Город Иваново

Иваново

Вы когда-нибудь слышали про город невест Иваново? Если не слышали, то вам еще не довелось путешествовать по Золотому Кольцу России. В архитектурном плане Иваново известно прежде всего памятниками, относящимися к эпохе конструктивизма (30-е годы XX в.): это дом-корабль, дом подкова и т. п. 
В Иваново построено большое количество историко-революционных памятников, придающих городу оригинальный колорит. Интересен исторический центр города, состоящий в основном из бывших купеческих домов XIX и начала XX веков. Определенный интерес представляет и промышленная архитектура XIX в. (в городе практически в нетронутом виде сохранилось несколько текстильных фабрик, относящихся к этому периоду, но свободный доступ туда ограничен). Из прочих достопримечательностей можно отметить Щудровскую палатку, которая была сооружена в XVII в., и комплекс Свято-Введенского женского монастыря, основная часть которого относится к началу XX в. 

ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО РОССИИ- ТУТ!

СТАТЬЯ ПРО РЕКУ УВОДЬ - ТУТ!

 


Иваново — город (с 1871) в центральной России на берегу реки Уводь, административный центр Ивановской области. До 1932 года назывался Иваново-Вознесенск. Население — 409 223 чел. (2014).
Город Иваново-Вознесенск был основан путём слияния села Иваново и Вознесенского посада в 1871 году. Город в первую очередь известен своей промышленностью, образовательными учреждениями и революционной историей.
Известен под названиями «Город невест», «Родина Первого Совета», «Ситцевый край», текстильная столица России, а также «Русский и Красный Манчестер».

Общая площадь всех улиц, проездов, набережных и площадей составляет около 19,7 миллионов квадратных метров, а площадь зеленых массивов и насаждений в пределах городской черты - почти 2 миллиона 650 тысяч Га. Протяженность всех улиц, проездов и набережных - без малого 700 километров. Город расположен на площади 10 тыс. 484 Га, из них застроено - 2 тыс. 353 гектара. Жилищный фонд города: общая площадь - 8643,8 тысяч квадратных метров; число квартир - 179 тысяч; в среднем на одного городского жителя приходится 19,1 квадратных метров.
Административно город состоит из четырех административных районов (Ленинский, Фрунзенский, Октябрьский, Советский). Самый большой по численности - Ленинский район (154,1 тысяч чел.), самый малочисленный - Советский ( 69,7 тысяч чел.). Численность населения города по итогам Всероссийской периписи населения 2010 года составляла 409 277 человек.

Река Уводь
Климат Иванова - умеренно континентальный. Для него характерно сравнительно жаркое лето и морозная зима с устойчивым снежным покровом. Наиболее холодным месяцем зимы является январь со среднемесячной температурой -11.5-12 градусов, самым теплым месяцем лета - июль, среднемесячная температура которого составляет +17.5 - +18.7 градусов. Сумма осадков в год 645 мм.
Расположена Ивановская область в центре Европейской части России, в 319 км от Москвы. Граничит с Ярославской, Владимирской, Костромской и Нижегородской областями. Центр Ивановской области - Иваново, территория его составляет 104,8 кв. километра.
Географически Иваново расположено в междуречье Верхней Волги и притока Оки - Клязьмы. До Москвы от нас по шоссе чуть меньше трехсот километров, а до Волги - 65 километров. Через город, разделяя его на две части, протекает река Уводь, с северо-восточной стороны в нее впадает небольшая речка - Талка, а на восточной окраине - другой приток - Харинка.

Выгодное географическое положение делает возможным дальнейшее развитие не только внутренних, но и внешних экономических и культурных связей.

 

 


ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ И ИСТОРИИ ГОРОДА ИВАНОВО
АНСАМБЛЬ ДОМА-МУЗЕЯ СЕМЬИ ЦВЕТАЕВЫХ с. Ново-Талицы
Ансамбль включает два строения: Дом священника с хозяйственными пристройками и Дом звонаря.

Дом священника о.Владимира Цветаева. По внешнему облику и планировочной структуре характерен для рядовой жилой архитектуры середины XIX в. Рублен в обло. (Бревенчатые стены в конце XIX в. были обшиты тесом). Прямоугольный объем на кирпичном фундаменте завершен вальмовой кровлей, прорезанной небольшим поперечным мезонином с балкончиками, выходящими на продольные фасады. Фасадный декор выражен в традициях классицизма: имитация рустованных лопаток на углах, профилированный венчающий карниз, оконные наличники строгой формы с профилированными сандриками и филенчатыми ставнями. Вынос кровли над балконами мезонина поддерживают тонкие колонки. В тимпане фронтона - полуциркульные окна.

Дом звонаря. Типичная сельская жилая постройка конца XIX в. Прямоугольный деревянный сруб-пятистенок, рубленный в обло, поставлен на низкий кирпичный фундамент. Кровля коньковая, двускатная. Внешний декор минимален: наличники примитивной формы и филенчатые ставни.

* * *
Дом священника как памятник истории был выявлен и взят на государственный учет в 1982 г., а в 1987 г. был поставлен на государственную охрану местного значения (см.: Решение Ивановского облисполкома ? 340 от 05.08.87 г.).

В 1989-1994 гг. Дом священника был капитально отреставрирован на средства местного бюджета и приспособлен под экспозицию мемориального музея Семьи Цветаевых.

В 1995 г. была разработана проектно-сметная документация на воссоздание первоначального облика Дома звонаря, архитектура которого претерпела в 1950-е гг. существенные изменения, и начаты реставрационные работы. Однако в конце 1990-х гг. из-за отсутствия средств их временно приостановили и возобновили лишь в 2001 г.

К началу лета с.г. основные объемы строения восстановлены, включая оконную столярку. Для окончательного же завершения указанных работ и приспособления Дома звонаря под выставочный зал музея требуется порядка 500-600,0 тыс.рублей.

 
                                                              церковь на Ивановой горе                                                           
ДОМ В.А.СИТНИНА
Жилой дом В.А.Ситина построен ориентировочно в середине XIX в. Занимает угловой участок на пересечении улиц 10 Августа и Кроутицкой. Он представляет собой образец городской жилой застройки периода позднего классицизма. Прямоугольное в плане одноэтажное здание с подвалом и высоким цокольным этажом возведено из кирпича и оштукатурено; кровля вальмовая.

Главный фасад равномерно членят прямоугольные окна. В цокольном этаже лишенные декора, они имеют простые рамочные наличники и сандрики в виде узких плит. Тяги (гладкая между этажами и профилированная по верху стены) и лопатки на углах завершают скромное убранство. Заметным украшением фасада служит центральный вход со стороны ул. 10 Августа. Его крыльцо акцентировано литым зонтом-козырьком, опирающимся на узкие колонки.

* * *
Дом В.А.Ситнина входит в состав историчечской застройки ул. 10 Августа (бывшей Покровской), которая является памятником градостроительства и стоит с 1988 г. на государственном учете.

Указанный дом был национализирован в 1919 г. и с того времени в нем размещались различные (городские, губернские и областные) учреждения: в 1980-1990-е гг. здесь располагалось областное управление кинофикации. В 1998 г. здание, ныне находящееся в муниципальной собственности, передано в аренду Ивановскому отделению Союза театральных деятелей России.

В 1998-1999 гг. Дом В.А.Ситнина был капитально отреставрирован. На его восстановление из средств, выделенных из областного бюджета Научно-производственному центру по охране памятников, оплачено 166,3 тыс.руб.

Состояние памятникового объекта в настоящее время удовлетворительное.

 
 

ЗЕМСКОЕ УЧИЛИЩЕ с.Кочнево
Здание земского училища было открыто в с. Кочнево в 1890 г. Оно представляет собой одноэтажный кирпичный объём, снаружи оштукатуренный и побеленный, с деревянным мезонином. В мезонине ранее размещалась квартирка учителя. Отопление печное. Кровля двускатная, крыта железом.

Здание решено крайне лаконично, декоративные элементы (деревянная резьба) имеются только на мезонине.

С точки зрения архитектуры здание училища ценности не представляет. Однако в сочетании со стоящей неподалеку Покровской церковью формирует исторический центр селе Кочнево.

* * *
Училище как памятник гражданской архитектуры выявлено и поставлено на гос. учет в 1973 г. После закрытия здесь начальной школы в начале 1920-х гг. здание было приспособлено под жилье, располагающееся в нем и поныне. Сохранность памятника хорошая.
  

                                                             палатка Шудрова                                                                  

УПРАВА МЕЩАНСКАЯ
Мещанская управа расположена на углу улиц Советской и Ноздрина. Построена в 1904 г. по проекту инженера П.Д.Афанасьева в лицевой кладке. Небольшое общественное здание периода эклектики, со стилизацией барочных форм в фасадном декоре.

Поднятый на невысоком оштукатуренном цоколе прямоугольный одноэтажный объем с низкой вальмовой кровлей. Центр главного торцового фасада отмечен высоким фигурным аттиком, украшенным волютами, зубцами и ажурной металлической короной. Он объединен с тумбами на углах изящной металлической решеткой. Укрупненные формы декора придают монументальность небольшому по размерам зданию. Высокие арочные окна (пять на торцовых фасадах и пятнадцать на продольных) опираются на профилированную полку. Под окнами помещены лежачие прямоугольные филенки. Развитому венчающему карнизу на ступенчатых кронштейнах вторят почти сливающиеся в общую горизонталь профилированные сандрики, завершающие широкие плоские обрамления окон с замками в вершинах.

С восточной стороны к уличному фасаду примыкает ограда с воротами. Кирпичные с высоким цоколем пилоны имеют щипцовое завершение. Металлические створки ворот и калитка в нижней части глухие, в верхней - ажурные. Примыкающая ограда состоит из металлической решетки на высоком кирпичном цоколе.

* * *
Бывшая Мещанская управа входит в состав исторической застройки ул.Советской (бывшей Негорелой) и стоит на государственной охране федерального значения как памятник истории с 1960 г. (См.: Постановление СМ РСФСР ? 1327 от 30.08.1960 г.).

В 1905 г. в указанном здании проходили собрания Иваново-Вознесенского Совета рабочих депутатов. С 1919 г. здесь размещалось жилье. В 1960 г. в здание был открыт мемориальный музей ?Первого в России Совета рабочих депутатов?, который в начале 1990-х гг. был перепрофилирован в экспозицию ?Человек. Душа. Духовность?.
 
 
УСАДЬБА И.Д.БУРЫЛИНА
Усадьба расположена рядом с усадьбой Д.Г.Бурылина, к востоку от нее, на большом участке, обращенном к ул.Батурина. В 1915 г. владельцем Куваевской мануфактуры, Н.Г.Бурылиным, для своего племянника, И.Д.Бурылина - сына Д.Г.Бурылина, по проекту московского архитектора П.А.Трубникова был построен большой одноэтажный дом (т.н. "дом сына"). Иван Дмитриевич Бурылин - инженер, с 1910 г. заведующий технической частью "Товарищества Куваевской мануфактуры" и совладелец отцовских предприятий "Товарищества мануфактур Д.Г.Бурылина" и Шуйско-Егорьевской мануфактуры.

В угловой, северо-западной части территории участка находится Г-образно примыкающие друг к другу жилой флигель и конюшня, построенные также в 1915 г. и соединенные глухими задними фасадами с гаражом усадьбы Д.Г.Бурылина. Усадьбы разделены кирпичной стеной с ажурной решеткой традиционного рисунка.

ГЛАВНЫЙ ДОМ - незаурядный пример богатого купеческого особняка в стиле неоклассицизма, отличающийся своеобразием планировки и частично сохранивший первоначальные интерьеры. Одноэтажный, с высоким цокольным этажом, кирпичный и оштукатуренный, в плане он близок к квадрату, с ризалитами на всех фасадах. Заглубленный и срезанный юго-западной угол, где находится парадный вход, ориентирован на въездные ворота. Вход фиксирует главную композиционную ось здания, проходящую по его диагонали. Над порталом устроен лучковый козырек-фронтон на консолях, а выше расположено арочное окно, обрамленное рустом и фланкированное стоящими на цоколе ионическими полуколоннами. Они поддерживают треугольный фронтон, вписанный в аттик с волютами по краям. Аттиками завершены также ризалиты западного и южного фасадов; они возвышаются над ажурным каменным парапетом, ограждающим кровлю. Ритмичная расстановка прямоугольных и арочных окон, симметрия композиции, повторяемый набор элементов декора придают неоклассическую целосность фасадам. В завершении здания частично сохранилась необычная композиция из восьмигранных объемов, напоминающих барабаны церковных главок. Два из них объединены сквозным арочным пара-петом, третий - отдельно стоящий - сохранил остатки венчающей конструкции.

В интерьере движение эффектно развивается по диагонали, от главного входа к центру дома: через вестибюль, на уровне цокольного этажа, и далее, вверх, по широкой лестнице - в холл основного этажа, напоминающий в плане форму растянутого в стороны восьмиугольника. Из него высокие арочные проемы ведут в прямоугольный зал, находящийся в восточной части, и в помещения, расположенные по периметру дома. Только с северо-востока восьмиугольный холл замкнут небольшим помещением с трапециевидным планом (предположительно старообрядческая молельня). В северной части здания имеется еще одна лестница.

Лепное убранство интерьера, выполненное одновременно с постройкой дома, характерно для неоклассицизма. В зале, в центре плафона, ограниченного карнизом с модульонами, помещена крупная розетка, заполненная лепным растительным орнаментом. Карниз дополнен широким изящным фризом, с изображениями ваз, гирлянд и венков, обходящих стены серого цвета, которые декорированы ложной аркадой из зеркал и неглубоких ниш, обрамленных довольно разреженным плоским лепным орнаментом в виде стилизованных ветвей лавра, раковин и лир. Отражения зеркал, расположенных друг против друга, создают эффект уходящей в бесконечность анфилады, что зрительно расширяет пространство зала.

В доме сохранились филенчатые двери и паркетные полы. Витражи на окнах выполнены из матового белого, желтого и коричневого стекла. На крыше, со стороны восточного фасада металлическая кровля пропаяна свинцом, который по каким-то причинам не сняли во время Великой Отечественной войны для отливки пуль.

ФЛИГЕЛЬ - одноэтажный, кирпичный, оштукатуренный - восточным фасадом обращен к главному дому. Это небольшое строение с элементами классицизма в скромном фасадном декоре имеет неожиданное пластическое развитие и завершение. Над кровлей устроена мансарда, выходящая арочными окнами-люкарнами на восточнй фасад. на этом же фасаде сохранился козырек над входом, поддерживаемый ажурными металлическими консолями.

КОНЮШНЯ - одноэтажное, кирпичное и оштукатуренное, здание, прямоугольное в плане, со срезанным юго-восточным углом. Кровля четурехскатная. Высоко расположенные крупные прямоугольные окна имеют горизонтальную ориентацию и определяют рациональную выразительность фасадов, украшенных филенками, напоминающими завершения ложных окон, горизонтальным пояском и карнизом. Как дань классицизму на осях фасадов устроены полуциркульные чердачные окна. Сохранились дымники с зубчатым краем.
 

                                                     храм святой Троицы в Вешняках                                                          
  
АНСАМБЛЬ НИКОЛЬСКОЙ И ВАРВАРИНСКОЙ ЦЕРКВЕЙ с.Ново-Талицы
Ансамбль Никольской и Варваринской церквей построен на средства прихожан и местных помещиков - Молчанова Н.И. и Меркулова П.Н. Он находится в центре с. Ново-Талицы.

Комплекс формировался примерно в течение века. В 1755 г. в селе вместо ветхой деревянной церкви была сооружена каменная с колокольней. В 1855 г. построена небольшая каменная церковь в честь Святой Великомученицы Варвары с одним престолом. В прошлом ансамбль назывался Талицким погостом.

Все сооружения комплекса расположены в непосредственной близости друг от друга. К Никольской церкви примыкает с запада колокольня. На расстоянии около двух от неё, на одной линии (по западным фасадам) с ней располагается Варваринская церковь. Каменная ограда, окружавшая ансамбль, до настоящего времени не сохранились. С южной стороны в 20-ти метрах от Никольской церкви проходит дорога, являющаяся главной улицей с.Ново-Талицы. Улица застроена невысокими одноэтажными деревянными домами, на фоне которых четко вырисовывается монументальный объем Никольской церкви.

Говорить об объемно-пространственной композиции ансамбля и тем более о его силуэте весьма затруднительно, т.к. два основных его объема: колокольня и церковь значительно утратили свой первоначальный облик. Так, на Никольской церкви полностью отсутствуют главы, венчавшие ее, а от трехъярусной колокольни сохранился всего один нижний ярус. Архитектурное решение его (общие пропорции, колонны дорического ордера и т.п.) позволяют предположить первоначальный облик колокольни, выполненный в традициях русской архитектуры конца XVIII в.

С северной стороны при Никольской церкви находилось кладбище, к которому и относилась небольшая однопрестольная церковь Св.Варвары. Парк, располагавшийся с западной стороны церкви, сохранился лишь частично. Здесь имеются старые посадки лип, берез, дубов и т.п. Ансамбль хорошо просматривается с севера, от бывшей усадьбы Н.И. Молчанова. В композиции его доминирует крупный объем Никольской церкви.
  

                                                          Иваново - город невест                                                      
 
ВОСКРЕСЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Стромихино
Воскресенская церковь расположена слева от дороги, идущей из г.Кохмы, на высоком холме, круто обрывающемся к р.Уводи. Она представляет собой пятикупольный храм с многоярусной колокольней, ныне утраченной. Пространственно- композиционная структура сооружения строится на выявлении центральной части церкви - холодного храма - как основной доминанты всего здания. Монументальность квадратного в плане четверика подчеркивалась ранее высокой многоярусной колокольней, благодаря чему создавалось визуальное равновесие композиционного решения сооружения. Традиционность композиционной структуры подчеркивается также пониженными объемами трапезной и алтаря, решенного в виде удлиненной абсиды.

Отличительной особенностью постройки являются, прежде всего, её размеры: изначально вытянутый (длина 42 м) относительно продольной оси объем имеет сравнительно небольшую ширину (11,25 м), что придает сооружению легкость и оригинальность.

Входом в церковь являлась колокольня, связанная арочным проемом с папертью и далее с трапезной. Последняя перекрыта четырехлотковым сомкнутым сводом с лепной розеткой в центре, на которой изображена святая Троица (фреска). Паперть разделена металлическими тягами на несколько отсеков, каждый из которых перекрыт цилиндрическим сводом, благодаря чему создается своеобразное волновое покрытие. Квадратный четверик также перекрыт (как и трапезная) четырехлотковым сомкнутым сводом с круглой розеткой в центре. Под сводом проходит лепной карниз. Окна трапезной, храма и алтаря имеют рифленые наличники.

* * *
Воскресенская церковь как памятник культовой архитектуры выявлена и поставлена на гос.учет в 1973 г. Она была закрыта в середине 1930-х гг. и передана местному колхозу под склад зерна. В середине 1960-х гг. здание было приспособлено под ремонтные мастерские, которые располагаются здесь и поныне.

За годы хозяйственного использования памятника ему был нанесен значительный урон. От церкви сохранился только остов здания. Главки с крестами на пяти куполах храма утрачены. От колокольни остался лишь опорный ярус. Перекрытия колокольни и трапезной позднейшие. Интерьер переоборудован под ремонтные мастерские. Фасады сооружения частично искажены позднейшими пристройками. В целом, состояние памятника полуаварийное.
 
                                                                           церковь пророка Ильи                                           
ГЕОРГИЕВСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Егорьево
Георгиевская церковь построена на месте бывшей ветхой деревянной в 1814 г. на средства генерал-лейтенанта Е.И.Властова, помещика П.И.Шешилова и дворянки Д.Д.Коблуковой. Церковь расположена за околицей с.Егорьева, на крутом берегу Уводского водохранилища. Рядом с абсидой находится могила генерала Е.И.Властова.

Схема композиции - четверик летнего храма, трапезная, притвор и колокольня. Церковь построена из кирпича и представляет собой тип "восьмерик на четверике". Перекрыта восьмилотковым сомкнутым сводом. Одноабсидный алтарь и трапезная по высоте в полтора раза ниже четверика храма. Своды в трапезной крестовые с опорой на два столба. Абсида перекрыта граненой конхой.

Северный и южный фасады четверика обрамлены ордером в виде четырехколонного портика, состоящего из плоских пилястр, завершенных фронтоном. Карниз четверика слагается из ряда сухариков, заключенного сдвоенными полочками. Карниз восьмерика состоит из трех полочек и сухариков. Такие же карнизы имеют трапезная и абсида. Окна всех объемов имеют простые наличники. Окна восьмерика, трапезной и боковые абсиды имеют завершения в виде полуциркульной филенки. Фасады абсиды декорированы пилястрами, а округлые углы ее - ленточным рустом. Вся декорировка представляет собой местный вариант классицизма.

Живопись и убранство не сохранились.

Снаружи церковь была побелена, внутри оштукатурена. Кровли железные по деревянным стропильным конструкциям и обрешетке. Полы были из метлахской плитки.

* * *
Георгиевская церковь как памятник культовой архитектуры выявлена и поставлена на гос.учет в 1973 г. Она была закрыта в начале 1930-х гг. и превращена под зерносклад местного колхоза, который здесь располагался до середины 1960-х гг.

В настоящее время памятник бесхозный и никак не используется. Состояние его полуаварийное: колокольня и ограда разобраны в 1930-е гг., главки рухнули в 1960-е гг., вся столярка и метлахская плитка растащены в 1970-е гг., кровли и стропильные конструкции саморазрушились в начале 1980-х гг.
 

                                          фабрика бумажно-технических изделий                                                     
 
КАЗАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Коцино
Казанская церковь построена в 1827 г. на средства Д.А.Ошанина, владельца села. Расположение памятника эффектно и разумно с точки зрения организации окружающего пространства. Стройная многоярусная колокольня, увенченная высоким шпилем, красиво контрастирует с однородной застройкой села, широкими полями, окружающими село, которые на горизонте завершены полоской леса. Само село раскинулось наподобие буквы "Т", геометрический центр которой принадлежит памятнику. Крутой холм, на котором стоит церковь, со стороны села спускается к пруду. К северо-западу от церкви раскинулся великолепный парк с липовыми аллеям. Вертикль колокольни поддерживается массивным объемом четверика, увенченным большим барабаном с купольным покрытием и маленькой изящной луковичной главой. Общая композиция сооружения получает законченный вид благодаря соответствию горизонтальных и вертикальных членений церкви, гармонии ее объемов.

Она представляет собой бесстолпный, однокупольный храм трехчастного сечения. К четверику с востока примыкает полукруглая абсида алтаря, с запада - трапезная и колокольня. Общая длина церкви снаружи по продольной оси равна 31,7 м, максимальная ширина - 12,9 м. Здание симметрично относительно продольной оси.

Все сооружение выполнено из кирпича разных размеров. Конструктивная система церкви традиционна: на несущих продольных и поперечных стенах покоятся перекрытия, имеющие в четверике завершение в виде купольного свода, в трапезной - плоского перекрытия, завершенного снаружи двухскатной кровлей. Колокольня трехярусная с квадратным в плане основанием и цилиндрическим верхним ярусом. Кровля покрыта листовым железом. Луковичная глава четверика покрыта железным лемехом. Стены памятника снаружи и внутри оштукатурены и покрашены клеевой краской.

Декоративное убранство характерно для культовых сооружений позднего русского классицизма и имеет ряд общих черт с архитектурой гражданских сооружений. Некоторые архитектурные элементы к настоящему времени, к сожалению, утрачены. Так, на южном и северном фасадах четверика в прошлом были портики с треугольными фронтонами, следы от которых остались на обоих фасадах. Портик был украшен колоннами и поддерживался металлическими связями, которые также сохранились. Первый световой ярус четверика имеет по три с каждой стороны прямоугольных окна, над которыми расположены небольшие полукруглые окна. Декоративным элементом фасадов четверика являются плоские прямоугольные пилястры с примитивными капителями, выполненными из кирпича. Пилястры украшают также фасады трапезной и простенки между окнами барабана. Алтарная часть, решенная в виде вытянутой прямоугольной абсиды, имеет три оконных проема тех же пропорций, что в трапезной и летней церкви, над ними находятся полукруглые ниши, глубина которых - 5 см. Это единственное, если не считать еще подкровельного карниза, украшение фасадов алтаря. Карниз одинаков по фасадам алтаря, трапезной и первого яруса колокольни. Он имеет просто прямоугольный профиль и выполнен из кирпича. Трапезная имеет 5 окон: два по бокам и три (с меньшими боковыми) посередине. Над боковыми оконными проемами размещены круглые розетки наподобие неглубоких ниш (5 см), оси которых совпадают с осями окон. Над тройным "итальянским" окном также находятся декоративные ниши, общий абрис которых полукруглый. Наружные стыки стен трапезной закруглены в виде рустованных полуколонн, ширина руста равна тройной высоте кирпича (22,5 см).

Интерьер памятника, полностью соответствует его конструктивному решению. Все помещения симметрично расположены вдоль продольной оси и анфиладно соединены друг с другом. Колокольня, являющаяся входом в церковь, соединяется с трапезной невысокой дверью прямоугольных очертание, которая, по-видимому, сделана позже, чем сам памятник. С внутренними помещениями четверика связь осуществляется через три полукруглые арки: большая в центре и две меньших размеров по бокам. Арочный проем соединяет также летнюю церковь и алтарную часть.
 
                                                                           фонтаны города Иваново                                                

ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Брюхово
1791 г. на месте существовавшей деревянной Покровской церкви началось строительство каменной, которая была освещена в 1805 г. В церкви имелось три престола: в холодной - в честь Покрова Пресвятой Богородицы, в теплых приделах - во имя Святителя и чудотворца Николая и в честь Рождества Пресвятой Богородицы. (Этот престол освещен в 1854 г. усердием помещика В.Ф.Текрицкого).

Церковь представляет бесстолпный двухсветный храм, увенчанный куполом с четкими гранями (их всего восемь). Храм завершен одной луковичной главой, покоящейся на восьмигранном основании. Наружные размеры храма 11,3x13,7 м. С востока к нему примыкает граненый алтарь, перекрытый конхой, пять лотков которого опираются на соответствующих граней-стен. Пониженный объем алтаря соответствует трапезной, смещенной вправо относительно продольной оси всего здания, что является характерной особенностью сооружения. С запада церковь завершается высокой шатровой колокольней, типичной для русской архитектуры XVII в.

Все сооружение выполнено из кирпича размером 21х15х6 см, снаружи побелено, изнутри оштукатурено. Кровля покрыта пластинами из листового железа. Декорировка наружных фасадов также выполнена из кирпича.

Церковь располагается в центр с. Брюхово, обступившего ее с четырех сторон. Дорога к селу и церкви подходит с юго-востока. Объемно-пространственная композиция памятника традиционна: массивный объем храма зрительно поддерживается вертикалью колокольни, пониженный объем прямоугольной трапезной служит связующим звеном между ними. С востока церковь завершена небольшим пятигранным алтарем. Ровный рельеф местности и "кольцевое" расположение деревни вокруг церкви выгодно контрастируют со сложным асимметричным объемом сооружения, подчеркивая его доминирующую роль в окружающей среде.

В декоративном убранстве фасадов церкви имеются черты, характерные для архитектуры XVII и XVIII вв. Массивный двусветный объем храма украшен карнизом с двумя рядами прямоугольных сухариков. На углах стен рустованные лопатки, выступающие от плоскости стены на 5 см. Нижний ряд окон храма отделяется от верхнего лаконичным поясом, составленным из двух рядов кирпича торцом. Оконные проемы обрамлены резными каменными наличниками и завершены треугольными фронтонами со ступенчатыми карнизиками.

Колокольня имеет силуэт и декор, характерной для более древнего русского зодчества сравнительно со временем строительства храма. Восьмигранный шатер ее украшен двумя рядами уменьшающихся кверху "слухов",поставленных вертикально и поэтому выступающих в верхней своей части от плосконаклонных граней колокольни. Колокольня завершена небольшим стройным барабаном, увенчанным луковичной главой с крестом, размеры которой несколько меньше главы, венчающей объем храма. Шатер колокольни опирается на восьмерик, врезанный в четырехгранное основание. Декор четверика характерен для архитектуры русского классицизма: рустованные стены и полукруглые завершения проемов, обрамленные небольшими заглублениями с той же рустовкой.

Декор алтаря и трапезной подобен и членению, что и декор храма: оконные проемы тех же размеров, наличники одинакового профиля, на углах стен рустованные лопатки, под кровлей протянут карниз, имеющий одинаковый профиль по всему сооружению. (Кроме северного фасада четверика холодного храма).

Внутренние помещения церкви ацфиладно нанизаны на продольную ось. Все они, исключая только трапезную, симметричны относительно этой оси. Трапезная, внутренние размеры которой 11,2х9,0 м, смещена на расстояние около четырех метров на север, делает всю композицию памятника асимметричной. Храм соединяется с трапезной аркой, ширина которой 2,9м, с алтарем - тремя арками с большей посередине. Размеры храма 7,3х7,3 м. Внутренняя структура алтаря соответствует наружному: теже пять граней стен с одинаковыми оконными проемами. Глубина алтаря равна 5,1 м.

Храм завершен восьмилотковым сомкнутым сводом с глухим барабаном в центре, трапезная имеет сомкнутый свод с растянутой поперек шелыгой. Окна обеих ярусов храма оканчиваются полукруглыми распалубками. Окна трапезной распалубок не имеют. Алтарь перекрыт полуциркульным сводом, переходящим в конху с нечеткой вершиной, лотки которой опираются на соответствующие стены-грани алтаря.

Колокольня в основании имеет арочные проемы по трем сторонам и крестовый свод в центральной части. Сохранились чугунные плиты - настил полов- в трапезной. В храме и алтаре полы утрачены.

Сохранились остатки фресок на своде алтаря, на стенах четверика и частично трапезной. Над окнами алтаря - изображения ангелов, на своде - "Тайная вечеря", на северной стене алтаря -"Успение Божьей Матери", на восточной - "Явление Девы Марии". Живопись была подновлена в начале XX столетия. На стенах четверика - живописная имитация колонн, увенчанных капителями коринфского ордера.
 

                                                                            панорама города Иваново                                         Иваново
 
СМОЛЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Тюрюково
Смоленская церковь был построена во второй половине XVIII в. на средства помещика А.И.Шафрова и имела две престола: в холодной - в честь Смоленской иконы Божьей Матери, в теплой - во имя преподобного Сергия Радонежского. Теплый придел был отремонтирован в 1858 г. "усердием" помещицы Г.Е.Шафровой.

Храм поставлен в центре села, окружающего его застройкой с трех сторон. Западный фасад памятника ориентирован на реку Санебу, протекающую на расстоянии около 80 м от него. Композиция самого сооружения строится на стремлении создания равновесия между массивным объемом четверика и примыкающими к нему объемами трапецией и алтаря, имеющими меньшую высоту.

Церковь представляет собой симметричный относительно продольной оси, однокупольный, трехчастный храм. С запада к трапезной примыкает колокольня, верхняя часть которой к настоящему времени утрачена. Общая длина сооружения равна 25,8 м, ширина трапезной - самой широкой её части -10,75 м. Алтарь решен в виде граненного выступа, длиной - 5,75 м.

Двусветный холодный храм перекрыт восьмигранным куполом, завершенном также восьмигранным световым барабаном с высокой цилиндрической "подставкой", на которой покоилась глава, ныне утраченная.

Все сооружение выполнено из кирпича. Снаружи стены побелены по кирпичной кладке, внутри - оштукатурены и были покрыты клеевой краской. Фундаменты также выполнены из кирпича. Кровля покрыта листовым железом.

Декоративное убранство фасадов церкви характерно для архитектуры XVIII в. Влияние барокко частично сказывается в оформлении наличнков окон нижнего яруса храма, алтаря и трапезной, которые имеют одинаковые размеры. Они завершаются полукруглыми с выпрямленными боковыми крыльями ступенчатых карнизиков. Таковы и завершения дверных проемов трапезной на южном и северных фасадах. Оконные проемы второго яруса имеют плоские наличники с "ушами" и замковые камни посередине.

Восьмигранный барабан, на котором покоилась утраченная к настоящему времени глава, украшен резным металлическим подзором. На восьми его гранях - арочные узкие оконные проемы, напоминающие древние бойницы.

Антаблемент храма, трапезной и алтаря состоит лишь из полочек. Углы храма украшены выступающими от плоскости стены на 5 см пилястрами с примитивными капителями. Трапезная по углам украшена лопатками с поперечным широким рустом. Такие же лопатки имеются и на углах первого яруса колокольни, которая с обеих сторон имеет поздние кирпичные пристройки.

Все помещения церкви афиладно нанизаны вдоль продольной оси. С трапезной храм связан широким арочным проемом, с алтарем - тремя арками.

Храм перекрыт восьмилотковым сомкнутым сводом с меньшими угловыми сторонами, который сейчас закрыт позднейшим деревянным перекрытием на уровне второго яруса окон. В трапезной - четырехлотковый сомкнутый свод с четкой вершиной. Оконные проемы распалубок не имеют. Полы полностью утрачены. Монументальная и станковая живопись не сохранились внутреннее убранство растащено.
 
 
ТРОИЦКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Калачево                                                                                                           
Троицкая церковь, построенная в селе в 1863 г. на средства прихожан, к настоящему времени почти полностью разрушена. Состояние ее столь плачевное, что производить ее обмер нецелесообразно, т.к. реставрировать памятник, относящийся к концу XIX в. необходимости нет, а оставшиеся руины, даже если их обмерить и зафиксировать, не дадут полного впечатления о первоначальном облике сооружения. Однако следует отметить, что развалины церкви, издали образующие просто зеленый холм, при приближении выглядят очень живописно: сквозь бело-красные разрушенные стены в самых неожиданных местах прорывается зеленая поросль, сквозь которую просматриваются белые тонкие стволы берез, ярко-красные гроздья бузины и рябины, а иногда и пестрые цветы.

В прошлом церковь имела два престола: холодный в честь Воскресения Христова и теплый в честь Успения Божьей Матери, устроенный в 1885 г.

* * *
Троицкая церковь как памятник культовой архитектуры выявлена и поставлена на гос.учет в 1971 г. Она была закрыта в середине 1930-х гг.и подверглась варварским разрушениям. В настоящее время от нее сохранились только руины остова.
 
 
УСПЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ с.Богородское
Успенская церковь построена на средства генерал-майора П.Н.Кречетникова в 1796 г. Она находится на западной окраине с.Богородское, на высоком берегу р.Талки. Одновременно с церковью была сооружена каменная колокольня и ограда, которые к настоящему времени полностью утрачены.

В церкви было три престола: в холодной - в честь Успения Божьей Матери, в теплой - в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня и во имя Андрея Пер-возванного.

Сохранившееся строение представляет собой однокупольный, трехчастный храм, симметричный относительно продольной оси. Общая наружная длина сооружения - 30,3 м, максимальная ширина - 20,0 м. К трехнефному двусветному храму с востока примыкает алтарь с абсидными боковыми хранилищами, а с западной - одноэтажный объем трапез-ной. Храм увенчан восьмигранным куполом на монументальном световом барабане. Купол завершен одной небольшой главой (ныне утраченной), которая покоилась на восьмигранной стройной "подставке".

Сооружение полностью выполнено из красного кирпича размером 30х15х7 см, снаружи было оштукатурено и покрашено желтой клеевой краской. Кровля покрыта листовым железом. Фундаменты состоят из каменных блоков. Под алтарной частью имеется полуподвальное темное помещение, образованное благодаря понижению рельефа к востоку и соответственно более высокому расположению цоколя в алтарной части.

Церковь величественно стоит на левом высоком берегу р.Талки, к которой обращена алтарной частью. С западной стороны к ней примыкает дорога, заканчивающаяся у ворот в усадьбу П.Н.Кречетникова, и является частью ансамбля усадьбы, доминируя над всеми его постройками.

Впечатление монументальности и массивности сооружения достигается за счет уве-личенных (по сравнению с другими аналогичными постройками) его параметров. В архи-тектурно-пространственном решение самого памятника главенствующая роль принадлежит массивному восьмиграннному куполу на высоком барабане, венчающему храм. Архитектурное решение фасадов здания весьма сложно благодаря применению как декоративных элементов, так и разнообразию его конструктивных приемов.

Летняя церковь с южной и северной сторон украшена четырьмя плоскими пилястрами с коринфскими капителями. Кровля имеет восемь граней за счет устройства на каждом фасаде памятника четырех небольших фронтонов, увенчанных сложного профиля антаблементом с рядом сухариков. Профиль антаблемента на фронтоне аналогичен карнизу, который протянут под кровлей по всему периметру здания. Окна первого яруса летней церкви - арочные, второго - квадратные. Под каждым окно второго яруса - легкие прямоугольные фризы с небольшими карнизиками. Наличники окон каждого яруса решены лаконично, они представляют собой небольшой выступ в торец кирпича по периметру окна. Над прямоугольными окнами трапезной - прямоугольные фронтоны. Интересны круглые окна на четырех гранях массивного барабана. Глава церкви утрачена.

Летняя церковь имеет внутренние размеры 18,4х10,3 м и два боковых нефа шириной 3,2 м, которые соединены с центральной частью широкими арками. Алтарь разделен на три части, средняя часть прямоугольная, боковые - решены в виде полугруглых абсид.

Алтарная часть соединяется с летней церковью традиционными арочными проемами. С трапезной храм также соединяется тремя арками. Все сооружение симметрично относительно продольной оси.

Летняя церковь имеет ступенчатый восьмилотковой сомкнутый свод с восьмигранной центральной частью. В центральной части алтаря - сомкнутый свод с растянутой поперек шелыгой, абсиды перекрыты крестовыми сводами с нечеткими вершинами. В боковых нефах храма - зеркальные своды. Трапезная двумя квадратными столбами разделяется на шесть отсеков, каждый из которых перекрыт четырех лотковым сомкнутым сводом с круглой розеткой в центре. В храме по первому и второму ярусу проходит лепной каркала сложного профиля (коринфский ордер). Оконные проемы имеют простые плоские прямоугольные наличники. Круглые окна восьмерика обрамлены лепными наличниками. Полы выложены каменными плитами размером.

Живопись предположительно относится к середине XIX в. Она хорошо сохранилась в верхней части восьмерика и на уровне второго яруса окон храма. Под каждым круглым окном барабана - лик ангела, по бокам - кресты. На малых гранях восьмерика изображены три увеличивающиеся кверху розетки, обрамленные лавровыми венками. Между квадратными окнами второго яруса - фигуры святых в рост. На стенах первого яруса - квадратные фрески на библейские сюжеты.

Историческое и художественное значение памятника весьма значительно. Успенская церковь представляет собой оригинальный образец культовой архитектуры расцвета русского классицизма и не имеет аналогий (согласно обследованию) в Ивановской области. Ценность её увеличивается благодаря отношению её к интереснейшему архитектурному ансамблю - усадьбе П.Н.Кречетникова.
 
 
ИСТОРИЯ ГОРОДА ИВАНОВО
Когда было основано Иваново? Точную дату историки не установили. В середине прошлого века вышла книга историка В. А. Борисова “Описания города Шуи и его окрестностей”, в которой собран интересный материал о древней истории нашего края, о наиболее значительных селах Шуйского уезда. О селе Иванове автор сообщает, что впервые оно упомянуто в документах 1561 года. Тогда, по утверждению В. А. Борисова, оно вместе с другими землями было подарено Иваном Грозным князьям Черкасским - выходцам с Северного Кавказа. А поводом для такого пожалования стала женитьба царя на их сестре, кабардинской княжне Марии Темрюковне Черкасской - второй по счету из семи жен Ивана Грозного. С тех пор и появились на Руси князья Черкасские. К сожалению, шуйский краевед не сделал в своей книге ссылки на какой-либо документ, подтверждающий этот факт. До сих пор подтверждение так и не найдено.
Нет полной ясности и с происхождением названия села. Тот же В. А. Борисов пишет, что оно связано с часовней или церковью Иоанна Предтечи, которая существовала в Иванове в давние времена. Однако известные историкам документы умалчивают о том, был ли такой храм. Таким образом, и эта версия повисла в воздухе.! Вполне вероятно, что село было названо в честь своего основателя или первожителя - безвестного крестьянина, носившего самое распространенное в прошлом русское имя
В первой половине XVII века Иванове временно переходит во владение князей Шуйских. Во всяком случае, оно числилось за ними в 1630 году, когда здесь была проведена подробная перепись. В Иванове насчитали 123 двора. По тем временам это было немало, т. к. средний размер села не превышал полутора-двух десятков домов. Сказывались последствия “Смутного времени”: в 1630 году жизнь была только в 89 дворах, остальные стояли пустыми: крестьяне спасались бегством от голода и лихих людей “Смутного времени”.
 
Дворы непашенные
В 1638 году село Иваново снова перешло к Черкасским: вплоть до середины XVII века его хозяином был Яков Куденетович Черкасский. К этому времени село разрослось, и малоплодородная земля Нечерноземья уже не могла прокормить все увеличивающееся население. Поэтому большая часть крестьян стала заниматься различного рода ремеслами и торговлей. Увидев выгоды промысловых занятий, такие семьи совсем забрасывали хлебопашество. Появились так называемые “непашенные” дворы - в документах той поры этот термин встречается довольно часто.
Очередная перепись Иванова была учинена в 1667 году. Она показала, что по сравнению с 1630годом население удвоилось. Теперь в селе было уже 274 двора, и только 38 из них были названы “пашенными”.
 
“Капиталистые” крестьяне
В сочинении Анания Федорова, написанном в XVIII веке, - “Историческом собрании о богоспасаемом граде Суждале” -о селе Иванове говорится: “От села Кохмы в полночь (к северу -Авт.), расстоянием верст восемь, есть село Иванове Черкасских князей, а ныне за графом Шереметевым, село селением велико и пространно и строением богато... В том селе Иванове... у обывателей имеются фабрики полотняные, на которых штуки разные ткут, канифасы, салфетки и прочие тем подобные”.
Уже в первой половине XVIII века в селе выделилась зажиточная крестьянская верхушка. Наиболее предприимчивые крестьяне скупали у односельчан вытканное ими полотно, а затем с выгодой его перепродавали.
В середине XVIII века эти “капиталистые” крестьяне, как их прозвали в Иванове, начали вкладывать нажитые на торговых операциях капиталы в промышленное производство. Первым это сделал Григорий Бутримов. В 1742 году он основал в Иванове первую мануфактуру, которая своими размерами резко выделялась на фоне массы мелких ремесленных заведений. Пример Бутримова оказался заразительным. В 1748 году крупное предприятие завел его компаньон Иван Грачев, затем появились “фабрики”* Ивана Ямановского и Ивана Гарелина.
 
Новый барин
С 1743 года у села появился новый владелец. Дочь князя Алексея Черкасского Варвара вышла замуж за графа Петра Шереметева - сына Б. П. Шереметева, известного полководца и сподвижника Петра 1. Черкасский отдал за своей единственной дочерью фантастическое даже по тем временам приданое -многочисленные имения, разбросанные по разным уголкам страны, в том числе села Иваново и Васильевское.
  
Наследство Осипа Сокова

Наряду с ткачеством жители Иванова издавна занимались отделкой тканей разными способами. Если полотно вываривали в чане с краской, то получалась однотонно окрашенная материя, которая так и называлась -“крашенина”. Иногда красили не саму ткань, а нитки, которые затем в различных комбинациях заправляли в ткацкий станок, и на готовой материи получался определенный орнамент. Наиболее сложным и трудоемким было изготовление набивной ткани. Для этого требовались особые печатные доски - “манеры”, на одной стороне которых был вырезан рисунок. Мастер опускал доску в краску, а затем прикладывал ее к расстеленной на столе ткани. Чтобы краска крепче села на ткань, он ударял по “манере” киянкой- деревянным молотком. Этот способ называли набойкой, а материю, покрашенную таким образом, - набивной. После набойки влажную от краски ткань подвешивали для просушки на вешала - жерди, укрепленные под потолком.
Значительную роль в совершенствовании ивановского отделочного производства сыграл Осип Степанович Соков. Это был предприимчивый и грамотный крестьянин, промышлявший изготовлением печатных досок - “манер”. Примерно в 1780году он вместе со своими земляками Делюсиным, Бутримовым, Ишинским и Кулеиным отправился перенимать “передовой опыт” и нанялся на предприятие иностранного мануфактуриста Лимана в Шлис-сельбурге близ Петербурга. Хотя хозяин хранил рецепты изготовления красок в строжайшем секрете, Соков сумел их разузнать. Вернувшись в Иваново, он основал набивную мануфактуру. Его ткани сразу получили широкое признание и шли нарасхват. Краски на них были яркими, не линяли и не крошились. Кроме того. Соков привез из Шлиссельбурга новые затейливые текстильные рисунки, которые тоже пришлись покупателям по вкусу.
Соков стал отделывать не только льняные, но и хлопчатобумажные ткани, тем самым положив начало ситцевому производству в нашем крае.
  
Одна большая мастерская

На рубеже XVIII и XIX веков село Иваново представляло собой одну огромную мастерскую. Чуть ли не в каждой избе работали ручные ткацкие станки, стучали молотки набойщиков. Делом были заняты все - и взрослые, и дети, и старики. Население села постоянно увеличивалось за счет пришлого люда. Сотни крестьян из окрестных деревень тянулись сюда в надежде заработать деньги на оброк. В Иванове ехали и специалисты - опытные набойщики, резчики “манер”, красовары из Москвы и других городов. Местные предприниматели не скупились платить большие деньги квалифицированным мастеровым. Среди крестьянских домишек в селе там и тут возвышались двух- и трехэтажные корпуса отделочных мануфактур. Берега Уводи, ручьев Кокуя, Павловского и Голявы были разделены вешками на участки-бельники, здесь же стояли заварки, где в чанах вымачивались и вываривались ткани. На площади в центре села в многочисленных лавках шла бойкая торговля съестным, крестьянской и ремесленной утварью, мануфактурой. Опись села, произведенная на рубеже ХУШ и XIX веков, зафиксировала 117 торговых заведений.
  
Цена свободы

Крепостная зависимость уже серьезно тяготила наиболее богатых из “капиталистых” крестьян. С одной стороны, они ворочали десятками и даже сотнями тысяч рублей, а с другой (несмотря на все поблажки со стороны помещика), - оставались его “одушевленной собственностью”. Первым выкупился на волю Ефим Грачев. Свобода обошлась ему в 135 тысяч рублей. Вдобавок пришлось отдать графу две мануфактуры; их помещения, оборудование и работный люд стоили еще около 100 тысяч. Получив вольную, Грачев вскоре взял свои же собственные мануфактуры в аренду, записался в первую гильдию московского купечества, завел дело во второй столице.
  
"Золотой век" ситцевого царства

1812 год сыграл огромную роль в дальнейшем развитии промышленности в Иванове, словно подтвердив справедливость народной поговорки: “Не было бы счастья, да несчастье помогло”. В пожаре, вспыхнувшем в Москве во время французской оккупации, сгорели крупные московские мануфактуры. После войны спрос на ткани резко повысился, и ивановские предприятия, не имея серьезных конкурентов, многократно увеличили производство. С другой стороны, в послевоенные годы возникло много новых промышленных заведений. В 1812 году завел свою мануфактуру Диодор Бурылин - дед известных ивановских предпринимателей Д. Г. и Н. Г. Бурылиных. В 1817 году развернули масштабную промышленную деятельность Куваевы, в 1825 году - Полушины, в 1828 году - Гандурины. Через полвека эти предпринимательские кланы будут составлять элиту “ситцевого царства”. Темпы роста промышленности во втором десятилетии XIX века были впечатляющими: если в 1810 году в Иванове произвели тканей на 1 миллион рублей, то в 1817 году - уже на7 миллионов.
  
Промышленный переворот

В 20-30-х годах XIX века ивановская промышленность созрела для промышленного переворота, для перехода от мануфактуры к крупному машинному производству - фабрике. Динамично росло население страны, спрос на дешевые ивановские ситцы был высок.
Промышленный переворот в текстильной промышленности начался с отделочного производства. В 1826году на мануфактуре Спиридонова, в местечке Воробьеве близ Иванова, была установлена первая цилиндрическая машина для отделки ситцев. Главным ее узлом являлся цилиндрический вал с гравированным орнаментом. Вал постоянно смачивался краской, и рисунок отпечатывался на сшитом в бесконечную ленту миткале, который пропускался под цилиндром.
Первое время отделочные машины работали с помощью мускульной силы человека или лошади, потом для этого стали использовать паровые машины. Первую из них в 1832 году установили на фабрике братьев Петра и Никона Гарелиных. Ее мощность была невелика - всего 12 лошадиных сил; под стать были и котлы у таких паровиков -размером с крупный самовар.
Машины применялись в самых различных производственных процессах. В 1847-1850 годах Никон Гарелин построил первую в Иванове механическую бумагопрядильню на 20 тысяч веретен. В 1849году на предприятии Якова Гарелина промывать ткани стали с помощью мытильных колес -отпала необходимость вручную полоскать ситцы в реке. Я. П. Гарелин отказался и от дедовского способа беления тканей на лугу или на насте. Это с помощью хлора стала делать специальная машина. В последнюю очередь сложная техника пришла в ткацкое производство. В 1853 году Гарелин установил на своем предприятии 120 механических ткацких станков, привезенных из-за границы.
 
Образование Иваново-Вознесенска. Город в конце XIX века 

В 1860-х по инициативе фабриканта и мецената Я. П. Гарелина и при его финансовой помощи в Вознесенском посаде открылись больница для мастеровых и рабочих, реальное училище для детей мастеровых и рабочих и публичная библиотека[22]. С Ивановом связаны имена двух деятелей народнического движения: Ф. Д. Нефёдова и С. Г. Нечаева[6].
Текстильная промышленность развивалась в условиях постоянных рисков, связанных со снабжением. Сырьё, топливо, красители привозились из отдалённых районов страны и из-за рубежа (хлопок привозился из Туркестана и США, большая часть искусственных красителей закупалась в Германии, источники топлива находились в Баку и Донбассе)[12]. В первой половине 1860-х в результате кризиса, вызванного Гражданской войной в США, поставки американского хлопка в Европу резко сократились, из-за чего многие предприятия Иванова и Вознесенского посада испытывали трудности в работе[6]. После Гражданской войны в США начался массовый переход отечественной промышленности на туркестанский хлопок[12]. С 1865 года происходило восстановление промышленности после кризиса. Благодаря реформе 1861 года промышленный переворот быстро вступил в свою завершающую стадию. Было механизировано всё отделочное производство за исключением нескольких мелких заведений, перротины были вытеснены цилиндрическими машинами, появлялись всё новые агрегаты для протравки, окраски, отбеливания, просушивания тканей и других операций. Полностью было механизировано ткацкое производство. Однако на ткацких предприятиях всё ещё использовали исключительно механические станки, хотя на некоторых российских предприятиях уже начали внедрять автоматические агрегаты[12]. В конце 1860-х — начале 1870-х годов появилось несколько новых ткацких и ситцепечатных фабрик. По-прежнему ведущее положение занимало отделочное производство хлопчатобумажной промышленности. При этом было крайне мало бумагопрядильных фабрик, они не удовлетворяли потребности ткацких фабрик. Предприятий, хорошо развитых в техническом и технологическом планах, было немного. К концу XIX века промышленный потенциал Иваново-Вознесенска определяли 10—15 фирм, которые являлись хлопчатобумажными предприятиями и весьма выделялись своими размерами по сравнению с остальными фирмами, это были три фабрики семьи Гарелиных, фабрики Зубковых, Полушиных, Витовых, Фокиных, Н. Дербенёва, Кокушкина и Маракушева, А. Гандурина, Н. и Л. Гандуриных, Д. Г. Бурылина, А. Новикова, Иваново-Вознесенская ткацкая мануфактура, Куваевская и Покровская мануфактуры[12]. С середины XIX века Иваново начали называть «ситцевым царством» и «Русским Манчестером» (намекая на английский Манчестером, известный своей текстильной промышленностью)[13][23].

В Иванове во второй половине XIX века сполна проявились противоречия русской действительности в условиях наступления капитализма. Экономист В. П. Безобразов в 1864 году в очерке «Село Иваново», напечатанном в журнале «Отечественные записки», писал: «Едва ли не самой характеристической чертою ивановского мира должно признать это удивительное сочетание и переплетение нитей давно отжившей для образованных классов русской старины с явлениями самого крайнего мануфактурного индустриализма Европы. И этот самый крайний фабричный и меркантильный дух, и эта промышленная отвага, и эти европейские туалеты, лоск и комфорт, наконец, и эти прогрессивные фразы, выхваченные из передовых журналов, и эти попытки женской эмансипации, <…> — всё это <…> уживается со строгими постами, формализмом древних обрядов, причитаниями, женским затворничеством и наследственною суровостью нравов». Отмечал В. П. Безобразов и значительное социальное неравенство в Иванове: в селе крестьянские избы соседствовали с богатыми особняками[23].

В 1865 году снова поднимался вопрос об объединении находившихся в тесной связи села и посада. Тогда предлагалось дать новому городу название Александров в честь Александра II[8]. В 1869 году было решено начать процесс создание города[21]. Вознесенский посад был социально более развит в отличие от Иванова. Эта разница препятствовала быстрому слиянию населённых пунктов[15].
21 июля 1871 года император Александр II утвердил принятое Комитетом министров переименование села Иваново и Вознесенского посада Владимирской губернии в безуездный город Иваново-Вознесенск. 18 июня 1872 года открылась городская дума Иваново-Вознесенска[24]. Процесс образования города полностью завершился в 1873 году. 30 августа этого года Покровский храм был утверждён в статусе городского собора, в тот же день состоялись торжества с участием губернатора В. Н. Струкова и архиепископа Антония, во время которых был устроен первый в истории города фейерверк[8].

Большинство старых городов Руси начинались с крепости и появляющегося вскоре вокруг неё посада, обслуживающего гарнизон крепости. Иваново-Вознесенск частично воспроизвёл эту схему, но вместо крепости был старый центр обработки льна, село Иваново, а вместо торгово-ремесленного посада — промышленный Вознесенский посад[12].

Ивановские крестьяне достаточно быстро выкупились на волю — к 1869 году, то есть всего лишь за 8 лет с начала реформы 1861 года. В 1871 году граф Д. Н. Шереметев умер. Его наследник, С. Д. Шереметев уже не являлся вотчинником Иванова, которое стало частью образовавшегося города. Но тем не менее он не разрывал связей с этим краем[8].

Первым главой Иваново-Вознесенска стал фабрикант Пётр Степанович Борисов[21]. Были возведены дамба через ручей Кокуй и дамба через небольшой овраг, пересекающий Мельничную улицу (ныне проспект Ленина)[6]. В 1877 этот пост занял Яков Петрович Гарелин, бывший одном из инициаторов образования города. При его руководстве началось крупномасштабные благоустройство и озеленение города, были открыты реальное училище и женская гимназия, возведена проездная дамба через Павловский овраг. В то же время в 1870-е несколько раз поднимались важные для города вопросы, ни один из которых решён не был: очищение Уводи (река использовалась фабриками как сточная канава для отходов производства и нечистот), строительство водопровода, создание внутригородской системы сообщения[6][24].
В 1868 году Шуйско-Ивановская железная дорога, построенная на средства частного капитала, связала Вознесенский посад с Московско-Нижегородской железной дорогой, что поспособствовало усилению торговых связей с российскими регионами[6]. В конце XIX — начале ХХ веков рынком сбыта дешёвых иваново-вознесенских ситцев была вся Империя, но ключевое значение для оптовой торговли стала иметь Москва. Внешние рынки имели меньшее значение, из них лучше всего была освоена Персия, в меньшей степени — Китай. Иваново-вознесенцами предпринимались попытки выйти со своим товаром в Южную Америку, Африку, Балканы, Западную Европу, но эти эксперименты не принесли успеха[12]. В 1886 году в кузнечно-котельном отделении Куваевской мануфактуры и на машиностроительном заводе впервые в мире в производственном процессе была применена электросварка, изобретённая Н. Н. Бенардосом[25].

Во 2-й половине XIX века количество крестьян, переселяющихся на заработки из деревень Шуйского уезда в Иваново-Вознесенск резко возросло[6], при этом многие из них в тёплое время года возвращались обратно в деревни[13]. На землях, окружающих город, в 1870—80 годах быстро стали строиться новые районы: слобода Новая Боголюбовка (ныне местечко Балашовка), посёлки Новая Рылиха, Ушаково, Ефремково и Булатово (ныне часть местечка Нежданово), местечко Ямы. В конце XIX века возникли слободы Ново-Троицкая, Успенская, Никольская, Преображенская (ныне местечки Минеево и Пустошь-Бор), слободы Петропавловская и Завертяиха (ныне местечко Хуторово), посёлок Котельницы (ныне район улиц Короткова и Шмидта)[6][20]. Все указанные выше территории были включены в черту города лишь в 1917 и 1922 годах[20]. При этом всё равно остро стояла жилищная проблема — многие рабочие, в основном низкоквалифицированные выходцы из деревни, жили в переселённых съёмных квартирах, но при некоторых фабриках для них существовали общежития[13]. Условия, в которых трудились рабочие, также были плохие, профессиональной болезнью текстильщиков был туберкулёз, наблюдалась высокая детская смертность. На здоровье горожан сказывались экологические проблемы города[8] — отсутствие водопровода, загрязнённость Уводи и колодцев. При этом развитию здравоохранения препятствовал недостаток средств в бюджете города, тем не менее в 1897 году открылась городская больница (ныне 1-я городская клиническая больница)[13].

В 1870—1880 годах 5 % от числа иваново-вознесенских рабочих составляла т. н. рабочая аристократия — высококвалифицированные специалисты, они пользовались различными льготами и их зарплата в месяц составляла 30—40 рублей. Рабочие основных специальностей, составлявшие две трети, зарабатывали 10—15 рублей в месяц. Наконец, чуть меньше трети составляли низкоквалифицированные чернорабочие, зарабатывавшие 7—10 рублей[13].

В 1870-х годах в Иваново-Вознесенске вела пропаганду народническая Всероссийская социально-революционная организация[6].

Из-за нехватки специалистов с высшим образованием и низкой квалификации рабочих среднего звена иваново-вознесенские ткани имели очень низкое качество. Первые профессиональные учебные заведения появились в 1860-х и 1870-х годах, но большинство из них создавались в 1890-х и начале 1900-х годах, когда были открыты: низшее механико-техническое училище, школа колористов, рисовальная школа, торговая школа, низшая ремесленная школа[8][26]. Из городского бюджета, из личных средств предпринимателей, в том числе соседних городов, на народное образование Иваново-Вознесенска выделялись немалые средства на строительство зданий учебных заведений и на их оснащение оборудованием, наглядными пособиями, литературой и т. п. В этой деятельности городу помогали чиновники государственного уровня. Уровень подготовки в местных учебных заведениях был довольно высок, а круг поступавших в них не ограничивался Иваново-Вознесенском и окрестностями. Так Иваново-Вознесенск стал крупным центром профессионального образования[12][26].

В 1900 году в городе существовали три театра: зимний театр клуба приказчиков, летний театр в Графском саду (ныне Сад имени 1 Мая) и театр Василия Демидова в местечке Ямы. Последний из-за дешевизны билетов посещали преимущественно рабочие[6].
 
Стачечное движение. Революция
Неудовлетворительное положение большинства рабочих явилось причиной социальной напряжённости, восприимчивости рабочих к революционным идеям и начала стачечного движения[8][13]. По сведениям советского историка П. М. Экземплярского. первая в Иваново-Вознесенске стачка произошла в 1871 году на предприятии братьев Гарелиных. В 1885 году забастовало несколько тысяч ткачей, требовавших повышения расценок и ликвидации ночных смен. Ситуация вынудила приехать в Иваново-Вознесенск губернатора О. М. Судиенко. По результатам стачки рабочие получили некоторые уступки, в том числе повышения зарплат на 5 %[13].

В 1892 году петербургский студент Ф. А. Кондратьев создал первый в городе марксистский кружок рабочих. Значительную роль среди рабочих играли М. А. Багаев и Н. Н. Кудряшов. В 1898 году объединились марксистские организации Иваново-Вознесенска и Кохмы, так образовался Иваново-Вознесенский комитет РСДРП[13].
Иваново-вознесенские рабочие приняли активное участие в Первой русской революции. 12 мая 1905 года в городе началась всеобщая 72-дневная стачка рабочих, в которой приняли участие около 30 тысяч человек с почти всех предприятий города. Бастовавшие предъявили фабрикантам около 30 требований. Большей частью их требования носили экономический характер (установление гарантированного минимума зарплаты, введение восьмичасового рабочего дня, улучшение санитарно-технических условий труда и т. п.), но были и политические требования, на выдвижении которых настояла РСДРП (созыв Учредительного собрания, введение демократических свобод, празднование Первого мая). 13 мая у городской управы собрался митинг, на котором рабочие выдвинули свои требования фабрикантам. Но те отказались вести переговоры с толпой и настояли на избрании рабочими уполномоченных от каждого предприятия. 15 мая на левом берегу реки Талки окончились продолжавшиеся более двух дней выборы, по результатам которых в совет был избран 151 депутат. Этот совет, ставший известным как Иваново-Вознесенский общегородской совет рабочих депутатов, явился первым советом в России[27]. Его председателем стал местный поэт А. Е. Ноздрин. Вопреки намерениям фабрикантов депутаты отказались вести переговоры на каждой фабрике в отдельности, а объединились в общегородской совет. Совет почти целиком (за исключением одного служащего) состоял из рабочих, примерно половина из них была членами РСДРП, остальные были беспартийными, возможно, было несколько эсеров. Среди депутатов оказалось несколько агентов охранки. Совет взял на себя часть функций местной власти: была создана рабочая милиция во главе с И. Н. Уткиным («Станко») для поддержания порядка на рабочих окраинах, созданы боевые дружины, выборный суд, комиссии по руководству забастовками, финансами, продовольствием. По результатам долгих переговоров фабриканты пошли на некоторые уступки рабочим: была сокращена продолжительность рабочего дня (в среднем до 10,5 часов), увеличена зарплата; беременные женщины и кормящие матери получили некоторые льготы. Далеко не все требования были выполнены, порой фабриканты отказывались от уступок, на которые поначалу соглашались. Тем не менее, рабочие этим удовлетворились, и на заседании 19 июля совет принял решение прекратить свою работу[13].

В 1905—1906 годах во многих крупных населённых пунктах Владимирской губернии были открыты отделения Конституционно-демократической партии, в Иваново-Вознесенске её представляли 23 члена. На одно из собраний в поддержку I Государственной думы приехал член ЦК кадетов П. Б. Струве. В сотрудничестве с профсоюзами Центральной России кадеты успеха не достигли. Кадетский профсоюз Иваново-Вознесенска, в котором состояло 307 членов (все из них были рабочими) быстро распался. Чуть более значительного успеха достиг Союз 17 октября. Особенность октябристов Владимирской губернии состояла в том, что здесь они были более активны в уездах, чем в губернском центре. В Иваново-Вознесенске партийная работа стала вестись задолго до выборов в I Думу. С декабря 1905 года по 26 февраля 1906 года местные октябристы провели 8 открытых собраний. На них присутствовало от 1200 до 2000 человек. Иваново-Вознесенские октябристы разработали свою, во многом отличную от центральной, программу партии. В ней они пересмотрели вопрос о власти, намереваясь Государственную думу поставить над царской властью. Манифест 17 октября они трактовали не как проявление царской милости, а «великим приобретением русского народа» и ставили задачу закрепления и проведения политических свобод в жизнь «на самых широких началах». В большинстве своём иваново-вознесенские рабочие не разделяли взглядов октябристов. Хотя в ряды этой партии и вступило несколько сот рабочих, долго они в её составе не пробыли[29].

Город рос стремительными темпами. Если в 1897 году в нём проживало 54 тысячи человек (48-е место в Российской империи по численности населения), то к 1914 году население возросло до 146 тысяч, переместив Иваново-Вознесенск на 17-е место по численности населения[30]. Территория города в это время составляла 2257 гектаров. К середине 1910-х годов Иваново-Вознесенск стал крупнейшим[12] текстильным центром Российской империи. В городе работало около 50 более или менее значимых текстильных предприятий и обслуживающих их заводов. Из Иваново-Вознесенска с конца XIX века местным отделением Русского технического общества по окружающему региону распространялись сведения о технических и технологических новациях в текстильной промышленности[12].

В 1914 году в результате начала Первой мировой войны производство резко сократилось. Ситуация осложнилась нехваткой тканевых красителей, которые во 2-й половине XIX века стали поставляться из Германии. Падение производства составило 12 %, в 1916 году — 23 %. Более высокого сокращения удалось избежать благодаря военным заказам. Бóльшая часть предприятий во время войны выпускала военную продукцию. Резкий рост инфляции и продовольственный кризис повлекли за собой возобновление стачечного движения весной 1915 года. В мае 30 тысяч рабочих требовали снизить цены на продукты. Требование было выполнено, чему во многом поспособствовали фабриканты, не желавшие терпеть убытки из-за забастовок. В августе того же началась новая стачка, но теперь она носила политический и антивоенный характер. Бастующие требовали также отпустить на свободу арестованных перед стачкой рабочих. 10 августа они собрались на Городской площади перед зданием городской управы (ныне начало проспекта Ленина возле площади Революции). К тому времени около городской управы уже стояла рота солдат и казаки. Солдаты стояли и во дворе номеров Дунюшкиной (ныне улица 10-го Августа, 29). После того как полицмейстер отказался выпустить арестованных, толпа двинулась по Приказному мосту в сторону улицы Кокуй (ныне улица 10-го Августа), где находилась тюрьма. Перед номерами Дунюшкиной рабочих встретили солдаты, открывшие по ним огонь. В результате погибли 30 человек, среди которых был один из руководителей иваново-вознесенских большевиков Г. С. Зиновьев («Фёдор»). В знак протеста против этой трагедии прошли митинги во многих городах России[13].

2 марта 1917 года после отречения Николая II от престола в центре города собрался митинг, на котором было объявлено о начале выборов в городской Совет[13][14]. 3 марта он провёл своё первое заседание как Совет рабочих депутатов, но в неполном составе, довыборы на фабриках состоялись 6 марта. 17 марта Совет стал именоваться Советом рабочих и солдатских депутатов, хотя солдаты и до этого участвовали в заседаниях[6]. В Совет были избраны рабочие, учащиеся, солдаты 199-го запасного полка, работники железной дороги и представители некоторых других отраслей экономики[6][13], большинство депутатов являлось большевиками[14], в составе Совета также были меньшевики и эсеры[6]. Одновременно с Советом был создан Комитет общественной безопасности, в котором меньшевики и эсеры составляли большинство; помимо них в Комитете состояли также рабочие — представители Совета. Так в Иваново-Вознесенске установилось двоевластие, характерное для всей России этого периода[6][14]. По инициативе Совета были организованы профессиональные союзы металлистов, ткачей, ситцепечатников; на предприятиях создавались фабрично-заводские комитеты, через которые рабочие стали контролировать производство и сбыт продукции[13]. В мае прошли перевыборы в Совет, на которых большевики получили 90 мест из 100[27]. В августе — сентябре оформилась местная организация левых эсеров[27]. 21 октября в Иваново-Вознесенске и соседних городах под руководством М. В. Фрунзе и других большевиков была организована масштабная забастовка. 25 октября, узнав, что в Петрограде власть перешла в руки большевиков, городской Совет, давно готовый к такому развитию событий, организовал революционный штаб. Власть к большевикам в Иваново-Вознесенске перешла без единого выстрела[13].
 
Советский период
Северная часть Владимирской губернии и южная часть Костромской в начале ХХ века уже образовывали единый экономический район, основанный на фабрично-заводской промышленности, а численность населения Иваново-Вознесенска была больше, чем во Владимире или Костроме. Поэтому в 1917 году был поднят вопрос о создании на этих территориях губернии с центром в Иваново-Вознесенске. Процесс формирования новой административной единицы был начат ещё до Октябрьской революции[31]. В конце марта 1918 года из Шуи в Иваново-Вознесенск переехал принимавший активное участие в создании губернии М. В. Фрунзе. Сначала были созданы новые органы власти, затем в апреле определены границы, а 20 июня принято постановление НКВД об образовании Ивановской губернии (вскоре название изменили на Иваново-Вознесенская). К тому времени губерния уже полностью функционировала, а постановление НКВД лишь юридически закрепило реальное положение дел[11]. Иваново-Вознесенская губерния была создана во многом благодаря деятельности М. В. Фрунзе[31]. Он же стал её первым главой[13]. С Иваново-Вознесенском связаны имена известных большевиков А. С. Бубнова, П. П. Постышева, Д. А. Фурманова[23].

После Октябрьской революции текстильная промышленность Иваново-Вознесенска оказалась в тяжёлом положении: остро ощущался дефицит топлива, пряжи и хлопка, поставлявшегося из Средней Азии, которая оказалась в руках белых. Фабрики работали с перебоями или вовсе останавливались. Положение рабочих усугублял продовольственный кризис. Как следствие, на некоторых фабриках произошли выступления рабочих и вернувшихся с Первой мировой войны фронтовиков; начался отток населения из города в деревни. Количество жителей уменьшалось ещё и за счёт призывов на фронта Гражданской войны. По сравнению с 1913 годом население города уменьшилось почти втрое и в 1920 году составило 57,3 тысячи человек[13][31]. В этих условиях была проведена завершившаяся в 1919 году национализация предприятий. Благодаря национализации, жёсткой экономии ресурсов и другим мерам властей удалось приостановить процесс умирания промышленности в регионе. Предприятия начали возобновлять свою работу в начале 1920-х[31].

Новый статус губернского центра дал в конце 1910-х мощный толчок развитию Иваново-Вознесенска, несмотря на кризис. В 1918 году основаны первые высшие учебные заведения города: Иваново-Вознесенский политехнический институт, а после него Иваново-Вознесенский педагогический институт. Открылись краеведческий музей, публичная библиотека, дом работников просвещения, социально-экономический техникум, новые школы и медицинские учреждения[13][11].

В 1922 году в городскую черту включены местечки Балашовка, Булатово, Котельницы, Курьяново, Нежданово, Соснево и Владимирская слобода (ныне район Владимирской церкви). В 1924—1928 годах был построен 1-й рабочий посёлок из около 140 малоэтажных домов, который реализовал концепцию города-сада и стал одним из крупнейших в стране памятников градостроительного искусства 1920-х[20]. В 1923—1925 годах сооружён городской водопровод[14][20]. В 1926 году заработал автобусный общественный транспорт. В 1925—1926 годах объёмы производства достигли довоенного уровня, после чего началось строительство новых предприятий. Было решено устранить нехватку прядильных фабрик в промышленности Иваново-Вознесенска: были построены фабрика им. Дзержинского и «Красная Талка». Крупнейшей стройкой периода индустриализации стал запущенный в 1929 году Меланжевый комбинат в местечке Соснево, на котором было создано 10000 рабочих мест. А в 1932 году начал работу самый крупный в СССР завод торфяного машиностроения — «Ивторфмаш»[13].

В 1925 году в Иваново-Вознесенске, на базе 3-го стрелкового корпуса, был образован 3-й отдельный авиационный отряд имени Ивановских рабочих, базировавшийся на аэродроме Южный (сейчас на этом месте располагаются улицы Ташкентская, Лежневская и другие). С этого соединения ведёт свою историю ивановская авиация. С 1927 по 1934 годы авиаотрядом командовал будущий маршал авиации С. А. Красовский[32][33].

В 1929 году в стране происходило укрупнение губерний и преобразование их в области. Так, Владимирская, Иваново-Вознесенская, Костромская и Ярославская губернии объединились в Ивановскую промышленную область (ИПО) с территорией в 135 тысяч км² и населением около 5 миллионов человек, которая просуществовала до 1936 года. Центром области стал Иваново-Вознесенск. По стоимости вырабатывавшейся продукции ИПО занимала третье место в СССР после Московской и Ленинградской областей, а Иваново-Вознесенск в пропаганде того времени стал называться «Красным Манчестером» и «третьей пролетарской столицей СССР» После Москвы и Ленинграда[13].
27 декабря 1932 года постановлением ЦИК СССР город Иваново-Вознесенск был переименован в город Иваново[34].

На рубеже 1920-х и 1930-х годов обсуждалась идея переноса столицы РСФСР из Москвы в другой крупный город России (при этом Москва оставалась бы столицей СССР). За право стать административным центром России негласно боролись Ленинград, Нижний Новгород, Свердловск, Новосибирск, Ростов-на-Дону и Иваново[23][13]. Отсюда берёт начало масштабность многих местных социальных и культурных проектов того времени. «Третьей пролетарской столице» была отведена особая роль своеобразного полигона для проведения советского социального эксперимента по построению «нового общества»[35][36]. В Иванове сложилась своя архитектурная школа[20], город стал одним из центров конструктивистской архитектуры[23], которая была тесно связана с идеей построения «нового общества»[36]. В 1925 году здесь открылась первая в СССР фабрика-кухня[11]. Иваново стало крупным образовательным центром: политехнический институт в 1930 году разделили на четыре вуза — энергетический, сельскохозяйственный, химико-технологический и текстильный. Для двух последних по проекту И. А. Фомина был выстроен комплекс зданий на Шереметевском проспекте. В 1933 году открылся крупнейший в СССР Ивановский цирк[37] и Интердом — школа для детей иностранных коммунистов, в том числе политиков высшего ранга[38]. В то же время было уничтожено огромное количество архитектурного наследия, в 1-й половине 1930-х была снесена бóльшая часть храмов, некоторые из которых ещё до Революции считались памятниками архитектуры. На месте снесённых храмов бывшего Покровского монастыря по проекту А. В. Власова был возведён открывшийся в 1939 году огромный Театр драмы. А на месте храмового комплекса на площади Революции началось строительство Дома Советов, но завершено не было. В 1934 году заработало трамвайное движение[13].

В 1940 году к городу присоединены местечки Балино, Воронниково, Лесное, Ленинский Путь, Парк имени Революции 1905 года, деревни Притыкино и Афанасово, посёлок при заводе силикатного кирпича. Площадь включённых земель составила 8654 га[20].

Осенью 1941 года, когда немецкая армия подошла вплотную к Москве, встал вопрос о подготовке к обороне городов за Москвой, в том числе Иванова. 22 октября был создан Городской комитет обороны Иванова. Осенью 1941 года вокруг города начали появлятся различные укрепления. А в самом городе были организованы многочисленные бомбоубежища на несколько десятков тысяч человек, во дворах домов сооружались земляные щели и укрытия[13]. В Иванове и населённых пунктах рядом с ним было организовано 50 госпиталей[39]. В конце 1942 года, в Иванове начиналась боевая история истребительной авиаэскадрильи «Нормандия-Неман», которая состояла из французских лётчиков, присланных в СССР организацией «Сражающаяся Франция». «Нормандия-Неман» базировалась на аэродроме Северный. Всего за годы Второй мировой войны из Иванова ушли на фронт около 70 тысяч человек, из которых 27 тысяч не вернулись домой. Множество текстильных предприятий страны оказались в оккупации, прекратили работу фабрики Ленинграда. В этих условиях Иваново сыграло важную роль в снабжении армии текстильными товарами. В 1943 году возле Иванова, на берегу Харинки, открылся Дом творчества композиторов, где во время войны работали М. Д. Шостакович, С. С. Прокофьев, А. И. Хачатурян, Д. Б. Кабалевский, Т. Н. Хренников, В. И. Мурадели, Р. М. Глиэр, Н. Я. Мясковский[13].

В 1947 году к городу присоединено местечко Горино, а в 1950-е — посёлок Дальний, местечки Авдотьино, Курьяново, Подъельново, деревня Никулиха. 1950-е годы были временем, когда поощрялось индивидуальное строительство. В этот период индивидуальные дома строились главным образом в местечках Горино, Глинищево, Нежданово, Курьяново, Авдотьино, в посёлке Южный. В 1960 году выделение новых земельных участков под индивидуальную застройку прекратилось. В 1954 году введена в строй ТЭЦ-2, в 1955 году начался процесс газификации города[14]. А в 1961 году был принят генеральный план развития Иванова, но уже в 1968 году вместо него был разработан и утверждён новый генеральный план. В 1974 году в черту города включена территория ТЭЦ-3 и её жилой микрорайон[20] В советское время был создан ряд крупных машиностроительных предприятий: автокрановый завод, завод тяжёлого станкостроения, «Точприбор», «Ивтекмаш», «Ивчесмаш». В то же время Иваново оставалось крупным центром текстильной промышленности[14].
  
 
ИСТОРИЯ ИВАНОВСКОГО СИТЦА
Ивановские ситцы - название собирательное. это ситцы, которые выпускали предприятия бывшего села Иванова, в настоящее время города Иванова, и прилегающих к нему местностей: Шуи, сел Кохмы и Тейкова, города Александрова, бывшей Владимирской губернии Из трех крупных центров хлопчатобумажного производства конца XVIII - первой половины XIX века - Петербурга, Москвы и Владимирской губернии - продукция последней удовлетворяла потребности преимущественно ,,низших" классов населения России. Ивановские ситцы в это время ..сделались названием нарицательным для особых ситцев пестрых, дешевых и простонародных". Этот ситец, по мнению одного журналиста середины XIX века, не представлял └живого интереса для читателей образованного класса". Поэтому в периодической печати XIX века, где имеются свидетельства современников о развитии ситцевого производства в селе Иванове, дается лишь самая общая характеристика продукции: название сортов, стоимость ситцев, иногда оценка их качества. Ситцы не вызывали интереса и у коллекционеров, поскольку это были вещи повседневного обихода. Лишь во второй половине XIX века ивановский фабрикант Д. Г. Бурылин, имея, очевидно, к ним профессиональный интерес, собрал коллекцию старинных ивановских ситцев. Они были впервые показаны на промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году и получили полное одобрение публики. В 1903 году на выставке собрания Бурылина в Иваново-Вознесенске демонстрировался диплом на золотую медаль, полученный собирателем за коллекцию старинных ивановских ситцев. В настоящее время эти ситцы хранятся в Ивановском государственном объединенном историко-революционном музее. Коллекция ситцев в целом отражает период развития хлопчатобумажной промышленности Ивановского региона от ее зарождения в середине XVIII века до середины XIX века и по разнообразию и художественному достоинству узоров ситцев представляет уникальное собрание, в котором отражены различные направления художественного оформления этого вида текстиля.

Во второй половине XIX века ивановские текстильные предприятия активно участвуют в промышленных выставках как отечественных, так и международных. К этим выставкам готовились фирменные альбомы с образцами продукции - экспонентов выставок. Большое собрание таких альбомов содержит фонд тканей Ивановского государственного объединенного историко-революционного музея. Отдельные образцы из этих альбомов, включенные в настоящее издание, характеризуют художественные особенности ситцев во второй половине XIX - начале XX века.

На многих ситцах сохранились фирменные знаки и клейма, удостоверяющие их производство на предприятиях Ивановского региона, среди них особое значение имеют изделия мелкотоварных производителей, поскольку в них с наибольшей полнотой выражен народный характер художественного творчества. К сожалению, остаются неизвестными, за редким исключением, имена художников - авторов узоров.

Узоры ситцев отвечали различным вкусам, а также соответствовали многообразному применению их в быту. В XVIII веке на заре развития хлопчатобумажной промышленности в России, когда ситцы были модной новинкой, они нашли применение в убранстве дворянских интерьеров: ими затягивали стены, обивали мебель, делали из них пологи, занавесы на окна. Из них охотно шили и модные платья, и разнообразную домашнюю одежду даже в аристократических слоях русского общества. С развитием машинного производства в XIX веке и удешевлением ситцев они становятся повседневной необходимостью в быту широких городских, мещанских и крестьянских слоев населения России. Дешевые, практичные, с красочными узорами ситцы шли на украшение крестьянской избы: из ситцев делали одеяла, наволочки, занавесы, отделявшие кухонный угол. Яркие крупноузорные цветочные орнаменты таких ситцев радовали глаз и вносили праздничность в убранство мещанского и крестьянского жилищ. Ситцы нашли широкое применение и в народной одежде - из них шились сарафаны, женские и мужские рубашки, передники, платья. Декоративные, плательные и рубашечные ситцы делались с соответствующими для каждого вида изделий узорами.
 
 
Красильное дело
Под набивку использовались различные ткани. Шел и простой крестьянский холст местного производства, и более тонкое полотно, каким славились Костромская, Ярославская губернии, а также уезды Кинешемский, Нерехотский и Суздальский Владимирской губернии. В последние десятилетия XVIII века стали набивать хлопчатобумажные ткани, которые сначала были только иностранного происхождения. На дешевые сорта набивных тканей использовали грубую восточную бязь, которая поступала с юго-восточной границы через Астрахань, Оренбург, Троицк. С западных границ через Петербург привозился более тонкий ост-индийский миткаль, который употреблялся для высших сортов набивных тканей. В 80≈90-х годах XVIII века появляется в продаже английский миткаль. Его предпочитали для изготовления высших сортов ситцев, потому что он был хорошо отбелен. В конце XVIII века осваивается отечественное ткание миткалей из грубой бухарской пряжи. В то же время изготовляли и полульняные ткани, на которые использовали в качестве основы льняную пряу, а на уток ≈ тонкую английскую пряжу. В начале XIX века льняное полотно под набивку вытесняется хлопчатобумажными тканями, к 1809 году в Иванове почти исчезло производство льняных тканей.

Набор материалов был невелик, но в каждом материале мастера умели использовать присущие ему особенности для создания художественного эффекта ткани.

Зернистая поверхность крестьянского грубого холста, иногда сурового, иногда чуть отбеленного, была приятным для глаза фоном, на котором контуры узора несколько вибрировали, создавая впечатление живой линии, как бы нарисованной от руки. Это с успехом использовали мастера при создании изделий. Более тонкое полотно обычно лощили прокатыванием, проглаживанием для создания блестящей поверхности, которая производила другой эффект в узорах тканей. Мягкая, несколько пухлявая фактура бязи, иногда с разреженными нитями, хорошо впитывала краску, придавая глубокий фон ткани. Ост-индийский миткаль был тоньше бязи, мягче, мастера создавали на нем в основном мелкоузорные композиции. Английский же миткаль шел под цветные ситцы, так как его хорошая отбелка способствовала получению более чистых тонов красок.

Техника последовательного накладывания доски на ткань и оттиска узора применялась на всех тканях, но составы красок, методы их закрепления на волокне менялись в зависимости от характера материала. И здесь в полной мере раскрывались природная одаренность и художественное чутье ивановских мастеров, которые с поразительным чувством прекрасного умели сочетать материал, красители и технологию для получения наибольшего художественного эффекта в своих произведениях. Грубый крестьянский холст обычно набивался деревянной формой и краской, разведенной на олифе. Чаще всего встречается на таком холсте черная краска из сажи или копоти. Четкий рельеф узора с блестящей от олифы черной поверхностью смягчался на матовом серовато-зернистом фоне холста. Крупные формы узоров разделывались более мелкими геометрическими фигурами, штрихами, создавая полутона, которые выявляли объемность растительных мотивов. На более тонком льняном полотне набивали более мелкие узоры, часто закрашивали фон, оставляя узор белым, иногда расцвечивая его дополнительными красками. Гладкая поверхность полотна, окрашенная масляной краской, делала блестящим, как бы лакированным фон ткани, на котором ясно выступали четкие формы мелких узоров. Хлопчатобумажные ткани хорошо впитывали краски благодаря природному свойству волокна. Это с успехом использовали ивановские мастера. Хлопчатобумажные ткани стали набивать не масляными, а "верховыми" красками. Краски смешивали с каким-нибудь клейким веществом, которое удерживало их на поверхности ткани. Это был новый этап в развитии ситценабивного производства. Масляные краски, которые годились для грубого холста, не могли использоваться для хлопчатобумажных тканей: они крошились и коробили тонкую ткань. Достоинством нового способа была мягкость тканей, которые выходили после крашения. Но недостатком являлась непрочность красок: они линяли при стирке, поэтому ситцы получили название └линючих". Следует отметить, что непрочность красок была характерна не только для ивановских ситцев; крупные, хорошо устроенные мануфактуры в Петербурге на первых этапах развития производства выпускали также ситцы с непрочными красками, этим недостатком страдали и привозные, например, французские и английские ситцы того времени. Новая технология позволила использовать под набивку мягкие хлопчатобумажные ткани, а привычный метод воспроизведения узоров на ткани с помощью набойных досок не вызывал затруднений, поэтому ткани эти были относительно дешевы и находили постоянный сбыт в среде беднейшего класса населения России, который был самым многочисленным. Ситцы с яркими узорами, похожими на узоры шелковых тканей, шли на праздничную одежду, которую крестьянки берегли, носили только в торжественных, случаях, что исключало необходимость частой стирки.

Более совершенным способом крашения был "заварной". Этот способ освоил О. С. Соков на мануфактуре в Шлиссельбурге близ Петербурга, чем и удивил ивановских мастеров. При этом методе на ткань наносились досками так называемые "закрепы" - вещества, которые в соединении с красителями давали на волокне нерастворимые лаки. После набивки "закрепов" ткань "заваривали" ≈ кипятили ее в красочном растворе, а затем промывали. Там, где не было "закрепов", краски смывались, там же, где были набиты "закрепы", на ткани оставался красочный узор. Иногда таким образом окрашивался фон ткани, а оставшийся белый узор дополнительно раскрашивали другими цветами. В прочных ситцах каждый новый оттенок узора "заваривали". Часто дополнительные цвета набивали и "верховыми" красками, что значительно удешевляло производство. Несколько позже появился также способ "вытравки": предварительно окрашенную ткань набивали составами, которые разрушали краску, и таким образом получали белые неокрашенные узоры на окрашенном фоне. Чтобы не уничтожать дорогостоящие красители, этот способ применяли главным образом для мелких узоров. Для воспроизведения мелких узоров в конце XVIII - начале XIX века были несколько усовершенствованы набивные доски. В них вставляли сделанные из медной латуни отдельные тончайшие детали рисунка, вбивали гвоздики для точечных разработок фона и узора. Сохранилась память о жителе села Иванова Д.А.Кашинцеве, который выучился этому мастерству на московских и петербугских мануфактурах и первым из ивановских мастеров ввел это усовершенствование. Применение медных вставок увеличило возможности художественного оформления тонких льняных и особенно хлопчатобумажных тканей, которые по самой фактуре требовали более изящных рисунков. Чувство материала отличает настоящих мастеров любого вида изделий декоративно-прикладного искусства. Поэтому употребление тонких хлопчатобумажных тканей под набивку стимулировало поиски новых усовершенствований в орудиях производства, которыми возможно было бы воспроизводить соответствующие этому материалу узоры. Из старинных преданий известно, что в период с 1793 по 1798 год был особенно распространен на ситцевых ивановских мануфактурах способ └расцветки" ≈ раскрашивания некоторых участков узора от руки кисточкой спиртовыми красками. На крупных мануфактурах при выпуске качественных ситцев кисточкой подкрашивали и исправляли дефекты ручной набивки. Здесь же этот прием распространился на раскраску целых частей узора. Свободная кистевая роспись делала узоры особенно живыми. Она выявляла объемность цветочных и растительных форм, причем от руки невозможно было воспроизвести детали раскраски с точностью машины, поэтому каждый цветок был оригинален, что увеличивало художественный эффект узора. На платке мануфактуры И. И. Кабина доской набиты контуры узора и сетчатый фон каймы платка, объемность же растительных форм выявлена расцветкой кистевыми мазками красной спиртовой краской. Тот же прием повторен на другой ткани, где контуры растительного узора с точечными разделками листьев набиты доской, а грушевидные фигуры подкрашены от руки кисточкой. Этой работой на мануфактурах занимались преимущественно женщины и девочки.

Важную роль в художественном оформлении тканей играли красители. До внедрения искусственных красок в 70-х годах XIX века в течение почти целого столетия на ситценабивных ивановских предприятиях, как и в других районах ситценабивного производства, использовались растительные и минеральные краски. Основными красителями были корень растения марены и индиго, также растительного происхождения. Они сыграли большую роль в красильном деле. Молотый корень марены -крап и экстракты из него - гарансин давали с различными протравами превосходные прочные краски с оттенками от кирпично-красного, фиолетового до густо-коричневого и черного. Особенность этих красок была в неповторимой мягкости тонов, которые даже в контрастирующем сочетании производили эффект гармоничной расцветки. Эти цвета широко использовались в красочной палитре на ситцах в конце XVIII и всей первой половине XIX века. Широко применялась также краска индиго, которая давала с закрепителями оттенки от светло-голубого до темно-синего. Технология крашения ими была доступна не только крупным предприятиям с усовершенствованными приспособлениями для приготовления красок и набором различных материалов для их закрепления, но и мелким товаропроизводителям, которые, не обладая специальным оборудованием, заваривали краски с закрепами в простых горшках, отчего и получили названия "горшечников". Более дешевые краски синего и красного цвета получались из сандалового дерева, но эти краски 'были менее прочными. Для желтого цвета употреблялся кверцитрон, получавшийся из коры красильного дуба, из персидской груши получали краску желто-зеленого цвета. Применялись также минеральные краски - охра для желтого и лазурь для голубого. В перечне красильных материалов одной из крупных мануфактур фабриканта С.Посылина в Шуе в 1828 году имеются следующие вещества: крап голландский (молотая марена), кверцитрон, индиго, сандал красный и синий, в качестве протрав и дубильных веществ упоминаются квасцы, чернильные орешки, масло витриольное (серная кислота), марганец, камедь, сахарум сатурни (свинцовый сахар) .
 
 
Текстильные узоры
Узоры и колеры ситцев конца XVIII - начала XIX века обнаруживают различные истоки художественной культуры, которой владели ивановские мастера. Прежде всего, они наследовали орнаменты и композиции узоров, которые были созданы в предыдущую эпоху в различных видах народного декоративно-прикладного искусства. Среди них наиболее древний слой орнаментов геометрического характера: горохи, ромбы, круги, квадраты компонуются в узорах по традиционным приемам равновесия в линейные и диагональные композиции. На более тонких хлопчатобумажных тканях эти орнаменты мельчают, а узоры, составленные из этих элементов, получают новое звучание. На старинных народных тканях этими элементами орнамента разрабатывали главным образом фон или отдельные части узора. Теперь они получают самостоятельное значение раппорта узора. Орнаментами из мелких ромбиков, расположенных в шашечном порядке, полос, разделанных квадратами, трилистников, мелких цветков украшают ,,выбойки", которые шли на мужские и женские крестьянские рубашки. Эти мелкоузорные ткани заменяли домотканые крестьянские пестряди, которые имели с ними много общего в характере узоров. Выполнены в традициях народного искусства и некоторые изобразительные мотивы,

встречающиеся на набивных тканях этого времени. На скатерти мануфактуры М.И.Гарелина начала XIX века узор решен плоскостно, изображение птиц предельно обобщено и вписано в общий узор наравне с геометрическими и растительными мотивами, что является характерным для решения подобных композиций в народной набойке. Орнаменты из геометрических фигур были наиболее устойчивыми и просуществовали в разных вариантах на ситцах в течение всего XIX - начала XX века. Другое направление в художественном оформлении ивановских ситцев обнаруживает стилевую общность с орнаментальными формами и композициями западноевропейского декоративно-прикладного искусства. Эти орнаменты и композиции на ситцы перешли, очевидно, с шелковых тканей, которые делались ,,в европейском вкусе". Но, обладая стилевым единством с узорами шелковых тканей, орнаменты ситцев этого направления имеют и своеобразие. Здесь обнаруживается сосуществование текстильных узоров, характерных для стилей разных эпох. Так, узор выбойки мануфактуры О. С. Сокова, изготовленной в конце XVIII - начале XIX века, с изображением крупных фантастических плодов и крупных листьев по своему орнаментальному и композиционному решению созвучен узорам тканей конца XVII - начала XVIII века. Точно так же на ситце мануфактуры И.М.Ямановского, выработанном в конце XVIII века, в решении узора видны отзвуки "травного" орнамента, характерного для орнаментов XVII века. Ситцы мануфактуры О. С. Сокова с круто извивающейся кружевной, а на другом ситце цветочной гирляндой выглядели несколько старомодно в конце XVIII века. Подобная композиция в шелковых тканях была модной в середине XVIII века. Вместе с ними вырабатываются и ситцы фабрики К.Упрямцева и О. С. Сокова, узоры которых решены в стиле строгого классицизма. Четкие прямые полосы с геометрическим орнаментом чередуются с полосами, в которых извивается вдоль полотнища изящная ветка цветов и листьев. Такие композиции были наиболее распространенными в шелковых декоративных тканях этого времени. Другая композиция, характерная для узоров на тканях стиля классицизма, - вазы с букетами цветов, помещенные в строгие орнаментальные круги, ромбы, овалы, - в узорах ивановских ситцев, сохраняя общий композиционный строй и некоторые орнаментальные формы, решается своеобразно. На ситце мануфактуры П.А.Зубкова цветы переполняют корзину, пышно разрастаются во все стороны; пространство между букетами, расположенными в соответствии с требованием стиля в шашечном порядке, заполняется травным орнаментом с цветами более мелкого масштаба, чем цветы в корзине. Все это придает необыкновенную живость всей композиции. На ситце мануфактуры А.М.Бабенкова изображение вазы усложняется отходящими по сторонам орнаментальными пышными завитками, которые дополнительно разрабатываются цветочными мотивами. Такое же буйство растительных и цветочных форм встречается и на других ситцах, в которых дань стилю классицизма выражена в линейном решении композиции - полосах, которые были характерны в узорах тканей этого стиля. На ситцах мануфактуры О. С. Сокова, а также на ситце неизвестной фабрики с клеймом "С:Ф:А:П:С:К" полосы образуются из расположенных рядами букетов или выявляются различной окраской фона, цветы и листья заполняют почти сплошным ковром фон ткани, в то время как в шелковых тканях стиля классицизма, которым узоры этих ситцев подражали, фон всегда играл самостоятельную роль.

Встречаются в узорах ивановских ситцев и композиции, характерные для узоров сарафанных парчовых тканей, которые вырабатывались в конце XVIII - начале XIX века на предприятиях Богородского уезда Московской губернии. Узоры этих парчовых тканей сами являются переработкой в народном вкусе узоров западноевропейских шелковых тканей XVIII века. Дешевые мишурные парчовые ткани шли на праздничную женскую одежду - сарафаны, душегреи. Естественно, орнаменты таких тканей были особенно близки мелким товаропроизводителям, и они повторяли их на ситцах со всеми деталями, сохраняя даже фактуру шелковых тканей. На ситце с клеймом фабрики И.П.Кобылина конца XVIII века по красному фону, разработанному полосками, которые передают характерную для этих тканей рубчатость, букеты цветов схематизированы в технике набивки и превратились в орнаментальные фигуры. Такая обобщенность в подаче растительных и цветочных мотивов особенно характерна для народного искусства. Желтой краской здесь имитируются золотые нити узора шелковой ткани.

Не чужды были ивановским мастерам и мотивы в узорах ситцев, навеянные восточной экзотикой, увлечением которой было отмечено западноевропейское прикладное искусство в последней четверти XVIII века. На некоторых ивановских ситцах этого времени воспроизведены сюжеты, созвучные этому направлению. На одном из них с клеймом фабрики М.Ямановского, изготовленном в конце XVIII - начале XIX века, среди пальм и цветочных веток помещены экзотические птицы, еще более причудливой формы птица с изогнутым в движении корпусом тела и длинным хвостом расположена среди плодов, ягод и цветов на ситце фабрики Журавлева. Переработкой модного западноевропейского сюжета является также узор ситца конца XVIII века с клеймом фабрики М.Ямановского, изображающий птицу на стволе цветущего дерева. Ствол дерева с фантастическими цветами на нем встречается в искусстве Индии в конце XVII века, этот мотив перерабатывается на английских набойках в середине XVIII века, а также в набойках Эльзаса и Нанта в конце XVIII - начале XIX века. Такая европейская стилизация восточной экзотики ничего общего не имела с подлинным восточным искусством. Ивановские мастера в оформлении этих ситцев следовали западноевропейской моде и подражали привозным изделиям. На других ситцах мотивы восточной экзотики сочетаются с орнаментами народного характера. На платке с клеймом фабрики М.И.Гарелина конца XVIII - начала XIX века в кайме изображены пальмы и другие причудливой формы растения, поле же средника разработано орнаментом из ромбиков и обрамлено рядом "куколок", схематических женских фигур, часто встречающихся на народных вышивках.

Другая часть ивановской продукции показывает более непосредственное знакомство мастеров с орнаментами восточного искусства. Торговые связи ивановцев с восточными странами были давними. Известны были местные торговцы В.Гандурин с сыновьями, И.М.Гарелин и Е.И.Грачев, которые во второй половине XVIII века сбывали в Астрахани ивановские ситцы и набойки и привозили оттуда необходимые для производства красильные материалы. Ивановцы не могли не считаться со вкусами жителей тех мест, куда они сбывали свои товары, так как ткани могли оказаться "не тех сортов и рисунков, какие требуются по местным обычаям и вкусам жителей", как констатировал документ. На самых начальных этапах развития производства в художественном оформлении своих изделий ивановцы учитывали разнообразные запросы своих покупателей. Первый рисунок для выбойки наиболее массовой продукции, которую они сбывали на восток в конце XVIII - начале XIX века, был снят с бухарской бахты, как свидетельствовали ивановские старожилы в середине XIX века. Переработка восточных орнаментов не была новшеством для русского народного прикладного искусства во второй половине XVIII века. Узоры дорогих восточных тканей перерабатывались русскими мастерами в различных видах декоративно-прикладного искусства и ранее. От XVII века сохранились набойки с "дорогильными" узорами, имитирующими "абровые" узоры шелковых восточных тканей. Во второй половине XVIII века круг этих узоров расширился. Ивановские набойки обнаруживают знакомство мастеров с орнаментами восточных бархатов и золотных тканей с узорами цветов, расположенных на продольных полосах или в шашечном порядке. Такой строй узоров был близок по своей композиции и русскому народному искусству. Композиции с мелкими цветами на полосах имеются на ситце И.М.Ямановского. На другом ситце фабрики А.М.Бабенкова, на котором в шашечном порядке расположены мелкие орнаментальные фигуры, очевидно также влияние восточных образцов.

Но наиболее прочно вошел в орнамент ивановских набоек и ситцев узор в виде миндалевидной фигуры или "боба", скрюченного ,,огурца". Этот элемент орнамента встречается на ситцах в двух видах. Один из видов этой фигуры всегда имеет ясно очерченные контуры. Такие фигуры заполняют обычно средники платков или покрывают метровые ткани. Другие виды миндалевидных фигур расположены всегда на концах шалей, иногда и в средниках шалей. Они представляют собой растительные и цветочные мотивы, скомпонованные в миндалевидные фигуры, контуры которых не очерчены. Различие в них, очевидно, объясняется неоднородными истоками этих двух видов миндалевидных фигур. Элемент орнамента в виде "боба" с четко очерченными контурами встречается в узорах на предметах прикладного искусства Средней Азии, носит название "тус-тупи" и является, по мнению некоторых исследователей, остатком изображения петуха, фазана, которые в отдаленные времена являлись культовыми птицами, и их схематические изображения служили раньше магическими символами - оберегами. Иное происхождение миндалевидной фигуры, встречающейся на кайме платков и шалей. Идентичные композиции встречаются на восточных шалях, которые в большом количестве привозились в Россию в конце XVIII века. В это время они были самой модной частью туалета аристократок. Производство восточных шалей впервые зародилось в средние века в Индии - Кашмире, а затем распространилось по другим странам Востока и перешло в начале XIX века в Европу и в Россию. Исследователи орнамента этих шалей ^ происхождение такого узора ведут от цветочной ветки, которая изображается на предметах восточного прикладного искусства, в том числе и на тканях с корнями, прямым стеблем и несколько склоненным в сторону венчиком цветка. Затем этот мотив усложняется, обрастает цветочными и растительными орнаментами, но сохраняет общий абрис миндалевидной фигуры. На некоторых набивных шалях, наиболее точно воспроизводящих узоры восточных образцов, можно видеть внизу миндалевидных фигур орнаменты, отдаленно напоминающие корни растения. Ивановские мастера с поразительным чувством такта умели сохранить основные элементы орнаментов высокохудожественных дорогих тканых шалей на своих изделиях, выполненных другой набивной техникой. Эти три направления - разработка орнаментов русского прикладного искусства, узоров западноевропейских модных тканей, а также элементов орнамента восточного характера - остаются в целом главными направлениями, в которых работали ивановские мастера на протяжении всего XIX - начала XX века. Но каждое время со своими изменчивыми вкусами, а также успехи механизации производства и развитие красильного дела накладывали свои отпечатки на характер художественного оформления ситцев.
 
 

______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://ivgoradm.ru/menu/nashgorod.htm
Кудрявцев Ф. Ф. Золотое кольцо. — Л., Аврора, 1974. — 232 с. (Переславль-Залесский, Ростов, Борисоглебские слободы, Никола-Улейма, Углич, Тутаев, Ярославль, Кострома, Красное-на-Волге, Плёс, Суздаль, Боголюбово, Владимир, Юрьев-Польский, Александрова слобода, Загорск).
http://timland.narod.ru/articles/ivanovo.htm
http://www.ivanovo.ru/Ivanovo/page1.html
Золотое кольцо России: Путеводитель / А. В. Лаврентьев, И. Б. Пуришев, А. А. Турилов; составитель Ю. М. Кириллова.. — М.: Профиздат, 1984. — 352 с. — (Сто путей — сто дорог). — 100 000 экз. (в пер.)
Попадейкин В. И., Струков В. В. Золотое кольцо / Фотографии Б. А. Мясоедова, В. И. Попадейкина, А. С. Потресова (†), Б. Л. Раскина, Ирины Стин, А. В. Фирсова; Художник Ю. Н. Маркаров.. — М.: Физкультура и спорт, 1975. — 208 с. — 50 000 экз. (в пер.)
100 храмов Золотого кольца России. — М.: БММ, 2011. — 240 с., ил., 5000 экз., ISBN 978-5-88353-385-2.

ВложениеРазмер
IMG_5693вааа3333 (1).jpeg340.86 КБ
IMG_5693вааа3333 (1).jpg234.99 КБ
IMG_5693вааа3333 (2).jpg153.16 КБ
IMG_5693вааа3333 (3).jpg82.99 КБ
IMG_5693вааа3333 (4).jpg418.18 КБ
IMG_5693вааа3333 (5).jpg163.24 КБ
IMG_5693вааа3333 (6).jpg70.8 КБ
IMG_5693вааа3333 (7).jpg626.15 КБ
IMG_5693вааа3333 (8).jpg350.6 КБ
IMG_5693вааа3333 (9).jpg118.79 КБ
IMG_5693вааа3333 (10).jpg280.59 КБ
IMG_5693вааа3333 (11).jpg649.49 КБ
IMG_5693вааа3333 (12).jpg296.28 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

Музей ивановского ситца

Музей ивановского ситца – самый молодой отдел ИГИКМ им. Д.Г. Бурылина. В основу экспозиции музея легла уникальная текстильная коллекция, насчитывающая полмиллиона единиц. Музей расположился в родовом доме Дмитрия Геннадьевича Бурылина, построенном в начале XX века в стиле «модерн» (архитектор А.Ф. Снурилов).

Во дворе особняка находятся бывшие хозяйственные постройки, где располагаются дополнительные выставочные площади, а также фондовые помещения и библиотека. Основная экспозиция музея «Ивановский текстиль. История и современность» повествует о развитии производства с древнейших времен до наших дней. Доминантная идея экспозиции – показ ивановских ситцев, как одного из видов декоративно-прикладного искусства, сохраняющего и развивающего традиции народного орнамента. Образцы ивановских ситцев открывают значительный пласт народного творчества в области художественного оформления тканей и позволяют проследить развитие особого стиля – яркого, нарядного, декоративного, присущего ивановским тканям.

В 2007 г. при содействии Московского Дома Моды «Слава Зайцев», Правительства Ивановской области и клуба «Деловая женщина» была открыта экспозиция «Слава Зайцев. Жизнь = Творчество» - рассказ о жизни и творчестве всемирно известного модельера, которые для него не разделимы. Экспозиция в здании музея обусловлена также и тем, что Вячеслав Зайцев родился в Иваново, здесь закончил текстильный техникум и начал свой творческий путь. Она гармонично вписалась в концепцию развития музея, подчеркнув связь традиции с современностью.
Музей ивановского ситца связывает с Музеем промышленности и искусства Подземный переход, скрывающий в своих недрах множество загадочных историй и артефактов прошлого.

ПОСТОЯННЫЕ ЭКСПОЗИЦИИ.
«Ивановский текстиль. История и современность» «Слава Зайцев. Жизнь = Творчество»

ПОСТОЯННЫЕ ВЫСТАВКИ.
«Слава – городу невест» «От рубахи с сарафаном до кутюр от Зайцева».

ЭКСКУРСИИ.
Обзорная экскурсия по музею «Церковное декоративно-прикладное искусство» «Поэзия народного костюма» «Рубаха, сарафан, панева» «Из истории текстильного бизнеса»

МУЗЕЙНЫЕ ЗАНЯТИЯ И МЕРОПРИЯТИЯ.
«Как рубашка в поле выросла» - музейное занятие, посвященное развитию ткацкого и набойного промысла на ивановской земле «Народный и городской костюм конца XIX – начала XX века» - тематическое музейное занятие с применением фондовых коллекций «Благотворители» - тематическая мультимедийная лекция с использованием фондовых коллекций

 
Адрес: 153002, г. Иваново, ул. Батурина, 11/42
Время работы музея: с 11-00 до 17-00,  
выходной-понедельник; последняя пятница месяца - санитарный день.

Справки по тел.: +7 4932 41-64-26

аватар: Кэп

Музей советского автопрома

Летом 2014 года руководство группы компаний РИАТ приняло решение о создании музея советских авто. Решение это не было спонтанным, так как ремонт и изготовление автомобильной техники и было первоначальным предназначением предприятия. Создание музея - попытка вернуться к истокам, дань уважения славному прошлому, что так важно в наш обезличенный век глобализации.

История создания фирмы "Риат" начиналась в те далёкие дни, когда на базе авторемонтных мастерских по приказу народного комиссара автомобильного транспорта РСФСР от 1 июля 1941 года, был образован Ивановский авторемонтный завод. За период с 1941 по 1945 года для фронта восстановлено 3 769 автомобилей ГАЗ-ММ, ГАЗ-АА, ЗИС-5.

В тяжёлые военные годы складывался трудовой коллектив Ивановских авторемонтников - сплочённый, самоотверженный, дисциплинированный, любящий своё дело. В это время завод занимался капитальным ремонтом полного цикла таких автомобилей как ГАЗ-51, ГАЗ-52, ГАЗ-53, автобусов КАВЗ.

Вплоть до конца 80-х годов Ивановский авторемонтный завод оставался одним из главных партнёров ГАЗа. Однако, с началом перестройки завод стал быстро терять заказы, а рыночные отношения вообще застали производство врасплох. ИАРЗ спасали заказы Заволжского моторного завода, который изготавливал комплектующие для завода ГАЗ.

И лишь с приходом на завод директора Дмитрия Борисовича Власова началась новая жизнь предприятия. В 1992 году под его руководством было создано АО "РИАТ" (ремонт и изготовление автотехники) путём преобразования арендного предприятия - Ивановского опытно-экспериментального авторемонтного завода. Строились магазины, станция техобслуживания, чуть позднее - хлебопекарное производство на базе моторного цеха. За годы перестройки работникам "РИАТ" ни разу не задерживали заработную плату.

Сегодня ОАО "РИАТ" - многоплановое предприятие, реализующее себя во многих отраслях. Но автомобиль был и остается самой большой любовью РИАТа. И любовь эта нашла свое выражение в создании Музея советского автопрома, где представлены автомобили таких легендарных заводов как ГАЗ, ЗИЛ, ЗИС, ЗИМ, ВАЗ. Все экспонаты были любезно предоставлены частными коллекционерами. Некоторые из них модифицированы и приспособлены к современным условиям (например, ГАЗ21, который есть в гараже у нашего президента). Но имеются и совершенно оригинальные, затронутые временем образцы (такие как военный ГАЗ-67Б). Они, словно взгляд из прошлого, дают возможность посетителям музея дофантазировать какие испытания выпали на долю авто.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru