Злые существа славянской мифологии

славянская мифология

Если вы думаете, что в славянской мифологии самыми страшными были Баба-Яга и Змей Горыныч, постоянно появляющиеся в сказках, то вы явно плохо знакомы с древним русским фольклором. 
В мифологии наших предков встречались по-настоящему страшные и злобные существа, с которыми вы вряд ли захотели бы встретиться.   

 

«Славянские монстры» — согласитесь, звучит диковато. Русалки, лешие, водяные — все они знакомы нам с детства и заставляют вспомнить сказки. Именно поэтому фауна «славянского фэнтези» до сих пор незаслуженно считается чем-то наивным, несерьезным и даже слегка глупым. Сейчас, когда речь заходит о магических чудовищах, мы чаще вспоминаем зомби или драконов, хотя в нашей мифологии есть такие древние существа, по сравнению с которыми монстры Лавкрафта могут показаться мелкими пакостниками.
Обитатели славянских языческих легенд — это не радостный домовенок Кузя или сентиментальное чудовище с аленьким цветочком. Наши предки всерьез верили в ту нечисть, которую мы сейчас считаем достойной лишь детских страшилок.
 
До нашего времени не дошло практически ни одного оригинального источника, описывающего вымышленных существ из славянской мифологии. Что-то покрылось мраком истории, что-то уничтожили во время крещения Руси. Что мы имеем, кроме смутных, противоречивых и зачастую непохожих друг на друга легенд разных славянских народов? Немногочисленные упоминания в работах датского историка Саксона Грамматика (1150—1220) — раз. «Chronica Slavorum» немецкого историка Хелмолда (1125—1177) — два. И, наконец, следует вспомнить сборник «Веда Словена» — компиляцию древних болгарских ритуальных песен, по которым также можно делать выводы о языческих поверьях древних славян. Объективность же церковных источников и летописей в силу очевидных причин находится под большим сомнением.
 
Книга Велеса
«Книгу Велеса» («Велесова книга», дощечки Изенбека) долгое время выдавали за уникальный памятник древнеславянской мифологии и истории, датируемой периодом 7 век до нашей эры — 9 век нашей эры.
Ее текст якобы был вырезан (или выжжен) на небольших деревянных планках, некоторые «страницы» частично сгнили. По легенде, «Книгу Велеса» в 1919 году обнаружил под Харьковом белый полковник Федор Изенбек, который вывез ее в Брюссель и передал для изучения слависту Миролюбову. Тот сделал несколько копий, а в августе 1941 при наступлении немцев таблички были утрачены. Выдвигались версии, что они были спрятаны фашистами в «архиве арийского прошлого» при Анненербе, либо вывезены после войны в США).
Увы, подлинность книги изначально вызывала большие сомнения, а недавно было окончательно доказано, что весь текст книги — фальсификация, выполненная в середине 20 века. Язык этой фальшивки представляет собой смесь разных славянских наречий. Несмотря на разоблачение, отдельные литераторы до сих пор используют «Книгу Велеса» как источник знаний.
 
Истории славянских сказочных существ может позавидовать иной европейский монстр. Возраст языческих легенд впечатляет: по некоторым расчетам, он достигает 3000 лет, а корнями уходит в неолит или даже мезолит — то есть около 9000 лет до нашей эры.
Общеславянский сказочный «зверинец» отсутствовал — в разных местностях говорили о совершенно разных существах. У славян не было морских или горных чудовищ, зато в достатке водилась лесная и речная нечисть. Не было и гигантомании: наши предки очень редко задумывались о злых великанах вроде греческих циклопов или скандинавских етунов. Некоторые чудесные твари появились у славян сравнительно поздно, в период их христианизации — чаще всего их заимствовали из греческих легенд и внедряли в национальную мифологию, создавая, таким образом, причудливую смесь верований.
  
 
Аспид.
Крылатая змея с двумя хоботами и птичьим клювом. Живет высоко в горах и периодически совершает опустошительные налёты на деревни. Тяготеет к скалам настолько, что даже не может сесть на сырую землю — только на камень. Аспид неуязвим для обычного оружия, его нельзя убить мечом или стрелой, а можно лишь только сжечь. Однако змей никогда не подлетит к огню, да и на землю он не садится. Только трубный звук способен привести аспида в ярость, в таком состоянии он бросается на все, что издает этот звук, потому победить Аспида можно, лишь заманив его в огненную ловушку при помощи труб.
 
Волот.
Волоты — малочисленная раса могучих великанов, населявшая территорию древней Руси.                      

Некогда волоты были одной из самых распространенных рас, но к началу исторической эпохи практически вымерли, вытесненные людьми. Великаны считаются предками славян, что подтверждается появлением богатырей в людском роду. Волоты стараются не контактировать и не пресекаться с людьми, селясь в труднодоступных местах, предпочитая выбирать для жилья высокогорные участки или труднодоступные лесные чащи, гораздо реже они селятся в степных районах.
 
Злыдень.
Злыдень — злой дух, приносящий нищету дому, в котором поселился.                                           

Данные духи находятся в подчинении у навьи. Злыдень невидим, но его можно услышать, иногда он даже разговаривает с людьми, в чьем доме поселился. Злому духу тяжело попасть в дом, так как его туда не пускает домовой, но если уж ему удалось проскользнуть в жилище, то избавиться от него очень непросто. Если злыдень пробрался в дом, то он проявляет большую активность, помимо разговоров дух может залезать на обитателей дома и ездить на них. Часто злыдни селятся группами, так что в одном доме их может быть до 12 существ. Злыдни предпочитают селиться в человеческих домах за печкой, в сундуках или шкафах. Иногда, если они не могут найти для себя подходящий дом, то селятся в лесу возле водоема, где поджидают, пока мимо пройдет подходящий человек, чтобы увязаться за ним и попасть к путнику домой.
  
 Баба-Яга
Славянская ведьма, популярный фольклорный персонаж. Обычно изображается в виде противной старухи с растрепанными волосами, крючковатым носом, «костяной ногой», длинными когтями и несколькими зубами во рту. Баба-Яга — персонаж неоднозначный. Чаще всего она выполняет функции вредителя, с ярко выраженными наклонностями к каннибализму, однако при случае эта ведьма может добровольно помочь храброму герою, расспросив его, попарив в бане и одарив волшебными дарами (или сообщив ценные сведения).
Известно, что Баба-Яга живет в глухом лесу. Там стоит ее избушка на куриных ногах, окруженная частоколом из человеческих костей и черепов. Иногда говорилось, что на калитке к дому Яги вместо запоров — руки, а замочной скважиной служит маленький зубастый рот. Дом Бабы-Яги заколдован — в него можно войти только сказав: «Избушка-избушка, повернись ко мне передом, а к лесу задом».
Как и западноевропейские ведьмы, Баба-Яга умеет летать. Для этого ей требуется большая деревянная ступа и волшебная метла. С Бабой-Ягой часто можно встретить животных (фамильяров): черного кота или ворону, помогающих ей в ведьмовстве.
Происхождение имения «Баба-Яга» неясно. Возможно, оно пришло из тюркских языков, в возможно, образовано от старосербского «ега» — болезнь.
 
Упырь.
Упырь – живой мертвец, восставший из могилы.                                                                               

Внешне упыри практически ничем не отличаются от человека, единственное их отличие — это острые зубы, так все зубы упыря заострены и больше напоминают акулью пасть, нежели человеческую. Обычно в упырей после смерти превращаются колдуны и волколаки, однако,живым мертвецом может стать и живой человек, ставший жертвой проклятья. Обычно живые мертвецы селятся на кладбищах и не отходят далеко от своих могил, но иногда в поисках пищи или, спасаясь от преследователей, упыри могут поселиться в лесу или даже в селениях, там для жилья они выбирают темные места, куда не проникает солнечный свет.
  
 Семаргл
Семаргл защищает мир смертных, не пуская в него зло. Каждую ночь бог стоит на страже с огненным мечом в руках, готовый отразить любую атаку сил тьмы. Согласно преданиям, после того, как Сварог ударил магическим молотом о камень Алатырь, высеклись искры, из разгоревшегося пламени которых предстал огненный бог Семаргл. Новоявленное божество восседало на златогривом коне серебристой масти. Где бы ни появлялся, где бы ни проезжал бог огня, везде оставался выжженный след.
   
 Баш Челик (Стальной человек)
Популярный персонаж сербского фольклора, демон или злой колдун. Согласно легенде, царь завещал троим сыновьям выдать их сестер за того, кто первый попросит их руки. Однажды ночью некто с громовым голосом явился ко дворцу и потребовал в жены младшую царевну. Сыновья исполнили волю отца, и вскоре лишились подобным образом средней и старшей сестры.
Вскоре братья опомнились и отправились на их поиски. Младший брат повстречал прекрасную царевну и взял ее в жены. Заглянув из любопытства в запретную комнату, царевич увидел закованного в цепи человека. Тот представился как Баш Челик и попросил три стакана воды. Наивный юноша напоил незнакомца, тот восстановил силы, разорвал цепи, выпустил крылья, схватил царевну и улетел. Опечаленный, царевич отправился на поиски. Он выяснил, что громовые голоса, которые требовали в жены его сестер, принадлежали повелителям драконов, соколов и орлов. Те согласились помочь ему, и вместе они победили злого Баш Челика.
 
Волколак.
Волколак — человек, способный превращаться в волка (медведя) - оборотень.                                               

Волколаком можно стать добровольно и против своей воли. Колдуны часто превращают себя в волколака, чтобы обрести силу зверя. Они способны превращаться в волка и обратно в человека по собственной воле. Для этого колдуну достаточно перекувыркнуться через пень или 12 ножей, воткнутых в землю острием, при этом если за то время, пока маг был в обличии зверя, кто-то вынет хотя бы один нож из земли, то колдун уже не сможет вернуться обратно в человеческое обличие. Человек может обратиться в волколака и после проклятья, тогда проклятый не способен сам вернуть себе человеческий облик. Однако ему можно помочь: для того чтобы снять с человека проклятие, его надо накормить освященной едой и накинуть на него одеяние, сотканное из крапивы, при этом волколак будет всячески сопротивляться этому обряду.
     
 Дивьи люди
Полулюди с одним глазом, одной ногой и одной рукой. Чтобы двигаться, должны были сложиться пополам. Живут где-то на краю света, плодятся искусственно, выковывая себе подобных из железа. Дым их кузниц несет с собой мор, оспу и лихорадки.
  
Кощей Бессмертный (Кащей)
Один из хорошо известных нам старославянских отрицательных персонажей, обычно представляемый в виде худого, скелетообразного старика с отталкивающей внешностью. Агрессивен, мстителен, жаден и скуп. Трудно сказать, был ли он персонификацией внешних врагов славян, злым духом, могущественным волшебником или уникальной разновидностью нежити.
Бесспорно, что Кощей владел очень сильной магией, сторонился людей и часто занимался излюбленным для всех злодеев в мире делом — похищал девушек. В отечественной фантастике образ Кощея довольно популярен, причем его представляют по-разному: в комическом свете («Остров Русь» Лукьяненко и Буркина), или, например, киборгом («Судьба Кощея в киберозойскую эру» Александра Тюрина).
«Фирменной» особенностью Кощея было бессмертие, причем далеко не абсолютное. Как мы все наверняка помним, на волшебном острове Буяне (способным внезапно исчезать и появляться перед путешественниками) стоит большой старый дуб, на котором висит сундук. В сундуке сидит заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо, а в яйце — волшебная игла, где спрятана смерть Кощея. Его можно убить, сломав эту иглу (по некоторым версиям — разбив яйцо об голову Кощея).
 
Анчутка.
Анчутка – маленький злой дух. Рост анчуток составляет всего несколько сантиметров, их тела покрыты шерстью и имеют черную окраску, а головы у этих злых духов лысые. Характерной особенностью анчутки является отсутствие пяток. Считается, что нельзя произносить вслух название этого злого духа, так как анчутка сразу же на него откликнется и окажется прямо перед тем, кто произнес. Обитать анчутка может почти везде: чаще всего духа можно встретить в поле, в бане или на водоеме, также он предпочитает селиться поближе к людям, но избегает встреч с более сильными существами. Впрочем, различная среда обитания накладывает особенности на внешний вид и поведение злых духов, так можно выделить три основных подвида анчуток: банные, полевые, водяные или болотные. Полевые анчутки самые мирные, не являются людям, если те сами не позвали их. Банные и болотные анчутки любят попроказничать, но шутки у них злые и опасные, нередко приводящие к смерти человека, так, болотный анчутка может схватить пловца за ногу и утащить его на дно. Банные анчутки часто пугают людей стонами, являются им в различных обликах, да и просто могут заставить человека уснуть или потерять сознание.
   
 Леший
Лесной дух, защитник животных. Выглядит как высокий мужчина с длинной бородой и волосами по всему телу. По сути не злой — ходит по лесу, оберегает его от людей, изредка показывается на глаза, для чего умеет принимать любой облик — растения, гриба (гигантского говорящего мухомора), животного или даже человека. Лешего можно отличить от других людей по двум признакам — его глаза горят волшебным огнем, а обувь надета задом наперед.
Иногда встреча с лешим может закончиться плачевно — заведет человека в лес и бросит на съедение зверям. Однако те, кто уважительно относятся к природе, могут даже подружиться с этим существом и получить от него помощь.

 Дрекавак (дрекавац)
Полузабытое существо из фольклора южных славян. Его точного описания не существует — некоторые считают его животным, другие — птицей, а в центральной Сербии ходит поверье, будто дрекавак — душа мертвого некрещеного младенца. Сходятся только в одном — дрекавак умеет жутко кричать.
Обычно дрекавак — герой детских страшилок, однако в отдаленных районах (например, горный Златибор в Сербии) в это существо верят даже взрослые. Жители деревни Тометино Полье время от времени сообщают о странных нападениях на свой скот — по характеру ранений сложно установить, что это был за хищник. Крестьяне утверждают, что слышали жуткие крики, поэтому здесь наверняка замешан дрекавак.
 
Лихо.
Лихо — злое человекоподобное существо, встречаются как мужские, так и женские особи.                

Отличается лихо высоким ростом и худощавым телосложением, у него всего один глаз, поэтому видит оно в узком диапазоне. Питается лихо плотью и страданиями людей и животных, обычно оно старается не появляться в крупных поселениях, а большую часть жизни обитает в лесу, питаясь местным зверьем и птицами, чем часто злит лешего. Но если лихо попадется одинокий человек или небольшая группа людей, то тут оно свой шанс не упустит. Пристав к одному человеку, оно ввергает того в уныние и питается негативными эмоциями. Такой рацион делает существо еще сильнее, и чем больше негативных эмоций испытывает «носитель», тем сильнее лихо. Если же ему не удается справиться с волей человека, то существо предпочтет съесть жертву, нежели отпустить. Когда попадается группа людей, лихо выбирает себе одного, а остальных убивает прямо у него на глазах, опять же, чтобы сломить волю человека. Если лихо овладело человеком, то избавиться от него практически невозможно. Оно будет следовать за жертвой повсюду, попутно нападая на тех, кто оказывается рядом с «носителем», и так, пока несчастный не умрет, что, в принципе, наступает довольно скоро, после чего лихо начнет искать себе новую жертву.
  
 Русалка
В славянской мифологии русалки — разновидность проказливой нечисти. Ими становились утопленницы, девушки, умершие недалеко от водоема, либо люди, купающиеся в неурочное время. Русалок иногда отождествляли с «мавками» (от старославянского «навь» — мертвец) — детьми, умершими без крещения либо задушенными матерями.
Глаза таких русалок горят зеленым огнем. По своей натуре они существа гадкие и злые, хватают купающихся людей за ноги, тянут под воду, либо заманивают с берега, обвивают руками и топят. Бытовало поверье, что смех русалки может вызывать смерть (это делает их похожими на ирландских баньши).
Некоторые поверья называли русалок низшими духами природы (например, добрые «берегини»), не имеющими ничего общего с утопленниками и охотно спасающими тонущих людей.
Различались также «древесные русалки», живущие в ветвях деревьев. Некоторые исследователи причисляют к русалкам полудениц (в Польше — лаканиц) — низших духов, принимающих вид девушек в прозрачной белой одежде, живущих в полях и помогающих полевому. Последний представляет собой также природного духа — считается, что он выглядит как маленький старичок с белой бородой. Полевой обитает на возделанных полях и обычно покровительствует крестьянам — за исключением тех случаев, когда они работают в полдень. За это он насылает на крестьян полудениц, чтобы те своим волшебством лишили их рассудка.
Следует также упомянуть водяницу — разновидность русалки, крещеную утопленницу, не принадлежащую к разряду нечисти, а потому сравнительно добрую. Водяницы любят глубокие омуты, но чаще всего селятся под мельничными колесами, катаются на них, портят жернова, мутят воду, вымывают ямы, рвут сети.
Считалось, что водяницы были женами водяных — духов, предстающих в облике стариков с длинной зеленой бородой из водорослей и (редко) рыбьей чешуей вместо кожи. Пучеглазый, толстый, жутковатый, водяной живет на большой глубине в омутах, командует русалками и прочими подводными обитателями. Считалось, что он разъезжает по своему подводному царству верхом на соме, за что эту рыбу в народе иногда звали «чертова лошадь».
Водяной по своей натуре не злобен и даже выступает покровителем моряков, рыбаков или мельников, однако время от времени любит пошалить, утащив зазевавшегося (или обидевшего) купальщика под воду. Иногда водяного наделяли способностью к оборотничеству — превращению в рыб, животных или даже бревна.
Со временем образ водяного как покровителя рек и озер изменился — он стал рассматриваться как могущественный «морской царь», живущий под водой в шикарном дворце. Из духа природы водяной превратился в эдакого волшебного самодура, с которым герои народного эпоса (например, Садко) могли общаться, заключать соглашения и даже побеждать его хитростью.
 
Вий.
Вий — персонаж из преисподней, чей взгляд убивает.                                                                       

Его глаза обычно прикрыты огромными веками и ресницами, которые он не может поднять без посторонней помощи. На вид это страшный, уродливый старик очень высокого роста и мощного телосложения. Глаза у него очень большие, они прикрыты еще большими веками, имеющими длинные ресницы. Вий весь оброс корнями деревьев и мхом, но самым страшным у этого существа считается взгляд: если ему кто-то поможет приоткрыть веки, то он своим взглядом сможет убить не только человека, но и сжечь целые селения. Голос у Вия очень страшный и противный, его протяжное монотонное звучание может свести с ума любого человека.
   
 Змей Горыныч
Змей-Горыныч – общее название драконоподобных существ. Хотя к драконам он и не относится, а по классификации принадлежит к змиям, во внешнем виде Горыныча много драконьих черт.
Внешне Змей-Горыныч похож на дракона, однако обладает многоголовостью. В разных источниках указывает разное количество голов, но чаще всего встречается три головы. Впрочем, большее количество голов скорее указывает на тот факт, что этот змий уже неоднократно участвовал в битвах и терял головы, на месте которых вырастало большее количество новых.
 

Алконост.
Алконост – полуптица-получеловек. Тело у алконоста птичье, с красивым радужным опереньем. Голова у него человеческая, часто на нее надета корона или венок, также алконост имеет человеческие руки. Существу покровительствует славянский бог Хорс. Почти всю свою жизнь алконост проводит в Ирии, и лишь девушки-алконосты раз в год спускаются на землю, чтобы отложить яйца, потому в мифологии алконостов изображают именно с женским лицом. Яйца алконост откладывает в воду на самое дно, чаще всего выбирает берег моря, но также подходят и крупные реки. На дне яйца пребывают в течение 7 дней, после чего они всплывают и вылупляются птенцы. Все это время вокруг гнездовья стоит ясная, безветренная погода, а алконост-мать поет свои чудесные песни, находясь неподалеку, скрываясь в лесной чаще. Когда птенцы вылупляются, алконост забирает их и еще 7 дней находится с потомством на земле, пока молодняк не наберется достаточно сил для полета в Ирий. Нет четкого указания, в какое именно время года алконосты покидают Ирий и спускаются на землю: в одних источниках указывают период зимнего солнцестояния, в других - осенние месяцы.
По природе своей алконост не агрессивен и не представляет прямой опасности для человека, но может невзначай навредить ему, если тот подойдет слишком близко к гнездовью или будет находиться рядом, когда птица поет свою песнь. Защищая себя или своих птенцов, полуптица-получеловек способна погрузить всех окружающих в беспамятство.
 
Кикимора.
Кикимора — злой дух, насылающая кошмары на человека.                                                                

На вид кикимора очень худая и маленькая: голова у нее с наперсток, а тело тонкое как тростинка, она не носит ни обуви, ни одежды и большую часть времени остается невидимой. Днем кикиморы неактивны, а по ночам начинают шалить. По большей части они не причиняют серьезного вреда человеку, в основном лишь устраивают небольшие проказы: то стучат чем-то по ночам, то скрипеть начинают. Но если кикимора невзлюбила кого из членов семьи, то проказы станут куда серьезнее: дух начнет ломать мебель, бить посуду, изводить домашнюю скотину. Любимое занятие кикиморы – прясть пряжу: порой сядет ночью в углу и начинает работать, и так до утра, но толку от этой работы нет, лишь спутает нитки да пряжу порвет.
В качестве места обитания кикиморы предпочитают человеческие дома, выбирая для проживания укромные места: за печкой, под порогом, на чердаке, за сундуком, в углу. Часто кикимор берут в жены домовые. Иногда кикиморы показываются на глаза людям, предвещая скорые несчастья: так, если она плачет, то скоро случится беда, а если прядет, то значит, вскоре кто-то из обитателей дома умрет. Предсказание можно уточнить, спросив кикимору, тогда она обязательно ответит, но только стуком.
  
Это интересно
Для своих первых романов и стихотворений Владимир Набоков использовал псевдоним «Сирин».
В 2004 году «родиной» Бабы-Яги было объявлено село Кукобой (Первомайский район Ярославской области). Ее «день рождения» празднуется 26 июля. Православная церковь выступила с резким осуждением «поклонения Бабе-Яге».
Илья Муромец — единственный былинный герой, канонизированный Русской Православной церковью.
Баба-Яга встречается даже в западных комиксах, например — «Hellboy» Майка Миньолы. В первом эпизоде компьютерной игры «Quest for Glory» Баба-Яга — главный сюжетный злодей. В ролевой игре «Vampire: The Masquerade» Баба-Яга — вампир клана Носферату (отличаются уродливостью и скрытностью). После ухода Горбачева с политической арены она вышла из подполья и перебила всех вампиров клана Бруджа, контролировавших Советский Союз.
  
* * *
Перечислить всех сказочных существ славян очень сложно: большинство из них изучены очень слабо и представляют собой местные разновидности духов — лесных, водных или домашних, причем некоторые из них были весьма похожи друг на друга. Вообще, обилие нематериальных существ сильно отличает славянский бестиарий от более «приземленных» собраний монстров из других культур
.Среди славянских «монстров» очень мало монстров как таковых. Наши предки вели спокойную, размеренную жизнь, и поэтому существа, которых они себе придумывали, были связаны с элементарными стихиями, нейтральными по своей сути. Если они и противостояли людям, то, по большей части, лишь охраняя матушку-природу и родовые традиции. Истории русского фольклора учат нас быть добрее, терпимее, любить природу и уважительно относиться к старинному наследию предков.
Последнее особенно важно, ибо старинные предания быстро забываются, а вместо таинственных и озорных русских русалок к нам приходят диснеевские рыбо-девицы с ракушками на грудях. Не стыдитесь изучать славянские легенды — особенно в их изначальных, неадаптированных для детских книг вариантах. Наш бестиарий архаичен и в каком-то смысле даже наивен, однако мы можем им гордиться, ведь он — один из самых древних в Европе.
 

_____________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИЕ ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Славянская мифология.
Лесавік / У. А. Лобач // Беларуская міфалогія: Энцыклапедычны слоўнік. — Мн.: Беларусь, 2004. — С. 285. — 592 с. — ISBN 985-01-0473-2. (белор.)
 Таланчук О. М. // 100 найвідоміших образів української міфології / Під загальною редакцією О. М. Таланчук. — К.: Орфей, 2002. — С. 172—173. — ISBN 966-96200-0-7. (укр.)
 // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
 Власова М. Н. // Энциклопедия русских суеверий. — Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
 Левкиевская Е. Е. Славянский оберег. Семантика и структура. — М.: Индрик, 2002. — 336 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-185-6.
 Ансимова О. К., Голубкова О. В. Духи леса в русских народных верованиях: новое решение лексикографического описания // Гуманитарные науки в Сибири. Т. 22, № 2. — Новосибирск: Издательство Сибирского отделения РАН, 2015. — С. 94—99. — ISSN 0869-8651.
 Виноградова Л. Н. Народная демонология и мифо-ритуальная традиция славян / ответственный редактор С. М. Толстая. — М.: Индрик, 2000. — 432 с. — (Традиционная духовная культура славян / Современные исследования). — ISBN 5-85759-110-4.
 Власова М. Н. О незнаемом // Энциклопедия русских суеверий. — Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
Левкиевская Е. Е. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепёлка). — С. 104—109. — ISBN 5-7133-1207-0.
 Токарев С. А. // Религиозные верования восточнославянских народов XIX — начала XX века / Отв. ред. С. И. Ковалев. Изд. 2-е. — М.: Либроком, 2012. — С. 79—83. — 168 с. — (Академия фундаментальных исследований: этнология). — ISBN 978-5-397-02283-5.
 Щепанская Т. Б. Главы 4-10 // Культура дороги в русской мифоритуальной традиции XIX—XX вв.. — Индрик, 2003. — С. 153—427. — 527 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-176-7. Архивная копия от 1 мая 2016 на Wayback Machine
 Криничная Н. А.: тотемические истоки и полисемантизм образа // Русская мифология: Мир образов фольклора. — М.: Академический проект; Гаудеамус, 2004. — С. 247—323. — 1008 с. — (Summa). — ISBN 5-8291-0388-5, ISBN 5-98426-022-0.
 Мадлевская Е. Л. Низшая мифология: // Русская мифология. Энциклопедия. — Эксмо, Мидгард, 2005. — С. 314—327. — 784 с. — 5000 экз. — ISBN 5-699-13535-6.
 Новичкова Т. А. // Русский демонологический словарь. — СПб.: Петербургский писатель, 1995. — С. 3—12; 294—340. — 640 с. — 4100 экз. — ISBN 5-265-02803-X.
 Власова М. Н. // Энциклопедия русских суеверий. — СПб.: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
 Черепанова О. А. Народные верования древних славян в трудах И. И. Срезневского: этнолигвистический аспект // И. И. Срезневский и русское историческое языкознание: К 200-летию со дня рождения И. И. Срезневского: сборник статей Международной научной конференции, 26–28 сентября 2012 г. / отв. ред. И. М. Шеина, О. В. Никитин; Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина. — Рязань, 2012. — С. 86. — ISBN 978-5-88006-794-7.
Пигин А. В. Народная мифология в севернорусских житиях // Труды Отдела древнерусской литературы. — СПб., 1993. — Т. 48. — С. 331—334.
 Власова М. Н. Бес // Энциклопедия русских суеверий. — Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
 Черепанова О. А. Мифологические мотивы в памятниках древней славяно-русской письменности и литературы: // Мифологические рассказы и легенды Русского Севера. — СПб.: Издательство СПбГУ, 1996. — 212 с. — ISBN 5-288-01444-2.
 Маркин П. Ф. Славянская мифология как мировосприятие и текст русской литературы. — Барнаул: Издательство Алтайской государственной академии культуры и искусств, 2009. — 359 с.
 Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре / Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Академия наук СССР. — М.: Наука, 1975. — 192 с. — 14 500 экз.
Зиновьев В. П. Быличка как жанр фольклора и её современные судьбы // Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири. — Новосибирск: Наука, 1987. — С. 398—399. — 400 с. — 75 000 экз.
 Черепанова О. А. Очерк традиционных народных верований Русского Севера (комментарии к текстам): Проклятые и обмененные // Мифологические рассказы и легенды Русского Севера. — СПб.: Издательство СПбГУ, 1996. — 212 с. — ISBN 5-288-01444-2.
 Савельева Т. В. Жанровые трансформации в современной устной мифологической прозе // Вестник Челябинского государственного университета. — 2015. — № 5 (360). — С. 267—272. — ISSN 1994-2796.
 Ильина Т. С., Топорков А. Л. Мифологическое в жизни современной севернорусской деревни // Миф в фольклорных традициях и культуре новейшего времени / Отв. ред. С. Ю. Неклюдов. — М.: РГГУ, 2009. — С. 22—26. — 136 с. — (Чтения по истории и теории культуры. Вып. 57). — ISBN 978-5-7281-1079-8.
 Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. — М.: Искусство, 1971. — С. 287—288. — 511 с.
 Черепанова О. А. Очерк традиционных народных верований Русского Севера (комментарии к текстам): Народная демонология: // Мифологические рассказы и легенды Русского Севера. — СПб.: Издательство СПбГУ, 1996. — С. 139—144. — 212 с. — ISBN 5-288-01444-2.
 Афанасьев А. Н. XVII. Древо жизни и лесные духи // Славянская мифология (Поэтические воззрения славян на природу и др.). — М.: Эксмо, СПб.: Мидгард, 2008. — С. 653—665. — 1520 с. — (Гиганты мысли). — 4100 экз. — ISBN 978-5-699-27982-1, ISBN 5-91016-014-3.
 Богданович А. Е. Пережитки олицетворений: // Пережитки древнего миросозерцания у белорусов. Этнографический очерк. — Гродна: Губернская типография, 1895. — С. 77—79. — 186 с. Архивная копия от 5 марта 2016 на Wayback Machine
 Шамякіна Т. І. Міфалогія і беларуская літаратура. — Мн.: Мастацкая літаратура, 2008. — С. 33—34. — 391 с. — (Бібліятэка школьніка). — ISBN 978-985-02-0925-2. (белор.)
 Киркор А. К. Следы язычества в празднествах, обрядах и песнях: // Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. Т. 3. Ч. 2. Белорусское Полесье / Под общ. ред. П. П. Семёнова. — СПб., М.: Книгопродавец-типограф М. О. Вольф, 1882. — С. 271—272. — 496 с.
 Никифоровский Н. Я. Лешие (лешуки, лесовики, пущевики) // Нечистики. Свод простонародных в Витебской Белоруссии сказаний о нечистой силе. — Вильна: Н. Мац и Ко, 1907. — С. 68—73. — 103 с.
 Максимов С. В. Леший // Нечистая, неведомая и крестная сила / Этнографическое бюро князя В. Н. Тенишева. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1903. — С. 68—77. — 530 с.
 Власова М. Н. Вихор // Энциклопедия русских суеверий. — Санкт-Петербург: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
 Журавлёв А. Ф. XVII. Древо жизни и лесные духи // Язык и миф. Лингвистический комментарий к труду А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» / Отв. ред. С. М. Толстая. — М.: Индрик, 2005. — С. 507—511. — 1004 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-318-2.
 Неклюдов С. Ю. Движение и дорога в фольклоре // Die Welt der Slaven. Internationale Halbjahresschrift für Slavistik. Jahrgang LII, 2. Reiseriten – Reiserouten in der russischen Kultur. — München: Verlag Otto Sagner, 2007. — S. 206—222.
 Мороз А. Б. Севернорусские пастушеские отпуска и магия первого выгона скота у славян // Восточнославянский этнолингвистический сборник. Исследования и материалы. — М.: Индрик, 2001. — С. 232—258. — ISBN 5-85759-159-2.
Латышкевіч М. Ю. Спецыфічныя рысы іншасветнай прасторы і часу (на матэрыялах беларускай фальклорнай прозы) // Фалькларыстычныя даследаванні: Кантэкст. Тыпалогія. Сувязі: зб. навук. арт. / пад нав. рэд. Р. М. Кавалёвай, В. В. Прыемка; уклад.: Т. А. Марозава. — Мн.: Права і эканоміка, 2010. — Вып. 7. — С. 147—148. — ISBN 978-985-500-364-6. (белор.)
 Морозов И. А. Отрок и сиротинушка (возрастные обряды в контексте сюжета о «похищенных детях») // Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина в традиционной культуре. — М.: Лабиринт, 2001. — С. 58—70.
 Иванов В. В., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы (Древний период) / Отв. ред. И. И. Ревзин. — М.: Наука, 1965. — С. 173—174. — 245 с.
Ратайчик К. Бог и дьявол в русской междометной фразеологии (структурно-семантический очерк с учетом элементов перевода) // Acta Universitatis Lodziensis. Folia Linguistica Rossica. — 2007. — № 3.
Фадеева Л. Е. Демонологический компонент в феномене «новой религиозности» // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. — 2011. — № 2 (11). — С. 133—139. — ISSN 2073-3984.
 Санаров В. И. НЛО и энлонавты в свете фольклористики // Советская этнография. — 1979. — № 2. — С. 145—154.
Афанасьев А. Н. XVII. Древо жизни и лесные духи // Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т.. — М.: Издание К. Солдатенкова, 1868. — Т. 2. — С. 325—349.
Власова М. Н. Белый дедушка; Блуд; Блудь; Боровик; Боровуха; Водило; Вольная; Гаркун; Дикая женщина — Долгой; Зыбочник; Лес — Лесовые; Лешачиха; Леший; Лисун; Ляд // Энциклопедия русских суеверий. — СПб.: Азбука-классика, 2008. — 622 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-91181-705-3.
Криничная Н. А. Лесные наваждения: Мифические рассказы и поверья о духе-«хозяине» леса. — Петрозаводск, 1993. — 50 с.
Криничная Н. А. Леший: тотемические истоки и полисемантизм образа // Русская мифология: Мир образов фольклора. — М.: Академический проект; Гаудеамус, 2004. — С. 247—323. — 1008 с. — (Summa). — ISBN 5-8291-0388-5, ISBN 5-98426-022-0.
Левкиевская Е. Е. Леший // Мифы русского народа. — М.: Астрель, АСТ, 2000. — С. 320—339. — 528 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-271-00676-X, ISBN 5-17-002811-3.
Мадлевская Е. Л. Низшая мифология: Леший // Русская мифология. Энциклопедия. — М.: Эксмо, Мидгард, 2005. — С. 314—327. — 784 с. — 5000 экз. — ISBN 5-699-13535-6.
Максимов С. В. Леший // Нечистая, неведомая и крестная сила. — СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильворг, 1903. — С. 68—77.
Никитина А. В. Леший // Русская демонология. — 3-е изд., стер.. — М.: Флинта, 2013. — С. 127—165. — 400 с. — ISBN 978-5-9765-1767-7.
Новичкова Т. А. Блуд; Боровик; Дикинькие мужички; Лешачиха; Леший; Моховик // Русский демонологический словарь. — СПб.: Петербургский писатель, 1995. — С. 58—60; 129; 294—340, 390. — 640 с. — 4100 экз. — ISBN 5-265-02803-X.
Померанцева Э. В. Рассказы о лешем // Мифологические персонажи в русском фольклоре / Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Академия наук СССР. — М.: Наука, 1975. — С. 28—48, 167—171. — 192 с. — 14 500 экз. [прилагается указатель сюжетов быличек и бывальщин]
Леший / Е. Е. Левкиевская // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепёлка). — С. 104—109. — ISBN 5-7133-1207-0.
Черепанова О. А. Очерк традиционных народных верований Русского Севера (комментарии к текстам): Народная демонология: Леший // Мифологические рассказы и легенды Русского Севера. — СПб.: Издательство СПбГУ, 1996. — С. 139—144. — 212 с. — ISBN 5-288-01444-2.

 

  

ВложениеРазмер
1532809456_2_02.jpg778.67 КБ
1532809456_2_03.jpg255.94 КБ
1532809532_2_04.jpg159.46 КБ
1532809718_2_05.jpg651.7 КБ
1532809845_2_07.jpg336.24 КБ
1532809912_2_08.jpg746.08 КБ
1532810111_21_10.jpg550.9 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru