Город Гороховец

Горохове́ц — город в России, административный центр Гороховецкого муниципального района Владимирской области.
Население — 13 105 чел. (2016).
Гороховец расположен в Волжско-Окском междуречье, на правом берегу реки Клязьмы, в 12 км от железнодорожной станции Гороховец (д. Великово) на автомобильной дороге М-7 «Волга», в 157 км к востоку от Владимира.

 

  


Земли вокруг Гороховца уже в XI веке были заселены славянами. Город основан как укреплённый пограничный пункт на восточных границах Владимиро-Суздальского княжества великим князем Андреем Боголюбским в 1168 году во времена походов русских войск на Волжскую Булгарию.

Первоначальное ядро города составлял детинец, расположенный на Никольской горе. Высота его земляных валов, сооружённых в XII веке, достигала 5 м.

Впервые Гороховец как «град Святой Богородицы» упоминается в Лаврентьевской летописи под 1239 годом, когда его впервые сожгли татаро-монголы, после чего жизнь в городе надолго замерла.

В конце XIV — начале XV века при князе Василии I Гороховец вошёл в состав Московского княжества. В это время юго-восточная пограничная засечная черта Руси проходила по реке Оке и называлась не иначе как «Поясом Пресвятой Богородицы». Естественным продолжением этого пояса был и «град Святой Богородицы Гороховец», прикрывавший границу с востока.

В 1539 году волость пережила набег казанских татар и была разорена. Согласно легенде, когда враги осаждали Гороховец, над горой в лучах заходящего солнца появился образ огромного воина с мечом в руках. Враги в панике отступили, а место с той поры называется Пужаловой горой. Это возвышенность, отделённая от древнего детинца глубоким оврагом.

                                                         Никольский монастырь                                                          В 1563 году Иван Грозный передал Гороховец своему шурину, кабардинскому князю Михаилу Темрюковичу.

В начале XVII века, в Смутное время, город снова стоял на защите Родины. С Гороховецкого уезда, из своей вотчины князь Пожарский отправился в Нижний Новгород, чтобы возглавить второе ополчение в 1612 году. Гороховец в числе первых городов присоединился к народному движению.
 
В 1619 году город пережил своё последнее разорение и с тех пор утратил функцию оборонительной крепости.

В середине XVII века расцвела торговля, и местные купцы, владевшие винокуренными заводами и кожевенным производством, взамен деревянных палат возводили себе каменные дворцы. В это же время здесь были построены каменные ансамбли трёх монастырей: Знаменского, Никольского, Сретенского, а также комплексы приходской церкви Воскресения Христова и главного городского Благовещенского собора.

                                                  Никольский монастырь                                                          

В 1778 году Гороховец сделан уездным городом Гороховецкого уезда Владимирской губернии. В 1883 году в Гороховце было 24 каменных дома и 381 деревянный; лавок 69, пять церквей и Николаевский монастырь. В ризнице монастыря хранились шесть грамот царских и патриарших. Жителей в 1897 году было 2824; промышленность не развита; в 1883 году было три кирпичных завода и одна красильня. Было много садов; жители занимались огородничеством и прядением тонких ниток. Гороховец вместе с земством содержал городское училище и женское училище, богадельню, содержимую на проценты с капитала, пожертвованного купцом Лахмановым; земскую больницу на 12 кроватей, с амбулаторией.

Наряду с плотничеством, распространённым отхожим промыслом в Гороховецком уезде в XIX — начале XX века был отход в котельщики. География отхода мастеров по металлу — практически вся Российская империя от Балтики и Чёрного моря до Амура. Руками и умением гороховецких котельщиков были построены практически весь первый российский военный металлический флот, все железнодорожные мосты, которые используются до сих пор. Гороховчане претворяли в жизнь и проекты русского инженера Владимира Шухова, включая Шаболовскую башню.
 
В 1892 году фабрикант С. И. Семёнычев в Гороховце основал завод по производству металлических ёмкостей, судов и различных металлоконструкций, который позднее перешёл к фабриканту И. А. Шорину и стал специализироваться на судостроении. В 1907 году здесь была построена и спущена на воду самая большая на тот момент в мире нефтеналивная баржа «Марфа Посадница» по доработанному проекту Шухова. После Великой Отечественной войны завод стал градообразующим предприятием, производя рейдовые буксиры проекта 498, баржи, сухогрузные, рыбопромысловые, водолазные и вспомогательные суда для ВМФ, численность рабочих достигала 3500 человек. Завод остановлен в 1990-х годах и в 2000-х практически полностью разрушен.

                                                  особняк Шорина                                                                          

Здание прогимназии, построенное в 1903—1907 годах на средства купца Михаила Сапожникова
В конце XIX — начале XX века самым значимым благодетелем для Гороховца стал купец второй гильдии Михаил Фёдорович Сапожников (1836—1913), владевший крупными магазинами в Казани, Астрахани и Самаре и жертвовавший на нужды земляков значительные средства. На эти средства с 1882 года были построены богадельня, городская больница, городское училище, женская гимназия, прогимназия, высшее начальное училище, водопровод в верхней части города. Помимо этого, он учредил стипендии как для гимназистов, так и для гороховчан — студентов высших учебных заведений. Сапожников содержал фонд для бедных невест, а в 1904 году принял участие в создании Городского общественного банка.

После смерти Сапожникова в 1913 году город Гороховец по завещанию получил капитал в 100 000 рублей, проценты от которого употреблялись на народное образование. Дело благотворительности в Гороховце продолжил сын Сапожникова Константин, построивший в 1917—1919 годах храм Всех Святых для расквартированного в городе 253-го запасного пехотного полка.

После Февральской революции, когда с марта по июль по Владимирской губернии прокатилась волна рабочих демонстраций, на предприятиях Гороховца в июне явочным порядком был введён 8-часовой рабочий день. В июле 1917 года размещённый в городе пехотный полк отказался выехать на фронт — сказалась агитационная работа большевиков. В первые дни Ок­тябрьской революции большевики установили в городе советскую власть.
 
В годы Великой Отечественной войны 17 тысяч гороховчан и жителей района ушли на фронт, из них 39 человек участвовали в героической обороне Брест­ской крепости. Десять человек получили в годы войны звание Героя Советского Союза. Именами двоих из них, Александра Беседина и Николая Краснова, названы улицы города.

В 1961 году в городе начал работу завод подъёмно-транспортного оборудования (ЗПТО, сейчас «Элеватормельмаш»), созданный на базе авторемонтного завода. Продукцией стали конвейеры, тали, мостовые краны; количество работающих достигало 1500 человек. Завод работает и в настоящее время, сильно сократив объёмы производства.

Рост промышленного производства и активное жилищное строительство в 1950—1990 годах стали причиной значительного роста численности населения города.
 
В 1970 году Гороховец был включён в список исторических городов России, имеющих памятники, представляющие большую ценность. Он вошёл в сис­тему туристического маршрута «Золотое кольцо России». Предприятие «Владимирспецреставрация» разработало проект превращения исторического ядра города в музейно-туристический центр. Были реставрированы дом купца Ершова (Сапожникова), Предтеченская церковь, дома Канонникова, Опарина, Шорина, ансамбль присутственных мест, церковь Иоанна Лествичника, Сретенский собор, Знаменская церковь, Всехсвятская церковь. В 1972 году в помещении бывшей церкви Иоанна Предтечи был открыт народный музей (Гороховецкий муниципальный историко-архитектурный музей).

В 2010 году Гороховец включён в перечень исторических поселений федерального значения.
 
28 мая 2014 года президент России Владимир Путин подписал указ «О праздновании 850-летия основания г. Гороховца». Празднование юбилея намечено на 2018 год.

7 мая 2016 года в Гороховце открылся первый туристический центр. Туристам Гороховецкий ТИЦ сможет предложить: информацию о туристических объектах города, фирменные сувениры и изделия народных промыслов, возможность заказать экскурсию по Гороховцу и окрестностям и пр.

7 марта 2017 года Гороховец вошёл в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО. Гороховец был принят сразу по двум критериям: объект отражает воздействие, которое оказывает чередование общечеловеческих ценностей в пределах определённого периода или определённого культурного района мира, на развитие архитектуры или технологии, градостроительства или планирования ландшафтов; объект представляет собой выдающийся образец типа строения, архитектурного или технологического ансамбля или ландшафта, иллюстрирующего важный этап в истории человечества
  
                                                                     Благовещенский собор                                          
Достопримечательности 
Никольский монастырь (XVII век)
Знаменский монастырь (XVII—XVIII века)
Сретенский монастырь (XVII век)
Благовещенский собор (1700 год)
Из двадцати каменных купеческих палат — памятников гражданской архитектуры XVII века, сохранившихся в России, семь украшают исторический центр Гороховца, среди них:

Дом Ершова (Сапожникова); ныне здесь располагается музей «Дом Ершова (Сапожникова)», где показан быт купцов XVII века
Дом купцов Ширяевых
Дом Опарина (Селина)
Дом Канонникова
На рубеже XIX и XX веков важную роль в создании архитектурного облика Гороховца играло купечество. Архитектура краснокирпичных массивных купеческих домов эклектична, смешана из самых разных стилей:

Дом Шорина
Дом Пришлецова
Отдельной страницей в истории города обозначены деревянные особняки, украсившие город на рубеже XIX и XX веков. Сложные кровли, глухая и пропильная резьба в декоративных элементах соседствуют с модным в то время европейским модерном. Гороховецкие плотники вошли в историю под именем «якушей». В прошлом слава этих талантливых людей была настолько громкой, что В. И. Даль включил их в свой «Толковый словарь живого великорусского языка».
  
ГОРОХОВЕЦКИЙ УЕЗД
Гороховецкий уезд — административная единица во Владимирской губернии Российской империи и РСФСР, существовавшая в 1778—1924 годах. Уездный город — Гороховец.
Уезд был расположен на востоке Владимирской губернии. Граничил с Вязниковским уездом на западе, Муромским на юге, а также с Костромской губернией на севере и Нижегородской на востоке. Занимал площадь в 4 352,85 км² (3 825 кв. вер.).

Располагался на части территорий современных Гороховецкого, Вязниковского и Муромского районов Владимирской области, Пестяковского и Верхнеландеховского районов Ивановской области, Володарского и Павловского районов Нижегородской области.

В уезде две значительные pp. — Ока и Клязьма; из сплавных рек в уезде протекал Лух, приток Клязьмы, по которой сплавлялся лес; озёр — до 130.

Уезд был образован в 1778 году в составе Владимирского насместничества (с 1796 — Владимирской губернии). В 1924 году упразднен, большая часть вошла в состав Вязниковского уезда.
 
В 1859 году наиболее крупные населённые пункты:

Гороховец (2 513 чел.)
Нижний Ландех (1 348 чел.)
Пестяки (1 317 чел.)
Мыт (843 чел.)
Татарово (779 чел.)
Гришино (724 чел.)
Золино (712 чел.)
Верхний Ландех (662 чел.)
Выезд (543 чел.)
  

НИКОЛЬСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Свя́то-Тро́ице Нико́льский монасты́рь — мужской монастырь Владимирской и Суздальской епархии Русской православной церкви, расположенный в городе Гороховце. Находится в ведении Муромской епархии Русской православной церкви. Располагается на вершине Пужаловой горы и поэтому виден из разных концов города.
Монастырь был основан во второй четверти XVII века.

Главным строением монастыря является Троицкий собор, заложенный в 1681 году.                             

Строительство продолжалось до 1689 года. Все остальные строения на территории монастыря прилегают к каменной ограде.
В северной части монастыря в 1710 году была построена двухэтажная церковь Иоанна Лествичника. Строительство закончилось в 1716 году.
В XVIII веке монастырь был обнесён каменным забором с башнями по углам. Главные ворота находились в восточной стене. Над воротами построена церковь покрова. Это классическая для семнадцатого века надвратная церковь с небольшим куполом и скромным убранством фасадов.
Рядом находился корпус с кельями монахов.
Свято-Троице Никольский монастырь был закрыт в 1920 году.
В 1993 году в Никольском монастыре возобновилась монашеская жизнь.
  

ЗНАМЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ                                                                                                 
Зна́менский монасты́рь — православный женский монастырь, расположенный в городе Гороховце Владимирской области.
Расположен на левом берегу Клязьмы. Самый древний монастырь в Гороховце.
Основан в 1598 году, как мужская обитель. Все постройки вначале были деревянными и срублены на средства Петра Лопухина на Гороховской тяглых людей земле.
В 1670 году построена каменная церковь Знамения Богородицы.
В 1723 году указом Петра I монастырь ввиду малобратственности был приписан к Флорищевой пустыни и с тех пор выполнял роль её подворья.

После 1733 года к церкви Знамения Богородицы была пристроена колокольня и тёплая церковь апостола и евангелиста Иоанна Богослова.
В XVIII веке была возведена каменная ограда, окружавшая монастырь со всех сторон. По углам ограды располагались башни.

В мае 1923 года подворье было ликвидировано, имущество конфисковано, здания переданы в ведомство Губмузея, который сдавал их в аренду частным лицам и организациям.
Наибольшие разрушения в Знаменском монастыре были произведены в 1960-е годы. Была снесена ограда.

24 июня 1994 года монастырские здания возвращены церкви.

24 июня 1994 года Епископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов) передал Знаменский монастырь Троице-Никольскому мужскому монастырю в качестве скита.
13 июня 1995 года в скиту были начаты ремонтно-восстановительные работы, 6 октября 1995 года состоялось освящение престола малого храма в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова.
28 мая 1999 г. указом Архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия Знаменский скит Троице-Никольского мужского монастыря был преобразован в Знаменский женский епархиальный монастырь и вновь обрел самостоятельность.
7 марта 2000 года по определению Священного Синода Русской Православной Церкви настоятельницей Знаменского женского монастыря была утверждена монахиня Раиса (Шибеко Л. В.). А в 2006 г. за усердное служение Церкви Божией матушка Раиса была возведена в сан игумении.

В настоящее время обитель возрождается. Регулярно совершаются богослужения, служащим священником является иерей Феодор (Закиров). В обители силами насельниц ведется монастырское хозяйство, построен скотный двор, телятник, ведутся сельскохозяйственные работы, по мере возможности оказывается благотворительная помощь нуждающимся.
 
Престольные праздники обители 
21 мая — апостола и евангелиста Иоанна Богослова
09 октября — преставление апостола и евангелиста Иоанна Богослова
10 декабря— празднование в честь иконы Божией Матери «Знамение»
 

                                             город Гороховец, Сретенский монастырь

 СРЕТЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Сре́тенский монасты́рь — православный женский монастырь в юрисдикции Русской православной церкви. Находится на центральной площади города Гороховца.
Основан в 1658 году по указу патриарха Никона. Строения первоначально были деревянными. Каменное строительство началось в 1689 году, когда появился Сретенский собор. Позже построены каменные зимняя церковь Сергия Радонежского и кельи для насельниц.
В настоящее время монастырь является действующим. 

   
ОСНОВАНИЕ ГОРОДА ГОРОХОВЕЦ, ПАМЯТНИКИ АРХЕОЛОГИИ
Город Гороховец расположен в Волжско-Окском междуречье, на правом берегу Клязьмы, в 12 км. от железнодорожной станции Гороховец (д. Великово) на линии Москва-Нижний Новгород, в 157 км. к востоку от Владимира.
 
Урочище Гора-ховец (гора-могила) было на месте современного города Гороховец. Само урочище располагалось на Гробенской (Ярилиной) горе. Согласно мистерии, Ярила лежит всю зиму в гробу в сей горе, а весною возрождается к жизни и выходит на свет (как раз в Ярилины дни). Здесь же тает вместе со снегом и уходит с зимою его первая супруга Зимцерла, также и Снегурочка, дочь Велеса.
 
На территории будущего города люди проживали в эпоху неолита и бронзы.
26. Гороховец. Поселение Печкур 1, неолит, эпоха бронзы, р.ж.в. 6 км. к северу от северной окраины города, левобережье р. Клязьма, юго-западный берег оз. Печкур, между домом лесника и кромкой берега. Размеры не определены, высота над озером 6-8 м. Керамика лепная, с ямочно-гребенчатой орнаментацией, относящаяся к неолиту (льяловская или балахнинская культура), лепная плоскодонная, с сетчатыми и рогожными отпечатками на внешней поверхности, конец эпохи бронзы и начало р.ж.в.

 
27. Гороховец. Поселение Печкур 2, неолит, эпоха бронзы, р.ж.в. 6 км. к северу от северной окраины города, левобережье р. Кзязьма, юго-западный берег оз. Б. Печкур, 100 м. к северо-западу от дома лесника, ок. 0.12 км. к северо-западу от поселения Печкур 1. Размеры не определены, высота над озером 5-6 м. Нарушено ямами. Керамика лепная, с ямочно-гребенчатой орнаментацией, предположительно неолитической балахнинской культуры, лепная с рогожными и сетчатыми отпечатками на внешней поверхности, конец эпохи бронзы и нач. р.ж.в.
Городище «Лысая гора»
V в. до н.э. - VI в. н.э.

31. Городищи. Городище Лысая гора, р.ж.в., 3-я четв. 1-го тыс. н.э. У северной окраины д., мыс правого коренного берега р. Клязьма между оврагами. Размеры 120х30-50 м., высота над поймой более 20 м.
Называется Лысая гора так из-за полного отсутствия на ней растительности. Гора высотой 180 м. над уровнем моря. Эта гора образована в результате движения пластов пород.
Площадка трапециевидная в плане, вытянута с севера северо-востока на юг юго-запада, размеры ок. 120х30-50 м., высота над поймой более 20 м., с напольной южной стороны - вал высотой до 1.5-2.0 м. и ров перед ним глубиной до 1.5 м., с мысовой северной стороны - следы двух валов.
В древнейшей части его керамика лепная, с сетчатыми отпечатками на внешней поверхности дьяковской к-ры.
Проводимые в 1927-1928 гг. раскопки показали, что в V в. до н.э. здесь жило финно-угорское племя. Поселение древнего человека получило название «городище дьякова типа». Люди этой культуры еще не знали металла и пользовались каменными, керамическими, костяными и деревянными орудиями труда.
 
Племя мери. 
Более молодой части городища соответствует культурный слой с неорнаментированной, гладкой керамикой. Возможно, этот слой оставлен одним из племен мери, обитавших на Владимирской земле до появления здесь славян.
Русский ученый граф А.С. Уваров пытался определить границы земли, занимаемой одним из финских племен - племени мери, но смог это сделать только приблизительно. Кроме мери были племена муромы, веси, мордвы, мещеры, чуди и другие. Древние славянские летописцы в своих трудах, создававшихся на берегах Днепра и Волхова, перечисляли «А по Опе (Оке) реке, где втечет в Волгу, мурома, язык свой, и черемиса (меря) свой язык, мордва свой язык...».
Таким образом, в середине первого тысячелетия нашей эры большую часть Великой русской равнины населяли финские племена, граничащие на юго-востоке с племенем тюркского происхождения - болгарами, а на юго-западе - с племенами арийского происхождения - славянами. Ученые предполагают, что финские племена пришли на Русскую равнину с юго-запада. Это были оседлые охотники, рыболовы и бортники (пчеловоды) Люди этого племени были очень доброжелательны и миролюбивы. Вероятно, их характер формировался при постоянном общении их с окружающей природой - лесом. Это общение и наложило на них миролюбивый отпечаток, вопреки агрессивному и воинственному, характерному для степных кочевников.
Русский ученый И.В. Забелин сделал заключение, что уклад жизни мерян, тесно связанный с лесом, покрывавшим всю Русскую равнину, наложил отпечаток и на их материальную культуру.
Археологи подметили особенность мерян - располагать свои поселения на высоких берегах рек или озер и обносить их земляным валом, овальной или полуовальной формы. Ученые считают, что большинство из сохранившихся до нашего времени мерянских городищ можно с определенной долей уверенности отнести к так называемым жертвенным местам. Это места, где совершались языческие жертвоприношения. Особенно это относится к городищам «дьякова типа», каковым является Лысая гора.


 
Лысая гора - искусственно созданное задолго до первого появления монголов сооружение для совершения обрядов поклонения языческим божествам.
Вероятно, подобные поселения мерян были и в районе деревни Городищи, и на том месте, где позднее разместилось «городовое место» в Гороховце.
 
34. Курганный могильник, XI-XIII вв. Территория города, близ стадиона, в сосновой роще на Пужаловой горе. Правый коренной берег р. Клязьма, 0.6 км. к юго-востоку от Гороховецкого городища.
Кроме остатков старых городищ древних финнов в Гороховце и районе имеется несколько курганных могильников, относящихся к тем же временам. Один из могильников, состоящий из 69 круглых насыпей, расположен на высоком берегу Клязьмы в городском парке-роще; другой курганный могильник находится на территории пионерских лагерей «Чайка» и «Солнечная поляна». Это место исстари населением Гороховецкого уезда называлось «Близнина», что по-древнеславянски означало место погребения родителей - близких. В погребении, находящемся в роще, покойник расположен головой на юг или юго-восток, и это указывает на его мерянское происхождение, так как славян хоронили головой на восток. По языческим поверьям хоронили головой туда, откуда пришло племя, в данном случае с юго-запада. В пользу этой версии говорит и тот факт, что на юго-западе до сих поп проживают ближайшие родственники древних финнов - венгры. Финские племена находились в постоянном контакте с южными славянами, что находит отражение на страницах летописей. 
Есть сообщение о том, что в 882 г. в походе Олега против Аскольда и Дира вместе с Варягами принимали участие племена Чудь, Словены, Меря, Весь, Кривичи. В том же году «Олег нача городы ставити и устави дань Словеном, и Кривечем и Мери». Чудь и Меря, по словам древних летописцев, принимали участие наряду со всеми славянскими племенами в знаменитом походе Олега на Царьград, в 907 году. С этого момента Меря при описании различных событий русской истории не фигурирует. Но это не означает, что они исчезли подобно многим древним народам. Это был период начала активной славянской колонизации к северо-востоку, в результате приведшей к заселению славянами территории нынешней Владимирской области.
 

                        Гороховец, Знаменский монастырь, Клязьма                          

 

В X и XI вв. сюда пришли две волны славянских переселенцев. С юга и юго-запада от берегов Днепра пришли вятичи и смоленческие кривичи, с северо-запада по рекам Сухоне, Мсте и Мологе спустились словены. Они облюбовали земли междуречья Оки и Волги, земли, на которых жили меряне. Уклад жизни местного охотника и рыболова стал соседствовать с укладом жизни пришлого земледельца. Под пашни славяне выжигали леса, уничтожали среду обитания мерян. Двум разным этносам, двум культурам непросто было ужиться па одном жизненном пространстве. Уступили меряне.
Часть их, принадлежащая к высшим слоям их общества и в силу того тесно соприкасавшаяся с новыми соседями, смешалась с пришлым населением, приняла их веру и в свою очередь передала ему часть своей культуры. Другая часть, более консервативная, переселилась постепенно на восток за Волгу в нетронутые и незаселенные еще леса.

МАРИЙЦЫ
Потомков древней мери стали называть черемисами, а ныне называют марийцами. Столица республики Мари - Йошкар-Ола. Наша местность - восточная окраина Владимирщины - наиболее длительное время была подвержена воздействию влияния финских племен, так как путь на восток, к месту их нынешнего проживания, проходил через нее. Следствием этого явилось наличие огромного количества исторических памятников древней финской культуры в виде имен людей, названий рек и озер, урочищ, населенных пунктов на территории Гороховецкого района. Есть предположения, что среди населения племени мери на территории района были отдельные островки-вкрапления населения других финских племен, например, мещеры и одной из ветвей мордовского племени - терюхан.
Процесс славянской колонизации междуречья Оки и Волги полностью закончился в XI в. и там, где раньше селилась меря, возникли города и деревни, населенные людьми, в жилах которых текла славянская кровь, существенно разбавленная мерянской.
Славяне устроили на Лысой горе капище - место поклонения языческим богам.
 
По легенде, здесь захоронен татарский хан Анамак, войско которого в 1545 г. сражалось у стен Гороховца. С тех пор здесь якобы не выросло ни одного дерева и гора эта называется "Лысой".
 


ГОРОХОВЕЦ

Почему же и когда возник Гороховец? Многие исследователи считают, что Гороховец был задуман владимиро-суздальскими князьями как пограничная крепость и появился на карте княжества, вероятно, после 1107 г., а точнее, во времена Юрия Долгорукого. Гороховец был заложен предположительно в XII в. Юрием Долгоруким, и впоследствии представлял собой крепость на окраине Владимиро-Суздальского княжества.
Для чего же нужна была владимиро-суздальским князьям крепость в низовьях Клязьмы? Ответ может быть один - для защиты от внешних врагов, а еще правильнее, для своевременного оповещения князей о возможности нападения с востока. Основными врагами владимиро-суздальских князей в XII в. были волжские болгары, и Клязьма была той дорогой, по которой они после Оки проникали вглубь княжества. В походе волжских болгар на Суздаль, совершенном ими в 1107 г. по маршруту Волга, Ока, Клязьма, Нерль, они не встретили на своем пути до Суздаля ни одного укрепленного пункта и легко достигли города, когда в нем отсутствовал княжеский наместник. Это обстоятельство и явилось главной причиной строительства по Клязьме ряда укрепленных городов, в которых размещались гарнизоны для защиты от новых нападений болгар. Огороженный частоколом или стенами, сооруженными на валу, вокруг которого проходил ров, укрепленный населенный пункт славян назывался городок. И если посмотреть на карту Владимирской области, то течение Клязьмы испещрено такими названиями - деревня Городок на границе Ковровского района, Клязьменский городок возле Коврова, деревня Городок у реки Тары, Пировы Городищи возле Вязников, деревня Городищи возле Гороховца. Тогда же на карте Владнмирщины, появились Стародуб, Ярополч, Гороховец и Бережец.

Есть основания предполагать, что Гороховец первоначально располагался на территории нынешней деревни Городищи, но позднее по тактическим соображениям был перенесен ниже по течению за излучину реки Клязьмы в такое место, с которого невооруженным глазом был виден правый берег Оки - граница славянского и болгарского влияний.

В самом устье Клязьмы возник еще один сторожевой город - Бережец. Эти городки-крепости были расположены на таком расстоянии друг от друга, что дымовой столб сигнального костра, обозначающий опасность вторжения, зажженный в одном городе, был невооруженным глазом виден в следующем за ним вверх по течению реки городе. См. Город Бережец.

Гороховец в 1158 году был пожалован князем Андреем Боголюбским владимирскому Успенскому собору. Доходы с Гороховца шли на содержание Владимирского Успенского собора. В силу этого он в то время назывался «град Пресвятой Богородицы».
 
Было бы, пожалуй, ошибочным считать, что в XII в. Гороховец был торговым городом. Если он и торговал, то только с окрестными мерянами, муромой и мордвой, и торговля не была его главным занятием. Это был город-воин, город-стражник. Волжские болгары не мирились с появлением и усилением на севере их государства Владимиро-Суздальского княжества. Стычки были постоянны. На Оке и в нижнем течении Клязьмы было не только неспокойно, но и опасно. Именно по этой причине Клязьма ниже Гороховца в то время не могла рассматриваться как торговая дорога. Слишком велик был риск потерять свой товар. И ездили другим путем: в среднем течении Клязьмы, в районе города Стародуба, поворачивали влево в тенистые воды Тезы и, немного поднявшись по ней, ехали дальше по суше на северо-восток, к Волге - туда, где между 1164 и 1172 гг. Юрий Долгорукий основал Городец-Радилов. Место для Городца было выбрано неподалеку от известного старого торжища, издавна активно посещаемого торговыми гостями. Торжище это персы так и называли «Балх», что значит торг. С возникновением Гороховца оно стало находиться под контролем владимиро-суздальского князя.
 
 ДЕТИНЕЦ
Первоначальное ядро города составлял детинец, расположенный на Никольской горе.
Гороховецкое городище расположено на правом берегу р. Клязьма, площадка его имеет полукруглую в плане форму, размеры ок. 200х100 м., высота над рекой ок. 30 м. Земляной вал высотой до 5 м., в древности, вероятно, полукольцевой, сохранился частично с южной стороны площадки. Перед ним прослеживаются остатки рва, переходящие в два сходящихся оврага. В системе укреплений имеется проем от въездных ворот шириной ок. 25 м. Площадка городища занята строениями Никольского монастыря 17 в., нарушена монастырским садом и кладбищем.
Здесь найдены обломки древнерусской посуды XII-XIII вв., в единичных случаях - XI в., железные ножи, обломки цилиндрических замков и ключей к ним, фрагмент бронзового браслета, глиняные пряслица, грузила и т.п. Особый интерес представляет находка каменной двусторонней иконки с изображением на одной стороне сцены несения креста, на другой - моления о чаше.
 

Раскопки на посаде выявили наличие слоя домонгольского времени, в котором найдены обломки посуды XII-XIII вв., стеклянные браслеты, подвеска-бубенчик с прорезью и др.
- Курганный могильник, XI-XIII вв. Территория города, близ стадиона, в сосновой роще на Пужаловой горе, 0.6 км. к юго-востоку от Гороховецкого городища. 69 насыпей высотой 0.3-1.3 м., диаметром 3.5-7.0 м. Ровики у основания не прослеживаются. Курганы содержали трупоположения с западной ориентировкой в подкурганных могильных ямах глубиной до 0.6 м. В основании курганов прослеживалась угольно-зольная прослойка толщиной 3-10 см. Вещевые находки при погребенных не обнаружены, за исключением обломков гончарной керамики с гребенчатым орнаментом и клеймом в виде трапеции с кружком в одном из курганов. Памятник можно интерпретировать как кладбище древнего Гороховца.
 
Деревянный город, лежащий на береговой террасе у подошвы крутого берега Клязьмы и поднимающийся на самую вершину берегового откоса, жил в нач. XIII в. размеренной мирной жизнью. С появлением в устье Оки Нижнего Новгорода опасность внезапных набегов болгар и немирной мордвы уменьшилась. Местные меряне частично отошли на восток, а частично перемешались со славянским населением города, не высказывая, хотя бы внешне, никакого протеста против массовых крещений, которые проводил наместник.
Вокруг города появились расчищенные от леса участки пахотной земли, ближайшие пойменные луга каждое лето давали хорошие урожаи трав, в Клязьме, Суворощи, Лухе и Люлехе было много рыбы, а во крестных лесах находились бортные угодья и бобровые гоны. С момента основания города часть его населения, не состоявшая на княжеской службе, добывала себе средства к существованию эксплуатацией природных зоологических богатств, пользуясь приемами, заимствованнымиот коренного мерянского населения. До сих пор в местном диалекте сохранились слова, имеющие финские корни для обозначения названий рыб и приспособлений для их добычи: ванды, вандыш, ез, закол.
Основными занятиями гороховчан кроме земледелия были лыкодерство, мочальный промысел, смолокурение, зверогонство, бортничество и рыболовство. Нетронутые лесные просторы способствовали им. Земли, воды и леса было столько, что право на их эксплуатацию ограничивалось только способностью человека ее осуществлять. Тогда и возникло знаменитое выражение наших предков, определяющее границы их хозяйственного влияния – «Куда соха и топор ходили».
Известен поход мордовских князей под предводительством Пургаса на русскую землю. В 1228 г. неподалеку от Гороховца произошло сражение. Владимирские и муромские ратники в нём одержали верх. Однако затем Пургас, искусно используя обстановку, смог не только обмануть русских, но и разгромить их отряды. Летописец записал: «молодии Ярославли и Василкови и Всеволожи, утаившиеся, назаутрие ехаша в лес глубок, а мордва давше им путь, а сами лесом обидоша их около, избиша, и, а иных изъимаша; бежала в тверди, техтамо избиша, и князем ним не бысть кого воевати». В следующем году Пургас обложил Нижний Новгород; сжег предместья, но был отогнан. Такие стычки русских с мордвой прекратились лишь с нашествием монголов.
После возникновения на Волге Нижнего Новгорода на клязьменских плесах все чаще стали появляться суда купцов. На берегу, возле рыночной площади Гороховца возникли таможня и мытный двор. Неподалеку от них была построена церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.
 
Уже в нач. XIII в., по мнению современного археолога В.В. Седова, город Гороховец состоял из крепости, находившейся на возвышенности и посада, расположенного внизу у подошвы высокого берега. Вероятно, в XIII в. вместо крепостных стен территория крепости была огорожена сосновым или дубовым частоколом из вкопанных вертикально в землю бревен с заостренными концами, с несколькими башнями, построенными в наиболее уязвимых местах.
Частокол располагался на валу, опоясанном глубоким рвом. Подобным же частоколом, но без вала и рва, был обнесен посад. Население проживало как в городе, так и на посаде, но в дальнейшем в крепости жители уже не проживали.
Необходимыми атрибутами городских строений являлись церковь, двор наместника, съезжая изба и казенные амбары. Таким представляется Гороховец в нач. XIII в., живущий своими заботами и делами.
Казалось ничто не предвещало ему грядущих бед и потрясений, когда, как утверждает писатель П.И. Мельников-Печерскнй, в Нижнем Новгороде узнали о нашествии на Волжскую Болгарию завоевателей с востока, которые огнем и мечом прокатились по землям болгар, буртасов, мордвы и мокши. Если это так, то наиболее вероятно, что это известие достигло Гороховца раньше Владимира, так как он был гораздо ближе к землям, население которых потерпело поражение в битвах с монголами.
К весне 1237 г. основные города волжских болгар лежали в руинах. Осенью того же года были разгромлены племена буртасов, мокши и мордвы. Передовые монгольские отряды достигли Оки. Находились в непосредственной близости от Нижнего Новгорода, Бережца, Гороховца, Мурома.
Во времена первых монгольских разгромов жители русской земли подметили особенность появления монголов после наступления зимних холодов, вернее, после того времени года, когда замерзнут водоемы. Это объяснялось практически полным отсутствием дорог на покрытой лесом великой Русской равнине, пригодных для передвижения конницы в теплое время года. Картина менялась, когда замерзали реки. Еще перед первым нашествием на Русь венгерский монах ордена братьев-проповедников Юлиан, наблюдавший за Ордой, написал, что монголы ждут, чтоб «...земля, реки и болота... замерзли...» С декабря по март, до наступления весенних оттепелей, в любой день можно было ожидать очередного набега. Изучив эту особенность поведения монголов, жители Руси после уборки урожая, в большинстве мест, покидали постоянные населенные пункты и вместе со скарбом и скотом переселялись во временные убежища. Трудно в это поверить, но до настоящего времени среди коренных жителей Гороховецкого района сохранились легенды об этих переселениях. Пожилая жительница деревни Шубино в беседе с автором очерка сообщила ему, что она слышала о том, что жители ее деревни во времена монгольских нашествий укрывались в Засуворощском бору в урочище Желтые бугры. Вероятно, какая-то часть населения укрывалась в Заклязьменском бору, носившем название Ущего. При этом путь следования проходил через город, где находилась удобная переправа через Клязьму, которая здесь течет уже в низких берегах. Это движение прятаться под гору, по-древнерусски «ховаться» шло через город, которому оно и дало очередное название. Гороховец - город, через который шли под гору ховаться. Поскольку эти события происходили гораздо позднее времени первого разорения города, то и это название появилось после 1239 г. в промежутке до 1377 г. - года написания Лаврентьевской летописи.
Есть основания полагать, что еще в 1236 г. монголы были вблизи Гороховца и монгольские всадники с высоты Окских откосов показывали плетьми в морозные зимние дни на поднимавшиеся к небу дым русского города, принадлежащего князю, с которым у них еще не было войны.
В это время город уцелел, но лишь только для того, чтобы позднее разделить горькую участь многих русских городов.
С первыми заморозками осени 1237 г. полчища завоевателей двинулись на Северо-Восточную Русь.
 
С февраля 1238 г. монголы дважды обошли Гороховец стороной. Первый раз - после разгрома Владимира, когда с Клязьмы свернули по Тезе, следуя по дороге на Городец. Возможно, в снежном феврале 1238 г. дальше на восток по льду Клязьмы другой дороги просто не было, и монгольские сотники горячили заиндевелых коней по накатанной торной дороге на север. Второй раз монголы обошли Гороховец месяц спустя, во время облавы, которую они начали после битвы с дружиной владимирского князя Георгия на реке Сити 4 марта 1238 г., в которой он был убит. На этот раз Гороховец спасла от разгрома наступившая весенняя распутица, уничтожившая все подходы к городу в болотном бездорожье окружавших город лесов. Монголы ушли на юг, а Гороховец, под защитой весеннего разлива рек, уцелел.
Употребление монахом Владимирского Рождественского монастыря Лаврентием в 1377 г. слова «Гороховец» при описании событий 1239 г., прямым образом связано с монгольским вариантом славянской версии.
Лаврентьевская летопись под 1239 г. сообщает «...Того же лета, на зиму взяша Татарове Мордовьскую землю и Муром пожгоша, и по Клязьме воеваша, и град святыя Богородица Гороховец пожгоша...». Анализ показывает, что в этом случае употреблено название одного города, первое «Град святой Богородицы» - десятинный город Успенского собора, и второе, впервые со страниц средневековых хроник прозвучавшее, «Гороховец».
Зимой 1239 г. Батый взял Муром и пошел к Гороховцу. По дороге он закопал свою золотую карету и насыпал холм над ней. Впоследствии деревню около холма назвали в память той зимы Зимёнки. Впервые упомянуты в 1676 г.
Гороховец был сожжён дотла отрядом монгольских ханов Мункэ, Кадана и Бури в 1239 г., после чего жизнь в городе надолго замирает.
Вероятно, Гороховец был возобновлен вновь суздальско-нижегородскими или московскими князьями уже в XIV в., в годы подготовки к великой битве с татарами на Куликовом поле. Неизвестно кто его поднял из пепла. Всего вероятнее - князья возникшего в 1311 г. Нижегородского княжества, в состав которого он входил. В этот период времени в письменных источниках Гороховец упоминается рядом с Бережцом, и, всего вероятнее, что оба эти города вместе переходили несколько раз из Нижегородского княжества в Московское и обратно, пока в 1423-1425 гг. со всей территорией Нижегородского княжества не были окончательно присоединены к Москве.
В 1378 г. монголо-татары вновь появились у стен Нижнего Новгорода. Не приняв откупа, они сожгли город, а затем разорили княжество. Пострадало и Березовое поле, в окрестностях которого находился Гороховец.
В 1445 г. вблизи Гороховца происходит несколько сражений с войском казанского царя Ахмета, который «...пришел к Новгороду Нижнему и хотя ту зимовати, и по крещении прииде к Мурому, а князь велики поиде противу их; они же слышавшие побегоша от Мурома, а вьеводы великого князя угониша их и побеша их под Муромом и у Гороховца, под Гороховцем и в Нижнем Новгороде старом...». Сражения происходили в лютые крещенские морозы. Разгром татарского войска был полный. Бесстрастный летописец на страницах Софийского временника так говорит об этих событиях: «Тогды же князь велики и сам был в Муроме; и татар били по селам. Тогда застрелили Александра Иванова Костянтиновича в рот; и на боих руках знобили». Какова была судьба Гороховца во время этих сражений, можно только догадываться, анализируя записи из жалованной грамоты Великого князя Василия Васильевича Спасо-Евфимьевскому монастырю от 1462 г.: «...волостели мои Гороховские и их тивуни, и их доводчики, меж деревень монастырских не ставятся на пошлом стану на старом так же и мытники под монастырем мыта не наряжают, а сидят на мыте под городищем под Гороховским, как сидели прежде сего по старине...». Как явствует из этой фразы, через семнадцать лет после сражений с татарами в 1445 г. на месте города Гороховца были развалины. Также из этой фразы можно сделать вывод, что уже в XV в. у перевоза через Клязьму в Гороховце на посаде был расположен мытный двор, и в городе проживала княжеская администрация.
 
В жалованной грамоте великого князя Иоанна Васильевича Суздальскому Спасо-Евфимьеву монастырю под 1485 годом записано «...дал есми ко Всемилостивому Спасу в монастырь, в Нижегородском уезде, в Гороховецкой волости, перекоп, что перекопал Юрьи Столник». Эта фраза ставит перед исследователями вопрос о наличии в окрестностях Гороховца какого-то еще не изученного исторического объекта — перекопа. 
Ок. 1521 г. опять пылают Гороховец и его окрестности.
В 1539 г. отряды казанских татар вновь под стенами Гороховца. Город, обложенный со всех сторон, находится в осаде. Но неожиданно татары снимают осаду и поспешно уходят. Только чуду приписывают жители Гороховца свое избавление от беды. Возникает легенда, что стоявшие в осаде татарские воины неожиданно увидели поднимающегося над соседней с городом горой громадного русского воина. Посчитав это плохим предзнаменованием, татары сняли осаду с Гороховца, а гора получила название Пужаловой. Это возвышенность, отделённая от древнего детинца глубоким оврагом, сейчас на ней расположен городской парк.
  
Пужалова гора
Напротив Гребенской горы с Никольским храмом высится Пужалова гора. На вершине Пужаловой горы - древняя сосновая роща, а на восточных склонах - вишнёвый сад.
Ок. 1508 г. великий Московский князь Василий Иванович пожаловал Гороховец в наместническое «кормление» боярину Прокофью Апраксину.
XVI в. на Руси оставил по себе память царствованием Ивана IV (Грозного). Через Гороховецкую волость прошли, направляясь к Казани и Астрахани, знаменитые полки победоносного царя, присоединившего к России Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. Гороховец в XVI в. по-прежнему являлся волостным городом, но входил уже в состав Суздальского уезда Московского государства. В это время идет процесс активного заселения местностей, лежащих к северу от Ущего (Заклязьменского) бора. Активизируется торговая деятельность гороховчан. Роль Гороховца в экономике Московского государства набирает вес.
В 1563 г. Иван Грозный передал Гороховец своему шурину, кабардинскому князю Михаилу Темрюковичу.
В сер. XVII в. Гороховец был вотчиной патриарха Никона. Примерно в то же время в Гороховецкой волости были вотчины князя Дмитрия Михайловича Пожарского и одного из предков писателя Александра Сергеевича Грибоедова.
В синодике Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря под 1645 годом записан на вечное поминовение «род Ивана Михайловича сына Грибоедова, Гороховленина». Кроме того, Гороховец все еще оставался крепостью.
 
В тяжелые годы «смутного времени» Гороховец в полной мере проявил свою преданность Родине. На протяжении ряда лет Владимирская земля стонала от бесчинств отрядов «тушинского самозванца» Лжедмитрия и его приспешников Лисовского, Каменского, Плещеева и касимовского царя Ураз-Магмета. Польские и литовские интервенты, а также русские изменники «загоняли крестьян многих: жгли и мучили или посекли, и в полон имали; и животы их грабили и разоряли». Однако в сумятице этих событий Гороховец, по примеру Нижнего Новгорода, принял твердое решение бороться с захватчиками.
В декабре 1608 г. гороховчане, не колеблясь, встают на сторону законного правительства. Владимирский воевода Вельяминов, предавший интересы своего отечества, пишет об этом гетману Сапеге: «И я посылал, подлинно проведывати, в Ерополческую волость володимерца Михаила Ондреева сына Бологовского с товарищи; и декабря в 16 день, Михайло в Володимерь с товарищи приехал, а сказал, что в Ерополчь приехали из Нижнего приводити к крестному целованью; а Гороховец и Павлов Острог своровали, крест целовали Василью Шуйскому».
Вероятно, отказ признать правительство Лжедмитрия гражданам Гороховца стоил определенных усилий, так как и среди них находилось немало изменников. Это видно из сообщения муромского воеводы посланного Яну Сапеге неделей раньше: «...писал к нам из Гороховца сын боярской, гороховленин Павел Дураков, что разогнали государевых людей под Нижним изменники, вышед из Нижнего, дрались по самую Балахну». Эти бои с войсками «тушинского вора» происходили со 2 по 7 декабря 1608 г.
Осенью 1611 г. нижегородский земский староста Козьма Минин начал свои увещания «помочь Московскому государству». Заручившись поддержкой жителей Нижнего, он призывает собрать ополчение и предлагает в его руководители князя Дмитрия Михайловича Пожарского, мужественно боровшегося с польскими интервентами и раненного в московских боях 19 марта 1611 г. Документы тех лет донесли до нас, что нижегородцы «а в начальники, кому ити с ратными людьми под Москву, обрали стольника князь Дмитрия Михайловича Пожарского, а князь Дмитрий в те поры был в вотчине своей в Суздальском уезде, а по него посылали нижегородца дворянина доброго Ждана Петрова сына Болтина».
Осенью 1611 г. князь Пожарский находился в своем вотчинном селе Нижний Ландех около Гороховца. В «Летописи о многих мятежах» сказано: «...и вздумаша (нижегородцы) послати... лучших людей к князю Дмитрию же Михайловичу, в то время бывшу у себе в вотчине лежащу от ран, от Нижнего 120 поприщь». После приезда в Нижний Новгород князя Пожарского работа по сбору ополчения активизируется. В октябре 1611 г. к ополчению примкнули Балахна и Гороховец. В составе ополчения Гороховецкий отряд прошел от Нижнего до Москвы и осенью 1612 г. участвовал в освобождении столицы от захватчиков. Смуте был положен конец. Но через четыре года внезапно объявился еще один претендент на русский престол. Польский королевич Владислав, ссылаясь на соглашение 1610-1611 гг. с боярами-изменниками, признавшими его царем, с войском Речи Посполитой и полками украинских казаков подступил к Москве. Еще не окрепшее после длительных внутренних раздоров и войн Московское государство с трудом остановило захватчиков под Москвой и заключило перемирие на 14,5 лет, по которому потеряло Смоленские, Черниговские и Новгород-Северские земли с 29 городами. Это был тяжелый удар по России. Отголоски этой войны докатились и до Гороховца. Рыскавшие в поисках легкой добычи отряды украинских казаков (черкасов) из войска королевича Владислава в 1619 г. разграбили и сожгли Гороховец. 
Это событие нашло свое отражение на страницах писцовых книг за 1628 г., где впервые приводится краткое описание города. «А в писцовых книгах 136 году написано, города Гороховца, место городовое на горе на реке на Клязьме, а город сожгли черкесы в 127 году по мере всего оного городища двести сорок две сажени, да внутри в городе храм был Николы Чудотворца, да внутри в городе посацких людей были для осаднова времени были клетники сожгли черкесы в 127 году, да под городом внизу по реке Клязьме против городища был для осаднова времени острог тычиной и башни, и острог и башни сгнили, а каторги острожные гнилые выпали и те острожены побирали крайчева тиуны и городили наместнич двор, а иные острожины выгорели от черкаских людей и вода разнесла, а только ныне острогу стоячева сорок сажень да башня по Московской к большой дороге и то все сгнилож и поразвалилось, а по мере около всего острожного места девятьсот восемьдесят сажень и с стояч острогом, да Гороховские посацкие люди подали за руками роспись, а в росписи написано: в прошлом в 127 году отдали в Нижнем Новгороде Воеводе Борису Нащекину, да дьяку Дементью Образцову в Государеву казну Гороховского снаряду пушку медную полуторную, да четырнадцать пушек затинных...» Из записи следует, что будучи полностью деревянным, Гороховец благополучно пережил «смутное время» и в начале XVII зека имел укрепленный город и посад, а в 1619 году в результате военных действий с «черкесами», город был сожжен, а укрепления посада пострадали частично и к моменту написания писцовой книги пришли в ветхое состояние. 
Из дальнейшего подробного анализа записи следует, что уже в конце XVI века в самом городе, расположенном на горе, жители не проживали. Внутри укрепления находился лишь «храм Николы Чудотворца» и временные бараки или казармы-«клетники», где проживало население Гороховецкого посада только в период военных действий.
В XVII в. город переживает бурный расцвет. Из документов 1646 г. видно, что город отстраивается вновь: «...на посаде съезжая изба строена посадскими и уездными людьми, двор воеводский, бывший двор городничего пустой, у Клязьмы таможня и двор кабацкой у ручья винокурня и пивоварня». С этого времени город начинает развиваться на месте бывшего посада, а в старом городе на горе «по грамоте царя Михаила Федоровича учинен монастырь». Всего в Гороховце в 1646 г. насчитывалось 260 дворов, в том числе 195 торговых и ремесленных людей с населением 388 человек мужского пола. Среди населения города стал преобладать торговый и ремесленный элемент, что обуславливалось выгодным торговым положением его. И неудивительно, что после войн и разорений Гороховец начинает активно торговать. Для гороховчан это было не новым делом. Недаром в соборном храме Благовещения был устроен придел Макария Желтоводского - покровителя торговли. Увеличивается приток средств в государственную казну из Гороховецкой таможни.
В 1633 г. царь Михаил Федорович обновляет ранее данную грамоту о сборе пошлин в Гороховце, из которой видно, что «...в Гороховце изстари та пошлина сбирается, и та пошлина сбирали по-прежнему, как имано изстари и как во всем государеве казне прибылнее». Приток капитала начинает накладывать отпечаток на облик Гороховца. На богатые вклады именитых граждан города строятся первые каменные здания. В это время известность Гороховца и его торговых людей шагнула далеко за пределы Владимирщины. Этому способствует и введение в 1667 г. «Новоторгового устава». Торговые интересы гороховецких купцов вышли за рамки Нижегородской и Макарьевской ярмарок. Предприимчивые торговцы из города на Клязьме находят применение своим капиталам в недавно присоединенной к России Сибири. Продукцию из Гороховца ждут землепроходцы на далекой Лене.
На плане Гороховца 1771 г. были обозначены «кожевенные каменные заводы Гороховецких купцов и сибирских железных заводов содержателей Ефима и Сергея Алексеевых детей Ширяевых». Снежные шквалы Ледовитого океана трепали на кочах Семена Дежнева паруса, сшитые суровыми нитками, спряденными в Гороховецком уезде. В 1664 г. воевода Якутского острога И.Ф. Голенищев-Кутузов писал в Москву: «...А надобно, великий государь, для твоих дальних и годовых многих служб... прядена на бечевы Гороховского, что прядетца, государь, в Гороховце, и на сшивку твоих, великий государь, соболей, и на сшивку ж парусов и... на неводные сети...». Богатыми пожертвованиями на сооружение храмов стараются заслужить себе уважение в обществе и увековечить свое имя гороховецкие купцы.
В 1679 г. «гостиной сотни торговый человек» Семен Ершов воздвигает на свои средства каменный храм Знамения Богородицы за Клязьмой на территории основанного в 1598 г. мужского монастыря; тремя годами позднее он же дает деньги на строительство Троицкого Собора в Никольском монастыре. На этом благотворительность его не кончается. Вскоре на средства Ершова закладывается соборный храм Благовещения Пресвятой Богородицы, который был освящен в 1700 г. Не отстает от Ершова и другой гороховецкий купец Григорий Авдеевич Ширяев, который субсидирует строительство законченного в 1689 г. каменного храма Сретения Владимирской иконы Божией Матери.
 
К XVII в. относится и время возведения в Гороховце церкви Иоанна Предтечи, церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского, а также двухэтажного каменного Воскресенского храма. В глухом Заклязьменском бору к северу от Гороховца в 1650-е гг. возникает Флорищева пустынь, вблизи которой ежегодно устраивается осенняя Успенская ярмарка. Широкая известность этого монастыря позволяет ему в относительно короткий срок накопить в своих стенах огромные исторические и культурные ценности. В монастырской библиотеке хранилось 349 книг и 188 рукописей, среди которых были сочинения Юрия Крижанича, Посошкова и других. Знаменитый русский «изограф», один из замечательных новаторов церковной живописи Симон Ушаков, состоявший в родстве с тогдашним настоятелем монастыря Илларионом, написал для Флорищевой пустыни несколько икон. Первый биограф Ушакова Г. Филимонов в конце прошлого столетия обнаружил и описал во Флорищевой пустыни пять икон этого выдающегося мастера. Увековечивая память о себе строительством каменных храмов, гороховецкое купечество не забывало и о своих насущных потребностях. В городе одновременно с каменными церквями строятся и каменные жилые дома, и административные здания. До наших дней дошло 8 гражданских каменных зданий, построенных в XVII-XVIII вв.

В нач. XVIII в. Гороховец достиг апогея своего развития. Городское купечество активно способствует делам преобразователя России Петра I, поставляя для нужд войска сукно и равендук, железо и пеньку, лес и кожевенные товары. В 1712 г. исполнилась заветная мечта великого реформатора: Россия отказалась от закупок оружия за границей и одела армию в мундиры из русского сукна. Среди купечества Гороховца появляются новые имена. Указом Петра I от 18 декабря 1708 г. Россия была разделена на восемь губерний. Гороховец вошел в состав Казанской губернии. Но через одиннадцать лет Московскую губернию разделяют на 9 провинций. С этого времени до 1778 г. Гороховец входит в состав Владимирской провинции Московской губернии.
 
В царствование Петра I Россия получила выход в Балтийское море и временно в Черное. Это существенно расширило торговые возможности страны. Промышленность сосредотачивается в крупных городах и на Урале. Ярмарки и торговые центры внутри страны утрачивают свое прежнее значение. Все это отрицательно сказывается на торгово-экономической жизни Гороховца. Постепенно он теряет свое былое значение, и в его жизни начинает ощущаться застой. Состояние города и уезда в сер. XVIII в. без прикрас характеризует ответ Московского магистрата на запрос «Российской академии наук», присланный в 1760 г. и обработанный Людвигом Бакмейстером: «В сем городе по данным нынешней третьей переписи о числе мужеска полу душ сказкам купечества написано 621, а дворовых людей 9 душ. Купечество Гороховское от части достаточно, от части посредственно, а больше бедно; некоторые из них имеют кожевенные заводы, в которых делают красный юфтяной товар, и на продажу отпущают сухим путем в Санкт-Петербург; иные имеют мыловари; другие жь покупают лен, пеньку, смолу, бочки; так же и домашний разный крупный и мелочный товар отвозят водою до Астрахани: напротив того оттуда привозят разную засольную рыбу, зернистую в бочках икру и говяжье сало для варения мыла. Из обывателей Гороховецкого купечества несколько находится колокольных литейников, котельников, кузнецов, серебряников, портных, оконишников, печников, сапожников, рукавишников, корчажников, которые в сих мастерствах посредственно искусны, и по причине малого употребления оных их художеств в Гороховце мало в них и упражняются, ...обыватели Гороховца упражняются и в кирпичных, столярных, плотничных и рыболовных работах и из оных ремесел посредственное литье колоколов и делание медных котлов, посуды и кузнечество находится в лучшем состоянии. В Гороховском уезде по поданным к нынешней третьей переписи о числе мужска пола душ сказкам написано 6607 душ. В том числе находится несколько и раскольников». Это описание Гороховца было опубликовано в первом томе «Топографических известий», вышедшем в 1772 г. Годом ранее, вероятно для этого же труда, в апреле 1771 г. составляется «План Московской губернии, Володимирской провинции города Гороховца». На нем обозначено: «каменных монастырей и церквей - 8, каменных купеческих домов - 9, казенного каменного строения домов - 3, деревянных купеческих дворов - 221, деревянного разночинного строения – 49». 
Любопытно, что в числе 49 дворов «разночинного строения» 13 принадлежат отставным солдатам и солдатским вдовам. Среди домовладельцев города фамилия купцов Ершовых уже не фигурирует. Зато часто упоминаются купцы Ширяевы. Колоколенный, мыленный и корчажный заводы принадлежали соответственно купцам Судоплатову, Скосыреву, Елизарову

В 1778 г. была учреждена Владимирская губерния, и Гороховец стал уездным городом.

   

 

СУДОХОДСТВО НА РЕКЕ КЛЯЗЬМА

 

Расцвет клязьменского судоходства пришелся на семидесятые - начало восьмидесятых годов. Речники промышляли перевозкой стройматериалов, добычей песка, проводкой на Волгу кораблей, строившихся на Гороховецком судостроительном заводе. Кроме того, действовало несколько местных пассажирских линий.

Центром жизни на реке традиционно оставался город Вязники, где был расположен порт (он и сейчас там находится) и отделение муромского техучастка - клязьминское речное прорабство. Службу бакенщиков к тому времени упразднили - имевшийся в распоряжении прорабства мощный флот позволял обслуживать фарватер экспедиционно. Судовой ход обозначался береговой (ходовые и перевальные знаки) и плавучей (бакены) обстановкой . Неукоснительно поддерживались гарантированные глубины: г. Владимир - устье реки Тезы - 0,7 м; устье Тезы - устье Клязьмы - 1 м.

Увы, с наступлением бардака идиллия закончилась. В 1995-м на реке в последний раз выставили бакены. В 1998-м закрыли владимирское отделение вязниковского речного прорабства. За пять лет забытья река успела вернуться к состоянию 100-летней давности. Проявились перекаты, о существовании которых уже мало кто помнил, прихотливо изогнулся фарватер, дубовые коряги заняли под ярами веками насиженные места. Оценивать случившееся можно по-разному. Ходить по Клязьме стало сложнее, зато теперь наш брат-водномоторник на реке безраздельный хозяин, ходит куда вздумается и когда вздумается без риска оказаться проутюженным каким-нибудь шальным буксиром-плотоводом. Заметно чище стала вода. Вряд ли стоит связывать это с сократившимся судоходством, скорее всего “виновата” издохшая промышленность, но, как бы там ни было, и раки появились, и рыбки на уху наловить удочкой - вполне реальное дело.

                

Выбор судна для путешествия по Клязьме зависит от избранных для этого сроков (уровня воды - см. выше). В межень дойти до Владимира без особых проблем (десяток встреч с меляками - не в счет) можно, имея осадку не более 0,5 (в крайнем случае - 0,6) метров. В дождливые годы меженные уровни на лимитирующих перекатах держатся в районе 0,8-0,9 метров. Соответственно, критическая осадка увеличивается до 0,7 метров. Во всех случаях полезно знание недельного прогноза погоды и уровня воды в районе владимирского водомерного поста. Последний можно выведать в комитете по гидрометеорологии ((0922) 32-30-85, 32-77-94, 32-63-64). Для ориентировки: уровень “минус 127 сантиметров от нуля графика поста” был отмечен в 1997 году и являлся самым низким меженным уровнем в реке за весь период наблюдений (глубины на лимитирующих перекатах - 0,5-0,6 метров). Уровень “минус 90 сантиметров от нуля графика поста” считается нормальным меженным уровнем (глубины на лимитирующих перекатах и грядах - 0,7-0,9 метров). Естественно, указанные уровни для меженного периода являются средними. 2-3-дневные колебания уровня воды возможны в пределах 0,1-0,2 метров.

 

Судоходство на Клязьме

Клязьму по сложности для судовождения условно можно разделить на три участка (здесь и далее судоходная обстановка будет описываться применительно к меженному периоду):

1) устье - г.Вязники; перекатов мало, глубины над лимитирующими - не менее 0,9-1 метров, опасных каменных гряд нет, минимум утонувших бревен и коряг (в основном под ярами);

2) г.Вязники - г.Ковров; 2-3 лимитирующих переката с глубинами 0,8-0,9 метров, коряги под ярами - как правило, опасных каменных гряд нет, но появляются отдельные одинцы;

3) г.Ковров - г.Владимир; около 6 песчаных лимитирующих перекатов с глубинами до 0,6-0,7 метров, появляются каменные гряды, две из которых (Нерехтинская и Кижановская /Патакинская) считаются самыми серьезными препятствиями на реке, многочисленные одинцы возле берегов, коряги как под ярами, так и в русле.

 

Последний раз сплошная съемка судового хода выполнялась на Клязьме в 1981-1982 годах. На основе полученных данных была издана “Схема судовых ходов реки Клязьмы от г.Владимира до устья” - клязьминская лоция. Последняя ее корректировка проводилась в 1987 году. Разумеется, за более чем десяток лет река внесла в документ свои коррективы, но за неимением ничего другого он продолжает оставаться для судоводителя наиболее надежным навигационным пособием. Все перекаты, каменные гряды и др. серьезные препятствия остались на своих местах. Единственное, что изменилось кардинально, так это характер документа - теперь это не пропись, которой нужно бездумно следовать, а книга-предостережение, не схема судовых ходов, а схема потенциальных препятствий и опасностей. Весьма подробная схема, за что и рекомендуема. Отправляясь на Клязьму, не поленитесь распечатать себе бумажный вариант - многих неприятностей избежите. Предлагаемая электронная копия “Схемы судовых ходов...” изготовлена в CorelDraw7 и представляет собой подробную карту реки, оформленную в 90-страничный альбом формата А4. По итогам навигации 1997 года в Схему были внесены незначительные корректировки и упразднена информация о глубинах по судовому ходу (как безнадежно устаревшая). Сам судовой ход показан условно - ориентироваться по нему не следует.

                                        

Как уже было сказано, устье Клязьмы расположено на 89,8 км окского судового хода. Проскочить его трудно. В этом месте русло Оки делится на два рукава, огибая большой остров (“Мещерский”). Один из ориентиров - километровый знак (“90”) на левом берегу судоходной протоки.

200-300-метровый участок Оки после впадения Клязьмы издавна славится рыбным изобилием. Река в этом месте сплошь заставлена разными хитрыми снастями, а берег пестрит рыбацкими станами. Перед заходом в Клязьму у рыбаков всегда можно прикупить свежей рыбки и отпраздновать начало путешествия доброй ушицей.

 

Переход от устья реки до города Гороховца (38 км) сложности для судоводителя не представляет, однако первые 4-5 километров капитану следует быть внимательным - устьевые перекаты на Клязьме описаны еще 100 лет назад...

Хлебая ушицу с удовлетворением про себя отметьте, что исторические места и разные прочие памятники отныне будут преследовать вас до самого Владимира. На стрелке Клязьмы и Оки, например, в XII веке располагался древний русский город Бережец. До наших времен город не дожил и судить о его былой истории ныне можно лишь по многочисленным легендам и умозаключениям дотошных краеведов. Вот, к примеру, что пишет о Бережце гороховецкий краевед (а пару лет назад и гороховецкий городской голова) Николай Андреев.

“В XII веке одна из волн славянской колонизации, распространявшаяся от устья Нерли (река, левый приток Клязьмы, впадающий в нее на 268 км судового хода близ села Боголюбово - К.К.) вниз по течению реки Клязьмы, достигла места ее впадения в Оку. Тесня мирные племена местных финнов и расселяясь между ними, пришельцы из Суздальского ополья расчищали места под пашни, осваивали бортные угодья, охотились и загораживали речки и протоки деревянными заколами. По высокому правому берегу полноводной Клязьмы они поставили свои городки: Стародуб, Ярополч и град Святой Богородицы Гороховец. Впрочем, никто не знает как назывался Гороховец в то время. Еще не была заложена во Владимире “Святая Богородица”, к которой он был впоследствии приписан, еще было далеко до того, когда после опустошения пришельцами с востока к этому городу “прилепится” второе, а может быть, и третье его название. До наших дней дошло только последнее. Но независимо от того, какое было первое, деревянные стены и башни этого города уже в XII веке возвышались на крутом Клязьминском яру, и из-за них наместники великого владимиро-суздальского князя Юрия Долгорукого облагали данью окрестных мирян, обращали их в христианство и зорко стерегли восточные границы княжества от посягательств немирных соседей. За час пути конник мог добраться от города до левого берега Оки, а на другом берегу лежали земли мордовских и мещерских племен данников болгар, с которыми владимиро-суздальские князья вели извечную вражду. Необходимо было держать устье реки, путь по которой приводил прямо в столицу княжества, под постоянным наблюдением. Чем раньше будут замечены неприятельские струги, поворачивающие в Клязьму, или отряды всадников, переправляющихся через Оку, тем больше у Великого князя будет времени на подготовку достойной встречи непрошенных гостей. С этой целью, вероятно, почти одновременно с Гороховцом, на устье Клязьмы возник еще один, самый восточный в княжестве, город Бережец. Вряд ли он мог серьезно задержать неприятеля от проникновения вглубь княжества, но дымовой столб, поднимавшийся из него во время нарушения границы, заставлял зажигать сторожевые костры по всему побережью Клязьмы, сигнализируя о надвигающейся опасности.

 Вероятно, кроме сторожевых, этот населенный пункт впоследствии был наделен пошлинными и таможенными функциями и более этого никакой серьезной роли в княжестве не играл.

Не сумев обзавестись никаким каменным строением, город остался деревянным, и можно только при определенном напряжении фантазии поверить в серьезность его оборонительных или фортификационных сооружений. В лучшем случае - дубовый частокол и несколько рубленых сторожевых башен. Забегая немного вперед, следует пояснить, что в актах XV века то, что осталось от Бережца, называется не “городище”, а “селище”, а это в свою очередь серьезно подрывает статус Бережца как крепости, т.е. укрепленного пункта.

 

Однако, несмотря на свою незначительность, Бережец все же сумел оправиться от первых ударов монгольских завоевателей и верно служил интересам Владимиро-Суздальского, а с XIV века Нижегородского княжества. Затем, примерно с конца XV века, со страниц летописи и актов исчезли даже те скудные упоминания о Бережце как о городе, которые встречались ранее. Исчез и сам город. Что послужило причиной этого? Очередной татарский набег или моровое поветрие, а может быть просто отпала в нем необходимость? Свидетельств не сохранилось. Не сохранилось сведений и о том, когда город прекратил свое существование.”

Дойти до Гороховца желательно не позднее трех-четырех часов дня. Город связан с левым берегом реки понтонным мостом и позже пройти его скоре всего не удастся. Лучше сразу встать на ночь в районе 30-32 км судового хода (далее мест, удобных для стоянки, не будет), а с утречка форсировать мост и отправиться на экскурсию. Гороховец - старинный русский городок с 800-летней историей. Некоторые называют его Суздалем-на-Клязьме и это отчасти справедливо. Гороховец красив, как-то по-особенному мил, благодушен и нетороплив. На подходе к понтонному мосту с реки открывается потрясающий вид - стоящие у самой воды старинные белокаменные дома, монастырь на высоком холме, маковки церквей.

Обязательно загляните в местный музей. Соскучившиеся за годы безвременья по посетителям его сотрудники с радостью проведут для вас персональную экскурсию, покажут город, расскажут и о прошлом, и о настоящем. Мы же вновь обратимся к трудам краеведа Андреева. Вот что он пишет о возникновении современного названия города.

“В лето . . . взяша Татарове Мордовскую землю и Муром пожгоша и на Клязьме воеваша град святой Богородицы Гороховец пожгоша, а сами идоша в станы своя. Тогда же бе пополох зол по всей земле и сами не ведяху где кто бежаще” - так звучит первое упоминание о Гороховце, дошедшее до нас со страниц летописи, которую в далеком 1377 году, за три года до Куликовской битвы, сделала для великого князя Дмитрия Константиновича группа переписчиков под руководством монаха Владимирского Рождественского монастыря Лаврентия.

 Это известие, датированное 6747 (1239) годом, и легло в основу версии о существовании, уже в начале тринадцатого века, во Владимиро-Суздальском княжестве города, который позднее назовут Гороховцем.

Опираясь на эти предположения, Гороховец отпраздновал 750-летие города в 1989 году. Однако при внимательном разборе вышеупомянутой фразы из Лаврентьевской летописи и увязке ее содержания с хронологической последовательностью событий, происходивших на территории Владимиро-Суздальского княжества в страшных 1238-1239 годах, возникает ряд вопросов, которые не находят объяснений и требуют дополнительных исследований.

 

Да и сам смысл этой, казалось бы не подлежащей проверке на предмет объективности, фразы не вполне ясен и может ввести в заблуждение, как это и случилось с владимирскими писателями С. Лариным и С. Никитиным, истолковавшими ее буквально и написавшими в главе “Гороховец” своей книги “Меж лесных берегов” (Ярославль, 1969), что “...В лето 1239 года его дотла сожгли татары”. Слова “В лето...” авторами книги были истолкованы как понятие о времени года, тогда как авторы летописи, безусловно, этими словами обозначали отрезок времени, равный году. Это подтверждается тем, что татаро-монголы предпринимали летние походы только в южных степных и лесостепных местностях. Походы на север, в лесные местности, начинались ими всегда после наступления осенних холодов.

Чтобы уяснить вопросы, заставляющие сомневаться в достоверности фразы, сыгравшей решающую роль в определении древности города Гороховца, необходимо проследить последовательность событий тех горьких лет.

Начиная с 1223 года, когда передовой татаро-монгольский отряд под предводительством полководцев Субедея и Джебе, прорвавшись через “железные ворота” (Дербент) 31 мая на реке Калке разбил объединенные русско-половецкие силы во главе с князем Мстиславом Удалым, татаро-монголы несколько раз подходили к границам русских княжеств, громя половцев, волжских болгар, буртасов, мокшу и мордву. ;

 

К 1237 году численность их войск достигала 120-140 тысяч человек, и летом этого года после покорения земель по Средней Волге они подчинили себе области, расположенные по правобережью Оки.

В этот раз раньше чем к любым другим русским городам татаро-монголы подошли к стоящим на границе с мордовскими землями Мурому, Гороховцу и Нижнему Новгороду. В этот раз гораздо ранее других русских городов подверглись они опасности нападения безжалостных завоевателей. Уцелели ли они тогда?

В очерке “Исторические известия о Нижнем Новгороде” известный писатель П. И. Мельников-Печерский более 100 лет тому назад написал: “...Осенью 1237 года узнали на Руси и сперва всего в Нижнем о новом появлении татар”.

Поздняя осень 1237 года стала для Руси роковой. К южным границам Рязанского княжества из района сосредоточения, находящегося примерно возле Воронежа, двинулось невиданное дотоле на Руси войско под предводительством хана Бату (Батыя) и 14 ханов Чингизидов. С 6 по 12 декабря продолжалась битва за Рязань, окончившаяся взятием столицы Рязанского княжества. После битвы под Коломной с Владимирским войском во главе с князем Всеволодом Юрьевичем путь по льду Москвы-реки в глубь Владимиро-Суздальского княжества был открыт. Пала Москва. Пройдя лесистый водораздел между реками Москвой и Клязьмой, татаро-монголы по льду Клязьмы подошли к Владимиру и после осады его 7 февраля 1238 года ворвались в город. Несколько ранее был сожжен Суздаль.

 

Отряды монголов, бросившиеся на восток по льду Клязьмы, неминуемо должны были достигнуть Гороховца и его ближайшего соседа Нижнего Новгорода, но этого, по мнению автора книги “Монголо-татарское нашествие на Русь XIII в.” (Москва, Просвещение, 1966) В. В. Каргалова, не случилось. Разорив Стародуб (город между Ковровом и Вязниками), их отряд свернул к северо-востоку и устремился к Городцу, как считает В. В. Каргалов, в поисках имущества княза Иване Стародубского, предусмотрительно отправленного им в Заволжские леса. “Город Гороховец, расположенный на Клязьме ниже Стародуба, не пострадал во время этого похода...”, - пишет Каргалов, ссылаясь на Лаврентьевскую летопись.

Далее быстротечные события 1238 года развивались в следующем порядке. Захватив Переяславль и Ростов, отряды татаро-монголов вышли на Волгу и, разорив Городец, Юрьевец, Кострому, Галич и Ярославль, встретились на реке Сити с дружиной великого князя владимирского Георгия. В жестокой сече на Сити 4 марта 1238 года русские были разбиты, а князь Георгий Всеволодович был убит на 49-м году жизни.

 Таким образом, в результате февральских походов 1238 года полчища захватчиков с битвами испепелили все Владимиро-Суздальское княжество, а всего “...взяли 14 городов, кроме слобод и погостов, во един месяц февраль”. Гороховца, Мурома и Нижнего Новгорода среди этих городов не значится, как нет Ярополча и Бережца. Возникает вопрос: Почему Гороховец был обойден и вместо удобного пути по льду к ближайшей добыче татаро-монголы стали продираться на северо-восток сквозь непроходимые дебри Заклязьменских лесов? Нет ли здесь неточности? Не послужило ли причиной ее созвучие названий Городец и Гороховец? Ведь события 1238 года описывались по памяти гораздо позже, когда жизнь на Руси, после потрясений, принесенных нашествием, стала входить в свое русло.

 

После битвы на Сити, по свидетельству персидского историка Рашид-ад-Дина, татаро-монголы решили “...идти туменами (отрядами в 1000 человек) облавой, и всякий город, крепость и область, которые встретятся на пути, брать и разорять. На всем протяжении от Городца до Ярославля и Твери, развернувшись цепью вспять, степные завоеватели стали прочесывать каждый клочок разоренной уже земли, направляясь к юго-западу и югу, подбирая обойденное и спасаясь от разлива северных рек и болот. И в этот раз, если верить записи историка в рясе, горькая участь миновала Гороховец.

 

Таким образом, трижды, начиная с 1237 года и по март 1238 года, завоеватели были рядом с Гороховцем, проходили мимо него, но по какой-то причине не захватили, хотя информацией о существовании этого города они, от многочисленных пленных, безусловно, обладали. Случай по меньшей мере странный. Упоминавшийся выше П. И. Мельников-Печерский подошел к этому осторожно и написал: “...Нельзя сказать решительно, были ли татары в Нижнем Новгороде во время всеобщего опустошения великого княжества Суздальского...” Его слова, наверное, справедливы и по отношению к Гороховцу.

Вот сколько вопросов породила лаконичная запись в древней летописи и последний из них связан с названием города на Клязьме и той обстановкой, которая сложилась на Руси после первых нашествий кочевых полчищ. П. И. Мельников-Печерский так охарактеризовал ее: “Города опустели, люди крылись в лесах и там мерзли от холода, гибли тысячами от мечей татарских. Народ упал Духом, и Русь, казалось, отжила свой век. Не вдруг ожила она от первого удара...” В. В. Каргалов также считает, что большая часть уцелевшего населении Суздальской Руси укрылась в недоступных лесах и болотах за Волгой и Ветлугой. Это переселение и дало название городу, расположенному на самом краю возвышенности, за которой простирались низменные лесные просторы. Мимо этого города “под гору” потянулись “ховаться” (прятаться) от волосяных монгольских арканов бесчисленные толпы беженцев. С годами название “Гороховец”, произведенное от слияния этих двух выражений, вытеснило первоначальное название города и укоренилось окончательно.

 

Гороховецкий уезд издавна славился людьми башковитыми да мастеровыми. Мелочевкой не занимались - брались за проекты масштабные и революционные. Все из того же Андреева:

“9 августа 1846 года на имя кавказского наместника была подана докладная записка, в которой податели просили разрешения предоставить им возможность расширить производство фотогена. Записку подали крепостные крестьяне графини Паниной из села Нижний Ландех Гороховецкого уезда Владимирской губернии братья Дубинины - Василий, Герасим и Макар. Это первое упоминание об изобретении русскими людьми процесса очищения нефти при производстве фотогена, как тогда называли керосин, явилось по существу свидетельством об изобретении процесса крекинга нефти.

Отпущенные на оброк крепостные графини Паниной построили близ Моздока первую в мире установку промышленной очистки нефти и, используя накопленный ими в гороховецких лесах опыт в смолокурении и выработке дегтя, занялись перегонкой нефти.

Занялись столь прилежно и добились в короткий срок таких результатов, что, как патриотически подтверждает вышеупомянутая докладная записка, “...сильно стеснили заграничный привоз сей потребности с унижением цены, которая от ста двадцати рублей сделалась сорок рублей ассигнациями за пуд”.

 

 Об исключительном значении этого изобретения писал еще в тысяча восемьсот восемьдесят восьмом году известный историк русской нефтяной промышленности С. И. Гулишамбаров. “Пионерами этого дела, - писал он, - являются безвестные труженики, крестьяне графини Паниной Владимирской губернии, Гороховецкого уезда, села Нижняя Ладиха - братья Василий, Герасим и Макар Дубинины, построившие первый фотогенный завод в 1823 году в горах Северного Кавказа, близь Грозного. Факт этот замечателен и заслуживает быть занесенным в историю фотогенного производства”.

Еще нагляднее приоритет русских в этом виде производства я мировое признание данного изобретения показаны в справочнике по истории естествознания и техники, изданном 1908 году Дармштедтером, Дюбуа Реймандом и Шефером, в котором они писали: “1823 г. Братья Дубинины создали в Моздоке впервые перегонку нефти... В Америке первые опыты ее перегонки совершены Силлиманом в тысяча восемьсот восемьдесят третьем году”.

Правда, в последнем авторы справочника заблуждаются. Сейчас известно, перегонка 0нефти в Америке для получения осветительного продукта впервые была осуществлена в 1854 году Самуэлем Мартином Кэром в г. Питсбурге. Бородатые химики из Гороховецкого уезда на целых 30 лет опередили европейцев и американцев в изобретении процесса крекинга нефти.”

 

Славился уезд своими мастерами-котельщиками. Они работали по всей стране на клепке паровых котлов, мостов, строительстве кораблей. Документально подтверждено, например, участие гороховчан в строительстве черноморского броненосного флота. Поставленные их руками клепки держали обшивку на первых черноморских броненосцах “Синоп”, “Чесма”, “Екатерина II”. Существует легенда о том, что гороховецкие заклепочки есть даже в парижской Эйфелевой башне. Документального подтверждения этому факту не находится, хотя биограф Эйфеля Гастон Тиссандье в своей книге “Эйфелева башня” ссылается на заслуги русских мастеров в области изготовления клепаных металлоконструкций. В качестве примера Тиссандье приводит первый в России железнодорожный мост через Волгу рекордной по тем временам длины 1483 метра, построенный около Сызрани в 1880 году инженером Березиным. В строительстве этого моста, грандиозность которого биограф сравнивает со строительством Эйфелевой башней, гороховчане приняли самое непосредственное участие. Они же склепали первую в мире правильно рассчитанную гиперболоидную водонапорную башню (демонстрировалась на 16-й Всероссийской промышленной выставке летом 1896 года в Нижнем Новгороде, а спустя 4 года и на Парижской промышленной выставке - отсюда и пошла, вероятно, легенда). На гороховецких же заклепках держатся перекрытия ГУМа, акведуки Киевского вокзала в Москве и ажурная башня радиостанции “Коминтерн”, изображение которой долгое время служило эмблемой центрального телевидения.

 

Близость к центру российского речного судоходства Нижнему Новгороду и наличие большого количества квалифицированных мастеров определило развитие в Гороховце судостроительной промышленности. В конце 19 века в городе действовало сразу два судостроительных завода - Семенычева и Шорина. И здесь гороховчане проявили себя по полной программе! За пять лет до того, как грандиозный “Титаник” отошел от причала Саутгемптона в свой последний рейс, вешняя клязьминская вода в Гороховце сняла с деревянных клеток 720000-пудовую нефтеналивную баржу “Марфа-Посадница”, постройку которой историки речного флота до сих пор квалифицируют не иначе как переворотом в речном судостроении. Дело в том, что “Марфа-Посадница” была первой баржей современного типа (не разрезающей, а подминающей воду) и имела поистине ошеломляющие размеры: длина - 172 метра, ширина - 24 метра, высота борта - 3,85 метра (сравните с “Титаником”!).

В книге И.А.Шубина “Волга и волжское судоходство” об этом факте говорится следующее: “Котельный завод Ивана Александровича Шорина, также в г.Гороховце, кроме пароходных котлов, делал только железные баржи и достиг в этом большого совершенства, так что, когда Д.В.Сироткин (председатель Нижегородского биржевого общества) задумал создать свою знаменитую “Марфу-Посадницу”, он заказал ее по своим чертежам заводу Шорина. Последний с честью выполнил задание, после чего построил еще ряд однотипных барж-гигантов по заказу Сироткина, а затем общества “Волга” и товарищества “Нобель”. К тому времени товарищество “Нобель” разрабатывало свою программу постройки баржевого железного каравана, для чего предприятием был даже сделан особый заем в 10 миллионов рублей. Появление “Марфы-Посадницы”, конечно, не могло не обратить на себя внимание фирмы Нобеля и представители и инженеры ее с разрешения Сироткина сделали не один рейс на новом судне с разными измерительными приборами. Результаты оказались блестящими и товарищество “Нобель” немедленно же заказало на Кулебакском заводе целую флотилию наливных баржей по типу “Марфы-Посадницы”, произведшую в баржевом судостроении такой же переворот, как некогда в паровом судостроении пароходы американского типа.”

Шестью годами позже на заводе Шорина было построено еще одно судно-гигант. Им стала 200-метровая баржа-больница, предназначавшаяся для Астраханского “холерного” рейда. Паустовский, видевший баржу в Астрахани, назовет ее в романе “Кара-Бугаз” плавучим городом...

Кроме барж и котлов в Гороховце в большом количестве строились маленькие речные пароходики, шаланды для землечерпалок и пр. суда. В советское время гороховецкий судостроительный (Семенычев продал свой завод Шорину и уже в составе шоринских владений он был национализирован) продолжал строить баржи, морские буксиры, работал на оборонку - выпускал суда для размагничивания военных кораблей, корабли-госпитали. Большой объем заказов заставлял отправлять суда в Нижний даже в разгар летней межени. Из-за 3,5-метровой осадки их вели по реке несколькими буксирами в плавучем доке.

 

Последние 10 лет стали для гороховецкого судостроительного катастрофой. Производство стоит, все, что можно украсть, украдено. Тем не менее, дирекция питает надежды на возрождение производства и активно ищет покупателя на два последних готовых судна (корабли размагничивания проекта “Глобус”). Один из них вот уже пятый год стоит в заводском затоне - на подходе к Гороховцу можно на него полюбоваться... Кстати, если есть необходимость, на заводе можно договориться о ремонте - кой-какая жизнь там еще теплится.

Наконец последнее, - по Юлиану Семенову в Гороховце родился Штирлиц! Отметив сей примечательный факт вылазкой в магазины (2 минуты ходьбы по дороге от моста; рядом находится почта и телеграф), отправляемся дальше.

 

От Гороховца до Вязников 40 км хода по реке. Клязьма в этом месте очень напоминает Оку. “Лысая гора” близ Гороховца дает начало целой цепи высоких 20-30-метровых холмов, тянущихся по правому берегу реки до самых Вязников. Красоты эти места необыкновенной - ее надо видеть, поэтому описывать не буду.

Если в Гороховце вы забыли заправиться питьевой водой, здесь это можно сделать практически на каждом шагу. У подножья холмов бьют многочисленные ключи, а в каждом овраге, как правило, - чистейший ручей.

Если подняться на один из таких холмов, глазу откроется т.н. Лухское полесье - огромная, уходящая далеко за горизонт поросшая лесом и кустарником болотистая низина. Здесь практически нет дорог и жилья, а в болотах скрываются большие озера с загадочными названиями Санхар, Печхар, Юхор, Нельша, Гарава и жемчужина Лухского полесья - озеро Кщара.

 

На 64 км судового хода в Клязьму впадает Лух - глухая и таинственная лесная река, по берегам которой лишь домики охотников да редкие деревеньки. Если у вас есть два дня свободного времени, а на вашем катере - легкая моторная лодка, можно, зайдя в Лух, подняться по нему до обители Фролищева Пустынь. Если повезет, то в пути вы может быть увидите зубров, привезенных из Приокско-террасного заповедника и выпущенных здесь на волю около пятнадцати лет назад.

В Вязниках также имеется понтонный мост и пройти его лучше всего до темноты. Город Вязники - районный центр и, если теперь это вообще уместно сказать, центр клязьменского судоходства. В небольшом речном заливе (местные зовут его “Пушкинским морем”) здесь расположен речной порт (филиал Московского речного пароходства), обстановочная и ремонтная база клязьменского речного прорабства, спасательная станция ГИМС и рыбинспекторский участок.

Если удастся договориться, ошвартоваться можно у дебаркадера ГИМС, но предпочтительнее в порту или в техучастке - будет возможность заправиться, подзарядить аккумуляторы, отремонтироваться. Рекомендуемая программа в Вязниках - прогулка по городу и посещение местного историко-художественного музея. На все уйдет от силы часов пять. Более в Вязниках задерживаться не имеет смысла.

 

От Вязников начинается более сложный для судовождения участок реки, хотя 32 километра до знаменитого села Мстеры вы, скорее всего, пройдете без осложнений. В свое время залив реки Мстерки использовался для отстоя барж, но сейчас вход в него замыт песком и гравием, так-что полтора километра от реки до села придется пройти пешком. Побродите по Мстере, поговорите с местными жителями. Возможно, вы узнаете там много интересного и даже сможете купить на память какую-нибудь милую лаковую безделицу. Кстати, в прошлом году село охватила... золотая лихорадка. Какой-то юморист пустил слух о якобы найденном во Мстерке золоте, так-что если увидите на берегу людей с тазами в руках и бесинкой во взгляде, не удивляйтесь - это мстерские “старатели” откапывают свой Клондайк. Попробуйте и вы - чем черт не шутит? ;-)

 

ИСТОЧНИК СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

У подножия горы, на которой стоит древнейший, XVII века, Свято-Троице-Никольский монастырь в Гороховце, благоустроен святой источник. Без малого 100 метров над уровнем реки – не так уж и мало! Это по другую сторону Николиной или Пужаловой горы оборудованы подъемники и спуски - там самая известная горнолыжная трасса в области.
К святому источнику пока ведет крутая лестница и скромная дорога. Раньше к источнику было и вовсе – не подступиться. Овраг облагородили и установили сруб - с купелями для мужчин и женщин.

Когда появился родник – точно не знает никто. Но верующие говорят: может быть, во времена нашествия татаро-монголов. По преданию, чужеземцев отпугнул неожиданно возникший на горе воин - Архистратиг Михаил. Нашествие Гороховец минуло.


 о. АЛЕКСАНДР (СТЕПАНОВ), НАСТОЯТЕЛЬ ХРАМА ВСЕХ СВЯТЫХ: "Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий благословил источник именовать в честь Троицы животворящей как новоначальный из всех гороховецких источников. Источник этот появился не вновь. На этом источнике испокон веков крестили, совершали молебны".

У ребят из клуба "Воскрест" большая радость: они с удовольствием ездят по святым источникам других городов. А теперь не хуже есть и дома.

Пужаловой горой на которой расположен святой источник теперь гостей все больше не пугают, а привлекают. И ждут паломников.
 
---------------------------------------------------------------------

В Гороховце торжественно открылся и освящен комплекс сооружений на Святом источнике. 
 
Событие для гороховчан - долгожданное. Желание о благоустройстве источника возникло уже давно. Примером стало Дивеево. А настоятель прихода храма Всех Святых Александр Степанов вспоминает, как ребята православного военно-патриотического клуба "Воскрест", который существует при храме, однажды загадали, чтобы в Гороховце благоустроили святой источник:

- Как-то мы вместе поехали на Мстерский источник. Уже тогда ребята захотели, чтобы и у нас был подобный.
 
Святой источник расположен у Свято-Троице-Никольского мужского монастыря. 

Родник обустраивался по благословению Архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия при активном участии настоятеля храма Всех Святых Александра Степанова.

Строительство шло целый год. Да и место выбрали не случайно.
 
- Во-первых, тут уже ранее был источник, только неблагоустроенный. Во-вторых, место уединенное. Сюда можно прийти и спокойно помолиться.

Комплекс включает в себя не только благоустроенный источник, но и купальню.

Теперь у гороховчан есть место, где они могут совершать молебны.
 
Сегодня Гороховец не числится ни в одном православном справочнике как место для паломничества - несмотря на то, что в городе большое количество храмов и монастырей. Появление же благоустроенного источника будет служить привлечению в Гороховец паломников и туристов.

После открытия и освящения комплекс сооружений на Святом источнике был передан храму Всех Святых. Благоустроить источник. Дело непростое, все надо было сделать качественно, красиво, достать все необходимые материалы. Но все получилось.
 В ближайшем будущем на прилегающей к источнику территории планируется строительство часовни.         

 

 

______________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Андреев Н. И. Гороховецкая историческая хроника. — Сборник краеведческих статей. — Владимир, 1991. — 96 с. / Выпуск второй. — Владимир, 2002. — 126 с. / Выпуск третий. — Владимир, 2008. — 102 с. / Выпуск четвёртый. — Владимир, 2012. — 108 с. / Выпуск пятый. — Владимир, 2013. — 96 с.
Андреев Н. И. Котельщики: гороховецкие отходники — 2-е изд., испр. и доп. / Н. И. Андреев. — Владимир: Транзит-ИКС, 2012. — 248 с.: ил.
Андреев Н. И., Скворцов А. И. Гороховец: Ист.-краевед. Очерк. — Ярославль: Верхн.-Волж. кн. изд-во, 1988. — 112 с.
Владимирская энциклопедия: биобиблиографический словарь / Администрация Владимирской области, Владимирский Фонд культуры. — Владимир, 2002. — 524 с.
Тиц А. А. Гороховец // По окраинным землям Владимирским (Вязники, Мстёра, Гороховец). — М.: Искусство, 1969. — С. 81—141. — (Дороги к прекрасному).
Традиционная культура Гороховецхого края: В 2-х т. — М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2004. — 368 с.
Скворцов А. И., Строгова Л. П. Гороховец. — М.: Советская Россия, 1985. — 144 с.
Гороховец в истории России. Сборник статей. Ответственный редактор Аверьянов К. А. М., ИРИ РАН, 2016. — 76 с. ISBN 978-5-8055-0291-1
Официальный сайт администрации муниципального образования г. Гороховец Владимирской области
Официальный сайт Гороховецкого туристического информационного центра
Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Часть 1. М., 2004
Зодчие Москвы времени эклектики, модерна и неоклассицизма (1830-е—1917 годы). М., 1998
Владимирская энциклопедия: Биобиблиографический словарь / Администрация Владимирской области, Владимирский Фонд культуры. — Владимир, 2002. 536 с.: ил.
Достопримечательности Владимирской области.

  

ВложениеРазмер
34543654656 (1).jpg34.34 КБ
34543654656 (2).jpg199.97 КБ
34543654656 (3).jpg144.31 КБ
34543654656 (4).jpg261.22 КБ
34543654656 (5).jpg209.94 КБ
34543654656 (6).jpg206.79 КБ
34543654656 (7).JPG152.88 КБ
34543654656 (8).jpg201.21 КБ
34543654656 (9).jpg253.04 КБ
34543654656 (10).jpg379.43 КБ
34543654656 (11).jpg283.07 КБ
34543654656 (13).jpg273.64 КБ
34543654656 (14).jpg434.31 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

родина Штирлица - Исаева

Гороховец, которому в 2018 году исполняется 850 лет, входит в Золотое кольцо России. Самый старый Знаменский монастырь в городе основан в начале VII века, центральный Благовещенский собор – в 1700 году. Красивый, самобытный город.
В списке знаменитостей, которые родились в Гороховце, значатся не так много известных широкому кругу личностей. Однако там есть одно имя, которое знакомо каждому соотечественнику от мала до велика, – это Отто фон Штирлиц, или полковник Максим Максимович Исаев.

Штирлиц понял, что его тянуло именно к этому озеру, оттого, что вырос он на Волге, возле Гороховца, где были точно такие же желто-голубые сосны.

Здесь Юлиан Семенов — автор романов о Штирлице несколько ошибается. Гороховец стоит на реке Клязьма, и до Волги там довольно далеко. Тем не менее, формально Гороховец считается Родиной Штирлица.
Энтузиасты в свое время предлагали установить в Гороховце памятник знаменитому разведчику, тем не менее администрация города проект не согласовала, не нашлось нужного количества денег. Хотя, обыграй эту тему городские власти – может, и вышел бы еще один туристический центр, не хуже Мышкина или белорусского Бобруйска.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru