Заповедник Магаданский

На территории Магаданской области находится единственный заповедник федерального значения - Государственный природный заповедник «Магаданский», состоящий из Кава-Челомджинского, Сеймчанского, Ольского, Ямского островного и Ямского материкового участков общей площадью 883 тыс. га. Все участки на большом удалении друг от друга, труднодоступны, на их территории нет населенных пунктов транспортных путей; они резко отличаются друг от друга по рельефу, климатическим условиям, флоре и фауне. Центральная усадьба заповедника расположена в областном центре - городе Магадан (100-650 км от участков).  

 

 
Заповедник образован для сохранения в естественном состоянии совокупности уникальных ландшафтных, флористических и фаунистических комплексов северо-востока Азии, изучения естественном течения процессов и явлений в них, разработки научных основ охраны природы в целом, редких природных объектов и максимальном количества видов животных и растений, особенно редких и исчезающих.
На территории Магаданского заповедника расположено репродуктивное лежбище сивуча (морской лев), занесенного в Красную книгу России. Среди птиц, занесенных в Красную книгу РФ обитают белоплечий орлан, чирок- клоктун, малый тундровый лебедь, скопа, беркут, орлан-белохвост, сапсан, кроншнеп дальневосточный, филин обыкновенный и рыбный филин.
Символом Магаданского заповедника является белоплечий орлан, стилизованное изображение которого является официальным логотипом заповедника.


КАВА-ЧЕЛОМДЖИНСКИЙ УЧАСТОК
Заповедные реки - Кава и Челомджа, - при слиянии образуют реку Тауй, являющейся самой крупной речной системой Тауйской губы. Челомджа, берущая начало в верховьях Охотско-Колымского хребта, имеет протяженность 215 км и целиком входит в состав заповедника. Наиболее значительные из ее притоков, протекающих по территории заповедника – Мана, Эльгенджа, Хетанджа, Кутана, - длиной от 40 до 70 км. Все реки участка имеют ярко выраженный горный характер – каменистое дно, небольшую ширину и глубину, быстрое течение, множество перекатов. Исключение составляет река Кава, которая в своем среднем и нижнем течении протекает по заболоченной низменности. В этой части течение Кавы медленное, берега низкие, русло извилистое, дно песчаное, местами заросшее травой.
На Кава-Челомджинском участке произрастает ежевик коралловидный, гриб, занесенный в Красную книгу Магаданской области.

На Челомдже расположены одни из крупнейших на северо-охотском побережье экологически ненарушенные нерестилища кеты и кижуча. В верховья Кавы поднимается на нерест ранняя кета, в реку Челомджа - поздняя. С октября по май основу рыбного населения участка составляют хариус и проходные гольцы, причём мальма преобладает в Чёломдже, а кунджа - в Каве. На Кава-Челомджинском участке обитают оба вида земноводных Северо-Востока Азии – сибирский углозуб и сибирская лягушка.
 
Из птиц здесь обитают краснозобая и чернозобая гагары, серощекая и красношейная поганки, лебедь-кликун, таежный гуменник, чирок-свистунок, шилохвость, свиязь, широконоска, кряква, морская и хохлатая чернети, американская синьга, гоголь, средний и большой крохали, а также луток. На озерах междуречья находятся крупные линники лебедя-кликуна. В среднем течении Кавы на территории заказника существует изолированный очаг гнездования белолобого гуся. Только в долине Челомджи к настоящему времени обнаружена оседлая популяция обыкновенной пищухи.
Наиболее типичные представители зимующих птиц – поползень, пухляк, длиннохвостая синица, снегирь, свиристель, чечетка, щур, дятлы (трехпалый и малый пестрый). Обычны белая куропатка, каменный глухарь и рябчик. Встречаются желна, ворон, кукша, серый сорокопут. На незамерзающих всю зиму перекатах Челомджи добывают пищу бурая оляпка и горный дупель.
 
На Кава-Челомджинском участке обитает значительное количество видов из Красной Книги РФ: здесь стабильно гнездятся белоплечий орлан и скопа. В долине Челомджи на северном пределе своего ареала гнездится рыбный филин.
В долинах крупных рек наблюдается наибольшая плотность и видовое разнообразие млекопитающих. Здесь обычны бурозубки (средняя, крупнозубая и равнозубая), лесные полевки (красная и красно-серая), полевка-экономка, бурундук, заяц–беляк, белка, летяга, бурый медведь, лисица, соболь, горностай, американская норка (интродуцент), выдра, лось. Волк и росомаха обычны, но немногочисленны. С юго-запада вдоль Охотского побережья сюда проникают дальневосточная бурозубка и восточноазиатская лесная мышь. В бассейне Челомджи обитают 3 вида летучих мышей (водяная ночница, ночница Брандта и бурый ушан). В долине Кавы обычна ондатра, в последние годы она проникла и на Челомджу. В междуречье и горно-таежных ландшафтах встречается северный олень.
С началом хода лососевых рыб в реку Тауй заходит обыкновенный тюлень (ларга). На галечно-песчаных косах в месте слияния Кавы и Челомджи ларги ежегодно образуют залежку, насчитывающую от единиц до нескольких десятков зверей. Вслед за идущими на нерест лососями ларга иногда поднимается вверх по течению Челомджи до 150 км от моря (до притока Хурен).
 


ЯМСКИЙ УЧАСТОК (материковый)
Ямский участок заповедника расположен в долине нижнего течения Ямы – крупнейшей лососевой реки Охотского побережья – в 180 км к востоку от Магадана и в 20 км от небольшого посёлка Ямск. Необходимость создания здесь заповедной территории обусловлена произрастанием ели сибирской, которая широко распространена по всей Сибири, а в Магаданской области произрастает только в долине реки Яма. В пределах заповедника еловые леса распространены между реками Хурчан и Халанчига, общая площадь лесов с участием ели составляет около 30 кв. км. В «Ямском еловом острове» ель не образует чистых насаждений, а входит в состав смешанных древостоев, образованных другими лесообразующими породами – лиственницей, тополем, чозенией, высокоствольными ивами, ольхой волосистой и каменной берёзой.
Среди растений, произрастающих на участке – широко распространенные в низкогорных местностях Охотско-Колымского края виды. Однако здесь обнаружены реликты более теплолюбивых флор: голокучник, майник двулистный, жимолость Шамиссо. Ряд подобных видов своим происхождением и распространением связаны с тёмнохвойной тайгой – ломонос бурый, перловик поникающий, страусник. Многие из них относятся к числу редких и занесены в Красную книгу Магаданской области. Другая особенность Ямской долины – редкие в Охотско-Колымском крае «чёрноольховые» поймы из ольхи волосистой. На опушках и прогалинах ольховых рощ господствуют высокие – в рост человека и выше травы: крестовик коноплёволистный, лабазник, копьевник копьевидный и вейник Лангсдорфа.
 

Река Колыма
Наряду с очагами произрастания ели сибирской, на Ямском участке заповедника охраняются нерестилища тихоокеанских лососей – кеты и кижуча, которые считаются крупнейшими в северной части Охотского моря. Нерестовая миграция кеты начинается в первой половине июля и заканчивается в конце августа – начале сентября. Её пик приходится на конец июля – начало августа, когда на нерест пропускается в среднем около 180 тыс. особей. Нерестилища горбуши расположены в Яме до притока Алут выше границы заповедника. В поймах рек Халанчига и Студёная – двух многоводных притоков Ямы, впадающих в пределах заповедника – расположены нерестилища кижуча. Всего же фауна рыб Ямского участка насчи­тывает 17 видов. В отличие от Кава-Челомджинского участка, здесь нет амурской девятииглой корюшки, а хариус представлен восточносибирским, а не камчатским подвидом.
На Ямском участке отмечены 90 гнездящихся видов птиц, среди них зимующие – белая куропатка, ястребиная сова, трёхпалый дятел, пухляк. Из числа перелётных широко распространены чеглок, жулан, пятнистый сверчок, малая мухоловка, юрок, овсянка-крошка. Околоводные виды составляют треть фаунистического списка. В большинстве своём это также широко распространённые виды, например, чернозобая и краснозобая гагары, лебедь-кликун, чирок-свистунок, морская чернеть, средний крохаль, скопа, перевозчик, сизая чайка, речная крачка.
 
Среди видов, которые обитают только на территории Дальнего Востока, на Ямском участке обитают каменный глухарь, американская синьга, каменушка, белоплечий орлан, дальневосточный кроншнеп, корольковая пеночка, соловей-красношейка.
Из насекомоядных и грызунов здесь обитают равнозубая и средняя бурозубки, белка, бурундук, летяга, красная и красно-серая полёвки, лесной лемминг, полёвка-экономка. Из зайцеобразных – заяц-беляк и северная пищуха. Из хищных – лисица, выдра, бурый медведь, соболь и горностай. Росомаха и норка также не редкие в долине Ямы. Летом в лесных и луговых поймах обычны летучие мыши: ночница Брандта и бурый ушан.
 

ЯМСКИЙ УЧАСТОК (Ямские острова и полуостров Пьягина)
Ямские острова представляют собой горные останцы, поднимающиеся из воды в 10-15 км от берега полуострова Пьягина в северной части Охотского моря. Архи­пелаг состоит из двух крупных островов – Матыкиль и Атыкан, и трёх более мелких – Баран, Хатемальню и Коконце, представляющих собой огромные скалы. Острова отстоят один от другого на 1,5-10 км. Акватория вблизи островов отличается сложным рельефом дна, большими перепадами глубин, очень сложным режимом течений, аномально низкой температурой воды. Даже во время штиля здесь обычна беспорядочная волновая толчея. Очень характерны ветры, сопровождаемые туманами и штормами, особенно осенью. Среднегодовая скорость ветра здесь составляет 5,6 м/с при экстремальных отметках выше 40 м/с.
 
Остров Матыкиль – наиболее изученный остров архипелага. Береговая линия сложной конфигурации, большая часть берега – отвесные скалы высотой до нескольких сотен метров. Склоны острова весьма круты (угол падения обычно превышает 60 градусов), их рельеф сложен и представляет собой причудливое нагромождение различных форм выветривания в виде живописных каменных столбов, стен и гребней, перемежающимися осыпями и узкими ущельями. На северной стороне острова есть бухта, защищённая скалистым мысом от северных и северо-восточных ветров. В разное время и разные люди назвали её «Бухтой Тамары», «Лагерной» или «Северной». Независимо от названия, это единственное место на острове, где в тихие дни можно осуществить «сухую» высадку и поставить несколько палаток. Условия высадки – опасные, к тому же, на узкие береговые пляжи периодически падают камни. В сырую погоду интенсивность камнепадов возрастает.
В районе Ямских островов, расположенных на выходе из залива Шелихова, отмечается наибольшая концентрация планктона в Охотском море, а сам залив относится к одной из самых продуктивных акваторий Мирового океана. Колонии морских птиц, общей численностью до 6 млн. особей, присутствуют на всех островах архипелага. Самые крупные колонии расположены на острове Матыкиль – здесь гнездятся 12 видов морских птиц, общей численностью 4,7 млн. особей. Основу колонии (самой крупной в Охотском море) составляют конюги-крошки. Базары образованы чистиковыми (кайры, очковый чистик, топорок, ипатка, конюга-крошка, большая конюга, белобрюшка), чайками (тихоокеанская чайка и обыкновенная моевка), буревестниками (глупыши) и баклановыми птицами (берингов баклан). При этом поселения очкового чистика – крупнейшие в северной части Охотского моря, а поселение глупыша – крупнейшие в Охотском море и вторая по величине колония в Азии (после острова Расшуа на Курилах). Отличительной особенностью колонии глупышей на Матыкиле является то, что многие пары устраивают гнезда на подушковидных разрастаниях золотого корня (родиолы розовой).
 
На восточной оконечности острова Матыкиль расположено самое северное в Охотском море репродуктивное лежбище сивучей, а так же несколько холостяковых лежбищ, которые образуют сивучи, не достигшие возраста размножения. На острове также можно встретить лежбище лахтаков, расположенное в южной части острова на нешироком, сильно вытянутом в длину галечном пляже, обрамлённом крутыми скалами. В других местах острова лахтаки залёжек не образуют, но их иногда можно встретить в воде на различных участках побережья острова.
По последним данным, на острове Матыкиль встречается 140 видов сосудистых растений. Флора Ямских островов складывалась под постоянным влиянием колонии морских птиц – этим объясняется её обеднённость и особенности. Растения на острове адаптировались к условиям гнездовых колоний – злаковые луга, покрывающие большую поверхность склонов имеют характерный вид: здесь вейник Лангсдорфа образует кочки с основанием до 1 метра. Нижняя часть отвесных скал покрыта подушковидными разрастаниями родиолы розовой – так называемый «родиоловый пояс». На подобных «клумбах» охотно устраивают гнёзда глупыши.
 
Наименее изученная часть заповедника – территория на полуострове Пьягина представляет собой узкую полосу морского побережья от мыса Япон до мыса Чёрный шириной 1 км и длиной 51 км с разрывами. Лесная растительность на полуострове отсутствует Из млекопитающих здесь наиболее распространены бурые медведи.
 


СЕЙМЧАНСКИЙ УЧАСТОК
Сеймчанский участок (117 839 га) находится в континентальной части региона, на левобережье р. Колыма, в 100 км ниже поселка Сеймчан. Граница проходит по фарватеру Колымы, выходит на левый берег, захватывает пойму, надпойменную террасу, склоны горного обрамления долины и вновь возвращается к Колыме. Охранная зона включает правую сторону Колымы до краевой протоки. Сеймчанский участок заповедника «Магаданский» – это единственная заповедная территория в бассейне Колымы – крупнейшей реки Дальнего Востока. На участке сохраняется разнообразие пойменных и долинных ландшафтов верхнего течения реки, а также водно-болотные и горнотаёжные угодья в левобережной части Колымы.
Низкогорное обрамление заповедной территории имеет спокойные очертания. Вершины сопок на северной и западной периферии участка располагаются на отметках от 350 до 750 м. Шлейфы гор, переходящие в надпойменную террасу Колымы, пересекаются несколькими речками, берущими начало в горном узле на водоразделе Колымы и реки Белая Ночь. От Сеймчано-Буюндинской впадины до якутского посёлка Зырянка на протяжении почти 500 км вдоль колымской поймы тянется крупнейший в мире подрусловый талик шириной 5-6 км.
 
Большая часть заповедной территории занята горной тайгой, заболоченными лиственничными рединами, свежими и зарастающими гарями, осоковыми кочкарниками и зарослями кустарниковой берёзы. Русло реки, островные поймы, надпойменные террасы, долины небольших притоков Колымы и старичные озёра надпойменных террас занимают сравнительно небольшую площадь. Однако именно на этих участках сконцентрированы главные очаги разнообразия флоры, и как раз тут обитают многие реликтовые и редкие виды растений.

В прирусловых лесах средней и высокой поймы господствуют чозения, тополь душистый, древовидные ивы (Шверина, боганидская, росистая). На старопойменных участках преобладают смешанные лиственнично-белоберёзовые и зрелые лиственничные леса. В лесных поймах встречаются рощицы берёзы плосколистной, произрастают черёмуха азиатская, рябина сибирская. В подлеске островов средней поймы обычны шиповник иглистый, свидина белая, смородина печальная и смородина-дикуша. В травяном покрове доминируют хвощ луговой, вейник Лангсдорфа, копьёвник копьевидный, грушанка красная, мерингия бокоцветная, осока бледная и др. Отмечены растения, широко распространённые в приохотской области, но в долине Колымы оказавшиеся на положении реликтов других климатических эпох – княжик охотский, седмичник европейский, ястребинка зонтичная, горечавка трёхцветковая и др. В долинах небольших притоков произрастают крупнокустарниковые ивняки и заболоченные лиственничники.
 
Видовой состав ихтиофауны Сеймчанского участка в корне отличается от других участков заповедника. Список включает 25 видов пресноводных рыб, большая часть которых широко распространена в водоёмах Сибири, но не проникает в бассейны охотоморских рек. На русле и протоках Колымы обычны щука, окунь, тонкохвостый налим, сибирский чукучан, сибирский елец, речной гольян; встречаются ёрш, сибирский голец, сиг-валёк. На быстринах и в горных притоках держатся ленок и восточносибирский хариус. В старичных и термокарстовых озёрах обитают якутский карась, окунь, озёрный гольян.
На участке гнездятся коренные таёжные виды, такие как каменный глухарь, рябчик, филин, желна, трёхпалый дятел, кукша, сероголовая гаичка, поползень, а из перелётных – синехвостка, пятнистый конёк, юрок, малая мухоловка, овсянка-крошка и некоторые другие. Характерная особенность Сеймчанского участка и прилежащих местностей долины Колымы – разнообразие и сравнительно высокая плотность гнездования хищных птиц – тетеревятника, ястреба-перепелятника, полевого луня, чеглока. В островных поймах гнездится также скопа, а из ночных хищников – мохноногий сыч, ястребиная сова, бородатая неясыть и болотная сова.
Здесь можно встретить бурозубку, зайца-беляка, северную пищуху, белку, бурундука, красно-серую и красную полёвок, лисицу, бурого медведя, росомаху, соболя и горностая. Обитающий на участке лось принадлежит к крупному колымскому подвиду. В лесных и луговых поймах обитают бурая бурозубка, летяга, северо-сибирская полёвка, выдра и рысь. К этому списку можно добавить и два американских вида, завезённых более полувека назад, и хорошо прижившихся на Северо-Востоке – ондатра и американская норка, которые встречаются на всех таёжных участках заповедника.
 


ОЛЬСКИЙ УЧАСТОК
Ольский участок расположен на юге Магаданской области на удалении 100 км от областного центра и занимает западную часть полуострова Кони (103 426 га). Северная, южная и западная границы участка проходят по побережью Охотского моря, восточная пересекает полуостров с севера на юг от мыса Плоский до устья реки Антара. Охранная зона охватывает 2-х километровую полосу акватории Охотского моря от мыса Плоский до двух безымянных ручьёв, впадающих в Охотское море в 8 км восточнее реки Антара. Со стороны континентальной границы к заповеднику прилегает территория областного охотничьего заказника. Красивые, укрытые стланиковой шубой горы и скалистые гольцы в пятнах снежников, горные реки и озера, следы поселений древнего человека – всё это полуостров Кони, расположенный всего в 50 километрах от Магадана на территории Ольского участка заповедника «Магаданский». Вершины гор полуострова поднимаются на 1300-1500 м над уровнем моря, самая значительная из них – гора Скалистая высотой 1548 м. В высоких хребтах сохранились следы древнего оледенения. Геологическая достопримечательность участка – кристаллические сланцы, выходящие на побережье близ устья реки Антара. Облик ландшафта оживляется скалистыми гребнями, ледниковыми цирками, альпийскими озёрами и водопадами.
Внутренняя часть полуострова – очень труднодоступная территория, окруженная склонами высоких гор – поражает своей первозданной тишиной. Здесь обитают леминговидные полёвки, пищухи, гнездятся зимняки.
 
Все реки полуострова берут начало в горах и имеют ярко выраженный горный характер. У них много перекатов, проток, небольшая ширина и глубина, каменистое дно. Реки быстрые, часто меняют русло и не судоходны даже для маломерного флота. Самые крупные из них Хинджа и Бургаули. Хрустальные ручьи в горах образуют многочисленные водопады, а высокогорные озёра отражают всё многоцветье склонов. В ненастные дни над горами висят низкие облака, в долины заползает туман, растворяя силуэты сопок, окружающих реку. Реки полуострова Кони – исключительно «горбушевые», – в них не заходят на нерест никакие другие лососи, кроме горбуши. В прибрежных и литоральных водах встречаются до 70-80 морских, в том числе и промысловых, видов рыб. Многочисленны пятиугольный волосатый и колючий крабы, обыкновенный морской ёж и мидии.
 
Морской климат и горный рельеф полуострова определяют своеобразие его растительности. Здесь отсутствует безраздельно господствующая на территории Магаданской области лиственница, громадные площади занимают заросли кедрового стланика, а для приморских склонов гор характерны чистые каменноберезники. В долинах рек встречаются удивительные рощи душистого тополя и чозении, сменяемые в верховьях непроходимыми зарослями ольховника и кедрового стланика. Это один из самых уникальных участков северного побережья Охотского моря, отличается наибольшим во всей Магаданской области растительным разнообразием, в составе которого – эндемики различных районов и реликты разного возраста и происхождения, многие из которых занесены в региональную Красную книгу. Весной склоны полуострова очаровывают разнообразием цветущих рододендронов, багульника и кассиопеи. Леса богаты ягодами, грибами.
На побережье полуострова с живописными бухтами и скалистыми мысами всегда кипит жизнь: пасутся снежные бараны, охотятся лиса и горностай, гнездится белоплечий орлан. Однако истинный хозяин полуострова – бурый медведь. Больше всего этих хищников собирается летом, во время нереста – косолапые подходят к устьям рек, чтобы полакомиться горбушей. В прибрежных водах полуострова обитают три вида настоящих тюленей: ларга, акиба и лахтак. Большие скопления ларги отмечены у мыса Алевина, в устьях небольших рек и ручьёв и у мыса Плоский – до 300-400 особей образуют залёжки на выступающих во время отлива камнях в период хода горбуши.

На скалах побережья располагаются 48 колоний морских птиц – в основном моевок и тихоокеанских чаек. Здесь же гнездятся беринговы бакланы, очковые чистики и ипатки. На травянистых склонах южного побережья находятся 3 больших поселения топорков. В июле-августе у берегов полуострова появляются крупные стаи кочующего тонкоклювого буревестника, чьи гнездовья расположены в далёких островах Южного полушария.
 В это трудно поверить, но ещё много веков назад на полуострове жили люди. В 1999 году археолог Александр Орехов обнаружил на побережье Кони 6 древних поселений, которые предварительно отнесены к атарганской стадии древнекорякской культуры (1500-500 лет назад).
  

Хребет Черского
 
 ИСТОРИЯ ЗАПОВЕДНИКА
История создания заповедника "Магаданский"
Впервые вопрос об организации заповедника на севере Дальнего Востока России встал в 1941 году. В приказе по Дальстрою № 86 от 19 февраля 1941 г. «О благоустройстве охотничьего промыслового хозяйства и об упорядочении заготовок пушно-мехового и кожевенного сырья» административно-гражданскому отделу Дальстроя было поручено:
- к 1 сентября 1941 г. выявить в области места для создания заповедников и заказников;
- организовать на полуострове «Кони» заповедник для сохранения и разведения ценных пород пушного зверя, запретив всякую охоту и рубку леса на этой территории.
В то время центром научно-исследовательской и просветительской работы в Магадане был Охотско-Колымский краеведческий музей. Находился он в ведении административно-гражданского отдела Дальстроя. Поэтому музею и поручили провести обследование территории полуострова. Директор музея, Александр Полуектович Хмелинин, 17-30 марта 1941 г. организует и проводит экспедицию на полу­остров Кони. Кроме него в экспедиции в качестве каюра и провод­ника участвовал житель посёлка Сиглан Николай Павлович Хабаров. Для подготовки материалов по созданию заповедника на лето 1941 г. Александр Хмелинин планирует вторую, более расширенную, экспедицию Охотско-Колымского музея.
Александр Полуектович Хмелинин впервые провел научные исследования полуострова КониКроме полуострова Кони он собирается обследовать еловые насаждения в районе реки Яма для «выяснения вопроса о необходимости создания Ямского заповедника сибирской ели», а также провести «изучение охотугодий в районе Ямы, Тахтоямы и Буюнды (до реки Колымы) с целью опреде­ления необходимости создания заказников по белке и другим видам пушных зверей». Но Великая Отечественная война помешала осуществлению мирных планов, а потом восстановление народного хозяйства надолго отодвинуло решение этого вопроса.
 
После окончания войны Александр Хмелинин возобновляет деятельность по организации заповедника. В 1946 году он ведёт активную переписку с различными заповедниками, видными учёными. На основании подготовленных материалов 18 января 1947 года Ольским районным Советом депутатов трудящихся принято решение № 17 «Об орга­низации на полуострове Кони Государственного заповедника республиканского значения».
18 июня 1947 года исполком Хабаровского краевого Совета депутатов трудящихся вынес решение № 430 «Об организации государственного заповедника на п-ове Кони, Ольского района Хабаровского края». Директору Магаданского краеведческого музея Хмелинину, сотруднику музея Дидык и проводнику Хабарову была объявлена благодарность за инициативу и энергию в деле экспедиционного обследования территории заповедника.
В 1948 году на полуострове Кони работала Бугурчанская геолого-тематическая партия научно-исследовательского отдела геолого-разведочного управления (ГРУ) Дальстроя. В период подготовки экспедиции в документах А.П.Хмелинина впервые в связи с организацией заповедника встречается фамилия Алексея Петровича Васьковского, в то время начальника научно-исследовательского отдела ГРУ.

Река Колыма
 
В 1949 году Александр Хмелинин ведёт активную переписку с Главным управлением по заповедникам при Совете Министров РСФСР по созданию заповедника: направляет дополнительные материалы и заключение геологической экспедиции, многочислённые фотографии. Наконец 9 августа 1949 году в краеведческий музей приходит телеграмма из Москвы о том, что окончательное решение о создании заповедника ожидается в конце месяца.
Однако утверждения создания заповедника не произошло. Именно в 1949 году на уровне министерств началось наступление на заповедную систему страны, закончившееся её разгромом. 29 августа 1951 года председатель Совета Министров СССР И.В. Сталин подписал постановление № 3192 «О заповедниках», приказав закрыть 88 заповедников из 128 существующих, а в двух десятках оставшихся значительно сократить площадь. В течение всех этих лет Александр Хмелинин продолжал писать запросы об организации заповедника, но Управление госзаповедниками ни на один запрос музею не ответило. В сложившихся условиях создание нового заповедника на севере Дальнего Востока оказалось невозможным. Огромная работа была надолго приостановлена.
Учеба госинспекторов на кордоне Молдот. Кава-Челомджинский участокГосинспекторы Кава-Челолмджинского участка Владимир и Юрий Поповы
Алексей Петрович Васьковский. В 1974 году выступил с инициативой создания Магаданского комплексного заповедника Вновь к вопросу об организации заповедника на территории Магаданской области вернулись в 1970-х годах, когда в Институте биологических проблем Севера
 
ДВНЦ АН СССР была организована лаборатория ландшафтоведения и охраны природы. Возглавил лабораторию Алексей Петрович Васьковский – известный геолог, географ, геоморфолог и натуралист. Он разработал и обосновал схему первоочередного создания заповедников и природных парков на территории Магаданской области, сопредельных районов Якутской АССР и Чукотского автономного округа. Будучи членом Президиума Магаданского областного Совета Всероссийского общества охраны природы, Алексей Васьковский в 1974 году выступил с инициативой создания Магаданского комплексного заповедника.

Рассмотрев вопрос об организации заповедника, Магаданский областной исполнительный комитет Советов народных депутатов издал распоряжение № 885 от 8 декабря 1976 г. «О представлении и согласовании границ и площадей участков заповедника «Магаданский». Алексей Васьковский непосредственно участвовал в работе комиссии по выбору участков для Магаданского государственного комплексного заповедника. Включению полуострова Кони в заповедник «Магаданский», несомненно, способствовало то, что Алексей Васьковский знал о попытках организации заповедника на полуострове и проводимых для этого исследованиях.
 В декабре 1977 года все материалы и документы были направлены в Совет Министров РСФСР. Вопрос о создании заповедника «Магаданский» был решен уже после смерти Алексея Васьковского, 5 января 1982 года.
При составлении проекта организации комплексного государственного заповедника «Магадан­ский» большую организационную работу провёл Президиум Магаданского обл­сове­та ВООП (председатель К.К. Кузнецов, зам. председателя Г.А. Кудрин) и Институт биологических проблем Севера ДВНЦ АН СССР (член корреспондент АН СССР В.Л. Контримавичус). Над проектом заповедника работали ведущие специалисты ИБПС, СВКНИИ, Магаданско го отделения ТИНРО и других организаций.
Госинспектор Ольского участка Виктор БерезкинСтудент ЛГУ Евгений Потапов, научные сотрудники Сергей Тархов и Всеволод Степаницкий проводят первый полевой сезон в Магаданском заповеднике. 1983 год. Фото Евгения ПотаповаЗаместитель директора заповедника по науке Сергей Тархов
До 1982 года основная часть территории будущего заповедника оставалась малоизученной. С момента образования заповедника «Магаданский» интенсивность научных исследований возрастает. Научным отделом налаживается сбор сведений о встречах и наблюдениях животных и птиц инспекторами заповедника и исследователями. Полученная информация используется для наполнения инвентаризационных баз данных заповедника. Научным отделом и Институтом биологических проблем Севера проводились целенаправленные исследования экологии отдельных видов животных и птиц. На территории заповедника в разные годы работали исследователи из других институтов страны, а также республик бывшего СССР: ФГУП «МагаданНИРО», Биолого-почвенного института ДВО РАН (г. Владивосток), Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН (г. Петропавловск-Камчатский), Тартуского университета (Эстония).
 Ð¥Ñ€ÐµÐ±ÐµÑ‚ Черского
 
Хозяин белого безмолвия (газета "Магаданская правда")
Давно горела желанием познакомиться с этим человеком, как, впрочем, и с его героическими коллегами, стоящими на страже заповедной Колымы. И вот он передо мной – истинный герой ранних рассказов Джека Лондона, мужественный, сильный духом человек, совесть которого не замерзает даже при лютых северных морозах. Поистине идеал сильного свободного человека, бесстрашно вступающего в борьбу не только с суровой природой, но и с несправедливостью. Если бы Александра Макаровича СЛЕПЦОВА увидел мой любимый художник Рокуэлл Кент, воспевавший Север и находивший величие в коренастых фигурах и в цельности характеров отважных аборигенов, он непременно написал бы портрет этого уникального в своем роде пионера-первопроходца.
Признаться, изначально главной целью моей встречи с Александром Макаровичем Слепцовым было стремление показать человека, живущего в экстремальных условиях, зачастую попадающего в смертельно опасные ситуации и с честью выходящего из них. Но мой собеседник непроизвольно, в силу своей природной скромности, уходил от рассказов о себе и вел разговор о дорогом ему сердцу заповеднике «Магаданский», где он трудится с самого основания на одном из самых отдаленных его кордонов – Сеймчанском. А еще Макарыч говорил об основанной им родовой общине «Балыгычан», о стремлении изменить жизнь своих сородичей в лучшую сторону…
Что и говорить, жители Севера рано познают тщету слов и неоценимое благо действий, особенно при температуре шестьдесят градусов ниже нуля. Таков и мой немногословный герой, о котором была наслышана от его соплеменников-среднеканцев и сотрудников государственного заповедника еще задолго до нашей встречи. 
 
Не сказала бы, что мои попытки увести нашу беседу на тропу экстрима увенчались успехом – скорее, Александр Макарович увел и погрузил меня в проблемы своих земляков, и я обещала ему, что обязательно донесу его мысли и чаяния до наших читателей. И все же только одного сюжета из его заповедной жизни, на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы увидеть, что нет предела силе человека даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях. 
… Человек встал на лыжи и пошел по обыденному зимнему маршруту для учета своих владений. Это только из иллюминатора самолета бескрайние северные территории кажутся белым безмолвием, на самом деле там, внизу, в тайге, жизнь идет своим чередом. И задача государственного инспектора заповедника – вести фенологическое наблюдение за поведением растений и животных в зависимости от времени года и погодных условий и, конечно же, охранять эту первозданную жизнь. От кого? От него, родимого, – от человека… 
Короткий день уже начал было угасать в ранних зимних сумерках. Мужчина решил подняться на сопку, что в верховьях реки Олупчи, оглядеться вокруг и направиться в обратный путь. Но что такое – весь склон в волчьих следах. «Давненько такого не бывало. Надо же, как разгулялись серые, никому нынче дела до них нет», – только и успел подумать путник. 
 
Где-то неподалеку внизу, под сопкой, раздался вой. Вначале похожий на спазматический стон, он перешел в душераздирающий вопль с хрипотцой и вот уже исподволь набрал силу и застыл на самой высокой ноте. «Наверное, собака за мной с кордона увязалась да отстала, вот и завыла, чтобы я услышал», – подумал инспектор. Вернее, он хотел до последнего надеяться именно на это.
Но когда где-то вдали начали, как эхо, вторить другие завывания, а потом, как по цепочке, еще и еще, человека словно огнем обожгло: «Волки!».
Пронзительный вой проникал как будто глубоко в кожу, наполняя тело животным страхом. Звери выли самозабвенно, с дикой радостью, сладко и искренне, как, наверное, выли и их предки миллион лет назад. Ощущение того, что ты находишься один в диком лесу, вдалеке от жилья, еще больше усиливало впечатление. Человек нисколько не сомневался, что ближайшая группа волков если не видит его, то, по крайней мере, уже ощутила его присутствие. Он почувствовал это нутром.
Волк – стайный хищник. Одинокий волк, конечно, тоже опасен, но стая опасней в десятки раз. Положение каждого волка в стае четко регламентировано. Волк - сильный и смелый, осторожный и хитрый, жестокий и вероломный – сколько еще можно подобрать эпитетов, характеризующих волчью натуру. Без сомнения, этот таинственный, умный и хорошо знающий цену своей силе зверь еще во многом людьми не понят.
В литературе описано немало случаев нападения волков на людей. И в данном случае зверем движет чувство «выбора» жертвы, идет оценка показателей возможной угрозы собственной жизни. Жертвами нападения волков, как правило, становятся слабые люди, женщины и дети. При встрече с человеком волк всегда трезво оценивает возникшую ситуацию, словно рассуждает: нужно ли нападать? Удивительная способность волка раньше заметить врага или будущую жертву и своевременно принять правильное решение: незаметно скрыться или неожиданно напасть – поразительна. И это подтверждается многочисленными примерами.
Во все времена у человечества волк был в опале. На него охотились, уничтожали всеми возможными и невозможными способами, горевали, когда серые разбойники вдруг обнаруживались в окрестных лесах. Случались годы, когда численность волков резко возрастала, и тогда такое время называли волчьим нашествием. Так было в 40-е, 60-е и 90-е годы XX века. 
 

Река Колыма
…Однажды знакомый егерь рассказал мне удивительную историю о том, как он на лесной дороге один на один встретился с волком-одиночкой. Мужчина не был вооружен, а расстояние между волком и человеком было всего-навсего шагов тридцать-сорок. Надо полагать, волк хорошо понимал, что человек не вооружен и поэтому не так опасен. Егерь отлично видел пронизывающий волчий взгляд, от которого, по его словам, он разом похолодел, и сердце стало биться через раз. Несомненно, волк оценивал человеческую слабость, и что могло бы быть, если бы человек, к примеру, побежал, сказать трудно. Со слов егеря, противостояние длилось более пяти минут и когда закончилось, его ноги сделались немощными, и он не мог ступить ни шагу – настолько был силен страх безоружного человека перед этим лютым хищником… 
У Александра Макаровича, к счастью, с собой был карабин. «Это молодые годовалые волки», – успел подумать он. Стремительно темнело. Вой между тем набирал еще большую силу где-то уже чуть ли не в двух шагах от него. Во многих переделках приходилось бывать, но чтобы вот так… Волосы дыбом встали от такой жути, аж шапка на голове зашевелилась. Ну, все, съедят! Вся жизнь в одно мгновение прокрутилась в голове, словно в убыстренном кино.
Слепцов начал палить в темноту из карабина. А затем, приготовив нож, с криком бросился от водораздела вниз, в непроходимую, казалось бы, чащу. По следам понял, что волки сидели по парам, так и откликались по цепочке друг другу. Выскочил в чистую тундру. Спасен!
А волки выли уже на сопке на фоне набравшей полную силу луны… 

Придя на кордон, Макарыч рассказал историю о не на шутку расшалившихся волках своему напарнику Анатолию Васильевичу. «Да не может быть!» – не поверил тот. Пошли поутру, вооружившись до зубов, на то место, чтобы удостовериться. Следов и вправду было очень много, и волки действительно сидели здесь ночью по парам … 
– Когда все коренные малочисленные народы Севера занимались в советские времена традиционными видами промысла, волков постоянно отстреливали, – сказал Александр Макарович. – Известный на Колыме фронтовик Василий Михайлович Балдаев жил тогда в Сеймчане со мной в одном доме. Так он говорил мне, что на войне убил 56 фашистов, а в мирное время 48 волков. «Обязательно сравняю счет», – пообещал тогда Василий Михайлович. Когда мы вместе с ним на охоту ходили, он еще четырех волков отстрелял. Так что, думаю, успел Василий Михайлович сравнять счет. 
Рассказывая о встречах с волком, мой собеседник постарался объективно, на реальных фактах нарисовать портрет этого серьезного хищника. Оказывается, волчий вой всегда имеет определенный смысл. Он может означать угрозу, тоску, отчаяние, печаль, сигнализировать о захваченной добыче, предупреждать об опасности. Волчий вой может быть одиночным или групповым. Подавая голос, одинокий волк информирует о местонахождении, предупреждает об опасности или о том, что данная территория занята. Групповой вой волчьей стаи свидетельствует о том, что данный участок занят и непрошеных гостей здесь не ждут.
 
Волки могут передавать своим воем информацию на большие расстояния, чуть ли не до восьми километров. Коллективное голосовое творчество стаи является признаком общинной жизни. Пристрастие волков к нему имеет эмоциональную основу и обостряет чувство принадлежности к стае. Также это средство общения с другими стаями и отбившимися собратьями. Передающий откидывает голову назад и воет вибрирующим воем: вначале низким, но заканчивающимся на самой высокой ноте, еще воспринимаемой человеческим слухом.
А я, признаться, думала, что волки воют исключительно от одиночества и понимания того, что никому на целом свете они не нужны, от того, что все, что их согревает длинными зимними ночами, – холодный призрачный свет луны. И что никогда они не смогут расправить крылья и взлететь к этому единственному источнику душевного спокойствия... Лично я с детства, после того как услышала в московском зоопарке рассказ о том, какие волки удивительные животные, а еще самые замечательные родители в мире, относилась к этим зверям с большой симпатией. Видимо, нужно остаться с ними один на один, чтобы мое мнение изменилось…
Александр Макарович Слепцов – большой знаток не только волчьей породы. Что касается лосей, так тут он и вовсе дока. Его успешно защищенная в Иркутском сельскохозяйственном институте дипломная работа так и называлась - «Биология и хозяйственное использование лосей в Среднеканском районе». Кстати, на охотоведческом факультете ИСХИ Александр Макарович начал учиться очно в 32 года. До этого успел на механизатора сельского хозяйства в Магаданском политехникуме выучиться и поработать в полной мере по этой специальности. А потом узнал про редкий охотоведческий факультет и загорелся желанием его не «заушно», а очно закончить, чтобы в полном объеме овладеть знаниями. И конкурс десять человек на одно место достойно выдержал. 
Сам он родом из Балыгычана. Там похоронены его родители, деды и прадеды. И корнями своими он, эвенк по отцу и эвен по матери, очень дорожит. 
– Я восторгаюсь спортсменкой-лыжницей с мировым именем Светланой Слепцовой из Ханты-Мансийска. Может, у нас и с ней корни общие, – говорит Макарыч.
А вот в свидетельстве о рождении у него, так же, как и у многих его земляков-среднеканцев, записано, что он якут. Потому-то и не причисляют их к малочисленным народам Севера, а это несправедливо.
У Александра Макаровича большая и дружная семья. Сын Юрий специализируется в Институте биологических проблем Севера на глухарях. Его и трехлетнего внука Илью и приезжал проведать в колымскую столицу отец и дед. Дочь Наталья – заместитель по кадрам Сеймчанского ОВД. А супруга Христина Семеновна трудится в среднеканской районной больнице медсестрой. 
 
В государственном заповеднике «Магаданский» Александр Макарович Слепцов работает с его основания – с 1982 года. Он – сама история «Магаданского»... Ветеран заповедника хорошо знал известного геолога, географа, геоморфолога и натуралиста Алексея Петровича Васьковского. Этим человеком и была разработана и обоснована схема первоочередного создания заповедников и природных парков на территории Магаданской области, сопредельных районов Якутской АССР и Чукотского автономного округа. Но об этом тоже отдельная история. 
…Когда Александр Макарович пришел накануне в один из самых завьюженных дней в редакцию «Магаданской правды», то прямо с порога нам посочувствовал:
– Вот вы говорите – экстрим, экстрим, а сами находитесь в более экстремальной ситуации, чем мы на отдаленном сеймчанском кордоне. Проще на лыжах по тайге пройти, чем по Магадану пробраться.
   


 
   Заповедный Кони (деловой журнал "Дальневосточный капитал")
Красивые, укрытые стланиковой шубой горы и скалистые гольцы в пятнах снежников, горные реки и озера, следы поселений древнего человека – все это полуостров Кони, расположенный всего в 50 километрах от Магадана на территории Ольского участка заповедника «Магаданский»
СТРАНА ГОРНЫХ РЕК
Вершины гор полуострова поднимаются на 1300 – 1500 м над уровнем моря, самая значительная из них - гора Скалистая высотой 1548 м. В высоких хребтах сохранились следы древнего оледенения. Ледниковые формы рельефа полуострова Кони внесены в реестр всемирного геологического наследия. Геологической достопримечательностью участка являются мезозойские метаморфические породы – кристаллические сланцы, выходящие на побережье близ устья реки Антара. Облик ландшафта оживляется скалистыми гребнями, ледниковыми цирками, альпийскими озерами и водопадами.
Все реки полуострова берут начало в горах и имеют ярко выраженный горный характер. У них много перекатов, проток, небольшая ширина и глубина, каменистое дно. Реки быстрые, часто меняют русло и в большинстве своем не судоходны даже для маломерного флота. Самые крупные из них Хинджа и Бургаули. Хрустальные ручьи в горах образуют многочисленные водопады, а высокогорные озера отражают все многоцветье склонов. На крутых каменистых склонах реки Хинджа в изобилии рябины, брусники и голубики. В ненастные дни над горами висят низкие облака, в долины заползает туман, и тогда вырисовываются резкие силуэты сопок, окружающих реку. Реки полуострова Кони – исключительно «горбушевые», - в них не заходят на нерест никакие другие лососи, кроме горбуши. В прибрежных и литоральных водах встречаются до 70-80 морских, в том числе и промысловых, видов рыб. Многочисленны пятиугольный волосатый и колючий крабы, обыкновенный морской еж, креветки и шримсы.
 
ЦАРСТВО СТЛАНИКА И БУРОГО МЕДВЕДЯ
Морской климат и горный рельеф полуострова определяют своеобразие его растительности. Здесь отсутствует безраздельно господствующая на территории Магаданской области лиственница, громадные площади занимают заросли кедрового стланика, а для склонов гор характерны чистые каменноберезники. В долинах рек встречаются удивительные рощи душистого тополя и чозении, сменяемые в верховьях непроходимыми зарослями ольховника и кедрового стланика. Это один из самых уникальных участков северного побережья Охотского моря – только здесь встречается до ¾ всего растительного разнообразия Северной Охотии, в составе которого отмечено большое количество эндемиков различных районов и реликтов разного возраста и происхождения (многие из которых занесены в региональную Красную книгу). Весной склоны полуострова очаровывают разнообразием красокцветущих рододендронов и багульников. Поражает красотой рододендрон золотистый - многолетнее растение, дошедшее до нас еще от прошлых геологических эпох. Леса богаты ягодами, грибами. Более чем на 103 га раскинулась территория Ольского участка заповедника «Магаданский». 
Места здесь глухие, и нередко можно встретить бурого медведя. В период обилия комаров хозяин тайги предпочитает косы, заросшие редким ивняком, хорошо продуваемые ветром. Возможно, вы даже увидите, как плавают косолапые. На полуострове Кони – самое большое скопление бурого медведя в Магаданской области. Также многочисленны лисица и горностай. На горных участках побережья полуострова обитает снежный баран. Южные прибрежные склоны – единственные в Тауйской губе места обитания черношапочного сурка. Отмечены появления водяной ночницы и бурого ушана (летучие мыши).
 
ПРИБРЕЖНЫЙ МЕГАПОЛИС
Побережье изобилует живописными бухтами, скалистыми мысами. Неприступные приморские скалы оглашаются неумолкающим гомоном птичьих базаров. На скалах побережья располагаются 48 смешанных и моновидовых колоний в основном моевок и тихоокеанских чаек. Там же гнездятся беринговы бакланы, очковые чистики и ипатки. На травянистых склонах южного побережья находятся 3 больших поселения топорков. Осенью на полуострове можно стать свидетелем незабываемого зрелища: тысячи кочующих тонкоклювых буревестников пролетают над Кони к местам гнездования, расположенным в далеких островах Южного полушария. 
В прибрежных водах полуострова обитают три вида настоящих тюленей и 1 вид ушастых тюленей. Из морских млекопитающих самый широко распространенный вид — тюлень ларга. Когда растаивает лед, она держится вблизи береговой линии, где во время отливов на обнажающемся берегу или же на каменистых косах устраивает довольно значительные залежки (до 200 особей и более). Только у полуострова Кони летом встречается акиба, иногда устраивающая залежки вместе с ларгой. Морской заяц, или лахтак, встречается довольно часто. Косатка - самый распространенный кит в водах заповедника. Обычно косатки держатся группами по 3-5 особей, довольно часто — в месте впадения в море нерестовых рек, где охотятся на тюленей. В летний период в районе полуострова Кони встречается малый, или остромордый, полосатик.
В это трудно поверить, но еще много веков назад на полуострове жили люди. В 1999 году ученый-иссследователь Александр Орехов на побережье Кони 6 древних поселений, которые предварительно отнесены к атарганской стадии древнекорякской культуры (1500 – 500 лет назад). В наши дни на полуострове Кони находятся два кордона заповедника «Магаданский» – «Мыс Плоский» и «Скалистый». Государственные инспекторы круглосуточно охраняют этот уникальный и труднодоступный уголок Колымского края.
  
  

__________________________________________________________________________________________________________________ 

ИСТОЧНИК МАТЕРИАЛОВ И ФОТО:
Команда Кочующие.
http://www.magterra.ru/
// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Архипов Д. И. География. — М.: Географгиз, 1952. — 64, [4] с. — (У карты мира). — 100 000 экз. (обл.)
Ильинский Я. С. Дальний Восток. — [Изд. 1-е]. — М.: ОГИЗ—Соцэкгиз, 1940. — 212 с. — (Научно-популярная серия). — 20 000 экз. (в пер.)
Науменко В. Г. Библиографическая информация о русской литературе путешествий XVIII — начала XX века // Филологическая регионалистика. — 2012. — № 2 (8). — С. 28—34.

 

 

ВложениеРазмер
24355678 (1).JPG135.87 КБ
24355678 (2).jpg69.72 КБ
24355678 (3).jpg48.03 КБ
24355678 (4).jpg185.61 КБ
24355678 (5).jpg153.14 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru