Клады Воронежской области

Воронежская область знаменита на всю Россию своими кладами. Профессиональные археологи и любители откапывают здесь удивительные тайники с монетами и драгоценностями разных эпох. 
Воронежская область известна как регион, богатый на археологические памятники разных эпох, начиная от верхнего палеолита. В ходе многочисленных раскопок, в том числе стараниями кладоискателей, здесь были обнаружены клады римских, византийских, древнерусских, европейских и золотоордынских монет.
 

Официальный старт раскопкам на территории современной Воронежской области дал Петр I в 1696 году. Находясь в Воронеже на строительстве флота, молодой царь услышал, что у города Костенска (сейчас — село Костенки) находят исполинские кости — как позже выяснилось, мамонтов. Петр направил туда для сбора сведений солдата Преображенского полка Филимона Катасонова. Именно раскопки Катасонова положили начало археологическим исследованиям Воронежского края. А документы о его деятельности в Костенске сохранились в Центральном госархиве древних актов.
 
Костенки считаются богатейшим в России местом сосредоточения стоянок ранних людей современного типа. На территории площадью около 10 кв. км открыто свыше 60 стоянок, датируемых от 40 до 18 тыс. лет назад (эпоха верхнего палеолита). Найдены многочисленные украшения и произведения искусства: небольшие скульптурные изображения животных и женские статуэтки — так называемые палеолитические Венеры.
 
На территории современной Воронежской области в той или иной степени наследили арии, скифы, сарматы, авары, аланы, славяне, хазары, половцы, ордынцы, казаки. Все они с маниакальным упорством стремились в донское Черноземье — в Червленый Яр, местечко при устье реки Воронеж, где всегда можно было обеспечить благоприятную среду обитания и высокий уровень жизни. А в 1586 году царь Федор Иоаннович повелел строить на реке Воронеж вне российских пределов крепость с одноименным названием. Постепенно границы России отодвигались на юг, и Воронеж стал русским провинциальным городом, вокруг которого сложилась Воронежская губерния.
 
Из-за богатой истории регион представляет интерес не только для профессиональных ученых-археологов, но и для кладоискателей. Не менее 150 из них объединены в региональную общественную организацию истории и краеведения «Поиск», где обмениваются знаниями и опытом. «Поиск» возглавляет местный предприниматель, владелец антикварного магазина «Мир сокровищ» Николай Скок, которого раскопки интересуют с детства. Все, по его словам, начиналось с «эха войны».

Чуть ли не каждый день я проводил время с другими мальчишками на пустыре на улице Генерала Лизюкова. В 1942 году там проходила линия фронта. Мы работали лопатами и самодельными щупами. Я до сих пор храню несколько русских и немецких касок. А первый настоящий клад раскопал на границе Воронежской и Ростовской областей. На месте вымершего села, вооружившись металлодетектором, я достал из земли кувшин с серебряными копейками трехсотлетней давности, всего — 21 рубль. Как раз на той территории проходило восстание крестьян под руководством Кондратия Булавина. Так что клад, который мне удалось найти, мог принадлежать казачьему атаману.
 
Как правило, лидер движения «Поиск» не спешит расставаться со своими находками, если они не представляют особой исторической ценности. Однако, например, воронежскому «Музею-диораме» он подарил копья, топоры, кувшины, а музею в селе Гремячьем Хохольского района — военные каски, старинные книги, документы.
Самая нашумевшая находка последних лет связана с именем воронежского бизнесмена и мецената Николая Алехина. Будучи коллекционером антиквариата, в 2006 году Алехин спас от продажи частникам больше 480 золотоордынских монет XIV века. Они были переданы областному краеведческому музею.
 
На местном рынке появились люди, которые пытались продать большую коллекцию старинных серебряных монет. По их версии, клад нашел до революции один из их предков, а сами они наткнулись на него, якобы разгребая завалы чердака фамильного дома. Ребята хотели продать коллекцию по частям, рассудив, что так выручат больше. А в ходе поиска нумизматов вышли на преподавателя истфака Воронежского госуниверситета Андрея Амелькина, сейчас уже покойного. Андрей Олегович быстро сообразил, что речь идет о крупнейшей в регионе находке, относящейся к золотоордынской эпохе. По его предположению, монеты зарыли накануне нашествия на Орду среднеазиатского завоевателя Тамерлана. Амелькин обращался в администрации города и области, чтобы спасти уникальную коллекцию от ее распродажи по частям. А на меня он вышел через региональную Общественную палату.
 
Самые старшие из монет, так называемые дирхем-таньга (по-другому — алтыны), были датированы началом XIV века, а наиболее поздние отчеканены в 1395 году. По словам Николая Алехина, все предыдущие и последующие клады, которые находили в Воронежской области, включали в себя по 25–30 алтынов. А единственное исключение, известное местным краеведам и историкам, составила находка у поселка Новопокровского в Новохоперском районе. Там было обнаружено около 300 золотоордынских монет.
 
По размеру алтыны напоминают, пожалуй, современные российские 50 копеек, но имеют неправильную форму. Номинала у них нет, весят они два грамма. На одной стороне монеты арабской вязью написано изречение из Корана, а на другой — имя, титул султана, год чеканки и название монетного двора. В Золотой Орде их было 20.
 
Воронежские кладоискатели стараются не афишировать того, чем они занимаются. Зато имеют собственный мощный интернет-форум coshop.ru, на котором анонимно делятся информацией о новинках поискового оборудования и выкладывают фотографии своих находок. Там же составлена карта кладов, обнаруженных на территории региона в XX и XXI веках. Наиболее свежие находки относятся к Петровской эпохе и послепетровской. Реже попадаются ордынские и римские деньги, а также более экзотические на первый взгляд находки западноевропейских монет X и XI веков. Но они свидетельствуют о давних отношениях Руси с Европой. Интересно, что рубль, отчеканенный при Петре I, стоит на рынке в зависимости от сохранности от 25 до 50 тыс. рублей.
В 1718 году за фунт (около 410 граммов) «говяжьего доброго мяса» в самом дорогом тогда городе России, Санкт-Петербурге, платили 1,5 копейки, а за фунт «говядины средней» — 1 копейку. А вот свиное сало стоило в пять раз дороже — 5 копеек за фунт. Фунт блинов из гречневой муки обошелся бы в 1 копейку. За осетрину и белужину, которую маркитанты в петровскую эпоху привозили прямо в расположение полков, царь повелел требовать с солдат не более 5 копеек за фунт. Фунт икры «засольной» не мог быть продан служивому дороже, чем за 7,5 копеек, а цена пуда (16,38 кг) ограничивалась потолком в три рубля. А теперь прикинем. Сейчас черная икра на оптовом рынке стоит: 50 граммов – 3 тыс. рублей, килограмм – 60 тыс., пуд, соответственно, — 984 тыс. рублей. А за рубль Петра I дают от 25 до 50 тысяч.
 
Если судить по карте интернет-форума местных следопытов, то эпицентром раскопок служат Воронеж и его окрестности, Рамонский, Верхнехавский, Каширский и Новоусманский районы. В общей сложности на сайте есть информация примерно о сотне кладов. Но только наиболее старые находки привязаны в описании к местности.
Сокровища, которые хранит воронежская земля, поражают воображение. Среди последних находок, например, полтора ведра медных пятикопеечников и двухкопеечников времен Елизаветы Петровны и Екатерины II. На территории Богучарского района обнаружено 60 серебряных рублей 1721–1777 годов чеканки. На распаханном поле неподалеку от действующего села следопыты нашли 3,5 тыс. монет Петровской эпохи. А в 2009 году раскопали интересный по составу клад — около 150 серебряных проволочных копеек (чешуек) времен правления Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, серебряные серьги и пуговицу-гирьку. Рядом был найден перстень из того же металла.
 
А в ходе недавних официальных раскопок в районе Воронежского госуниверситета был открыт древний Воронеж — конца XVI — XVIII века. Археологи доказали, что в центральной части города есть объекты и артефакты времен основания города воеводой Семеном Сабуровым. Самая интересная из находок — печать сельского старосты.
Михаил Сегодин, руководитель воронежского объединения «Дон», которое занимается розыском останков советских воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны, говорит, что по профилю своей деятельности не раз пересекался с кладоискателями.
«Черные копатели» не любят распространяться, что они обнаруживают на месте бывших дворянских или купеческих усадеб, и только в редких случаях сдают свои находки государству. Они регулярно навещают как пригородные к Воронежу села, так и отдаленные районы, беседуют со старожилами, которые помнят предания о последних днях барских домов. Имеют, как говорится, свои фишки. 
А вот мы пару лет назад сделали действительно уникальную находку в Рамонском районе — три десятилетия считавшийся утерянным памятник из красно-розового мрамора «Бомарсунд», который император Александр II пожаловал своей родной племяннице Евгении Ольденбургской вместе с рамонским имением. Так вот, к тому, что судьба камня долгие годы оставалась неизвестна, тоже, как мы думаем, приложили руку следопыты. Они искали под «Бомарсундом» золото, разрыли его основание, и он скатился в овраг. Чтобы поднять монумент, нам пришлось вызывать кран. «Бомарсунд» весит не меньше тонны.
 

                                                           замок принцессы Ольденбургской                                     
«…По преданию в уезде Бирючинский, где-то в Поповом лесу спрятан клад из серебряных и золотых монет. Из исторических данных известно, что примерно в 1870 году на берегу реки Оскол были найдены человеческие кости, как позже выяснилось, было, захоронение воина, при нём нашли шлем, кольчугу и меч. Рядом обнаружили восемь золотых и пятнадцать серебряных украшений. Эти земли принадлежали некой княгине Чеботарёвой, которая распорядилась отправить все находки в Императорскую археологическую комиссию. Но дальнейших раскопок на берегу реки больше не производилось»
 
    «…В Коротоякском уезде, где-то в урочище Хороший дуб, находится колодец. Согласно легенде в этом колодце, местными разбойником Кудеяром, было спрятано большое количество золота и серебра»
 
    «…Как гласит легенда, в Подгоренской волости в кургане на Сапожниковой горе спрятан клад. В кургане производились раскопки и были найдены серебряные монеты, а так же было обнаружено подземелью. Но раскопки были прерваны из-за войны»
 
    «…В селе Воробьёво Богучаровского уезда, находятся каменоломни. В этих каменоломнях местными жителями были обнаружены старинные серебряные предметы и по утверждениям старожил этих мест, именно в каменоломнях находилось пристанище разбойников, которые спрятали там клад»
 
КЛАДЫ И КУРГАНЫ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ
Материалы хранятся в Павловском краеведческом музее.

Терешковский клад (Богучарский р-н, Воронежской обл., с.Терешково). Состоит из шести предметов: двух топоров-кельтов, ножа-бритвы и трех серпов-косарей.

Был обнаружен жителями с.Терешково в 1975 г. в срезе правого берега р.Дон в 6-8 м от уровня воды. Вещи находились на дне конусообразной ямы диаметром 1,5 м и глубиной 1 м.

Двуушковые топоры-кельты почти одинаковы по типу и размеру (длина 9,5-10 см, ширина лезвия 4,6-5 см), имеют шестигранное сечение и овальную втулку. Ушки, предназначенные для крепления кельта к деревянной рукояти, несколько приподняты над срезом втулки. Кельты украшены в верхней части рельефным орнаментом. Нож-бритва имеет сложную форму клинка с выемкой на конце и кольцевой упор вокруг черенка. Общая длина 13 см.

Серпы-косари дугообразные по форме со слабой степенью изгиба лезвейной части, с откованным крюком и фигурной пяткой довольно массивны. Их длина колеблется от 22 до 26,5 см, ширина около 6 см.

Вещи из Терешковского клада находят себе аналогии в других кладах происходящих с территории Украины (Кобаковский, Лобойковский и др.), что позволяет отнести их к изделиям металлургов-литейщиков так называемого завадово-лобойковского очага металлообработки эпохи поздней бронзы в Северном Причерноморье. Этнокультурно этот очаг был теснее всего связан с населением срубной культурно-исторической общности на заключительном этапе ее развития.

Клад датируется концом II тыс. до н.э., после ухода с территории лесостепи значительных групп населения срубной культуры. Хранится в Воронежском областном краеведческом музее.
 
 
КЛАД В МОСОЛОВСКОМ ПОСЕЛЕНИИ
Расположен на левом берегу р.Гаврилы, в 6 км к юго-востоку от г.Павловска. Могильник протянулся почти на 3 км по линии северо-запад — юго-восток. Состоит из 60 насыпей. В 1970-78 гг. в ходе полевых исследований проводившихся под руководством А.Т. Синюка было раскопано 56 курганов, содержавших 175 погребений эпохи бронзы. Насыпи курганов округлой формы диаметром от 12 до 32 м. Высота колеблется от 0,2 до 2,5 м. Сложены из чернозема с отдельными частями материка. С учетом высотного расположения выделятся три курганных группы: нижняя (на языках пойменной террасы), средняя (на подъеме террасы, на высоте 3 м), верхняя (на плато, поднятое на 6-7 м над поймой р.Гаврилы).

Большинство погребений оставлены населением ямной и катакомбной культур эпохи ранней и средней бронзы. Основываясь на различиях в положении умерших и их ориентировку для захоронений древнеямной культуры выделяются шесть обрядовых групп. Среди погребений этого типа наиболее интересны погребения 4 и 5 кургана №31, давших уникальные комплексы орудий кожевенного и плотницкого производства ямной культуры. Так в погребении №4 были обнаружены каменная наковаленка, медный клиновидный топор, медно тесло и долото, серебренная подвеска из круглой проволоки, круглодонный сосуд. Погребение №6 содержало медные нож и шило, кремневый двухсторонний серповидный нож, кремневые и кварцитовые скребки.

В курганных насыпях выявлено 38 катакомбных сооружений среднедонской катакомбной культуры. Особенно выделяются материалы погребения №4 кургана 24, где найдены два сосуда, деревянная чаша с бронзовой обоймой, бронзовое шило, бронзовые и серебренные спиральные подвески, разметчик из охры и костяная рукоятка, а также погребения №3 кургана 38. Здесь зафиксирован производственный комплекс, в который входили глиняная льячка, каменные пробойник (сверлина) и наковаленка, пастовые пронизки, курильница и клык-амулет.

В целом, погребальный инвентарь представлен 63 сосудами; 31 экземпляром металлических изделий, изготовленных из меди и бронзы (ножи, шилья, бусы, подвески, серьги); изделиями из камня (выпрямители стрел, булава, бусины, пест, нож, пробойник и наковаленка), кости (наборы бус, около 30 экз. пронизок, браслет и рукоять), пасты (пронизки бирюзового и белого цвета).

Мосоловское поселение (Аннинский р-н, Воронежской обл., с.Мосоловка). Расположено на мысу левого берега р.Битюг, возвышающимся над уровнем поймы на 8-9 м. Поселение ограничено имеющимся по обоим склонам мыса небольшими балками и занимает пространство приблизительно 180х180 м. Изучалось экспедицией ВГУ в 1972-1974 гг. (руководитель В.И. Сагайдак), 1978-1984 гг., 1989 г. (руководитель А.Д. Пряхин). Поселение многослойно, раскопано практически полностью. Всего вскрыто около 11000 м2. Культурный слой не превышает 1 м. Получены свидетельства разных исторических периодов (от верхнего палеолита до позднего средневековья), но в основном относящиеся к поселку металлургов-литейщиков донской лесостепной срубной культуры. На сегодняшний день это наиболее изученный бытовой памятник срубной культурно-исторической общности.

На поселении раскопано 42 бытовых и хозяйственно-производственных помещения и комплекса. Наиболее характерны значительные по площади (до 200 м2) однокамерные и реже двухкамерные жилые помещения, углубленные в материковое основание. Наземные конструкции составляют столбы, несущие в большинстве случаев двускатное перекрытие. Предполагаемая численность жителей в одном жилище от 11-14 до 45-55 человек. Общая численность населения поселка в разные периоды его существования колебалась от 80-100 до 130-150 человек. Наземных помещений меньше и они носят преимущественно производственный характер. Среди них выделятся плавильня, размерами 4,5х5,2 м, где было найдено теплотехническое сооружение напоминающее горн.

Среди найденного инвентаря наиболее многочисленна керамическая серия, состоящая из пяти-шести тысяч сосудов. Значительная часть керамической серии -кухонная и столовая посуда. Преобладают сосуды баночной формы (70 % от общего числа целых сосудов) над горшковидными (10 %) и острореберными (8 %). Общий анализ керамической серии, происходящей из построек Мосоловского поселения, позволил выделить три этапа в развитии этого поселка.

С поселения происходят орудия труда из камня, кости и глины (около 1000 экз.), связанных с металлургическим производством, составлявшим основное занятие жителей поселка. Среди каменных орудий есть не только металлообратывающие (наковальни, молоты, кувалды, молотки), применявшиеся в кузнечных операциях, но и орудия использовавшиеся при добыче медной руды и ее обогащении (кайлы, песты, рудотерки).

С территории поселения приходится свидетельства от более двух тысяч литейных форм и их обломков (формы для отливки топоров, серпов, косарей, ножей, тесел, копий и других предметов), более 300 целых и обломков плавильных чаш, сплески металла, шлаки, отдельные кусочки руды. Металлических изделий немного. Это шилья, иголки, долото, крючок, браслеты, подвеска и некоторые другие. Хозяйственная жизнь населения поселка не ограничивалась металлургическим и металлообрабатывающим производством. Костяные орудия (тупики, двуручные струги, скребки, шилья и проколки) использовались в кожевенном производстве и связаны с функционированием скотоводческой отрасли. Об этом свидетельствуют и остеологические данные: кости крупного рогатого скота 62%, овцы и козы — 19%, свиньи — 10%, лошади — 7%.

Определенное место занимала деревообработка (строительная деятельность, изготовление бытовых предметов и т.п.) и заготовка дров для производственных и бытовых нужд.

Материалы хранятся в Археологическом музее ВГУ.
 
 

 

КЛАД НА РЕКЕ БИТЮГ
Уж если и есть где клад, то на реке Битюг, в Аннинском районе Воронежской области. В условном треугольнике, ограниченном сёлами Старая Тойда, Верхняя Тишанка и Старая Чигла. Но обо всём по порядку.
     В 1693 году на реке Битюг был основан мужской монастырь (см. \»Воронежский край  ХVIII века в описаниях современников.
                 Голландец Корнелий де Бруин (1703г.)
                 Иван Кириллов (1727г.)
                 Евфимий Болховитинов (1799г.)  
     Он активно рос и развивался, пользуясь большим уважением со стороны местного населения. В период расцвета тут были: дом настоятеля, трапезная, поварня, хлебная, общежитие для братии, храм, ледник, погреб, омшанник, амбар, ещё амбар, храм поменьше, а за монастырской оградой — две конюшни, одна из которых была с кельей. На реке обители принадлежала мельница, число насельников достигало 30 человек, и по свидетельствам современников, монастырь был весьма богат. Однако в 1764 году, в связи с выходом указа Екатерины Второй (согласно ему, упразднялись обители, где число монахов было менее 30 человек, либо монастырь не мог сам себя содержать и до этого получал помощь от государства) вышеупомянутую обитель ликвидировали. В чем же дело? Что произошло?

                                                             река Битюг                                                       Река Битюг
      Оказывается, двумя годами ранее, в августе 1762 года, группа разбойников на двух подводах в составе 42 человек напала на Троицкий Битюцкий монастырь. Они силой заставили настоятеля выдать 1540 рублей !!!!! общественных денег, а потом, издеваясь над одним из братьев, попытавшимся было воспрепятствовать грабежу, вытребовали ещё 50 рублей богомольных денег (имеются в виду сбережения  для странников и нищих). Кроме того, нападавшие погрузили в подводы всю !!!! серебряную и медную утварь, и двинулись через брод (на современной карте обозначен) в село Верхняя Тишанка, которое в ту пору было ненамного меньше, чем нынче. Однако тут, ранив одного из людей, грабители получили серьёзный отпор и скрылись в неизвестном направлении. Была с опозданием послана бумага в Воронеж с требованием учинить розыск и дознание, но огромные по тем временам деньги и две телеги с добром как будто растворились. Последующие очерки и доклады о положении дел в Воронежской губернии ясности в этот вопрос не внесли. Разбойников не поймали, а монастырь поэтому и закрылся, что не смог оправиться от столь серьёзного потрясения (см. фото вверху).
     Предпринятая нами три экспедиции частично подтвердили некоторые факты. Были найдены артефакты описываемого времени — полушка 1736 года, денга 1737 года, медная церковная утварь, часть перстня из цветного металла и кое-что ещё). Дорога, ведущая к броду, оказалась весьма богатой в плане находок, так как кроме вещей ХVIII века нашлись монеты Николая I и другие интересные предметы. И вот ещё что: очевидцы нападения на Верхнюю Тишанку уже толком не могли сообщить, имели при себе разбойники какие-либо вещи (кроме оружия), или двигались почти налегке. Возможно, во избежание проблем, награбленное было где-то припрятано?
      И последнее. Для дополнительной порции кладоискательского адреналина. Согласно \»Памятной книжке Воронежской губернии на 1870-1871 год\» в селе Верхняя Тишанка существовала ярмарка, и в этот год привезли на неё товара на 526903 !!!!! рубля, а продали на 297634 рубля. А если это след награбленных денег? Потомки разбойников (или просто случайные люди) вытащили сокровища после многолетней паузы из схрона и … Может быть, стоит обратить на этот вопрос более пристальное внимание? И тогда …      
 
 
КЛАД В ПЕЩЕРАХ ВОРОНЕЖА
Интересно проследить современные народные представления о бытовании многих пещерных памятников. Как правило, если спросить местных жителей о том, кто строил те или иные пещеры, они отвечают: монахи. То есть, в народном сознании достаточно прочно утвердилось представление о культовом характере пещер, о существовании здесь когда-то подземных монастырей. Время их сооружения в народных представлениях весьма различно, а зачастую вообще не определено.

Народные предания связывают пещеры нашего края не только с деятельностью православных монахов, но и татаро-монгол. Так, например, неподалеку от села Верхний Карабут Подгоренского района есть удивительное по своей красоте место. На берегу реки Дон, возле родника, возвышается меловой останец, плавно переходящий в Донскую долину. На останце находится древнее городище, а рядом многослойное поселение, на котором попадаются находки, начиная с эпохи мезолита и заканчивая золотоордынским временем. Местные жители называют этот останец — Гора Татарка.

201 Фомин С. Россия перед Вторым Пришествием. Материалы к очерку русской эсхатологии. / С. Фомин. — Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1993. С.331-332.

Интересное предание об этом месте поведал автору уроженец села Верхний Карабут Химичев Иван Михайлович, 1923 г. р., бывший учитель истории: \»Во время татаро-монгольского нашествия в XIV в. близ меловой горы Татарка, находящейся неподалеку от села, жили татары. Гора получила в дальнейшем такое название, потому, что там жили и действовали татары и хранили там свои ценности, золотые вещи. В горе была пещера, в народе говорят, что там спрятана Золотая лодка и лодка с золотом. Пещера была так низко, что в нее якобы во время половодья заходила вода и на лодках заезжали с Дона татары. Они там не жили, а просто клали ценные вещи и закрывали камнями, а жили неподалеку по яру, тогда ж села еще не было… Но, а потом разбил татаро-монгол Дмитрий Донской, и с тех пор их там не стало. Это так рассказывают люди, которых давно нет.

Говорят еще, что давно, до революции, помещик жил в хуторе Коловерть. Этого хутора уже нет. У помещика там были земли, которые и сейчас называют \»панске\», то есть панские земли. И вот один крестьянин, который у него работал, решил все-таки проникнуть в эту пещеру, отыскать ценности. Он там рылся, рылся и все-таки не долез. Там камнем завалено было. Там, где жили татары, золотые монеты находили\».

Предания об освоении пещер татарами существуют и на Верхнем Дону. Так неподалеку от места впадения в Дон реки Ведуга, на расстоянии примерно в 2 км к северо-востоку от села Губарево Семилукского района, Воронежской области, располагалась ранее пещера. \»Местное предание относило данную пещеру ко \»времени татар и их разбоя\».202

202 Веневитинов М.А.Чернышевы пещеры. / М.А. Веневитинов // Губернские ведомости. — 1869. — №2-3.

Если верить народным преданиям, то драгоценности в пещерах прятали не только татары, но и разбойники. При этом спрятанный в подземелье клад зачастую был не простым, а зачарованным, или как еще говорили — заколдованным. По народному мнению \»зачарованные клады стерегут один или несколько духов, заклятых владельцем клада. они создают подчас непреодолимую преграду на пути кладоискателя. Поэтому кладоискательство всегда сопряжено с очень большим риском: нечистая сила пускается во все тяжкие и способна довести кладоискателя до смерти\».203

О поисках одного из таких кладов, находящегося по преданию в пещере Чернышевой горы, расположенной у села Губарево, писали \»Воронежские губернские ведомости\» в 1869 г. На станицах данного издания повествуется, что гора называлась Чернышовой потому, что там \»давно еще, когда татары здесь были\», жил богатырь по имени Чернышов. \»Он был разбойник, имел шайку и скрывался с ней в пещере, в которой хранилось также награбленное им добро. Как почти всегда в подобных случаях, предание по смерти Чернышева поручило эту местность покровительству нечистой силы\», которая якобы всячески и препятствовала дальнейшим поискам здесь клада.204

203 Низовский А.Ю. Зачарованные клады России. / А.Ю. Низовский. — М., 2001.- СП.

204 Веневитинов М.А.Чернышевы пещеры. / М.А. Веневитинов //

Губернские ведомости. — 1869. — №2-3.

Много преданий, связанных с деятельностью разбойников, приурочено к Белогорской пещере. Так протоиерей Михаил Терпугов приводит следующее предание: \»Встречались здесь и разбойники. Они-то и вытеснили христиан из пещер и сами обосновались здесь надолго. Через реку протягивали они канаты и корабли, проплывая, задевали их днищем. К веревкам же были привязаны колокола. И если вдруг среди ночи раздавался звон, то разбойники знали, что идет корабль. В одно мгновение они пленяли судно и разграбляли груз. Людей же с корабля с камнем на шее отправляли на дно. Много людей сгубили разбойники, ни один корабль не мог пройти скрытно даже в самую темную и бурную ночь. И заступился за купцов некий русский князь, который со своей дружиной выбил разбойников из пещер, а сам погиб\».205

Легенда об обитании в Белогорской пещере разбойников имеет и некоторые вариации. Так в рукописи краеведа из села Белогорье Т.В. Калашникова отмечается следующее: \»Происхождение пещер до настоящего времени точно не установлено. Первоначально пещеры были небольшой длины, по преданиям, древнего происхождения. Они использовались для нападения из них с целью ограбления на плывшие по Дону лодки купцов, торговцев. В меловой горе были построены замаскированные бойницы, не сохранившиеся к настоящему времени\».206

У кордона Рыжкин в Богучарском районе есть полузасыпанная пещера. Об этом месте в16 номере Воронежских губернских ведомостях за 1865г отмечается, что \»Рыжкина балка получила свое название от жившего здесь, лет 200 тому назад, разбойника Рыжкина. Рыжкин имел большую шайку и останавливал идущие по Дону корабли и барки цепью, перетянутой через весь Дон, кольца которой рыболовы будто бы прежде вытаскивали со дна реки; жителям сл. Красногоровки и вообще малороссам Рыжкин никакого зла не делал\».

205 Терпугов Михаил. Тайна меловых пещер в Павловске. / М.

Терпугов // Воронежский Епархиальный вестник, 1993, №8-9. С.87-89

206 Калашников Т.В. История села Белогорье. Рукопись. 1966.

Хранитель — библиотека с. Белогорье. С.21.

Народные предания, связанные с разбойниками, нашли свое отражение и в других топонимах. Так место близ пещеры у села Колыбелка, по сообщению сторожила села Переезжее Ивана Мефодиевича Марченко, называлось Разбеёк, т.е. разбойничье,

и там когда-то были разбойники. В связи с этим Воронежские спелеологи, которым удалось опросить Ивана Мефодиевича в 1977 году, назвали пещеру у села Колыбелка — Разбеёк.

Учитель истории из Колыбелской школы Г.С. Лущикова поведала также автору следующее:

\»Относительно преданий и легенд о пещерах сообщаю, что на основании рассказов моей матери, местной жительницы, и других старожилов села, существует легенда, что там еще в XVII веке прятались разбойники, люди Степана Разина. Отсюда пошло название места, находящегося возле пещер — Разбеёк\».

Надо заметить, что имя Степана Разина применительно к пещерам Придонья встречается неоднократно. Так, например, Р. В. Олейников, уроженец г. Павловска, чьи родственники проживают в с. Семейка Подгоренского района рассказал о Семейской пещере следующее предание: \»В этом месте жили раньше разбойники из тех казаков, которых царь преследовал, и которым негде было жить. Их выгоняли из своих сел, и они уходили, рыли пещеры, и в них жили, нападали на проходящие суда, грабили. Там видели и Степана Разина со своим войском, здесь был его перевалочный пункт, и здесь прятали награбленное\».

Автору доводилось также слышать предания о том, что с деятельностью Степана Разина связана и пещера в Горе Шатрище. Здесь в одном из коридоров даже есть надпись, вырубленная большими буквами в меловой стене: \»Вечная память Степану Разину\».

Существуют предания, связные с деятельностью Степана и Фрола Разина вокруг пещеры, расположенной неподалеку от с.

Титчиха Лискинского района. Здесь якобы были спрятаны их сокровища.207

Помимо Степана и Фрола Разина народные предания доносят до нас имена и других предводителей или точнее предводительниц вольного люда. Так известны предания о разбойнице Ольге, записанные краеведами еще в XIX в. Также можно предположить, что гора Косой Марьи, где по преданиям белогорские разбойники прятали награбленное, связана своим названием с их предводительницей. А в 2003 году студенту ВГПУ А. А. Конаныхину у старожила села Кулаковка удалось узнать, что около близлежащей пещеры жила в XVII в. разбойница. Звали ее Хиврия. Она грабила суда, которые по течению проплывали в Азовское море и останавливались в этом месте. Хиврия со своими разбойниками скрывалась в пещере горы. И в связи с этим место близ пещеры получило название Хиврино.

Множество преданий существует о действиях разбойников около Лебедяни. Орудовавшие здесь \»разбойники Кунам и Тяпка якобы спрятали свои награбленные сокровища в какой-то \»зачарованной пещере\». С именем Кудеяра связывается таинственная галерея, вырубленная в скалах на берегу Дона в 30 верстах от Лебедяни.208

Сохин М. Ю. Подземная каменоломня у деревни Титчиха. / М. Ю. Сохин // Культовые пещеры Среднего Дона. Серия \»Спелестологические исследования\». Выпуск 4. — М.: РОСИ., 2004. — С. 272-273.

208 Низовский А.Ю. Зачарованные клады России. / А.Ю. Низовский. — М., 2001.- С. 69-72.

Если во всех многочисленных преданиях о пещерной деятельности татар, разбойников и их кладах, рациональное зерно или они лежат в области народного мифотворчества. Ведь традиционно клады в народном сознании приурочиваются к редким формам рельефа.209 Скорее всего, верны оба положения. Народная фантазия легла на реальную историческую почву.

Там же. С. 22.

210 Амелькин А.О. Древнейший монастырь Воронежского края. А.О.

Амелькин // Воронежский епархиальный вестник. — 1995.- №7-12.

211 Низовский А.Ю. Зачарованные клады России. / А.Ю. Низовский.

— М., 2001.- С. 54,66, 68,72, 74,

212 Мордовцев Д. Разбойники России. / Д. Мордовцев. -М.,1991.- С.213 Там же. С.67-125.

Фрол Разин действительно бывал в наших местах со своими сторонниками. \»26 сентября 1670 года у стен Дивногорского пещерного монастыря разыгралось решающее сражение между основными силами разинцев на Дону и правительственными войсками, в котором повстанцам было нанесено поражение, вынудившее их уйти с Дона\».210 Да и многочисленные разбойничьи шайки орудовали в донской лесостепи на протяжении не одной сотни лет. В литературе встречаются многочисленные нападения донских разбойников на торговый люд, начиная с XIV в. и заканчивая XVIII.211 Небезопасно было путешествовать как по реке, так и по суше. Шайки вольницы собирались, как правило, полным комплектом весной, на зиму всегда по большей части расходились.212 В действительности существовали атаманы разбойников и из женщин. Так, например, еще в XIX веке Д. Мордовцев описывал судьбу казачки одной из донских станиц Груни, которая стала атаманом разбойничьей шайки.

                                                               Дивногорский монастырь                                   

Мы видим, что пещера как иной локус пространства, отличный от обычного обитания человека, таит в себе опасность и враждебность. Здесь обитают разбойники, татары, нечистая сила. В народном сознании всплывают архаичные мифологические мотивы. Интересен рассказ о Рыжкиной пещере, услышанный автором от местного лесника Г.Н. Шкурина: \»Про Рыжкину пещеру в народе бытует легенда, что там жил змей. Летал в эту пещеру и вылетал. Это я слышал от второго лесника. Он мне рассказывал…\». Надо отметить, что образ змея, как обитателя пещер, уходящих в неизведанные глубины гор, достаточно сильно распространен в старинных русских легендах и сказаниях. По месту своего пребывания внутри горы змей прозывался Горынычем. Достаточно часто в народных сказаниях Руси пещеры Змея-Горыныча находились на берегах рек. Это мог быть Днепр, Волга, сказочные \»Сафат\» и \»Израй реки…В простонародном воображении змея является живым олицетворением всего нечистого, злого, лукавого, вредоносного. Лукавый соблазнитель прародительницы человечества, проклятый Богом и людьми дьявол-змей, воплотился в пылком народном воображении в крылатого змея — прародителя не только обитающей в преисподней нечисти, но и всех сказочных огнедышащих драконов.214

Коринфский А.А. Народная Русь. / А.А. Коринфский. — М, 1901.-С. 601-616.

Интересен опыт, накопленный исследовательницей пещер из Волгограда Ю.В. Полевой. Собрав многочисленные легенды и предания о пещерах своего региона, она проанализировала их на предмет повторной мифологизации . Повторная мифологизация пещеры характерна прежде всего для советского и постсоветского периода, когда местное население зачастую утратило традиционное христианское направление в восприятии подземелий и вернулось к архаичным мифологическим мотивам по отношению к пещерам.216 Ю.В. Полева выделяет несколько общих мотивов, характерных для современного пещерного мифотворчества:

1. Ходы пещер длиннее, чем известны.

2. Мотив исчезновения детей. Мотив же возвращения ребенка встречается чрезвычайно редко, при этом вернувшийся ребенок, как правило, носит черты старообразности, близости к смерти, в общем, принадлежности сакральному миру: седина, сумасшествие и т.д.

3. Часто встречается мотив подземной реки или источника, при этом часто упоминаются трудности или невозможность переправы. Возможный вариант — ход, идущий под рекой. Как и пещера, река по своей семантике является границей между обыденного миром и сакральным, выполняя тем самым коммуникационные функции между двумя типами пространства. Логическим завершением пещерного пути является перемещение в сакральный центр.215 Полева Ю.В. Культовые пещеры как объект повторной мифологизации. / Ю.В. Полева. // Ежегодник РОСИ. 2001 г. Вып.З. — М., 2002. — С. 229-234.216 Там же. — С.231.

4. Следующий мотив — выход из пещеры в старой церкви, других монастырских пещерах или в лесу. То есть пещера является путем, целью которого является достижение сакрального центра

5. Следующий мотив, получивший распространение в быличках советского и постсоветского времени, — это рассказы о кладах в монастырских пещерах. Сюжет, как правило, связывается с кризисной ситуацией: угроза уничтожения и уничтожения монастыря. Клад как святыня в этом плане как раз и представляет ту сакральную ценность, которую скрывают пещеры. В качестве сокральной ценности встречаются также мощи святых и другие христианские ценности.

6. Традиционно встречаются былички о встречах с хтоническими существами в пещерах, чаще всего как с \»пугающим элементом\».

7. В возобновленных монастырях встречаются рассказы о видениях монахов и монахинь, что интересно — нет упоминаний о видении монахинь в самих пещерах.217

Присутствуют ли подобные мотивы в мифологизации пещеры в лесостепном Подонье? Предания о том, что ходы пещер длиннее, чем известны, распространены повсеместно. Причем выходы из них зачастую также находятся в том или ином сакральном центре. Приведем в этой связи несколько преданий, разбросанных между собой почти столетней историей.

Так в шестом выпуске \»Воронежской старины\» за 1907 г. отмечается следующее: \»Любопытно, что до сих пор в окрестном населении живет легенда, будто Шатрищегорские пещеры, винтообразно спускающиеся к подошве горы, не оканчиваются у подошвы, а идут ниже русла Дона, пересекая потом реку под руслом поперек и идут до Днепра. Т.е. до Киевских пещер\».

Там же. С.231-234.

В сентябре 2003 г. автору самому довелось услышать подобный сюжет от А. Цурикова, уроженца с. Новохарьковка

Ольховатского района о пещере, расположенной неподалеку: \»Было поверье, что пещера до Киева ведет… Це мини Тишко покойный хвалился, шо умер, что та пещера ведет чуть ли не до Украины, до Киева, и что люди с наших краив лизли по тей пещере аж в ти края и вылазили из якого-то храма, в який-то праздник тама. А ти и спрашивают: \»Откуда вы будите?\». \»Из Ольховатки такой-то области, губерни это\». Они кажут: \»Чего вы сюда приехали, если у вас там у пидвали церковная гробница, чи шо…У вас у самих лучше, чим вы до нас прилизли…У вас в пещере свой меловой храм есть… Вроде бы такое было поверье\».

А учитель истории из Новохарьковки Е.В. Романченко со слов старожилов, которые бывали в пещере, сообщила, что в пещере \»в основном крыле имеется на стене, на уровне головы человека углубление . В этом углублении выдавлены слова \»Вход в святой Киев\». Эти рассказы интересны не только в качестве легенд о длительных переходах под землей, но и в качестве отголосков духовной связи основавших село выходцев из Украины со своими родными святынями.

Есть рассказы и о менее длительных переходах под землей. Так, например, автору не раз доводилось слышать предание о том, что из Белогорских пещер ранее шел ход к Преображенскому собору г. Павловска. При этом на своем пути этот ход пересекал реку Дон.

Часто можно слышать рассказы среди местных жителей о вентиляционных шахтах скрытых подземных лабиринтов. Особенно они распространенны там, где поблизости от пещер есть полузасыпанный колодец для питья.

Надо заметить, что в среде местного населения Подонья, там, где поблизости от реки есть пещеры, фактически всегда присутствуют легенды о ходе под нее. Порой даже находятся якобы очевидцы, побывавшие в нем. Интересен в этой связи рассказ павловского историка Ю.А. Косянчука: \»Как мне бабушка рассказывала, больше всего в Белогорский монастырь и особенно в пещерную церковь ходили те жители, где в селах есть свои церкви. Имеется в виду с. Дуванка, сейчас оно называется Александровка-Донская, с. Бабка и павловчане. Но учитывая то, что тогда еще постоянной паромной переправы не было, ходили в пещеры как раз по подземному ходу. И под серединой Дона был сделан стеклянный полукруглый купол над этим ходом. И когда стояло солнышко и они шли с церкви, можно было видеть проплывающих рыбешек. А ночью, она говорила, делали так: \»Когда идешь, свечки зажигаешь и ставишь под стекло, и рыбы туда заглядывали на эти свечи\».

Потом, когда я чуть повзрослел, я спросил: \»Бабушка, как же так, ведь вход, в который вы заходили, затапливается во время половодья?\» На мой вопрос мне бабушка ответила: \»Его же на зиму задраивали\».

Ну а потом, когда я еще подрос, я говорю: \»Но как же так! Не могло такого быть! Раз половодьем заливалось, как можно заизолировать вход?\» Она говорит: \»Это все сказки. Я сама всем говорила, моя мать тоже говорила, что ходила, но я точно знаю, что не мать ни разу не ходила по этому ходу, не я, потому что его не было\».

Вариант предания о ходе под Доном со стеклом автор слышал от жителей и вблизи Костомаровской пещеры. А в ст. Мигулинской автору рассказывали о том, что по ходу под Доном местные жители из близлежащей пещеры шли лишь до определенного момента, а дальше было сильно затоплено, и они испугались.

Автору приходилось слышать и многочисленные легенды о спрятанных в монастырских пещерах сокровищах, которые монахи якобы спрятали незадолго до закрытия монастыря. К сожалению, такого рода легенды не так безобидны и приносят вред пещерным памятникам. Так в Белогорских пещерах в поисках сокровищ горекладоискатель изуродовали не одну стену подземных лабиринтов. А пещера у с. Новобелое была изуродована до неузнаваемоси в поисках клада, оставленного здесь бандой Маруси, якобы скрывавшейся здесь в годы гражданской войны. Из стен пещеры выбиты по тектоническим трещинам крупные меловые блоки. В легендах сокровища не всегда выступают в виде изделий из драгоценных металлов. В г. Калаче существует легенда о спрятанной в пещере монахами библиотеке. Такая же легенда бытует среди местных жителей о пещере у с. Новобелое.

Не менее распространены легенды об исчезновении в донских подземельях детей. По этой причине якобы местные власти и были вынуждены завалить входы в некоторые подземные лабиринты. Интересно заметить, что в легендах дети не всегда пропадали, а и возвращались из долгого путешествия под землей. При этом с ними был учитель. В сознании людей оживает архетип инициации, посвящения, проведения через трудные лабиринты детей — представителей крайнего ряда социальной группы наставниками, людьми более старшего поколения, с которыми дети не потеряются в трудных жизненных лабиринтах.

Так уроженка г. Калач А.А. Канунникова поведала автору: \»Рассказывали даже, что дети из наших пещер выходили в

Павловск. Их вела по этому ходу какая-то учительница, серьезная религиозная женщина\».

Исследователю пещер из Санкт-Петербурга И. Агапову удалось услышать не менее интересный случай: \»По рассказам старожилов, подземная церковь в Галиевской пещере была связана раньше с карстовыми пещерами в несколько этажей. Последние имели большие залы и имели большую область залегания. Через них можно было пройти под р. Дон, дойти до города Богучара и далее… Человек, который в них побывал, был местным учителем географии и ходил в пещерах с какой-то группой. Его уже давно нет в живых. Информация досталась мне со слов других людей, там не бывших.

Эти карстовые пещеры не имели естественного выхода наружу, он попросту не сохранился. Как же учитель проник туда? Легенда такова. С группой людей он вошел в искусственные пещеры в пос. Залиман, которые ныне засыпаны. По ним он попал в карстовые пещеры и направился в сторону Дона. Они долго шли по залам и галереям, некоторые из которых напоминали внутренности какого-то большого животного, заворачиваясь туда-сюда, создавая впечатление, что они были промыты гигантскими потоками воды. Их мощность была 2-3 этажа. На последнем была водичка. Наконец через какое-то время группа вышла на нишу , в которой был слепок руки или просто указатель. Следуя его направлению, они вышли к винтовому ходу в Галиевской пещере и поднялись по нему, но не удовлетворились этим и прошли дальше под Доном , ступая уже по воде, сверху лились струйки воды. Они вышли где-то в районе Подколодновки тоже через искусственную пещеру. Расстояние по прямой от их входа и выхода около 8-10 км!

Рассказывают еще, что в свое время пионервожатые из лагеря, расположенного неподалеку от с. Галиевка на оз. Песчаное, водили в пещеры детей. Один из них запомнил хорошо, что зашли они туда утром, ходили по веревочке, а вышли на закате солнца, чему очень удивились. При этом вояже они встречали не один завал. Этих очевидцев надо искать .

Рассказывают, что под самим Залиманом и Богучаром до сих пор сохранилась часть вышеуказанной системы. Так в Богучаре, на улице Халтурина, лет 6 назад ковш экскаватора вскрыл свод одного из ходов. По слухам все церкви г. Богучара были связаны подобными ходами. Когда-то остатки такого хода были обнаружены в церкви, в которой сейчас расположен музей. Начинался он из-под алтаря\».

В этом рассказе перемешано все: и длительные переходы детей под землей с наставниками, и выходы в сакральных местах, и сумасшествие одного из побывавших в подземелье…

Особый интерес представляет достаточно правильное описание карстовых процессов. Что это? Мифотворчество, пытающееся объяснить рациональным путем возможность наличия длинных пещерных лабиринтов, или реальное отражение наличия в Подонье естественных карстовых подземелий? Надо заметить, что в настоящее время наличие карстовых пещер, не заполненных глинистыми отложениями, исследователями здесь не обнаружено.

Архетип пещеры выступает порой не только в роли места, таящего опасность, или места инициаций, но и в роли убежища. В лоне пещеры можно укрыться от предстоящей опасности не только отдельным личностям, но и целым селениям. Так житель села Костомарово С.А. Хонин поведал следующее: \»Недалеко от села Костамарово существует заброшенное городище. Когда-то его жителей взяли в осаду. Кто взял? Неизвестно. Может Степан Разин. Так вот их взяли, и они пропали. Под землей ушли. Это мне рассказывали местные жители\».

Еще одно предание, связанное с использованием пещер для избежания опасности, поведала краевед из Александровки-Донской В.М. Медведева: \»Говорили, что восставших крестьян преследовали царские войска и они бесследно исчезли. Говорят, что они скрылись в Белогорские пещеры, прошли под Доном и вышли в Петровке, скрывшись в Шиповом лесу. Их по всей округе искали царская армия. Это было в XVI или XVII вв\».

Павловчанин Ю.А. Косянчук от своей бабушки А. М. Максимовой слышал следующее предание о Белогорской пещере: \»Во время войны итальянцы захватили Белогорье. Здесь находилась часть русских раненых солдат. Они были вынуждены покинуть село и спрятались в Белогорских пещерах. Но кто-то их предал неприятелям. Говорят, что это был полицейский из белогорьевцев. Фашисты бросили туда дымовые шашки, чтобы их оттуда выкурить. Тогда раненые бойцы были вынуждены обвалить верхний ход в надежде выбраться через нижний выход на свободу, когда стемнеет. Но никто их так и не видел. Кто знает, выбрались они или нет?\» Так же Юрий Алексеевич поведал другую легенду, которую он слышал от местных жителей, но уже на противоположной стороне Дона. Эта легенда имеет схожий контекст, но в ней преследуемые и преследователи поменялись местами. \»После Сталинграда вражеские войска начали отступать. По поручению Белогорского старосты в пещеру положили раненых итальянских солдат. В пещере на втором или нижнем выходе, были сделаны пулеметные гнезда, амбразуры. Их еще было видно, когда я был пацаненком. Оттуда весь Павловск просматривался. И вот рассказывали то же самое про завал в нижнем выходе, что это туда итальянцев затащили и завалили. Якобы так было, чтобы потом их оттуда вынести\».

Распространены вокруг донских пещер легенды и о \»пугающем элементе\», производящем большое впечатление на человека. Вот типичный пример, рассказанный автору в сентябре 2003 г. жителем с. Титчиха Ю. Б. Целимзаде: \»В лесу есть пещера \»Степана Разина\». Там щель такая… Решили спуститься туда на веревках местные. Собрались и одного, привязав, опустили вниз. Он начал дергать, чтобы его вытаскивали. А его не вытаскивали, видать, там веревка зацепилась за что-то. Когда его наконец-то вытащили, он стал седой. Молодой, седой стал, чуть не задохнулся…\».

Что касается рассказов о встречах монахов или монахинь поблизости от пещер, то они тоже встречаются в донском регионе. Здесь также имеются рассказы о встречах в самих пещерах с монахами, которые неожиданно появлялись и исчезали.

Таким образом, мы видим схожесть вышеизложенных линий мифотворчества с линиями мифотворчества Волгоградского края. Это говорит об общих архитипических основах данного процесса.

Подводя итог, можно отметить, что такой феномен духовной жизни людей как пещеростроительство имеет в Подонье богатую историю. Его первые проявления могли быть связаны еще с дохристианскими культами. Начало же массового пещеростроительства может быть отнесено к иконоборческому времени VIII- IX вв. Затем в своем развитии оно прошло ряд

этапов вплоть до недавно ушедшего XX столетия. Проведенные исследования показывают, что столь массовое распространение донского пещеростроительства не может быть объяснено утилитарными причинами и кроется в проявлении духовной жизни населения края.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренный в работе круг источников позволяет в значительной мере восполнить те пробелы в познании прошлого, которые были вызваны невниманием к такому проявлению духовной жизни населения лесостепного Подонья, как культовое пещеростроительство. В результате проведенных исследований на этой территории выявлено 58 пещер, которые могут быть трактуемы как культовые, хотя бы на отдельных этапах функционирования. Большинство из них вводится в научный оборот впервые.

В своем распространении эти подземелья имеют определенные закономерности, связанные с географическими особенностями местности, положением относительно сел и монастырей.

К географическим особенностям распространения пещерных памятников следует отнести их приуроченность к различным по литологическому составу горным породам и отдельным формам рельефа.
 
 
ГИБЕЛЬ АРХЕОЛОГА В ПЕЩЕРАХ
Село Власовка Грибановского района издавна славилось своими колдунами. Отсюда родом главный колдун России, президент Российского Ордена колдунов Юрий Тарасов. В межвузовском сборнике научных трудов по лингвокраеведению, выпущенном к 300-летию Богучара, на 243 странице лингвист В.Ф. Филатова опубликовала статью с весьма сенсационным названием «Магическая лексика с. Власовка Грибановского района», где предоставлено слово местным колдуньям и чародеям.

Но главное — во Власовке есть магический лабиринт, тайна которого до сих пор не раскрыта, а попытка приподнять над нею завесу закончилась настоящей трагедией.


Гибель археологов
В Грибановку я прибыл под вечер. Большое село изнывало от жары. Гостиница в райцентре приказала долго жить — туда переселили отдел администрации. Так что я сразу направился в местный краеведческий музей. Там подтвердили, что о Власовке, действительно, ходят слухи как о селе колдунов, причем, как выяснилось, промышляют чародейством местные жители издавна. И показали фотографии раскопок магического лабиринта и некоторых находок — магических обрядовых украшений жрецов…

Ловлю машину и еду во Власовку. Водитель-толстячок, напоминающий лицом Евгения Леонова, привез меня к курганам, где разворачивались события…

В 1985 году сюда из Воронежа на археологические раскопки прибыли специалисты. Курган, располагавшийся в зоне Второго Власовского могильника, ничем особым не отличался. Что там можно было найти? Погребения эпохи бронзы, сарматские погребения, в крайнем случае – захоронения средневековых кочевников. Здесь, в Донской лесостепи, подобных курганов – сотни.

Но, как выяснилось, древний Власовский курган нес в себе громадную тайну! Мало того, что по местной легенде Власовка раньше носила название Велесовка (по имени славянского бога Велеса), и здесь еще в VIII веке жили маги и жрецы, чьи обрядовые артефакты найдены и исследуются учеными. Так, еще под слоем кургана археологи внезапно натолкнулись на подземный лабиринт ветвистых, взаимопереплетающихся ходов с ровными полами и прямыми стенами.

– Не может быть! – удивлялись археологи. Ибо это был первый лабиринт, обнаруженный в центре России, да еще явно мистического, магического характера! С глубокими рукотворными колодцами, капканами и тупиками…

Мало того – стало ясно, что ходы в лабиринте сделаны, скорее всего, племенем карликов! Участница экспедиции, студентка пятого курса Воронежского госуниверситета Ирина Писарева при росте 1 метр 48 сантиметров и весе 42 килограмма хоть и могла передвигаться по этим ходам, но только ползком.

Позднее была создана модель человека, который мог прокладывать такие подземные ходы. Вот его габариты: рост – до 80 сантиметров, вес – около 25 килограммов. Получалось, что здесь проживали «хоббиты», люди-карлики из подземного мира. Для освещения древними землекопами использовались факелы, на что указывают многочисленные вкрапления угольков на всем протяжении ходов. А еще в центре Власовского лабиринта был найден череп человека со следами трепанации – ровным треугольником с гладкими краями. Ровные края треугольной раны свидетельствовали о том, что после операции человек жил еще продолжительное время.

Сегодня стараниями варваров или прежних, еще советских властей, лабиринт укрыт от взора. Его фактически распахали, и земля опять схоронила тайны тысячелетней давности!

В плену у карликов

В августе 1945 года воронежского летчика-истребителя Василия Егорова сбили над территорией Внутренней Монголии в двухстах километрах от линии фронта.

Василий сумел покинуть горящий истребитель и опуститься на парашюте в небольшой рощице, что само по себе было удачей: значительную часть Внутренней Монголии составляют пустыни, где и воды-то не найти. В роще он обнаружил ручеек, выбегающий из-под небольшого холмика, что обещало по крайней мере избавление от жажды.

Судя по всему, пилот получил легкую контузию, у него кружилась голова, подташнивало. Василий лег в зарослях кустарника отдохнуть и заснул. Проснулся Егоров со странным ощущением – руки и ноги не повиновались. Приподняв голову, он увидел, что туловище его обмотано полупрозрачной лентой шириной с палец, словно огромный паук спеленал неосторожную муху. Звуки, которые он при этом услышал, напоминали птичий щебет. Но издавали их существа, которых можно было бы принять за небольших обезьянок, если бы не одежда и ножи в руках. Это были люди, но очень маленькие. Позже, познакомившись с сотнями человечков племени ханяньги – так они себя называли, – Василий убедился, что их рост не превышал 45 сантиметров.

Летчик не помнил, сколько лет он провел в подземном лабиринте у людей-карликов… Однажды после грозы он оказался снаружи, и на него натолкнулись араты, монголы-скотоводы. Распознав в Егорове русского, они отвезли его к геологам, проводившим изыскания в братском тогда Китае. Геологи переправили Егорова в Советский Союз, где и была установлена его личность.

Оказалось, что летчика считали погибшим. И лишь после проведения ряда экспертиз удостоверились, что перед ними действительно Василий Егоров, кавалер ордена Боевого Красного знамени, летчик-истребитель, на счету которого шесть сбитых вражеских самолетов. Сразу Василия опознать не смогли еще и потому, что со времени советско-японской войны прошло 14 лет! Егоров оказался у людей весной 1959 года!

Проведенное следствие результатов не дало – всерьез воспринимать рассказы Егорова о карликах никто не хотел. Но при рентгенографии черепа у страдавшего от приступообразных головных болей летчика в затылочной части обнаружили плотное образование. Стало ясно, что Егоров подвергался трепанации черепа около 15 лет тому назад. Но главное: треугольное отверстие было такой же формы, как на черепе, обнаруженном во Власовском лабиринте!

Странные находки находки
Ритуальные предметы, найденные в лабиринте

Подземные галереи, судя по увиденному мною в грибановском музее плану лабиринта, сходились к центру, к обширной прямоугольной яме. Посреди ямы имелось столбовое углубление, наполненное щебнем. По профилю насыпи археологам удалось проследить, что яма представляла собой остатки конструкции с земляным купольным сводом, в центре которого располагался некий каменный или деревянный объект, возможно, идол.

Раскопки показали, что идолу приносились жертвы – в частности, был обнаружен скелет человека практически обыкновенных размеров (рост 160 сантиметров), у которого в теменной области черепа определялось то же, что и у летчика Егорова, –треугольное отверстие с гладкими краями. Кстати, Егоров, окончивший жизнь на воронежской земле, долгое время был лучшим строителем колодцев на юге области – умел находить воду там, где остальные терпели неудачу за неудачей.

Кроме того, по всей площади лабиринта были также выявлены многочисленные жертвенники племени карликов. Там располагались останки животных, преимущественно головы лошадей. На одной из голов прекрасно сохранились железные удила, относящиеся к VIII веку нашей эры.

Попытка Прохорова

Феномен Власовского лабиринта до сих пор не разгадан. Но сами жители Власовки всерьез считают, что ворошить курганы очень опасно.

Один из участников раскопок, Николай Прохоров, выдвигал свою теорию возникновения капища, мол, его построили… дети! Сделали это в подражание взрослым, и где-то неподалеку существует, а может, и не один, лабиринт для взрослых, которые проводили в нем тайные, магические ритуалы! Пытливый исследователь даже достал фотографии интересующего его района с воздуха и из космоса и передал их эксперту, который в указанном радиусе выявил три «полых холма» – места, где вероятность подземных сооружений была максимальной.

А дальше было все, как в плохом фильме ужасов: предупреждения жителей, тайные знаки, отрубленная голова животного…

… В экспедицию Прохоров позвал бывших однокурсников, с которыми когда-то учился в университете. В июле 2001 года исследователи прибыли в район раскопок. Вот оно – первое указанное место, представлявшееся небольшой возвышенностью, расположенной в лесном массиве.

Так как до ближайшей деревни Большие Сопельцы было около девяти километров, археологи разбили палаточный лагерь тут же. Прохоров сразу отправился в село подрядить чернорабочих, но вернулся ни с чем. Несмотря на то что «живых денег» в деревне почти не видели, сельчане, прослышав, что городские надумали разрыть холм в лесу, от работы отказались категорически.

Но это не смутило Прохорова. Рабочих археолог решил нанять позже, в другой деревне, а пока стал проводить разведку объекта. Увы, приборы железа не фиксировали.

Но рано утром у своей постели Прохоров обнаружил конскую голову. И, судя по всему, совсем недавно голова эта была еще на шее лошади.

Что это? Предупреждение? Колдовская метка магов из Власовки? Начали расследовать ситуацию. Дежурный по лагерю ничего подозрительного ночью не видел. Да и сам Прохоров, обычно спавший очень чутко, ничего не слыхал.

Пока суть да дело, другая загадка – разрядились аккумуляторы «Нивы» и грузовичка УАЗ, а также разом сели все батарейки в фонариках, транзисторном приемнике, сотовом телефоне и электронных часах. Это уже походило на чертовщину или описываемые уфологами аномалии…

Народ возроптал, испугались все! Лагерь срочно свернули, кое-как завели старый УАЗ, подцепили тросом «Ниву» и отправились восвояси.

В шесть часов вечера археологи въехали в Воронеж. А ночью пятеро из семи участников неудавшейся экспедиции оказались в токсикологическом отделении больницы, да еще и с признаками сильнейшего отравления. Реанимационные мероприятия спасли жизнь только двоим – самому руководителю экспедиции Николаю Прохорову и Ирине Писаревой. Трое остальных скончались.

Однако цепь загадочных смертей продолжилась: еще двое членов экспедиции умерли дома, они жили в квартирах без телефонов и вызвать «скорую» было просто некому. Причиной смерти людей посчитали отравление грибами, хотя Прохоров утверждал, что никаких грибов ни он, никто другой не ел.

Так закончилась попытка обнаружения еще одного колдовского лабиринта. Возможно, что холм в лесу действительно был тайным храмом. Хотя, быть может, слово «БЫЛ» здесь неуместно. Прохоров полагал, что случившееся с ним и его товарищами – не что иное, как ответное действие жрецов всего лишь на попытку вторжения на их территорию.

… Я еще долго бродил по землям Второго Власовского могильника и меня не покидало ощущение, что за мною кто-то пристально следит. Водитель не выдержал первым:

-Знаешь, давай отсюда уматывать! Голова разболелась и тошнит, как отравы наелся…

Мы сели в запыленные «Жигули» и покатили прочь, в Грибановку. И пока я не оказался в воронежском автобусе, мне все казалось, что мою спину буравит чей-то колючий взгляд…
 
 
СРЕБРЕНИКИ ИЗ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
В фондах воронежского музея даже в самый жаркий летний день прохладно. Того требуют экспонаты. Историк Андрей Амелькин раскладывает на старом письменном столе монетки. Честно говоря, подобные вещицы без рассказа экскурсовода вряд ли заинтересуют посетителей любого музея. Но ученые сразу же назвали эту находку беспрецедентной.

Как ни странно, имя хозяина клада и цена покупки держатся в тайне. \»Сообщество антикваров, коллекционеров и музейных работников довольно маленькое, — рассказывает Андрей Амелькин. — Каждый слух распространяется быстро. В прошлом году мы внезапно узнали, что кто-то из воронежцев пытается продать коллекционерам и антикварам небольшими партиями серебряные монеты времен Золотой Орды. Как говорили держатели клада, он был найден в одном из западных уездов Воронежской губернии еще до революции. Представляете, сколько лет его хранили потомки? Клад пережил две войны!\»

Музей начал искать деньги, и случилось то, что в наши времена иначе как маленьким чудом не назовешь. Воронежский меценат Николай Алехин, гендиректор солидной фирмы выкупил клад у посредников и передал его музею.

В момент нашего прихода Андрей Амелькин сортировал монеты. Их здесь около 500 и у каждой своя история. Самая ранняя датирована 1340 годом, самая поздняя — 1395-м. Почти идеальный круг и овал, конечно, отличаются друг от друга. Так можно узнать почерк русских и татарских мастеров. В 1382 году хан Тохтамыш обманом взял Москву, сжег город и увел в плен многих русских мастеров, которые ценились уже тогда. Татарские умельцы вырезали из серебряных пластинок круги, а русские расплющивали молотами отрезки проволоки, поэтому и форма у монет разнообразная. Монеты русских мастеров не столь красивы, зато почти идеально совпадают по весу.

\»О, смотрите, — восклицает Амелькин, — а вот и дикая монета! Уникальная вещь. То, что на ней отчеканено, иначе как белибердой не назовешь. Видно, пытались повторить рисунок золотоордынских монет. Зато сразу понятно, что эту монету чеканили на Руси для какого-то местного амбициозного князя, которому очень хотелось ввести в обращение свои деньги\».

Во все времена, как и семь веков назад, без фальшивомонетчиков не обходилось. Андрей Олегович ловко вынимает из общей кучи две монетки: меньше остальных, выглядят тусклее, да и чеканка на них какая-то подозрительная.

\»В те времена эта фальшивка могла с легкостью ходить наравне с другими монетами. И знаете почему? Потому что деньги тогда не так часто попадали в руки большинству населения. И одна монета могла считаться целым состоянием. Представления о ценностях с тех пор здорово изменились. Цена золота и серебра за это время упала в десять раз. К примеру, по сведениям мореплавателей, за одну такую монетку можно было купить около пяти килограммов срезанного с кости мяса\».

Пока клад хранится в фондах музея, но, возможно, уже в скором времени пополнит экспозицию. Кстати, у Воронежской области есть своя карта кладов. Такими находками отмечены почти все главные тракты области — Воронеж — Острогожск, Воронеж — Лиски, Воронеж — Липецк. В Воронежской области кладов больше, чем в соседних областях. Возможно, оттого, что это родина, как сейчас говорят, \»продвинутого\» сельскохозяйственного предпринимательства. Да и здешние дворяне были людьми далеко не бедными. В период революции многие свои богатства они предали земле.

\»Черные\» поисковики предпочитают не распространяться о том, что же они находят на месте бывших дворянских усадеб, и уж тем более никто из них не сдавал государству свои находки. Эти люди с металлоискателями регулярно навещают и пригородные села, и отдаленные районы, беседуют со старожилами, которые помнят предания о последних днях барских домов. И только дилетанты пытаются копаться рядом с сельскими церквями или на месте уничтоженных храмов. \»Церковь была красива пред Богом и бедна в быту, — рассказывает Андрей Амелькин. — Многим казалось, что под золотыми куполами кроются несметные сокровища. Но оказалось, что ничего особенного в церквях нет. Даже золото на куполах чаще всего сусальное\». Если кто-то оставляет себе на память золотые монетки петровской эпохи, то в этом нет ничего страшного, считает историк. Жаль, когда гибнет вещь, представляющая большую историческую ценность. Кто-то же умудрился в свое время переплавить скифское золото на зубы!

Почти все клады, как правило, обрастают легендами. Говорят, что после войны воронежское отделение Госбанка СССР недосчиталось огромной суммы денег. А дело было так. В 1942 году перед эвакуацией из Воронежа госучреждений монеты из драгметаллов решили не вывозить — спрятать в земле. Вернувшиеся после освобождения города банкиры монет не нашли, а местные жители ни в чем таком не сознались. Так что, возможно, что-нибудь из этого схрона и всплывет на свет божий, когда будет иметь серьезную ценность.

Кладоискателей наверняка подстегнет тот факт, что, по оценкам некоторых историков, с приходом советской власти наши люди попрятали до 90% своего состояния. До 1917 года в России уже 20 лет чеканили золотые рубли, а иностранные монеты имели хождение всегда. На руках у россиян было столько же изделий из благородных металлов, сколько у жителей всех стран Европы вместе взятых. Так что, вполне возможно, сегодня под землей лежит пара годовых бюджетов страны.
  
КЛАДЫ ВОРОНЕЖСКОГО КРАЯ
БИРЮЧАНСКИЙ УЕЗД. По легенде, клад из золотых и серебряных монет зарыт в Поповом лесу. В 1870 году в овраге, тянущемся к реке Оскол на протяжении четырех верст, паводком вымыло человеческие кости. По указу княгини Чеботаревой, которой принадлежало это владение, крестьяне обыскали овраг и нашли захоронение воина: на черепе - шлем; подле скелета - кольчуга и меч; на груди и поясе — восемь золотых и пятнадцать серебряных украшений. Княгиня переслала вещи в Императорскую археологическую комиссию. Крестьянам она настрого запретила рыть землю, надеясь, что раскопками здесь займутся археологи. Но те так и не приехали.

БОГУЧАРОВСКИЙ УЕЗД. Близ села Воробьева в каменоломнях на горе лет восемнадцать назад ребятишки через провал проникли в подземелье, где нашли серебряные стремена, пуговицы и старинную саблю. По рассказам стариков, в каменоломнях был разбойничий стан и зарыт клад.

ПОДГОРЕНСКАЯ ВОЛОСТЬ. Предание указывает на клад в кургане на Сапожниковой горе. Кладоискатели разрыли курган, нашли подземелья, выложенные кирпичом, уголь и множество серебряных монет. Работы были прерваны из-за войны с немцами.

КОРОТОЯКСКИЙ УЕЗД. Жители села Платова рассказывают о колодце разбойника Кудеяра, куда был опущен казан с золотом и серебром. Колодец находится где-то в урочище Хороший дуб.

НОВОХОПЕРСКИЙ УЕЗД. В селе Пыхове существует легенда о разбойничьих кладах в горе Лимановке, в курганах Фигура и Раскопанный. Были попытки найти их, но обнаружены лишь древние вещи.

ОБЛАСТЬ ВОЙСКА ДОНСКОГО

БОБРОВСКИЙ УЕЗД. МЕЧЕТСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
Кудеяров дом - так называют в народе два кургана, стоящие во 2-м Мечетском поле на расстоянии 60 сажен друг от друга. От одного из них на глубине пять аршин расходятся четыре подземные галереи, частью обвалившиеся. В засыпанных ходах рылись кладоискатели, пока их не прогнали местные власти. В той же земле, близ села Мечетка, находится городок, где жил Кудеяр. В его саду была береза, на черте полуденной тени которой была погребена его дочь с ключами от подземной кладовой, находящейся где-то здесь, в саду.
 
СТАРОТОЙДЕЙСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
Близ села Старой Тойды, в лесной даче мещанина Ларина, крестьянином села Анны ведется подкоп в целях отыскания клада. Начинается он из рва Городища разбойника Кудеяра. Об этом кладе Ларину стало известно из старинной рукописи, что хранилась в церкви села Старая Тишанка.
 
БОГУЧАРСКИЙ УЕЗД, ЗАЛИМАНОВСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
Близ хутора Галиева, в меловой горе на берегу Дона - подземный монастырь с церковью и кельями. Монастырь опустел лет двадцать пять назад. Затем тут поселилась какая-то шайка. Через пару лет разбойники бежали от полиции, оставив в пещерах все свое добро. Полиция же, не осмотрев монастырь, завалила вход в него камнями.
 
ДОКТОРОВСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
У сел Яблонево и Русиново на правом берегу Дона, на каменной горе, в урочище Тайник, заметно оседание почвы на протяжении 30 сажен. По преданию, лет 60 назад здесь был ход, приводивший в подземелье в лесном урочище Плющан. Частично подземелье сохранилось. Туда спускались охотники, но до конца — из-за завала, встретившегося на пути, - не доходили. Ходит слух, что за завалом - останки разбойников, которые были погребены со всеми своими сокровищами под рухнувшим сводом подземелья.
 
СЕННОВСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
На земле Удельного ведомства, в шести верстах от шоссе Бестужевского тракта, есть майдан. В нем крестьянином хутора Кривоборье Д. И. Бобряшовым был вырыт клад - медно-красный котел с медными монетами. В полуверсте от этого майдана — курган 15х10 сажен, по народному поверью, он хранит заколдованный клад. Не раз ночные попытки кладоискателей кончались сумасшествием смельчаков. Близ майдана и кургана проходят дороги, скрещивающиеся недалеко от Кривоборьенского леса. На этом перекрестке, по преданию, есть подвал, где хранится церковная утварь, награбленная какой-то шайкой, а также множество червонцев («на три фуры»). Местные старшина и писарь пытались копать, но наткнулись на «не зависящие от них обстоятельства».
 
СЕМЕЙСКАЯ ВОЛОСТЬ.
Близ слободы Семейская, на вершине прибрежной кручи реки Дона, есть курган, в котором, по рассказам, зарыт разбойничий клад. Были попытки его отыскать. В 1910 году местный псаломщик Ракитин нашел человеческий череп и кость от руки. Раскопка не была закончена ввиду протеста полицейского десятника.
 
ОСТРОЖСКИЙ УЕЗД, БЕЛОГОРОДСКАЯ ВОЛОСТЬ. 
В лесу слободы Белогорья, на берегу реки Дона, в урочище Городище, обнесенном небольшим валом, находился разбойничий притон. Атаманом была некая Ольга, отсюда и название леса - Ольгино. Рядом в урочище Связь располагался сторожевой пост разбойников, грабивших проходившие мимо суда и убивавших купцов. Одна из жертв лет двадцать назад была обнаружена крестьянином Черниковым, нашедшим в балке, размытой дождевой водой, скелет с поломанными ребрами и торчавшим в них заржавленным кинжалом. Здесь же, по преданию, зарыто все награбленное добро.
 
На надельной земле крестьянина Кирьячкова тридцать лет назад была видна котловина, от которой шел подземный ход. В него можно было с трудом пролезть. Впоследствии он обвалился, образовав новое отверстие, в которое лазили мальчики, далеко из боязни не заходившие. Кое-кто считает, что именно этот ход приведет к Ольгинскому кладу.

Упорная легенда о подземном ходе и кладе меловой горы Лысая у села Белогорья побудила крестьянина Пащенко в течение трех лет искать клад. И хотя ход он нашел, но поиски бросил, частью потому, что наткнулся на обвал в виде меловых глыб, а больше избегая насмешек односельчан
 
 

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ

Здесь собрано все то, что было когда-то найдено и выкопано археологами в нашем крае.

Серебрянный ритон и костяная фигурка собаки (Мастюгинский могильник)

Золотые серьги (Первое Чертовицкое городище)

Фибула третьей четверти I тысячелетия н. э. с поселения Ездочное Чернянского района

Остатки палеолитического жилища из костей мамонта (стоянка Костенки XI)

Костяные зубчатые острия эпохи неолита (стоянка Липецкое Озеро)

Костяные зубчатые острия эпохи неолита (стоянка Липецкое Озеро)

Каменные тесла (стоянка Липецкое Озеро)

Фрагменты сосудов с накольчатым орнаментом среднедонской неолитической культуры

Фрагменты сосудов с накольчатым орнаментом среднедонской неолитической культуры

Роговые мотыги (стоянка Липецкое Озеро)

Женский убор по материалам Гапоновского клада (реконструкция)

Коньковые подвески из погребений салтово-маяцкой культуры Маяцкого селища

Стеклянные бусы салтово-маяцкой культуры из погребений с Маяцкого селища

Древнерусские стеклянные браслеты с городища Холки

Золотоордынская керамика с городища Холки

Находки из погребений Новохарьковского могильника

Находки из погребений Новохарьковского могильника

Находки из погребений Новохарьковского могильника

Принадлежности воинских поясов, предметы одежды и туалета. Маяцкий могильник.

Предметы туалета и женской одежды. Маяцкий могильник

Арабские дирхемы из с. Урыв

Золотоордынские монеты найденные в с. Строжевое

Женские статуэтки (палеолит, Костенки)

Урашения (палеолит, Костенки)

Наконечник из кремня(Палеолит, Костенки)

Наконечник из кремня (палеолит, Костенки)

Украшения из останков бельмитов (палеолит, Костенки)

Женская статуэтка (палеолит, Костенки)

Обломок браслета (палеолит, Костенки)

Навершие лопаточки (палеолит, Костенки)

Бивни мамонта (палеолит, Костенки)

Погребение человека (палеолит, Костенки)

Фрагменты стрел (неолит среднего дона)

Кремневое орудие труда (неолит среднего дона)

Кремневое орудие труда (неолит среднего дона)

Статуэтка рыбы (неолит среднего дона)

Орудия труда из костей животных (неолит среднего дона)

Глиняный сосуд (среднедонская катакомбная культура)

Глиняный сосуд (среднедонская катакомбная культура)

Каменный топор (среднедонская катакомбная культура, Мастюгино)

Кремневый нож (среднедонская катакомбная культура, Мастюгино)

Глиняный сосуд (срубная культура среднего Дона)

Топор (срубная культура среднего Дона)

Бронзовый нож (срубная культура среднего Дона)

Глиняныйые сосуды (срубная культура среднего Дона)

Керамика с городищ и погребений скифского времени среднего Дона

Керамика с городищ и погребений скифского времени среднего Дона

Предмет быта с городищ и погребений скифского времени среднего Дона

Предмет быта с городищ и погребений скифского времени среднего Дона

Предметы звериного стиля среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Предметы звериного стиля среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Нашивные бляжки из злота среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Гребень среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Нашивные бляжки из золота среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Бусы среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Серьга среднедонской культуры скифского времени (Острогожский край)

Амфора (скифское время)

Серебрянный кубок (скифское время)

Ритон (скифское время)

Гидрия (скифское время)

Статуэтка из сарматского погребения у хутора Рубцов (р. Девица)

Предмет из сарматского погребения у хутора Рубцов (р. Девица)

Предмет из сарматского погребения у хутора Рубцов (р. Девица)

Глиняный сосуд (Мастюгино)

Славянский глиняный горшок (Боршевская культура)

Костяной амулет (Боршевская культура)

Славянский глиняный горшок (Боршевская культура)

Сосуд из салтовского погребения у с. Урыв

Вещи из салтовского погребения у с. Урыв

Бусы из салтовского погребения у с. Урыв

   
_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Памятники археологии Воронежской области
Алфавитный список селений Воронежской области, где были найдены клады - Составлен
М.Б. Оленевым - 2009 г.
1947 Классификация русских монет XVI и начала XVII в.: Тез. дис. …канд. ист. наук // Гос. Эрмитаж. 4 с.
Г. В. Корзухина. Русские клады IX- XIII вв. М.-Л., 1954 г., стр. 99
http://obzor-novostei.ru/
Обзор кладов в Воронежской области – статья Пекшеева Н.Ф.

 

 

Комментарии

аватар: Кэп

Чертовицкое городище

Он занимает участок правого берега г. Воронеж от села Чертовицкое на юге, до села Староживотинное, на севере. Вклю­чает 4 городища, 2 сарматских курганных могильника (курганная группа) и 10 неукрепленных поселений, которые расположены на вы­соких мысах и в пойме.

Памятники изучались скифо-сарматским отрядом экспедиции ВГУ под руководством А. П. Медведева в 1977-1980 и 1989-1994 гг.

1         городище. Расположено в 0,2 км к юго-востоку от села вниз по течению реки. Занимает округлую оконечность мыса, отделено от плато узкой седловиной, где расположена основная линия укреплений, которая состоит из рва и вала. В 1995 году здесь были заложены 2 раскопа площадью 120 кв м. В культурном слое (0,4-0,5 м) найдены обломки лепной посуды эпохи средней бронзы, среднедонской куль­туры скифского времени, фрагменты сероглинной сарматской кера­мики, единичные обломки лепной посуды борщевской культуры. Го­родище позднее использовалось славянами. Датируется городище VIII - IX в. н. э.

2         городище. Расположено в 0,8 км к северу от села. Здесь вскры­то 260 кв.м. Со стороны плато городище отделено тремя линиями рвов глубиной до 5 метров и внутренним валом высотой 1 метр. С запада городище защищал еще один ров. В культурном слое найдена керамика скифского времени, железный серп и другие орудия труда. Городище датируется IV - III веками до н. э.

3         городище. Расположено в 1,5 км к северу от села вверх по течению реки на высоком мысу. Оно выделяется большими разме­рами и мощной системой укреплений. На памятнике вскрыта площадь более 5000 кв.м. Здесь изучены жилые, хозяйственные куль­товые и фортификационные сооружения. В культурном слое содер­жались материалы воронежской культуры эпохи средней бронзы, среднедонской культуры скифского времени, а также городище сарматского времени. Археологи обнаружили многочисленные сви­детельства присутствия сарматов, а также остатки их жилищ ок­руглой формы. Позднее здесь появляется население, родственное племенам Черняховской и Киевской культур. Городище датируется 2-1 тысячелетием до н.э.

4         городище. Расположено в 2 км от села вверх по течению реки. Как и все предыдущие, это городище расположено на высоком мысу правого берега реки Воронеж. От плато оно отделено перемычкой. Здесь проходит линия укреплений, которая состоит из вала и рва. Найдены обломки керамики того же типа, как на 3 городище. Дати­руется памятник 1 тысячелетием до н.э.

1 - я курганная группа

Находится на высоком мысу правого берега в 1 км к северу от села. Здесь насчитывается 54 насыпи. Под каждой насыпью отрыто по одному погребению. Мужские захоронения сопровождали мечи с кольцевым навершием, остатки колчанных наборов из 30-60 нако­нечников стрел, удила. Женские захоронения отличались богатством и разнообразием. В них найдены украшения, зеркала, сосуды. Мо­гильники принадлежали сарматам. Датируется 1 в.н.э.

2 - я курганная группа

Расположена в 4 км к северу от села. В могильнике насчитыва­ется 30 курганных насыпей округлой и эллипсовидной формы. Здесь Отрыты только женские захоронения, которые сопровождались леп­ной и круговой сероглинной посудой, зеркалами, украшениями. Да­тируется погребение 1 в. до н.э. (сарматская культура).

Архангелская церковь. Памятник архитектуры.

Построена кирпичная церковь в 1763 году.

Д. Самбикин писал: «Михаило-Архангельская церковь с приделом св.ап. Петра и Павла. Эта церковь считается приписанной к Предтеченской церкви села Староживотинное». Четверик, апсида, колокольня повторяют формы XVII века. Четверик увенчан восьме­риком с шарообразной главой и интересным кованым крестом. В XIV веке к четверику с южного и северного фасадов пристроены приде­лы с алтарями в классическом стиле. Служба в здании продолжалась до 1932 года. С этого года и по 1997 год стояло в запустении. Объект выделен постановлением Совета Министров РСФСР от 04.12.74 года № 624 «О дополнении и частичном изменении Постановления Совета Министров от 30 августа1960 г. «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», а также Указом Президента от 20.02.95 года №176 «Об утверждении Перечня объектов исто­рического и культурного наследия Федерального (общероссийского) назначения».

Государственный памятник  природы «Декастр»

От северной окраины города Воронежа в сторону села Чертовицы и поселка Рамонь тянется дубовый лес. Это Воронежская нагорная дубрава. В ней встречаются участки, где сохранились дубравы-великаны. Чертовицкий остров старо-возрастной дубравы - государственный памятник природы, который называется «Декастр». Выделен постановлением Воронежского облисполкома № 74 от 13.02.86 г., администрации Воронежской области № 500 oт 28.05.98 г.

На площади 1,5 га сохранилось 8 условно-жизнеспособных деревьев высотой более 25 м, диаметр до 1,5 м. Находясь на территории санатория имени Дзержинского, памятник относительно защищен, но испытывает рекреационную нагрузку на почвенно-растительный покров. Уникальна также сосна, возраст которой около 200 лет.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru