Город Таруса

Таруса

К.Паустовский.
Есть у нас в стране много маленьких городов. В прежние времена их называли захолустными – все эти Новосили, Сапожки, Хвалынски и Тарусы. Отзывались о них пренебрежительно (“медвежьи углы”, “сонное царство”, “стоячее болото”) или, в лучшем случае, с некоторым снисходительным умилением перед их живописной провинциальностью – перед домишками с пылающей на окнах геранью, водовозами, церквушками, вековыми дуплистыми ивами и заглохшими садами, где буйно разрастались крапива и лебеда. 
  

 
Жизнь в этих городах была большей частью действительно сонная, скопидомная и незаметная. Трудно было подчас понять, чем занимаются и как прозябают их обитатели.
Сейчас почти все эти города объявлены районными и стали центрами сельскохозяйственной жизни прилегающей к ним округи. Но несколько пренебрежительное отношение к ним существует и поныне.
Все, что будет рассказано ниже, относится к городу Тарусе Калужской области. Я беру этот город в качестве типического примера.
Таких городов, не нашедших еще своего настоящего места в нашей действительности, у нас немало. Живут эти города на крохи из “области”, как бедные родственники, мыкаются, латают дыру на дыре и представляют собой грустное зрелище ничем не оправданной заброшенности.
А между тем у каждого из этих городов есть возможности как для своего благосостояния и расцвета, так и для того, чтобы внести долю в общегосударственную жизнь.
Чем объяснить непонятное безразличие к этим городам? Прежде всего леностью мысли и незнанием местных возможностей, вернее, пренебрежением этими возможностями во имя погони за журавлем в небе. А “журавль” этот для большинства областных и районных руководителей есть мечта о превращении каждого такого городка в могучий индустриальный узел, независимо от того, нужно это или нет и есть ли для этого необходимые предпосылки.
Руководители таких городов страстно мечтают о том, чтобы у них обязательно возникли большие промышленные предприятия, и полагают, что в этом одном и заключается смысл существования малых городов.
Мечтают они об индустриализации и добиваются ее не всегда по доброй воле. К этому их понуждают “вышестоящие товарищи” из области, а иногда из Москвы. Попросту эти вышестоящие товарищи не дают малым городам тех денег, которые необходимы им до зарезу по здравому хозяйственному смыслу. Не дают на том основании, что города эти лишены промышленного значения и потому как бы и вовсе не нужны.
Разговор всегда примерно один и тот же: “Если бы у вас были заводы или другие какие-нибудь предприятия, тогда дело другое. Тогда и были бы для вас молочные реки с кисельными берегами. А что вы из себя представляете? Что? Только картошкой и заняты. На что вам лишние деньги! Проживете и так, не помрете”.
Я убежден, хотя бы на основании своего небольшого опыта жизни в таких городах, что почти каждый из них обладает скрытыми от скучного и нерадивого глаза возможностями. И именно в этих скрытых возможностях и коренится значение каждого города в общей жизни страны и в ее экономике. Нужно только эти возможности вскрыть, вытащить из под спуда, открыть в нашей стране сотни существующих и неизвестных маленьких Америк – вот этих самых районных городов.
Попытаюсь сделать это по отношению к Тарусе.

 

                                                           храм святых апостолов Петра и Павла                         
 
ИНФОРМАЦИЯ О ГОРОДЕ ТАРУСА
Тару́са — город в России, административный центр Тарусского района Калужской области.

Расположен у впадения реки Таруса в реку Ока, в 36 км от Серпухова, в 70 км от Калуги. Благодаря своему уникально сохранившемуся облику — большинство зданий одноэтажные, построенные в XIX веке, город имеет статус природно-архитектурного заповедника, внесён в перечень исторических городов России.
Город Таруса расположен на высоком левом берегу реки Оки при впадении в неё реки Тарусы. Железной дороги нет, и поэтому город оказался менее подвержен ходу времени и индустриализации. Большинство зданий - одно- и двуэтажные дома, находящиеся на собственных участках земли.

«    Я живу в одном маленьком городе на Оке. Он так мал, что все его улицы выходят или к реке с её плавными и торжественными поворотами, или в поля, где ветер качает хлеба, или в леса, где по весне буйно цветет между берез и сосен черемуха... (К. Паустовский)    »
Транспортное сообщение с Москвой, Серпуховом и Калугой — автомобильное. С ближайшей железнодорожной станцией Серпухов организовано регулярное автобусное сообщение. Ходят автобусы до города Протвино (30 км), Серпухов (35 км) и Калуги (70 км). Город находится в 20 км от ж.д. станции Тарусская, в 35 км от ж.д. станции Серпухов и в 41 км от ж.д. станции Ферзиково. Транспортное сообщение по реке Оке используется слабо, в основном в туристических целях.

В Тарусском районе имеются месторождения глин, пригодных для изготовления кирпича, керамзитовых глин (благодаря чему город известен своим производством керамики), а также строительных песков и строительных известняков, минеральных вод, ведутся заготовки древесины. В окрестностях города добывался пригодный для строительства и обработки известняковый камень, из которого построены многие здания (цокольные части и этажи) в Москве и Серпухове. По прочности и лёгкости обработки местный известняк не уступает мрамору, поэтому строители называли его "тарусским мрамором".
 

История
Город впервые упоминается в летописи в 1246 году (как центр удельного владения тарусского князя Юрия, сына св. князя Михаила Черниговского). Название получил по реке Таруса (ранее Торуса, также Таруска), на которой был основан.

На тарусской земле было найдено более 30 археологических памятников, представляющих все периоды освоения долины Оки человеком. Самые ранние из найденных следов его обитания в этой местности относятся к XV веку до нашей эры. На основании археологических исследований исследователи предполагают, что Таруса сложилась как город на рубеже XI и XII веков, что лет на полтораста раньше первого упоминания о Тарусе в летописях. Местоположение княжеского детинца продолжает обсуждаться.

За время своей истории побывал центром удельного княжества, собственного княжества и снова удельного княжества, с конца XIV века в Московском Великом княжестве: после смерти в Орде св. Михаила Черниговского, Таруса отделилась от Черниговского княжества, образовав самостоятельный удел (см. Верховские княжества), и досталась в удел четвёртому его сыну Юрию, потомки которого княжили до 1392 г. В 1375 году три князя — тарусский, оболенский и московский — подписали договор дружбы «как один человек». Объединённые московская, тарусская и оболенская дружины вместе сражались против литовцев. В 1380 году тарусские князья — братья Федор и Мстислав, сражаются под знамёнами Дмитрия Донского на Куликовом поле. В XIV веке тарусский удел начал дробиться на ряд более мелких образований. Тарусские князья управляли своей вотчиной до 1392 года, когда она была присоединена Василием I Дмитриевичем к Московскому княжеству и ликвидирована как самостоятельное государственное образование.

Когда Иван III решил порвать с игом, в 1472 году хан Большой Орды Ахмат начал поход на Русь. У Тарусы татары встретили многочисленное русское войско. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынскому войску удалось сжечь город Алексин, однако поход в целом окончился провалом. Иван III отдал Тарусу младшему брату Андрею Меньшому в 1472 году.

                                                          река Ока около Тарусы                              
XVI—XVII века 
В середине XV в. Тарусой недолго владели литовцы. Только в 1508 году после длительной борьбы литовский князь Сигизмунд был вынужден отказаться от притязаний на Тарусу и другие города калужской земли. В середине XVI в. московские князья отдали Тарусские земли валашскому господарю Богдану, но затем опять присоединили их к Москве.

Неоднократно подвергалась нападениям крымских татар (1521 (Мехмед I Гирей), 1591 гг. и др.) — как говорил летописец: «лезли татарове Оку под Тарусою». В XVI—XVII веках Таруса — важный укреплённый пункт «береговой» защиты (по Оке) на южных подступах к Москве. Она входила в состав стратегической линии реки Оки и была сильно укреплена. Постепенно место Тарусы, крепости-защитника, занял город Алексин, куда для постоянной дислокации был переведён полк «правой руки»[10]. В 1654 году в городе свирепствовала эпидемия чумы. К 1681 году в Тарусе оставалось лишь 20 жилых дворов. В XVIII в. укрепления больше уже не поддерживались и в 1760 году они были размыты разливом реки[8]. Ежегодно летом в Тарусе устраивалась небольшая трёхдневная Петровская ярмарка, куда привозили ткани, москательные и прочие товары.

Таруса была родовым гнездом предков Петра I: дед его матери, Натальи Кириловны Нарышкиной фигурирует в Боярской книге 7135 года (1627), в числе дворян по городу Тарусе: «Полуехт Иванов сын Нарышкин. Поместный оклад ему 600 чети; служит по выбору». Таким образом, ещё в начале XVII в. дед царицы Натальи Кирилловны принадлежал и по окладу поместному, и по службе, к числу значительных помещиков Тарусских: владея 600 четей, он служил по выбору, то есть в первой статье дворян.
 
XVIII век 
В 1708 году Таруса была приписана к Московской губернии, в 1719 году с уездом отошла к Серпухову, в 1776 году назначена уездным городом Тарусского уезда Калужского наместничества, переименованного в 1796 году в Калужскую губернию. Таруса получила собственный герб — серебряный щит, вдоль которого сверху вниз шла голубая полоса, изображавшая протекающую через город реку Тарусу[13]. В 1779 году здесь произошёл опустошительный пожар, после которого город перепланировался по регулярному, очень удачному плану. Планировка того времени сохранилась и доныне.
 
XIX век 
К началу XIX века в Тарусе проживало около 600 жителей, имелось 70 домов, две церкви и один небольшой кирпичный заводик, где работало всего 10 человек. Главной характеристикой города продолжали быть медленное развитие, удалённость от торговых маршрутов, второстепенность по сравнению с Серпуховым и Алексиным. В 1837 году в городе числилось 217 домов, восемь лавок, бумажно-ткацкая фабрика и кожевенный завод. В период Отечественной войны 1812 г. Таруса, где не было военных действий — ближайший тыловой город, через который русская армия снабжалась продовольствием. В ней были созданы семь конных «летучих» постов, которые постоянно следили за продвижением французских войск, ежедневно доставляя сведения в Калугу.

К середине XIX века в городе проживало уже около трёх тысяч человек, открылось первое уездное училище, больница, аптека, работали бумажно-ткацкая фабрика и кожевенный завод[10]. К 1870 году каждый десятый житель Тарусы был причислен к купеческому сословию, каждый второй — к мещанскому, каждый шестой — крестьянин. «Но город уже не мог прокормить своих обитателей. Земли городской было мало (150 десятин), река Таруса торгового или промышленного значения не имела. Жители уходили на заработки в Москву. Лишь незначительная часть их пыталась заниматься ремеслами (40 человек) и торговлей, да ещё найти работу на одной из ткацких фабрик округи». В городе находились Свято-Троицкая женская община (169 монахинь), а в 1894 году основано братство во имя Пресвятой Богородицы для борьбы с хлыстовщиной в уезде.

С конца XIX века благодаря своей живописности Таруса стала популярным местом отдыха. В начале XX века, как утверждают, с лёгкой руки художников Василия Поленова и В. А. Ватагина её прозвали «русским Барбизоном» . Город привлёк множество деятелей культуры, искавших спокойную полудеревенскую жизнь. В 1890-е годы сюда хлынула масса художников-пейзажистов, облюбовавших городок за необычайную живописность его улочек и окрестностей. Первая волна интеллигенции, приехавшей в Тарусу — Поленовы, Цветаевы, Борисов-Мусатов, Ватагин, Виноградовы.

«    Паустовский писал: Пожалуй, нигде поблизости от Москвы не было мест таких типично и трогательно русских по своему пейзажу. В течение многих лет Таруса была как бы заповедником этого удивительного по своей лирической силе, разнообразию и мягкости ландшафта. Недаром ещё с конца XIX века Таруса стала городом художников, своего рода нашим отечественным Барбизоном. Здесь жили Поленов и тончайший художник Борисов-Мусатов, здесь живут Крымов, Ватагин и многие наши художники. Сюда каждое лето приезжает на практику молодёжь из московских художественных институтов. За художниками потянулись писатели и учёные, и Таруса сделалась своего рода творческой лабораторией и приютом для людей искусства и науки[17].    »

XX век
В XIX веке сообщение с Москвой было железнодорожным (до ст. Тарусская Московско-Курской железной дороги) и далее по шоссейной дороге. Станция расположена в 20 км на другом берегу реки Оки (поселок Заокский Тульской области). (Ранее существовал наплавной плашкоутный мост через Оку. Он распускался для прохода судов и смыкался вручную).

«    Ватагин вспоминал о Тарусе начала XX века: «Подъезжаешь к Тарусе на пароходе или с тульского берега — хоть город, как на ладошке, а его почти не видно из-за садовой зелени, только маяками видны собор и церковь на Воскресенской горке. А весной, когда цветут яблони, Таруса красуется, как невеста в подвенечном платье… А луга какие заливные по Оке и по Таруске, какие травы и цветы — их не везде в средней полосе встретишь. Ока течёт с юга и приносит к нам и аспарагус, и энотерум, шалфей, и ломонос, и редкостный кирказон и орхидеи. На окские заливные луга ботаники приезжают собирать эти редкие растения».»
Советская власть в Тарусе была установлена 27 декабря 1917 года. В 1929 году город становится районным центром Тарусского района Серпуховского округа Московской области. В 1930-х годах случилась новая волна «эмиграции» в Тарусу. Она была расположена за 101-м километром[18], и поэтому туда отправляли после заключения в ссылку «политических»[17]. Общество там образовалось очень интеллектуальное. С 1937 года Таруса — районный центр Тульской области, с 1944 года — Калужской.

С 24 октября по 19 декабря 1941 года город был оккупирован немецкими войсками, но заметным разрушениям не подвергся. Мост через р. Тарусу на шоссе в сторону Серпухова был взорван отступающими войсками Красной армии. Впоследствии восстановлен.

Благодаря настойчивым публицистическим выступлениям в центральной прессе (газета "Правда") писателя Константина Паустовского, в то время купившего на окраине Тарусы домик, город получил неофициальный статус курортного места Подмосковья. Закрыли карьер по добыче известняка. Тарусу подключили к центральным линиям ЛЭП. Значительные средства были выделены для благоустройства города и окрестностей.

В 1961 году на волне оттепели был выпущен альманах «Тарусские страницы». Партийными чиновниками альманах признан идеологически вредной книгой, и тираж был изъят из продажи. Однако некоторое количество "Тарусских страниц" было раскуплено. Сейчас книга является раритетом.

В начале 1970-х город стал любимым пристанищем диссидентов. Также продолжалась традиция 101-го километра. Здесь, дожидаясь визы на выезд из СССР, жил Иосиф Бродский; гостил автор нашумевшего самиздатовского сборника «Белые страницы» Александр Гинзбург и приезжал Солженицын, построил себе дачу Святослав Рихтер. Писатель В.Осипов вспоминает, как в 1983 году, живя в Тарусе после двух сроков заключения под гласным административным надзором, заглянул в Сутормино к знакомым буквально на полчаса и был приговорён судом к штрафу за «нарушение административного надзора», так как пересёк невидимую городскую черту Тарусы.

Борис Мессерер вспоминает о своей жизни в Тарусе с женой Беллой Ахмадулиной: «Обожаю эти места, среднерусский пейзаж. Лучше него, по-моему, не бывает в России. Он привлекает красотой, природой, раздольем. В начале 1975 года мы с Беллой приехали сюда в первый раз и стали жить в доме Святослава Теофиловича Рихтера в 10 километрах от Тарусы, в деревне Алекино. Там он построил себе такую башню, три сруба, поставленных один на другой. В этой башне мы жили счастливым образом. Потом у нас вошло в привычку каждый год приезжать в Тарусу. (…) Белла полюбила эти места. К тому же они за 101-м километром, то есть здесь разрешалось жить политическим элементам (и уголовным тоже). Сюда приезжало много знаменитых диссидентов: Анатолий Марченко, Лариса Богораз и другие. У Беллы был круг общения, компанию нам составляли всегда лучшие, интересные люди. Мы бродили, заходили во всякие шалманчики, выпивали по рюмочке, разговаривали о том, как все заброшено и что, впрочем, есть ростки жизни сквозь равнодушие власти».

Стала излюбленным местом, своеобразной творческой мастерской для многих писателей, поэтов. Здесь жили Анатолий Виноградов, Марина и Анастасия Цветаевы, Борис Пильняк, Иван Касаткин, Константин Паустовский, Николай Заболоцкий, Николай Богданов, Лев Кривенко, Юрий Казаков, Сергей Крутилин, Алексей Шеметов, Сергей Михеенков, Анатолий Салуцкий. Часто бывали Леонид Бородин, Булат Окуджава, Юрий Власов, Валентин Волков, многие другие.

                                                                памятник М.Цветаевой                                              
 
XXI век 
29 февраля 2008 года в Тарусе на благотворительные средства меценатов (Благотворительный фонд «Общество помощи Тарусской больнице») усилиями врача Максима Осипова открылся Межрайонный кардиологический центр, после чего 3 марта того же года разгорелся скандал в связи с увольнением главврача больницы Ирины Витальевны Олейниковой по немотивированному распоряжению заместителя главы администрации Тарусского района Андрея Борисовича Крюкова. Чиновники обвинили врачей, что те расхитили деньги, переданные им спонсорами, в то время как сами же спонсоры возражали им, что больнице передавалось только оборудование, лекарства и стройматериалы для ремонта — но никаких наличных денег. В больнице был произведен обыск, а врачей депутаты обвинили в «работе на ЦРУ». Дело получило большой резонанс. Общественность была взбудоражена, высказывая удивление дотошным интересом чиновников к чужим благотворительным деньгам (упоминалось, в частности, слово «откаты»). Дело взял на контроль губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, который объявил выговор министру здравоохранения области, уволил зама по нацпроектам и главу администрации Тарусского района Юрия Нахрова. 20 марта 2008 г. распоряжением исполняющего обязанности главы администрации МО «Тарусский район» Олейникова была восстановлена в должности главного врача Тарусской ЦРБ.

С 2011 г. проводятся мероприятия по увековечению памяти Героя России, уроженца города Тарусы генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. В августе 2011 года на площади возле Петропавловского собора установлен бронзовый бюст М. Г. Ефремова. В сентябре 2011 г. Патриарх Кирилл в ответ на обращение инициативной группы во главе с А. В. Щипковым дал разрешение на отпевание Михаила Ефремова, отметив в своей резолюции: «Согласен с необходимостью возродить память о героической борьбе генерала Михаила Ефремова и о его верности Родине и солдатскому братству». В 2017 году в Тарусе прошли юбилейные мероприятия, посвященные 120-летию со дня рождения генерала, «имя которого навсегда встало в ряд имен замечательных русских полководцев».
 

                                                              храм Воскресения Христова                                             
ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ
Собор Петра и Павла
Храм Воскресения Христова
Святой источник под Воскресенской горой с часовней Боголюбской Богоматери и купальней.
Кенотаф Марины Цветаевой
Тарусская дизайн-студия художественной вышивки, производит современную женскую одежду с элементами ручной традиционной тарусской перевити.
Фабрика «Художественная вышивка», создана на базе Тарусской артели вышивальщиц, основанной в 1924.
Магазин-салон художественных промыслов «Ксюша», керамика, живопись, береста, изделия из дерева и т.д.
Тарусская больница
Дом отдыха «Серебряный век» (ранее дом отдыха был известен как санаторий имени Куйбышева, а ныне реконструирован и частично отстроен заново)
Пансионат «Якорь»
В городе действуют две средние общеобразовательные школы, ПТУ, взрослая и детская библиотеки.
В городе действует российско-швейцарский благотворительный фонд «Радуга Тарусская». Основатель — швейцарец Йорг Дусс.
Киноконцертный Зал (быв. к/т «МИР»)
 

                                                  святые источники с купелью                                                     

Архитектура
Собор Петра и Павла с трехъярусной колокольней (1758—1789). Был построен на средства Екатерины II в 1790 году на месте пострадавшего от пожара в 1779 году деревянного Никольского собора. Настоятелем в 1930 году был назначен (и служил до 1933 года) молодой архимандрит Серафим, в будущем епископ Томский[18].
Храм Воскресения Христова (Воскресенская церковь) на Воскресенской горе, древнейшее сооружение города (1628—1654, перестроена в 1900 — стилизация в «русском стиле» скрыла подлинные детали и формы бесстолпного четверика храма XVII века). Рядом кладбище, разрушенное в годы советской власти.
Никольская церковь (XVIII век)
Рядовая городская застройка XIX в.
Бывшее здание соляного амбара (конец 18 — начало 19 вв.), кожевенного склада (19 в.), гостиного ряда (конец 19 в.), жилые дома конца 19 — начала 19 вв[46].
Дом Святослава Рихтера.
Дом поэта Н.А. Заболоцкого (ул. Карла Либкнехта, д. 36), в котором он жил в 1957-1958 гг.
 
Музеи 
Музей семьи Цветаевых.
Картинная галерея.
Историко-краеведческий музей. Открыт в декабре 1988 года в бывшем доме купцов Позняковых; памятнике архитектуры XIX века. Ныне действующая экспозиция открыта в 1995 году. Филиал Калужского краеведческого музея.
Дом-музей К. Г. Паустовского.
Дом-музей В. А. Ватагина.
Выставка изделий из металлолома, выставка утюгов, фотовыставка (частный музей С. Жарова; ул. Шмидта, 11а).
 
Памятники-монументы, скульптуры
Памятник М.И.Цветаевой
Памятник И. В. Цветаеву в Тарусе. Работа скульптора Александра Казачка. Октябрь 2010 года
Памятник генералу М. Г. Ефремову в Тарусе. Работа скульптора Александра Казачка. Август 2011 года
Памятник Н. А. Заболоцкому в Тарусе. Работа скульптора Александра Казачка. Июль 2015 года
Памятник «Спящий мальчик» на могиле В. Борисова-Мусатова. Открыт в 1910 году (попечением А. Матвеева)
Памятник В. И. Ленину. Открыт в 1962 году (попечением П. Бондаренко)
Памятник М. И. Цветаевой. Открыт в октябре 2006 года.(попечением Б. Мессерера и Б. Ахмадулиной)
Памятник И. В. Цветаеву. Открыт в октябре 2010 года (попечением А. Щипкова и Л. Щипковой)
Памятник генералу М. Г. Ефремову. Открыт в августе 2011 года. (попечением А. Щипкова и Л. Щипковой)
Памятник К. Г. Паустовскому. Открыт в августе 2012 года. (попечением В. Церковникова)
Памятник Б. А. Ахмадулиной. Открыт в сентябре 2013 года. (попечением Б. Мессерера)
Памятник Н. А. Заболоцкому. Открыт в июле 2015 года (попечением А. Щипкова и Л. Щипковой)
Памятник Е. О. Мухину. Открыт 9 июля 2016 года. (попечением М. Кононова)
 
Окрестности
В селе Игнатовское — бывшая усадьба Перцовых (1847).
В селе Роща — церковь Знамения (1759), в селе Введенье — Введенская церковь (1886).
На противоположном берегу Оки, на расстоянии 4 км (в Заокском районе Тульской области) расположен музей-усадьба В. Д. Поленова «Поленово», бывш. Борок.
Имение Хитрово — Истомино
 

                                                   музей семьи Цветаевых                                                 
Мероприятия
Музыкальный Фестиваль Фонда Святослава Рихтера — дважды в год
«Таруса» — фестиваль российских аниматоров; до 2001 — Открытый российский фестиваль анимационного кино
Летом проходят выставки художников «Москва — Таруса».
До 2006 года вблизи Тарусы проходили «Пустые холмы»
Международный фестиваль телевизионных фильмов и программ "Берега" - ноябрь, декабрь.
«Цветаевские чтения». Проводятся каждый год в первое воскресенье октября. Приезжают литературоведы и писатели.
Детский фестиваль «Петухи и Гуси в городе Тарусе» проводится ежегодно в середине июня.
День города Тарусы. Проводится ежегодно 12 июля в День святых апостолов Петра и Павла.
 
Прочее
Долина Грез (она же Почуевская долина) — длинный овраг на южной окраине Тарусы, на высоком левом берегу Оки, который, по словам местных жителей, окрестила Долиной Грез Марина Цветаева. На это место положили глаз уфологи, объявившие его аномалией.
Кенотаф Марины Цветаевой. С этого места видно впадение реки Тарусы в Оку и противоположный тульский берег с Троицким храмом в селе Бёхове.
Мусатовский косогор с могилой художника Борисова-Мусатова. Надгробие работы скульптора А. Т. Матвеева.
Святой источник под Воскресенской горой, отделённой от центра глубоким Игумновым оврагом. Рядом часовня в честь Боголюбской иконы Божьей Матери (в 1848 году избавившей горожан от бедствий, связанных со свирепствующей вблизи Тарусы холерой).
Существуют легенды о подземных тоннелях и ходах в каменистых известняковых берегах под Тарусой. Существование подобной возможности подтверждают фотографии местных энтузиастов.
   
Очерк ПАУСТОВСКОГО О ТАРУСЕ

Городок этот принадлежит сейчас к Калужской области (после того как его перебрасывали то в Тульскую, то в Московскую). Стоит он на высоких горах над Окой и над удивительными по своей широте и прелести луговыми и лесными заокскими далями.
У Тарусы есть своя слава. Издавна она была известна, с одной стороны, своими базарами, обилием хлеба, овощей и фруктов, яиц и битой птицы, с другой – красотой как самого города, так и его окрестностей. Эта вторая слава была сильнее первой.
Она была вполне заслуженной. Пожалуй, нигде поблизости от Москвы не было мест таких типично и трогательно русских по своему пейзажу. В течение многих лет Таруса была как бы заповедником этого удивительного по своей лирической силе, разнообразию и мягкости ландшафта.
Недаром еще с конца XIX века Таруса стала городом художников, своего рода нашим отечественным Барбизоном. Здесь жили Поленов и тончайший художник Борисов-Мусатов, здесь живут Крымов, Ватагин и многие другие крупные наши художники. Сюда каждое лето приезжает на практику молодежь из московских художественных институтов.
За художниками потянулись писатели и ученые, и Таруса сделалась своего рода творческой лабораторией и приютом для людей искусства и науки.
Из этих двух слагаемых – сельского хозяйства и природной красоты – и должен быть определен, как принято выражаться, “профиль” (а говоря по-русски, “облик”) будущей Тарусы, пути ее развития и благоустройства.
Город нельзя оторвать от колхозной жизни. Он врос в нее всеми своими корнями. В Тарусском районе девятнадцать довольно мощных колхозов, но работа в этих колхозах поневоле происходит так, будто у нас нет никаких передовых методов в этом деле. Колхозы не электрифицированы.
Доказывать необходимость электрификации колхозов, конечно, нелепо, но все же я приведу маленький пример. Каждая доярка в колхозе, выдаивающая десять коров, может работать не больше пяти лет. После этого срока руки у нее слабеют, и она выходит из строя. Нужна электрическая дойка, но ее нет, так как нет энергии.
Рядом с Тарусой проходят три высоковольтные линии, одна даже в черте города, но никакими силами не удается добиться постройки подстанции, чтобы дать ток колхозам н городу. На все хлопоты, домогательства и просьбы, на все бесспорные доказательства, что при электрификации колхозы Тарусского района легко добьются прекрасных урожаев и удоев и смогут, кроме того, начать переработку сельскохозяйственных продуктов на масло, сыр, консервы и прочее, Тарусе отвечают решительным отказом с той же вечной ссылкой, что у Тарусы, мол, нет крупных промышленных предприятий и потому электрическая энергия ей не нужна.
Не такое уж большое дело – постройка подстанции, а с ним бьются и мучаются уже несколько лет. В конце концов у людей опускаются руки и появляется мысль, что бороться за подстанцию, очевидно, бесполезно и бессмысленно.
Впечатление остается такое, что эта борьба за электрификацию района считается “в верхах” чистым донкихотством.
В самом городе работает жалкая электростанция, так называемая “тарахтелка”, дающая ток только шесть часов в сутки, и то по неслыханно дорогой цене: два рубля четырнадцать копеек за киловатт-час.
В результате каждая организация заводит свою “карманную” электростанцию. Их в Тарусе набралась уже добрая дюжина, и они распыляют и сосут каждая сама по себе множество государственных средств.
Расцвет сельского хозяйства в районе немыслим без дорог, а их, по существу, нет. Вернее, они в таком ужасающем состоянии, что стали не средством связи между городом и колхозами, а средством (особенно осенью, зимой и весной) полного разобщения.
Все время приходит на память приобретшая уже более чем столетнюю давность мечта Пушкина: “Авось дороги нам исправят”. Нет, не исправили и не исправляют.
 
На приведение дорог в порядок Таруса просит гроши – всего триста тысяч рублей. Ей же дают семьдесят тысяч. На эти деньги можно только кое-как залатать единственную связь Тарусы с миром (если не считать летнего сообщения по Оке) – дорогу из Тарусы в Серпухов. На ней ежегодно ломается столько машин и тратится впустую столько человеческой энергии, что потери от этого превышают, конечно, стоимость новой дороги.
Все это на языке бескрылых работников называется “разумным хозяйствованием”, а на языке простых и нормальных людей – глупостью (скажем мягче – недомыслием), граничащей подчас с преступлением.
Электричество и дороги – вот два важнейших звена, которые могут дать смысл здешней жизни и превратят беспомощное захолустье в цветущий край.
Мне могут сказать: пусть Таруса подождет. Но нельзя забывать, что оттяжка времени связана в геометрической прогрессии с оскудением.
Сельское хозяйство – это одно лицо Тарусы, требующее лишь небольшого внимания со стороны тех, кому поручена правительством и народом прекрасная наша калужская земля.
О втором лице города и района разговор придется вести в несколько популярном тоне, так как до сих нор этот вопрос “не доходит” до сознания большинства хозяйственников,– тех хозяйственников, весь жизненный кодекс которых определяется не задачами создания нового строя в нашей стране, не велениями народа, а одним только понятием выгоды. Что выгодно, что “рентабельно”, что доходно – то благо, а все прочее есть гиль и занятие для чудаков.
Всем известно, что у нас каждый трудящийся имеет право на отдых. Но для того, чтобы воспользоваться этим правом, нужны нетронутые, отдохновенные и живописные места. Такие места главным образом находятся на юге. Но у нас есть много людей, которые не променяют скромное очарование Средней России ни на какой ослепительный и несколько лакированный юг. Для иных мокрые гроздья черемухи в деревенском саду, отражение месяца в лесном озере и грибной воздух березовых чащ гораздо милее запаха магнолий и снежных вершин Кавказа.
Кроме того, далеко не все могут отдыхать в домах отдыха. Их быт и их режим стеснительны для людей, привыкших общаться с природой,– для художников, охотников, рыболовов. Да и, говоря откровенно, многих отпугивает тот несколько пошловатый и шумный стиль жизни, ставший почти обязательным для некоторых домов отдыха, с их постоянными танцульками, затейниками, флиртом и утомительным вынужденным соседством со случайными людьми. Что делать в таких домах отдыха человеку, склонному проводить свой отдых в сосредоточенности, в чтении, в наблюдении природы, в подлинном веселии или тишине?
Такие люди проводят отдых самостоятельно. Таруса как бы создана для такого отдыха. Недаром летом население города увеличивается вдвое за счет приезжих из Москвы, Ленинграда и других городов.
Второе лицо Тарусы – это город отдыха, но отдыха подлинного, полного. Места вокруг Тарусы поистине прелестны. Тарусу давно следовало бы объявить природным заповедником. Мы до сих пор упорно пренебрегаем красотой природы и не знаем всей силы ее культурного и морального воздействия на человека, забываем, что патриотизм немыслим: без чувства родной природы и без любви к ней.
Прекрасный ландшафт есть дело государственной важности. Он должен охраняться законом. Потому что он плодотворен, облагораживает человека, вызывает у пего подъем душевных сил, успокаивает и создает то жизнеутверждающее состояние, без которого немыслим полноценный человек нашего времени.
Соединение всех трех аспектов Тарусы – богатого земледельческого района, города отдыха и заповедника русской природы – вот путь к тому, чтобы тихий этот городок со всей округой ожил и занял свое законное и необходимое место в жизни нашей страны.
Как же выглядит сейчас этот город, обладающий такими своеобразными особенностями? Довольно уныло, чтобы не сказать больше.
 
 В городе нет воды, нет водопровода. Жители берут воду из трех резервуаров, куда по трубам, построенным еще при Екатерине Второй, стекает вода из отдаленного ручья. Вода эта плохая, жесткая. По заключению экспертов, пить ее вредно, так как она вызывает болезни щитовидной железы (самая распространенная болезнь в Тарусе).
Резервуары устроены внизу, а город лежит на горах. Жителям приходится таскать воду на коромыслах иногда за два–три километра.
Зимой от резервуаров тянутся по обледенелым горам вереницы женщин, преимущественно дряхлых старух, запряженных в салазки. Они тащат на салазках кадки с водой, надрываются, скользят, падают, расплескивают воду и часто плачут от усталости и огорчения.
Вода здесь на вес золота. А готовый проект хорошего водопровода спокойно отлеживается на утверждении в Калуге, и деньги на постройку водопровода Калуга отпускает (вернее, обещает отпустить) гомеопатическими дозами.
Стоимость водопровода – 1 300 000 рублей. Калуга же пока согласилась отпустить только 100 000 рублей.
Очевидно, постройка водопровода займет в лучшем случае тринадцать лет. Таковы калужские темпы, совершенно не те, конечно, о каких, захлебываясь, пишут газеты.
Кстати, надо заметить, что рыть колодцы в Тарусе бесполезно. Подпочвенная вода лежит очень глубоко, и колодцы к лету пересыхают. Поэтому колодцев очень мало.
Город обветшал. После революции в Тарусе не было построено ни одного дома, хотя сто двадцать семей рабочих и служащих ютятся в трущобах. Вот уже три года строится единственный трехэтажный дом. Нет денег, нет материалов. Все это достается с великим, непосильным трудом.
Об архитектуре этого дома не стоит и упоминать. Как говорится, “не до жиру, быть бы живу”. Четыре плоских стены, крыша – и все. Таков этот “радостный” стиль.
Местные работники бьются как рыба об лед, чтобы хотя бы немного преобразить свой город. Но все их благие желания пресекаются страшным словом “смета”. Смехотворная смета, на которую город едва-едва может влачить жалкое существование.
А в результате – больница без электрического света, пользоваться рентгеном нельзя, инструменты для сложнейших операций кипятятся на керосине. Единственная средняя школа помещается в трех домах, темных и тесных, а учеников в ней – восемьсот человек. Пекарня выпекает вдвое меньше хлеба, чем нужно, и город иногда, особенно летом, сидит без хлеба. Приходится привозить хлеб из Серпухова. Мусор валят где попало, нет средств вывозить его за город. Тучи пыли вздымаются на улицах во время ветра, как извержение.
Правда, городской садовник-энтузиаст разбил над Окой городской сад и постепенно обсаживает улицы липами и тополями. Но по следам садовника часто идут хулиганы и ломают высаженные деревца под улюлюканье, рев гармошки и хохот.
Нравами Таруса похвалиться не может. Но это общая беда всех небольших городов. Милиция предпочитает вести себя уклончиво.
О культурной работе трудно говорить,– на нее нет денег. Из ничего ничего не сделаешь.
Меня могут обвинить в том, что я выношу сор из избы. Да. Его давно пора вынести и сжечь, а не прятать под спудом и отравлять им жизнь талантливых и честных советских людей. А таких людей в Тарусе много – и великолепных садоводов, и энтузиастов-учителей, и мастеров, которые действительно способны подковать английскую блоху. Недаром от Тарусы до Тулы – родины лесковского Левши – не так уж далеко.
Печальнее всего обстоит дело с охраной природы. Тут столько бестолочи и безобразия, что не знаешь, с чего и начать.
 
СУДЬБА МАЛЕНЬКОГО ГОРОДА

Девять лет тому назад, в июне 1956 года, в “Правде” было напечатано мое “Письмо из Тарусы”. Есть старое русское слово “слезница”, иначе говоря, слезная жалоба. Иль, как грубо выражались наши предки,– “слезное завывание”. Письмо из Тарусы было по существу таким “завыванием”, слезной жалобой этого русского городка на свою неприютную судьбу. Он по уши завяз во всяческих неустройствах и сам, конечно, не мог из них выбраться. А между тем городок этот заслуживал хорошей и спокойной жизни. Не только по живописности своей, привлекающей к нему многих художников, но и по своим довольно богатым возможностям.
Обычно в блестящее будущее наших городков, лежащих на отлете от больших дорог, верят только наивные краеведы и некоторые плановые работники. Да и то скрепя сердце и тяжко вздыхая при мысли, сколько неожиданных препятствий лежит на пути развития этих городов, сколько людей, занятых важными делами, будут отмахиваться от робких просьб какого-нибудь Боровска или Жиздры. А то, не ровен час, и накричат: куда вы, мол, лезете с суконным рылом в калашный ряд! Посторонитесь!
Да! Широко легла неизмеримая страна – Россия, ее глубокие до синевы пространства, ее вольный воздух, теплый от запаха клевера и старой соломы, ее дубовые леса и одинокие осокори, ее легко задумавшиеся реки.
Тихо на этих реках. Только изредка заскрипит ворот парома и какой-нибудь проезжий неуважительный человек посмеется над работягой-паромом и скажет, что вот, мол, кое-где еще осталось это нескладное сооружение времен Ивана Калиты.
Гром скорых поездов, их ветропролет как сказал некий поэт-новатор, гудки заводов и слитный гул больших городов – все это не мешает нашей земле стоять во всей ее прелести перед лицом неба и людей. Прелесть эту и богатство нашей земли надо тщательно оберегать. Достаточно вспомнить о недавних наших прозрачнейших, как алмаз, кристаллически чистых реках. Сейчас большинство из них после хорошего дождя превращается из-за эрозии берегов в потоки грязи и мути. Вспомнить о милых, струившихся среди райских кущ и цветов водах, где серебром играла несметная рыба.
Сейчас многие из этих рок нестерпимо пахнут мертвым мазутом и другими отвратными запахами. Речную воду не защищают от грязи и не берегут.
Когда было напечатано “Письмо из Тарусы” вездесущие скептики только посмеивались. “Вы что ж, думаете,– говорили они,– правительству только и дела, что возиться с вашей застоялой Тарусой, чинить ее да латать? Жила она со времен удельной Руси без капитального ремонта, проживет ныне и с текущим ремонтом. Богато располагаете жить, тарусяне!”
И вдруг скептики осеклись. Оказывается, вопрос о благоустройстве Тарусы – одной из Золушек среди наших городов – обсуждался в Совете Министров РСФСР, и решено было Тарусе широко и быстро помочь. Помощь была оказана тотчас. А теперь я пишу эту маленькую статью чтобы хоть несколько отчитаться от имени тарусян в проделанной ими работе.
В городке, где была вопиющая тесность, сейчас уже построено семь домов с жилой площадью в 2000 квадратных метров. Пробурено две артезианские скважины, построена водонапорная башня. Проведены по городу на четырнадцать километров водопроводные трубы. Родник, питавший Тарусу водой еще со времени Екатерины Второй, ушел на пенсию. В городе построена высоковольтная трансформаторная подстанция мощностью в 6–5 тысяч киловатт. Теперь и город и окрестные колхозы электрической энергией вполне обеспечены. Построена новая гостиница, расширены бани и – что особенно важно для Тарусы – построена асфальтовая дорога из Тарусы в Калугу (до сих пор ездили в областной центр Калугу с огромным крюком – через Серпухов и Малоярославец). Расширена больница, расширена знаменитая фабрика художественной вышивки. Строятся комбинат бытового обслуживания, книжный магазин, столовая, летние рестораны. Начинаются дальнейшие работы по благоустройству города.


 
Здесь перечислено далеко не все, что сделано и делается. Таруса закрепляет два новых своих лица – города художников и города отдыха. По левому берегу Оки будут построены пансионаты и летние лагеря. И отойдет в прошлое тот шуточный облик Тарусы, который дал ей, осмеиваясь, поэт Н. Заболоцкий:
Скучно жить в Тарусе
Девочке Марусе,–
Одни куры, одни гуси –
Господи Исусе!
О Тарусе уже написано несколько краеведческих книг. Их стоит прочесть, чтобы почувствовать своеобразный удельный вес этого города в числе прочих российских городов, чтобы увидеть лицо этого города художников и садоводов, города, соединяющего старую культуру с культурой нашего времени.
Недавно в Тарусе по инициативе местного общественного деятеля, бывшего актера Б. П. Аксенова открылась постоянная картинная галерея – богатый дар маленькому городку. Таруса начинает оправдывать свое прозвище: “Русский Барбизон”. В книге записей для посетителей среди сотен записей колхозников, отдыхающих студентов и школьников вдруг возникает запись французского искусствоведа, попавшего в Тарусу после Лувра и растроганного нежной и самоотверженной любовью здешних простых людей к живописи, к искусству.
Галерея создана из небольших частных коллекций, пожертвованных местными любителями и знатоками живописи. В частности, отборную коллекцию русской и западноевропейской живописи подарил музею тарусский старожил, ученый-агроном П. П. Ракицкий. Кроме того, галерея пополняется из запасов Третьяковской галереи и Художественного фонда.
Галерея внешне очень скромная, как, бы застенчивая. Но когда входишь в ее маленькие залы с чисто вымытыми полами и особым, каким-то деревенским запахом стен, когда отблески солнца падают на полотно Пуссена или на удивительные кружева блонды XVIII века работы русских мастериц, когда узнаешь, что эти невесомые кружева плели в сырых подвалах, чтобы от сухости но рвалась их тончайшая нить, то все вокруг кажется удивительным.
Мне посчастливилось бывать во многих великолепных и даже как бы тяжких от этого великолепия музеях и галереях Европы – в Третьяковской и в Лувре, в Эрмитаже и в Британском музее, в Латеране и в Риме, в Дрезденской галерее и в новом музее Роттердама, но в своем Тарусском музее, где за окнами победно (неизвестно по какой причине) орут петухи, все как один меченые химическим карандашом, где за окнами уже зацветают липы, я всегда ощущаю светлую благодарность к тем людям, которые его собирали по крохам. Благодарность к ним и гордость за них – скромнейших своих земляков.
Все это так, но нужно еще многое сделать. Очевидно, нужно выделить Тарусу в самостоятельный район, чтобы город не жил бедным родственником на иждивении Ферзикова (нынешний районный центр для Тарусы) – поселка вполне унылого, которому тарусские дела “ни к чему”.
Скоро по краю Тарусы пройдет газопровод. Местное население озабочено тем, чтобы обязательно был сделан ввод для газа. Очевидно, эта просьба будет выполнена. Надо замостить тарусские крутояры, так как ливни размывают улицы и превращают их в непроходимые овраги. Кроме того, по решению инстанций Таруса должна стать городом-курортом. Уже разработан план создания на берегах Оки пансионатов и лагерей. В Тарусе найдены целебные минеральные источники.
 
ГОРОДОК НА РЕКЕ

Вообще ошибочные мнения бывают обычно очень живучими. Они существуют сотни лет и с трудом выветриваются из нашего сознания.
До революции все маленькие города было принято считать захолустьем, где жизнь течет скудно и сонно. И теперь это представление о маленьких городах, так называемых райцентрах, почти не изменилось. Считают, что они, конечно, далеко отстают от больших городов и по культуре и по благоустройству.
Самое название “райгород” и “райцентр” дает богатую пищу для шутников и зубоскалов. Они называют их “райскими городами” и “райскими центрами” и острят по поводу того, что в этих городах мало признаков земного рая.
Все это – болтовня.
Я живу в одном таком маленьком городе на Оке. Он так мал, что все его улицы выходят или к реке с ее плавными и торжественными поворотами, пли в поля, где ветер качает хлеба, или в леса, где по весне буйно цветет между берез и сосен черемуха.
Городок этот вплотную входит в сельскую жизнь. Гул тракторов по окрестным полям сливается с пронзительными требовательными гудками окских буксиров. Обширные огороды окружают городок буйной зеленью, цветением картошки, запахом помидорных листьев. С берега Оки во все стороны открываются сияющие дали, близкие и далекие планы лесов – от светлых и серебрящихся под солнцем до загадочных и темных, сохранивших в своей глубине журчанье ручьев и шумящие кроны столетних дубов и сосен.
Но городок хорош не только этим. Он хорош своими людьми – талантливыми и неожиданными, трудолюбивыми и острыми на язык. Я просто перечислю нескольких жителей этого городка, и станет ясно, что слова о захолустье не выдерживают критики.
Если бы были живы такие писатели, как Лесков или Мельников-Печерский, то городок на Оке дал бы им богатую пищу для рассказов о простом и замечательном русском человеке.
Лесков написал как будто анекдотичный рассказ о тульском мастере Левше, который подковал блоху. Но это совсем но анекдот и не забавный случай. В каждом городке есть свои Левши. Есть они и в нашем. Живет в нем слесарь Яков Степанович – изобретатель и поэт по душе. Он может сделать все,– как говорится, “и небо и землю”. Из всякого металлического лома и утиля он собрал мотоцикл, изобрел машину для посадки деревьев в лесах и, между прочим, склепал проволокой сломанный зубной протез одному старичку. И тот носил его еще много лет. Потом, говорят, этот протез взяли в краевой музей как образец тончайшего мастерства.
Яков Степанович — человек до всего любопытный, вникающий в суть любого дела и неслыханно скромный.
 
 
Есть еще в нашем городке печник Митя, слабый здоровьем и насмешливый, кладущий печи по своему способу – виртуозно и быстро. Оказывается, в печном деле есть свои секреты, свои законы, и нет у Мити ни одной печи, похожей одна на другую.
Никто так точно, как он, не знает законов тяги и нагрева кирпичей, не знает всей сложности русской печи и всей практичности “унтермарка”. Споры Мити с другими печниками, все его разговоры о печах слушаешь, как живописное исследование, иной раз – как поэму. По словам Мити, мастер без выдумки, без воображения есть “фитюлька” и халтурщик.
Таких мастеров с воображением есть много в любой области. Человек сам создает вокруг своей работы поэтическое состояние. От этого работа спорится и просто сверкает в его руках.
Есть плотники, работающие топором с такой чистотой, что стук топора под их рукой звучит как бравурный марш.
Есть столяр Николай Никитич – знаток птиц. Больше всего он любит делать скворечники и птичьи клетки. Каждая вещь, что выходит из его рук,– “игрушка”. Его клетки – это просто птичьи дворцы с мезонинами, антресолями, балкончиками и верандами. В этих клетках, будь они немного побольше, хочется пожить и человеку. Они обточены, нарядны и воздушны.
Николай Никитич сам ловит птиц по веснам на так называемый птичий клей секретного состава. Он смазывает им ветки деревьев, и птицы просто прилипают к этим веткам без всякого вреда для себя.
Николай Никитич больше всего любит щеглов – разноцветных и нарядных птиц, похожих издали на порхающие цветы. Очевидно, от нарядности этой птицы и произошло слово “щеголеватый”.
Голосам птиц Николай Никитич подражает, не имитируя их, а придумывая иной раз слова и целые фразы, которые лучше всего передают пенье и чириканье птиц. Так, чиж, по словам Николая Никитича, поет: “Пили кофе, пили ча-а-ай!”, щегол кричит: “Стриг-лик, стриг-лик”, а щур никак нe может признаться своей подруге в любви к только заикается: “Влю-влю-влю-влив-влив ”.
 
В городке есть вышивальщицы, если можно так выразиться, с европейским именем. Их работа восхищала зрителей на разных выставках, особенно на международной выставке в Брюсселе.
Вблизи Оки живут знатоки речного дела – промеров фарватера, постановки бакенов и буксировки барж при малой воде.
Да всех не перечислишь. Живет у нас бывший корабельный врач – быстрый и строгий старик, большой знаток музыки, обладатель богатой исторической библиотеки. Есть садовод, ухитрившийся вырастить в срединной России субтропические деревья.
К городку этому давно тяготеют художники и писатели. В какой-то мере он уже становится литературным и художественным подмосковным центром. Хотя и небольшим, но все же центром.
Имена Поленова, Крымова, Борисова-Мусатова, Ватагина, скульптора Матвеева тесно связаны с городком. На многих полотнах этих художников вы увидите самые трогательные уголки нашего городка.
В городок часто приезжают работать и подолгу живут в нем писатели и поэты, особенно молодые. Сплошь и рядом можно услышать из открытых окон, из садов и палисадников разговоры и споры о Пикассо или последней книге Каверина, о Сарьяне и пьесе Арбузова.

                                                         памятник Заболоцкому                                                   
В этом городке жил незадолго до смерти замечательный наш поэт Заболоцкий. Он оставил несколько прекрасных стихотворений о городке, о ясности окружающей природы – очень русской, очень мягкой и очень разнообразной. Особенно хороши “Вечера на Оке”.
В очарованье русского пейзажа
Есть подлинная радость, но она
Открыта не для каждого и даже
Не каждому художнику видна.
…………………………………
И лишь когда за темной чащей леса
Вечерний луч таинственно блеснет,
Обыденности плотная завеса
С ее красот мгновенно упадет.
Вздохнут леса, опущенные в воду,
И, как бы сквозь прозрачное стекло,
Вся грудь реки приникнет к небосводу
И загорится влажно и светло.
………………………………..
И чем ясней становятся детали
Предметов, расположенных вокруг,
Тем необъятней делаются дали
Речных лугов, затонов и излук.
Я не называю имени этого города только потому, что такой городок не один в нашем Советском Союзе. Если приглядеться к любому городку и пожить в нем, то окажется, что он удивительно интересен, характерен, жизнь в нем разнообразна, в нем много культурных людей, и, кроме того, он кровно связан с историей страны. Тогда не будет и мысли о несколько обидном термине “захолустье”.
Но если все-таки вам интересно, о каком городе я писал, то, пожалуй, я назову его. Это – Таруса. Та самая Таруса, что лежит где-то на краю калужской земли. Туда вы теперь можете доехать на автобусе или приплыть по Оке на новейшем быстроходном катере…
Извините за этот беглый очерк. Но если за ним последует ряд очерков от жителей таких городков о своих людях и родных местах, то моя цель будет достигнута.

Известные жители города 
Михеенков Сергей Егорович, писатель, историк, биограф маршалов Советского Союза Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского, И.С. Конева и великой русской певицы Лидии Руслановой, автор литературного путеводителя по Тарусе, лауреат литературной премии им. В.С. Пикуля и других, Почётный гражданин Тарусского района (2015).
 
Почётные граждане города 
Амелин Георгий Иванович, Герой Советского Союза, летчик. Звание присвоено в 2001 году, лично, за мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны.
Арутюнов Николай Михайлович, первый общественный директор Тарусского краеведческого музея. Звание присвоено в 1996 г., лично.
Богданов Николай Владимирович, старейший писатель, много лет связанный с Тарусой, посвятивший работе с детьми и молодёжью города не один год своей жизни. Звание присвоено решением Городской Думы ГП «Город Таруса» № 19 от 19 июня 2012 г., посмертно.
Бодров Иван Яковлевич, краевед, автор книг о Тарусе. Звание присвоено в 1996 г., лично.
Власов Василий Захарович, член-корреспондент АН СССР, профессор, доктор технических наук, ученый в области строительной механики. Звание присвоено решением Городской Думы № 74 от 30.06.2006 г., посмертно.
Гумилевская Маргарита Николаевна (1895—1985), организатор и художественный руководитель Тарусской артели вышивальщиц с 1924 по 1967 гг., заслуженный деятель искусств России. Звание присвоено в 1996 г., посмертно.
Даев А. Н. (1853—), учитель Поспешевского училища. (Запись о звании в документах Тарусской уездной земской управы за 1903—1914 гг.)
Добриян Михаил Борисович, директор СКБ КП ИКИ РАН. Звание присвоено решением Городской Думы ГП «Город Таруса» № 16 от 15.06.2010 г., лично. 11 июля 2014 года в День 768-летия города в улицу имении М. Б. Добрияна был переименован проезд Советский.[58][59]
Добротворский Иван Зиновьевич, земский врач Тарусского уезда. Запись о присвоении звания за «труд во благо города».
Иванова Людмила Ивановна, народная артистка России, актриса театра и кино. Звание присвоено в 1996 г., лично.
Крутилин Сергей Андреевич, писатель-фронтовик. Звание присвоено в 2001 году, посмертно, за огромный вклад в развитие Тарусского района.
Курятников Василий Григорьевич, ветеран Великой Отечественной войны и труда. Звание присвоено решением Городской Думы № 130 от 26.06.2007 г., лично, за активное участие в патриотическом воспитании молодёжи.
Миронов Павел Васильевич, Герой Советского Союза, генерал-лейтенант, бывший командир 5-й гвардейской стрелковой дивизии. Звание присвоено в 1966 г. за заслуги в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой и в освобождении Тарусы от немецких захватчиков, в ознаменовании 25-годовщины освобождения Тарусы.
Паустовский Константин Георгиевич, писатель. Звание присвоено 30 мая 1967 г., лично, в связи с 75-летием, отмечая участие в культурной и общественной жизни Тарусы.
Петров Владимир Николаевич, директор Тарусского филиала Калужского областного фонда ОМС, общественный деятель. Заслуженный врач Российской Федерации.[60] Звание присвоено в 2001 г., лично.
Пивоварова Татьяна Яковлевна, директор Тарусской фабрики художественной вышивки. Звание присвоено в 1996 г., лично.
Познякова А. А., купчиха, возведена в звание «потомственных почетных граждан» вместе с членами семьи в 1884 г.
Ракицкий Николай Петрович, ученый-агроном. Звание присвоено в 1967 г., лично, за большие заслуги в создании картинной галереи.
Рихтер Святослав Теофилович, выдающийся музыкант. Звание присвоено в июле 1994 года. [источник не указан 1379 дней]
Севрюков Николай Михайлович, Герой Советского Союза.
Смирнов Н. Ф. (1878—), учитель Позняковского земского училища. (Запись о звании в документах Тарусской уездной земской управы за 1903—1914 гг.)
Фуфаев Валентин Александрович, генеральный директор ЗАО «Трест Коксохиммонтаж», меценат. Звание присвоено решением Городской Думы от 19 июня 2012 г., посмертно.
Шаблинский Анатолий Афанасьевич, ветеран труда, главный энергетик СКБ КП ИКИ РАН. Звание присвоено в Решением Городской Думы № 73 от 30.06.2006 г., лично.
Штейнберг Эдуард Аркадиевич, художник, Звание присвоено решением Городской Думы № 117 от 27.02.2007 г., лично, за прославление Тарусской земли и благотворительность.
Щербаков Вячеслав Викторович, ветеран труда, член Союза журналистов. Звание присвоено решением Городской Думы ГП «Город Таруса» № 16 от 24.06.2011, лично, за большую краеведческую работу с молодёжью.
Щипков Александр Владимирович, писатель, общественный деятель. Звание присвоено решением Городской Думы ГП «Город Таруса» № 12 от 21 мая 2015 "за особые заслуги перед г. Тарусой и неоценимый вклад в создание исторического образа города" (установка памятников Ивану Цветаеву, генералу Михаилу Ефремову, Николаю Заболоцкому).
 
  
ЛИТЕРАТУРА О ТАРУСЕ
В Тарусе располагалась когда-то гостиница с экзотическим названием «Леандр». В этой гостинице в жаркий полдень 1916 года А. Н. Толстой услышал от коридорного Василия Ивановича трагикомическую историю замощения тарусской площади, где в луже утонул американец, описанную писателем в очерке «Пути культуры»[62].
Располагавшееся близ Тарусы богимовское имение было описано Чеховым в рассказе «Дом с мезонином».
«Ясное утро, не жарко, Лугом бежишь налегке, Медленно тянется барка вниз по Оке» (Марина Цветаева, «Осень в Тарусе»)
«Ой, как худо жить Марусе в городе Тарусе! Петухи одни да гуси. Господи Иисусе!…» (Заболоцкий).
Константин Паустовский. «Письма из Тарусы»
«Взяв меня от меня, уводит туда, по ту сторону, в май Дорога тарусская… Дорога тарусская на наших любимых женщин очень похожа. На этой старой русской земле солнце — вятский павлин…» (Назым Хикмет)
«Кто жаждет красоты природы, / Кто хочет отдохнуть душой, / Тому советую в Тарусе / Прожить недели три весной». (В. А. Каспари)
«Когда Земля — потёртый шарик тусклый — / Качнётся, ускользая из-под ног, / Я верю: ты спасёшь меня, Таруса, — / Венец моих исканий и дорог». (Т.Мельникова)
Альманах «Тарусские страницы»[64] (1961), в том числе рассказ М.Цветаевой «Кирилловны» («Хлыстовки») о хлыстовском ските в Тарусе.
Варлам Шаламов. Стихотворение «Таруса» (1964)
Майя Муравник. Рассказ «Таруса»
Владимир Березин. Рассказ «Есть кому сегодня плакать в городе Тарусе»
Василий Песков. Рассказ «Чаепитие в Тарусе»
Семён Островский. Стихотворение «Камень» о памятнике Цветаевой.
Белла Ахмадулина, книга «Таруса» (стихи) с акварелями Бориса Мессерера
Марченко А. Т. Живи как все : Мои показания; От Тарусы до Чуны; Живи как все / сост. Л. И. Богораз; предисл. Ю. Я. Герчука. — М. : Весть : ВИМО, 1993. — 448 с : 1 л. портр. — (История инакомыслия).
Сергей Михеенков. Прогулки по Тарусе. Литературный путеводитель. - Калуга, Издательство "золотая аллея", 2012.
Сергей Михеенков. Кровавый плацдарм. 49-я армия в прорыве под Тарусой и боях на реке Угре. 1941-1945. - М.: Центрполиграф, 2012, - 319 с. - ISBN 978-5-227-03659-9
Сергей Михеенков. Меч князя Тарусского. Повести. - Калуга, "Золотая аллея", 1998. 320 с.

 

МУЗЕЙ ПАУСТОВСКОГО В ТАРУСЕ

Я живу в одном маленьком городе на Оке.

Он так мал, что все его улицы выходят или к реке с ее плавными и торжественными поворотами, или в поля, где ветер качает хлеба, или в леса, где по весне буйно цветет между берез и сосен черемуха...
К.Г. Паустовский

  
Константин Георгиевич говорил про Тарусу — уютный провинциальный городок, который умудрился избежать советской индустриализации, словно навсегда оставшись в цветущей эпохе императорской России. Кажется, что по его улицам вот-вот проедет конка, пройдет дама в модной шляпке или приехавший погостить к маменьке гусар с пышными усами.

Но вернемся к классику отечественной литературы Паустовскому. Этот скромный домик в Тарусе — единственный в России мемориальный дом-музей автора, который был открыт не так давно, 31 мая 2012 г., в день 120-летия со рождения Константина Георгиевича. Здание для музея, что понятно, было выбрано не случайно: писатель здесь жил, творил, любил c 1957 по 1968 гг. И похоронили его, надо сказать, тоже в Тарусе, как он и завещал.

Этот скромный домик в Тарусе — единственный в России мемориальный дом-музей автора, который был открыт не так давно, 31 мая 2012 г., в день 120-летия со рождения Константина Георгиевича.
Экспозиция музея воссоздает подлинную обстановку 50-60-х годов 20 века. Здесь можно увидеть как некоторые личные вещи писателя, так полностью реконструированный рабочий кабинет. Письменный стол автора, его пишущая машинка, любимые книги, принадлежавшие Паустовскому. В том числе и фотография Марлен Дитрих, которую она лично подарила Константину Георгиевичу при встрече в Центральном доме литератора в Москве в 1962. Актриса была ярой почитательницей его творчества.

Тарусские дали Паустовского
Координаты
Адрес: ул. Пролетарская, 2. Часы работы: пт-сб 11:00-18:00.

Стоимость экскурсии 200 RUB. Посещение сада и беседки без экскурсии 50 RUB.

Цены на странице указаны на июль 2016 г.

 

                                                      памятник К.Паустовскому в Тарусе                                       
  
ПРО МУЗЕЙ ПАУСТОВСКОГО В ТАРУСЕ
"... Места вокруг Тарусы поистине прелестны они погружены в чистейший легкий воздух... Тарусу давно следовало бы объявить природным заповедником..." - К.Г. Паустовский.
 
Над обрывом Таруски стоит в саду бревенчатый дом, половина которого принадлежала К.Г. Паустовскому. 13 апреля 1955 года о приобретении впервые упоминает сам Паустовский: "Татьяна Алексеевна со свойственной ей решительностью купила крошечный домик: в живописном городишке Тарусе". Через полтора месяца после покупки дома - первые впечатления: "В Тарусе очень хорошо. Окрестности сказочные... места здесь чудесные... В Москву не тянет"
 
Обстановка в доме

"Здесь он писал в кабинете с окном, распахнутым в сад. В кабинете не много книг, много света и воздуха" - вспоминал Э.Миндлин.
 
Цветник у дома

Окно с подоконником, уставленным множеством цветочных горшочков, распахивается в сад, поражающий обилием и разнообразием цветов, которые, сменяя друг друга, цветут с весны до осенних заморозков. "... Самым заметным признаком того особого уклада жизни, который отличал эту семью от всех других, были цветы и всяческие растения", - вспоминал А. Баталов. В саду стоит беседка, в которой Паустовский часто работал.
 
Ильинский омут

"Одно из неизвестных, но действительно великих мест в нашей природе находится всего в десяти километрах от бревенчатого дома где я живу каждое лето:То место :называется скромно, как и многие великолепные места в России: Ильинский омут: Такие места наполняют нас душевной легкостью и благоговением перед красотой своей земли, перед русской красотой." - К.Г. Паустовский.
 

                                                 в доме-музее Паустовского                                                    
Тарусские дали

"Появилось даже особое выражение "тарусские дали". Еще недавно леса, как говорят в народе, "заваливались здесь за самый край земли". Они поднимались над Окой высокими и далекими планами, залитые солнцем, убранные в синеватый утренний туман, - трепещущие листвой, шумливые леса. Осенью эта земля стояла вся в сквозном золоте, в багрянце и тишине." - К.Г. Паустовский.
 
Могила Паустовского

Могила Паустовского 30 мая 1967 года К.Г. Паустовскому присвоено звание "Почетный гражданин города Тарусы".

Похоронен К.Г. Паустовский на местном кладбище на окраине города над обрывистым берегом реки Таруски. 

 
"Паустовского Таруса хоронила,
   На руках несла, не уронила,
   криком не кричала, не металась,
   лишь слеза катилась за слезою.
   Все ушли, она одна осталась
   И тогда ударила грозою." 
    М. Алигер 17 июля 1968г.
 
О музее

В Тарусе с 1991 года ежегодно проводятся праздники К.Г. Паустовского в день его рождения 31 мая. Первый и второй праздники проводились на Ильинском омуте, на поляне, откуда открываются любимые писателем дали. На праздники приезжают писатели, поэты, журналисты, музыканты, исследователи творчества Паустовского - российские и зарубежные.
 
Музей предлагает следующие экскурсии:

"По тарусским местам К.Г. Паустовского": Краеведческий музей - дом К.Г.Паустовского - могила К.Г. Паустовского - долины рек Тарусы и Оки - могила В.Э Борисова - Мусатова - камень М.И. Цветаевой - сад-дендрарий Н.П. Ракицкого. (автобусно-пешеходная) общая протяженность 12 км.
"Старые усадьбы": Краеведческий музей - Ильинский омут - имение в с.Истомино - река Таруса - имение в с.Борятино (автобусная) протяженность 52 км.
"По Оке от Поленова до дачи С.Т. Рихтера": музей В.Д.Поленова - речная прогулка до дачи С.Т.Рихтера. (теплоходная) протяженность 32 км.

 

                        Таруса, Паустовский с любимой собакой                                                               

 

______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Бодров И. Я., Гостунский Н. Н. Таруса. — Калуга: Калужское книжное издательство, 1960. — 96 стр.: ил.
Гостунский Н. Н. Таруса — древний город на Оке / Отв. ред. канд. ист. наук С. М. Каштанов. Институт истории АН СССР. — М.: Наука, 1965. — 280 с. — 10 000 экз.
Дунаев М. М., Разумовский Ф. В. В среднем течении Оки. — М., 1982. (Дороги к прекрасному)
Анискович Л. Край бузины и край рябины (Цветаевы в Тарусе); 2004.
Мельникова Т. П. Таруса, 101-й километр. — М., 2007. ISBN 978-5-7157-0214-2. Документальная повесть
Фролов А. С. Фрагменты. Очерки истории Тарусы. — М., 2006. ISBN 5-902235-06-5.
Фролов А. С. Таруса — история тысячелетий. — М., 2001
Фролов А. С., Прошкин О. Л. Таруса в X—XIV веках (по данным археологии). — Калуга, 2011.
Михеенков С. Е. Меч князя Тарусского : Повести / С. Е. Михеенков. — Калуга : Золотая аллея, 1998. — 320 с.
Михеенков С. Е. Тарусская княжна : Ист. повествование о Ксении Юрьевне, княжне Тарусской и великой княгине Тверской / С. Е. Михеенков. — 2-е изд.,доп. — Калуга : Золотая аллея, 1997. — 143 с.
Михеенков С. Е. Прогулки по Тарусе : путеводитель / Сергей Михеенков. — Калуга : Полиграф-Информ, 2005. — 72 с. — (Русский Барбизон). — ISBN 5-93999-138-6.
Михеенков С. Е. Уходящий город : Таруса : воспоминания о будущем : Очерки об истории и современности древнего города и края / С. Е. Михеенков. — Калуга : Изд. дом «Калуга», 1996. — 69 с.
Михеенков С. Е. Купола Тарусы : история и современность / Сергей Михеенков. — Калуга : Полиграф-Информ, 2005. — 66 с. : ил. — (Русский Барбизон). — ISBN 5-93999-127-0.
Достопримечательности Калужской области.
Музеи Калужской области.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВложениеРазмер
137305 (1).jpg365.32 КБ
137305 (2).jpg164.24 КБ
137305 (3).jpg314.95 КБ
137305 (4).jpg105.77 КБ
137305 (5).jpg205.47 КБ
137305 (6).JPG133.6 КБ
137305 (7).JPG130.54 КБ
137305 (8).jpg93.5 КБ
137305 (9).JPG177.33 КБ
137305 (10).JPG409.78 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru