напищал» ему монетку времен Ивана Грозного, так называемую рыбью чешую, и копейку Петра I. «Мой приятель даже золотую монету находил. С помощью металлоискательства он смог улучшить свои жилищные условия», – говорит Роман Костерин. По его словам, частенько он ходит за сокровищами с товарищами по ночам, подальше от людских глаз: протаптывать путь и копать приходится наощупь.
 
Монеты находят и при строительстве
Его «коллега» по увлечению Николай Васильев ходит за сокровищами в основном в одиночку и практически без подготовки. Да и нечасто – два-три раза за сезон. Николай говорит, что свои сокровища не продает. «Хожу ради прогулки: кто-то на охоту ходит, кто-то на рыбалку, а я с металлоискателем по заброшенным деревням», – рассказывает ивановец.
 

Аномальные зоны Ивановской области
НЕ ТОЛЬКО МОНЕТЫ
По рассказам черных копателей, с помощью металлоискателей на территории региона они находят и медные пуговицы, и старинную кухонную утварь, и даже иконы. Но чаще всего их пищащие приборы срабатывают на… пробки от бутылок. Черный копатель из Шуи Сергей Золин как-то наткнулся на жутко пищащее место: подумал, кувшин с золотом нашел – не меньше. С азартом бросился копать, а в итоге из земли вырыл… заслонку от русской печки. Теперь шутит: мол, это самая крупная моя находка.
Говорит, один его знакомый в прошлом году решился съездить на Рыбинское водохранилище: там затоплено несколько деревень, а из-за того что в 2015-м Волга сильно обмелела, часть из них показались из-под воды. Съездил ивановец не зря: нашел золотую монету. «В нашей области много древностей можно найти в Лежневском районе и вблизи Фурманова – там шли торговые пути в Плёс. Бывает, при строительстве домов люди находят монеты даже без металлоискателей», – говорит Николай Васильев.

Часто прогуливаться с металлоискателем он побаивается. Слышал, что во Владимирской области недавно черного копателя оштрафовали на 500 тысяч рублей, а могли и в тюрьму посадить на 5 лет. Впрочем, мои собеседники черными копателями себя не считают, так как не ходят по следам археологов и закона не нарушают.

Кстати, в 2013 году наказание за разрушение археологических памятников ужесточили. Металлодетекторы хоть и не запрещены, но использовать их по назначению становится рискованно. Искать, например, те же древние монеты или любые предметы старины (к этой категории теперь относятся все находки, возраст которых более ста лет) – противозаконно.

 
Копать после «писка» металлоискателя порой приходится часами.
Например, одна из ночных вылазок Романа Костерина закончилась погоней: в Введенье Шуйского района он с группой таких же искателей сокровищ забрел на территорию храма, где их обнаружили охранники. Пришлось прятаться в ближайшем лесу.
 
Кость в горле археологов и исследователей
В черном копательстве специалисты видят вовсе не азарт и романтизм, а самую настоящую гибель археологии. Дело в том, что зачастую вооруженные металлоискателями поисковики разрушают места раскопок, которые представляют большую историческую и культурную ценность. Археологи отмечают, что если раньше копатели ходили с металлоискателями и собирали монеты, то теперь переключились на другие ценные в археологическом плане вещи. Например, в прошлом году на Сахтыше было обнаружено десять «грабительских» ям. Копатели выбирали самые интересные вещи: наконечники стрел, украшения из янтаря, а остальное просто выбрасывали.

 
Тогда археологи обратились в департамент культуры, но на оформление бумаг и движение их по инстанциям ушло много времени: до полиции сведения о незаконных раскопках дошли только через три месяца, когда найти черных копателей было уже невозможно.

Резко негативно к искателям сокровищ относится и старший научный сотрудник музея Бурылина – Надежда Тимошина. Она единственный в области человек, который всерьез занимается изучением кладов. Два года назад Надежда Николаевна выпустила книгу, посвященную им. «Найденные единичные монеты нас мало интересуют, но бывает, что люди приносят их, чтобы проконсультироваться. А кладов не приносили давно», – рассказывает она. В целом все клады, найденные в Ивановской области, в постоянных экспозициях ивановских музеев не представлены. Их хранят, но посетителям показывать не имеют права.

По данным Надежды Тимошиной, самый ранний клад датирован XV веком. Все остальные, а их около 60, – до середины XX века. Ранние клады XVIXVII веков были обнаружены преимущественно в сельской местности – на территории Шуйского, Гаврилово-Посадского районов. Один нашли прямо в областном центре. Очевидно, что в последние годы клады продаются на черном рынке.
    
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ
Ценную археологическую находку —  захоронение всадника и коня, погребённых по языческим канонам (сожжение), сделали археологи в Ивановской области, сообщает пресс-службам регионального правительства.
В захоронении, относящемся к X-XI векам, обнаружены элементы богатого конского убора, торговый инвентарь, а также предметы, назначение которых ещё предстоит определить ученым, отмечается в сообщении.
В Ивановской области в границах современного Гаврилово-Посадского района находятся крупные памятники XI-XII века: древнерусские селища и могильники. Эти территории представляют особый интерес для археологов, раскопки здесь продолжатся и в ближайшие годы.

"Подобные погребения в большом количестве обнаруживались в XIX веке, но из-за того, что находки плохо документировались, мы очень мало знаем о том периоде нашего прошлого. Тем ценнее находка из Гаврилово-Посадского района, ведь сегодня, используя современные методы археологии, мы имеем возможность глубже осмыслить историю нашей страны", – приводит пресс-служба слова директора Института археологии РАН Николая Макарова.
Губернатор Ивановской области Павел Коньков в пятницу встретился с Макаровым, который возглавляет экспедицию в области. По словам ученого, каждый год удается обнаружить ценные находки. Например, в 2011 году найден боевой топор с родовым знаком Рюриковичей. Археолог отметил, что эти находки рассказывают о процессе перехода от язычества к христианству в Северо-Восточной Руси и этим особенно ценны.
Сегодня в регионе достаточно остро стоит вопрос разграбления археологических памятников. Тысячи предметов, незаконно изъятых из культурного слоя, утрачены вместе с информацией, которую они несут. Как правило, это данные о христианизации, о быте и торговле в Древней Руси, добавили в пресс-службе.

Действующее  законодательство позволяет пресекать грабительскую деятельность. Губернатор региона пообещал поставить этот вопрос перед руководством областного УМВД. Он также предложил организационную поддержку ученым. "Мы готовы включить места раскопок в маршруты экскурсий для школьников, студентов и всех, кто интересуется историей, с тем, чтобы о работе археологов узнали как можно больше ивановцев", – сказал Коньков.
 
 Археологический музей Госуниверситета (единственный в своем роде в области) недавно переехал в новое помещение — во вновь построенный корпус, где располагается исторический факультет. Сменилась и пополнилась главная экспозиция: большинство экспонатов, найденных около озера Сахтыш Тейковского района, представляют огромную ценность. Корреспондент РП встретилась с руководителем музея, доцентом Еленой  Костылевой, которая рассказала о самых значимых находках, поведала, чем живет музей и в чем трудности современной региональной археологии.

– Елена Леонидовна, исторически так сложилось, что в Иванове нет как такового краеведческого музея. Получается, эту нишу занимает именно ваше хранилище древностей?

– Не совсем так: наш музей посвящен лишь ранней истории региона: экспонаты относятся к периоду от 8 тыс. до нашей эры до Средневековья. Но Средневековье широко и объемно представлено в частном музее известного историка и археолога Павла Травкина в Плесе, поэтому мы не стали делать акцент на экспонатах этого периода и посвятили ему лишь одну витрину. Основная часть экспонатов, представленных в нашем музее, была получена в 1960–90–х годах в ходе раскопок Верхне–Волжской экспедиции Института археологии АН СССР (РАН). Ученые работали на территории Ивановской и Ярославской областей, но подавляющее большинство экспонатов было найдено около озера Сахтыш Тейковского района.

– Это такое значимое место?

– Да, в каменном веке на Сахтыше была своеобразная древняя столица. Когда мы начали выяснять, почему она располагалась именно там, биологи пояснили, что на Сахтыше в то время находилось основное нерестилище рыбы всего Нерльского бассейна. Там было сытно, и это место привлекало людей. Действительно, на сахтышских стоянках было обнаружено много орудий рыбной ловли: вершей, рыболовных крючков, острог, сетевых грузил, поплавков, а также рыбьих костей и даже мощные слои чешуи. Возможно, там же древние люди проводили какие–то общеплеменные празднества и ритуалы. Благодаря найденным черепам, мы имеем множество скульптурных и графических реконструкций внешнего вида людей той эпохи. Они тоже, наравне с древними находками, представлены в нашем музее.
– Самые ценные экспонаты музея — тоже из Сахтыша?

– В основном, да. Наша гордость — это маска–личина служителя культа предков (середина III тысячелетия до нашей эры). Это уникальный, единственный в своем роде экспонат, не имеющий мировых аналогов. Маска вырезана из цельного основания рога лося с помощью только каменных инструментов. При этом она сделана очень искусно: в ней прорезаны даже ноздри, чтобы, надев ее, человек мог дышать. 
Маска прикрывала нос и лоб надевавшего ее мужчины, а щеки и подбородок скрывали борода и усы. Люди, которым принадлежала эта маска, пришли к нам из Восточной Прибалтики. Они украшали одежду янтарем, который представлен во многих сахтышских захоронениях. Заметим — исключительно мужских: эти дорогие украшения могли позволить себе только мужчины высокого социального статуса, женщины довольствовались поделками из камня и кости.

 
Не менее уникален вот этот календарный сосуд второй половины III тыс. до н. э. Это древнейшая находка такого типа в лесной зоне Восточной Европы. Календари на Древнем Востоке появляются в IV тыс. до н. э., они были необходимы в первую очередь для того, чтобы определять сроки жатвы и посадки урожая. Необычно, что у нас, в среде охотников, рыболовов, собирателей тоже появляется календарь. Он был найден рядом с захоронениями. Детальное исследование орнамента на сосуде показало, что в нем представлен полный годовой цикл. Посмотрите, на глине четко отпечатаны спирали из шнура. 
Спираль — древний символ Солнца или Луны. Между спиралями — по 10 отпечатков зубчатого штампа, поэтому можно предположить, что сам спиральный отпечаток обозначал число 10 (10 дней). Всего на сосуде 4 орнаментальных яруса, в каждом из которых представлено по 9 отпечатков спирали, то есть всего 36 отпечатков. И если каждый из них умножить на десять, то получится 360. Во всех древних календарных системах было как раз по 360 дней.

    
Есть у нас и другие уникальные экспонаты: гравированное изображение сцены охоты на камне, образец плетения из лыка (предположительно шляпа), череп бобра с застрявшим в нем обломком гарпуна.

– Пополняются ли фонды музея в последние годы?
– Конечно. Раскопки до сих пор проводятся, в том числе, и на Сахтыше, мы постоянно пополняем наши фонды (сейчас в них насчитывается около 50 тысяч экспонатов). Но, сами понимаете, не все они попали в обновленную экспозицию в новом помещении. Несколькими находками музей пополнился и в текущем году. Летом я проводила работы в составе экспедиции Института истории материальной культуры РАН, который находится в Санкт-Петербурге. Я была держателем открытого листа, то есть отвечала за все полевые работы, а материальное снабжение было организовано петербургскими коллегами. Нашей главной задачей было взять образцы на радиоуглеродное датирование из культурного слоя, мощность которого достигала двух метров. При этом  грунтовые воды постоянно заливали наш раскоп, и приходилось вручную, очень аккуратно, чтобы не повредить слой, откачивать с утра по 300 ведер воды.

– А наш университет раскопок не проводит?

– В настоящее время нет. Своих студентов мы, как правило, вывозим на археологическую практику либо в Суздальскую, либо в Новгородскую экспедиции Института археологии РАН. Для студентов участие в них престижно. А свои экспедиции мы не проводим уже давно — очень накладно в материальном плане. Дорого даже не столько проведение самих полевых работ: большие деньги требуются для  обработки найденного материала. Ведь после раскопок нужно обязательно сдать в Москву в Институт археологии научный отчет, в котором должны быть представлены чертежи, рисунки, фотографии, описи коллекций, результаты обработки полученных материалов — артефактов, фауны и прочее. Например, есть правило, согласно которому, если мы находим кости, необходимо определить, какому животному они принадлежали. Мы не можем сделать это сами, а услуги специалиста стоят дорого. Очень дорогим является и радиоуглеродный анализ для определения возраста той или иной находки. В последнее время нести эти расходы нам не по силам, а получить гранты очень сложно.

– Есть ли на территории Ивановской области другие интересные в археологическом плане места, где можно проводить раскопки?

– Памятники сахтышского торфяника — самые интересные в плане изучения ранней истории региона. Там прекрасно представлены материалы мезолита–энеолита (X–III тысячелетие до нашей эры). Как говорил мой учитель, 30 лет возглавлявший Верхнее–Волжскую экспедицию ИА АН СССР Дмитрий Крайнов (в память о котором и был создан наш музей), там столько древностей хранится в земле, что раскопками могут заниматься еще многие поколения археологов. Таких памятников нет в соседних областях. К нам даже приезжают ученые из Европы, чтобы иметь возможность работать с нашими материалами.

Интересны и стоянки Подозерского торфяника в Комсомольском районе, где очень хорошо представлен мезолит. Серия памятников каменного века исследуется в Южском и Палехском районах.

Для изучения эпохи Средневековья важное значение имеют раскопки древних селищ и городских поселений, прежде всего Плеса и Юрьевца, а также погребальных древностей — финских и древнерусских могильников. Так, в Гаврилово–Посадском районе успешно работает Суздальская экспедиция ИА РАН под руководством академика РАН Николая Макарова. Последние годы там археологи докапывали курганы, не доисследованные в середине XIX века главой Русского археологического общества графом Уваровым, прославившимся тем, что всего лишь за два полевых сезона он вскрыл на территории Владимирской губернии более семи тысяч древнерусских курганов.

 
Кроме интересных с научной точки зрения древних памятников, археологам приходится заниматься и охранной археологией, которая сейчас находится на подъеме. Например, при строительстве зданий или трубопроводов часто под разрушение попадают археологические объекты. Для того, чтобы их исследовать, приглашают археологов. Строительство сейчас ведется большое, поэтому услуги специалистов очень востребованы. Охранная археология позволяет археологам зарабатывать деньги, которые потом тратятся на занятия непосредственно наукой, которая, как известно, сейчас почти не финансируется.

– Кроме недостатка финансирования, какие еще сложности есть в изучении памятников археологии?

– Еще одна беда и наша, и науки в целом — так называемые «черные копатели». Раньше они ходили с металлоискателями и собирали монеты, а теперь, к сожалению, переключились на другие ценные в археологическом плане вещи. Например, когда мы этой весной приехали на Сахтыш, то обнаружили 10 «грабительских» ям, сделанных, понятное дело, незаконно, без необходимых разрешительных документов, без соблюдения правил проведения полевых работ неизвестно кем. «Копатели» выбирали самые красивые и интересные вещи: наконечники стрел, украшения из янтаря. Остальное просто выбрасывали в отвал. Мы сразу позвонили в областной Департамент культуры и туризма, ведающий охраной памятников истории и культуры, сообщили о мародерстве. Однако на соблюдение формальностей, оформление разного рода бумаг и их движение по инстанциям ушло очень много времени, и до участкового, отвечающего за порядок на Сахтыше, сведения о незаконных раскопках дошли лишь через три месяца. К этому времени появилось еще 10 новых ям… 
Я думаю, необходима более активная борьба с грабителями древностей и более оперативное реагирование соответствующих органов на факты нарушения целостности памятников археологии. Это одна из самых серьезных проблем, c которой сталкиваются, наверное, все профессиональные археологи.
 

_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Автор материала Анна Парышева, «Рабочий край»
http://obzor-novostei.ru/
группа кладоискатели Вконтакте
АРХЕОЛОГИЯ В Ивановской области

 

ВложениеРазмер
927882 (1).jpg123.23 КБ
927882 (2).jpg134.32 КБ
927882 (3).jpg97.77 КБ
927882 (4).jpg109.79 КБ
927882.jpg278.19 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Администрирование и продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru