Верования и традиции коми

Одним из важных источников по дохристианским верованиям (до XIV в.) древних коми-зырян является «Житие Стефана Пермского» Епифания Премудрого. В нём указывается, что у пермян  было много богов, которые являлись покровителями охоты и рыболовства.

Богов олицетворяли идолы – деревянные, каменные, металлические, которым пермяне поклонялись и приносили жертвы. «Кумиры» были расположены в селениях, в домах и лесах. В зависимости от значимости, идолы почитались либо отдельными семьями, либо селениями, либо населением целой округи. В исторической литературе (у Н. М. Карамзина и В. Н. Татищева) есть сведения о главном божестве коми-зырян – Золотой Бабе («Зарни ань»).

  СТАТЬЯ ПРО НАРОД КОМИ - ТУТ!

В этнографической литературе имеются материалы о пережитках анимизма у коми-зырян. К деревьям, траве, животным, людям они прибавляли слово «ловъя», что в переводе с коми означает буквально «с душой», «живой». Процесс умирания обозначали как «лов петöм», т. е. «выход души». Душа – «лов», согласно этим представлениям, обладала свойством перевоплощения. Человек мог превратиться в камень, траву или животное. У человека различали две души – «лов» и «орт». «Лов» в буквальном переводе означает «дыхание». Когда человек умирал, душа («лов») оставляла его тело и перевоплощалась в какой-нибудь другой предмет. «Орт» является тенью, двойником человека, находящимся вне его тела. В отличие от лова, орт обычно ассоциируется со смертью, появление орта предвещает смерть. После смерти человека орт переселяется в мир предков и сопровождает его душу в загробном мире.

                                                   языческое святилище коми                                                           

По этнографическим материалам, у коми длительное время сохранялся культ животных, связанный с пережитками тотемизма. Особым почитанием пользовался медведь, являвшийся в древности тотемом. Медведь, по представлениям коми-зырян, обладает всеми качествами человека, ему приписываются человеческие чувства, способности и привычки. Охота на медведя была связана с различными торжественными приготовлениями. Перед охотой на медведя охотники варили сладкую кашу из ржаной муки и ставили её перед избушкой, чтобы «задобрить, угостить» медведя, иначе охота будет неудачной. Существовал обычай, согласно которому, убив медведя, надо просить у него прощения. Шкуру убитого зверя обычно снимали ночью, пряча добычу от посторонних.

Существование в древности тотемистических верований у коми проявлялось в сохранении у каждого рода прозвищ по названию рыб, птиц и животных: «Сюзь» (Филин), «Юсь» (Лебедь), «Тури» (Журавль), «Сир» (Щука), «Кырныш» (Ворон) и т. д.

В погребальном обряде отражаются представления древних коми о всеобщей связи в природе, о строении Вселенной, месте человека во Вселенной, связи мира живых и мёртвых, мира социального и мифического, потустороннего. Могильники располагались, как правило, на берегу реки, в возвышенной части бора (горе предков), примыкающей к болотистой низине. В мифологии переправа в мир мёртвых осуществляется через водное пространство. Кроме того, границей миров и сферой контактов между ними, по представлениям коми, являлись лес и огонь. Погребальный обряд должен был способствовать благополучному достижению мёртвыми загробного мира и сохранению связи с живыми сородичами. Важное место в погребальном обряде занимал огонь. Одной из специфических особенностей погребального обряда древних коми является кремирование умерших как один из самых быстрых способов достижения загробного мира.

Загробный мир в представлениях коми есть подобие земного. Существовала вера в то, что умерший живёт в могиле, которая является его домом. Не случайно коми слово «горт» одновременно означает и дом, и гроб. Согласно древним верованиям, смерть есть не прекращение жизни, а перевод человека в новый статус – духа-предка, который мог стать покровителем живых сородичей, однако мог нанести им и большой вред. Погребальный обряд, с одной стороны, должен был содействовать возрождению умершего в статусе духа-покровителя, с другой – обезопасить живых сородичей от вредоносного воздействия мира предков. Коми, как и другие народы, делили покойников на «чистых» и «нечистых».

Большой пласт верований коми связан с космогоническим мифом о двух противоположных началах, олицетворением которых являются Ен (Громовик) – символ верхнего небесного мира, и Омöль (его противник) – хозяин преисподней. В погребальном обряде древних коми атрибутами Омöля выступают зола и пепел, золото и его аналоги (медь, бронза), атрибутами Ена – топор, стрелы, кремень и кресало, которые могли служить оберегами при переправе в загробный мир. Одним из мест обитания Омöля, а также «нечистых» покойников являлось болото.

Таким образом, для Перми Вычегодской характерен синкретический характер верований, в котором сочетаются и переплетаются различные традиции, отражающие как рациональные, так и иррациональные знания и представления древних коми об окружающем мире.


 
КОСМОГОНИЧЕСКИЕ МИФЫ КОМИ
Космогонические мифы коми отражают ранние представления народа об окружающем мире и месте человека в нем. В мифах говорится об отделении неба от земли, сотворении земли, человека и животных братьями-демиургами Еном и Омолем. Коми были христианизированы в XIV-XV вв., несмотря на это они сохранили традиционные религиозные воззрения, был распространен культ сил природы, пережитки почитания священных деревьев. Почиталось и верховное божество Ен, коми верили в леших, духов-хозяев, колдовство, гадания, заговоры, порчу. На христианские праздники в жертву приносился скот. Семейные и календарные обряды коми близки к северо-русским. Наряду с христианскими отмечались такие традиционные календарные праздники, как проводы льда, чарла рок (праздник урожая, буквально каша серпа), отправка на промысловую охоту и др. Многообразная духовная культура коми представлена в народном искусстве, фольклоре, народных верованиях и обрядах. Фольклор включает в себя эпические сказания и легенды, сказки и песни, пословицы и поговорки, обрядовую поэзию.

Крупнейшим является эпическое сказание о Пере-богатыре, защитнике народа коми, и о чуди, народе-предке, ушедшем под землю.

Сохранился этногонический миф о происхождении коми от двух братьев, которые были изгнаны из благодатной земли коршуном, извергающим пламя, за то, что отказались приносить человеческие жертвы. Первые попытки создания пермяцкой письменности были предприняты в конце ХIV в. христианскими миссионерами, они, однако, не получили бытового распространения. Первый коми-букварь появился в 1920 г., в 1938 г. в основу алфавита была положена русская графика. 
 

                                                  Золотая баба,  богиня Зарни Ань                                                       

ВЕРОВАНИЯ И РЕЛИГИЯ КОМИ-ПЕРМЯКОВ
Коми-пермяков отличает своя система традиций, обычаев и религиозные верований, в которая сформировалась в результате смешения язычества и христианства. Наши предки жили в гармонии с природой и, в первую очередь, почитали материальное: растения, животных, стихии воды и огня, умерших предков. Позже появляется вера в мифических существ, богов и верховного бога Ена.

У древних пермяков не было понятия о злых духах, которые бы враждебно относились к человеку или подталкивали бы его к совершению плохих поступков. Даже Куль, появившийся в качестве антипода положительному Ену, не считался злодеем, а был почитаем как хозяин своих стихий.

Первоначальные верования народа были тотемные — это поклонение растениям и животным, которые давали людям пищу, одежду, обувь, орудия труда и охоты, средства для лечения — словом, самое необходимое для выживания в условиях суровой природы.

В особом почете были деревья, в первую очередь берёза и ель, а из животных — медведь. Им поклонялись все. Кроме того, у каждого рода (семьи) были ещё и свои тотемные животные (заяц, лиса, кошка, бобр, соболь, лебедь, дятел, глухарь, ворона, трясогузка, лещ, щука, пчела) или растения (сосна, хмель, хвощ, сныть). По одним преданиям, от них происходит род, а по другим — род имеет начало от человека с таким именем. В сохранившихся фамилиях и родовых прозвищах прослеживаются остатки тотемизма: Дозморов, Мошегов, Мошев, Ошев, Пыстогов, Сизёв, Сырчиков, Ябуров; Ош Коля, Рака Миш.

Тотемический характер носят костюмы, головные уборы, украшения. Звериные и птичьи мотивы используются в мозаике украшения костюма, в узорах вышивания и вязания. Нередки воспроизведения голов животных и птиц на предметах домашней утвари, наличниках, ткацких станках, охлупенях домов.

С целью обозначения родовой, семейной или личной собственности, семейного положения коми-пермяки пользовались «пасами» — особыми знаками, метками, тамгами. Главный смысл паса — охранительный. Его изображение на доме означало оберег счастья; на лодке или на ружье — защита удачи; на одежде, обуви, головных уборах, кушаке — защита здоровья; на домашних животных — оберег от болезней. Некоторые пасы-знаки почитались наравне с духами: пас на межевом столбе считался духом земли, на ловушках — духом зверей.

Вера в предков
У коми-пермяков очень сильна вера в умерших предков. В сказании о Кудым-Оше говорится о том, что следует посещать «заветные места», то есть захоронения предков, поминать «старых» обрядовой пищей и питьём, а после веселиться, играть и петь. Обряды культа поминовения всегда сопровождаются угощениями душ предков и чтением молитв. По сей день наблюдаются остатки этой обрядности, когда люди идут на могилы «древних» с полными корзинами поминальной пищи, разными подарками (платки, пояса, деньги). Такие поминки совершают в особых местах, издревле считавшихся священными: Еныб (поле Ена), Вежагорт (святой дом), Вежа ты (священное озеро), Вежашор (священный ручей), Шойнаыб (поле могил). До сих пор существуют священные сосны (Шапка-пожум) и ели (Сырчик коз).

Коми-пермяки поминают умерших родственников и «старых» в Семик — в четверг на седьмой неделе после Пасхи. В этом ещё раз проявляется переплетение и даже слияние языческих и православных традиций.

Вера в предков поддерживается ещё и мифами о лове (душе) и орте (призраке-двойнике). Лов считается живой энергетической частью, которая после смерти человека уходит к Ену в небо, а орт — это лишь призрак живого, его двойник. Он после смерти человека уходит вместе с ним в мир подземный. И не лов приходит к людям во сне или воочию, а орт — именно он помнит и печётся о живых родственниках. По поверьям, орт может и навредить людям, при жизни ему навредившим.

                                                       священное место народа коми                                                  

Сила огня и воды
Стихии огня и воды являются особыми объектами верований. Огонь, очаг — это могучая сила в доме и в роду. Это и тепло, и свет, и пища. Его обязаны уважать: нельзя плевать в огонь, нельзя говорить про него плохое. К печи обращаются со словами с уменьшительно-ласкательными суффиксами: «гориньöй» — «печенька». При битье печи совершается жертвоприношение духу огня.

Огонь — это ещё и защита от болезней. Дзурт-би (скрипучий огонь) — огонь, который добыт древним способом, — очищал от заразы жилища, помещения для содержания скота. Таким огнём или дымом от него кадили могилы предков, а в наши дни огнём и дымом от свечей кадят поминальную пищу на столе или на могиле. В надежде на благополучие огонь или угли из очага старого дома переносят в очаг нового. А небесный огонь — молния — очищает землю, поэтому и отношение к ней было не как к разрушительной силе.

Вода у пермяков считалась и считается некой сущностью, которая имеет высшие чудодейственные силы. Вода очищает тело и душу, она является оберегом, лечит физические болезни и избавляет от порчи, сглаза, бессилия. Воду, так же, как и огонь, не ругают, в неё не плюют, не бросают мусор, ночью её не тревожат. Весной, после вхождения рек в своё русло, береговые родники очищались и одарялись крошками еды, цветными нитками. Молодожёны приносили реке в третий свадебный день свои дары: жених — монеты, невеста — монеты и цветные нитки или венки.

Рыбак перед своим промыслом приносит воде жертву, чаще — хлеб. После утоления жажды из родника или реки, умывания или купания на реке, после полоскания белья пермяки воду благодарят — бросают нитку, цветок, травинку, редко — мелочь, прося прощения или проговаривая слова с просьбой не сердиться.

Долго плачущего ребёнка, желая избавить от возможного сглаза, и сегодня опрыскивают водой или умывают ему лицо, при наличии, святой водой, либо делают «шома ва» — воду, настоянную на углях или на золе (шом — печной уголь, ва — вода).

Вода, которой мыли иконы или кресты, считается святой, её не выливают на улицу. Такой водой опрыскивают дом, животных, моют больные места, умываются.

Есть на Урале коми-пермяцкие гидронимы с частью «вежа» — «священный»: Вежаю (священная река), Вежашор (священный ручей), Вежайка (от Вежаю), Ве-жаты (священное озеро). Корень «вежа» очень древний, он является общим для пермских языков.

Очевидно, почитание воды сохранилось в народе издревле. Чудодейственной силой, по поверьям, обладают родник Таркэв и речка Вежаю в Кочёвском районе, родники Мироник и Проня-ключ в Кудымкарском районе, ещё несколько водных источников в других районах округа. Массовое посещение родников наблюдается в крещение и в праздник Святой Троицы.

Поклонение божествам и богам
Со временем у предков коми-пермяков стало появляться поклонение мифическим, сверхъестественным существам — богам, божествам. У них было осознание, что у каждой материальной стихии есть некий «хозяин», который управляет ими: у леса — «вдрись», у воды — «ваись». И у каждого объекта (поля, родника, луга, дома, овина, конюшни) были свои «хозяева». Этим «пантеоном» управляет верховное божество Ен — (бог, творец) обозначавший саму природу или весь мир, о чём говорят сохранившиеся до сих пор слова и устойчивые сочетания: енвевт (небо), еныс югдö (светает), еныс зэрö (идёт дождь).

Любая мифология творцу противопоставляла иную силу, коей у коми-пермяков оказался Куль. Как правило, тому, что создаёт Ен, Куль создаёт противное. И ныне в ходу слова, обозначающие нечистую силу и содержащие в себе компонент «куль»: вакуль (ва — вода), вöркуль (вор — лес), кульпиян (пиян — детёныш). Куля и его помощников принято было задабривать среди рыбаков, охотников, собирателей природных даров.

Одним из мифологических образов является суседку — домовой, по-иному — бо-боль. Хотя он и причисляется к нечистой силе, его задача — охранять дом и домочадцев от самых разных бед. Поэтому к нему отношение уважительное. При переходе в новое жилище его зовут с собой. Живо поверье, что перед каким-либо важным событием — чаще плохим — суседку производит на спящего человека сдавливающее, удушающее действие, предупреждая его о будущей беде. И если при этом человек сможет у него спросить, что совершится вскоре с ним, то иногда суседку отвечает.

Многие слова со значением нечистой силы содержат в себе компонент «чуд»: вöчуд (чуд леса), банячуд (чуд бани), кар-тачуд (чуд скотного двора), ыбчуд (чуд поля), öшмöсчуд (чуд колодца, родника). По преданиям, чуды — это мифические существа, злые силы, нечисть, нечто бесовское. Они могли напутать человека или навредить ему чем-либо, например — подменить ребёнка.

В середине XV века в Парму проникает христианство, но коми-пермяки, приняв новую веру, не отказались от своей старой веры до конца и удивительным образом сочетают их в своей повседневной жизни. Они верят, что старые боги и мифические существа не могли пропасть, а всё материальное на земле коми-пермяками одухотворяется. И слово «ен» не пропало, им стали называть ещё и православного бога, и все иконы с изображением святых.
 

МИФОЛОГИЯ НАРОДА КОМИ
Они занимаются охотой и рыболовством, разводят домашних животных, но ещё не знают земледелия. Они верят в своих богов – Ена и Омоля, которые сотворили окружающий их мир. Верят в то, что существует иной мир, который населён множеством духов — хозяев различных стихий. Духи-хозяева леса («Ворса») и воды («Васа») и обжитого человеком пространства: жилища (домового «Олыся») и хозяйственных построек (овинник «Рыныш айка», банник «Пывсян айка» и других) живут вместе с людьми и могут взаимодействовать с ними. Верят в то, что существуют лесные чудовища Яг-Морт и Ёма.

От бед и несчастий этот народ защищают духи-предки умерших сородичей. И если жить в согласии с миром, соблюдая все нормы и правила поведения, исполняя необходимые ритуалы, то не прервётся связь времён.


 
 Древние мифы и легенды Коми
В.Г. Игнатов представляет фантастически привлекательный образ древнего городища коми-зырян. В древние времена предки народа коми селились по берегам рек. Они жили в укреплённых городищах — «карах», которые строились на холмах.

Предание сохранило одно из названий древнего городища – Курэг-Кар, в котором под землёй были спрятаны несметные сокровища. Эти сокровища охранял Пера-богатырь с большой чёрной собакой. От одного кара к другому жители рыли подземные ходы, где и прятали свои клады. Это были заговорённые клады. Жители города занимались охотой, рыбной ловлей, были умелыми кузнецами и строителями. Жили богато и в гармонии с природой.

Вокруг «каров» как море простиралась «парма» — тайга. Неподалеку от «каров» на холмах были устроены кумирни, посвящённые богам, которым поклонялись язычники.
 
 Коми — языческий город
А вот еще одна история о том самом Пере. У коми-зырян и коми-пермяков медведь считался также живым воплощением лесного духа. Существовало убеждение, что в медведя нельзя было стрелять повторно в случае неудачного выстрела, так как он мог ожить, даже после смертельной раны. Именно взаимозаменяемостью образов лешего и медведя можно объяснить убийство медведя в одном из коми-пермяцком преданий о Пере: медведь не уступил ему в лесу дорогу, за это Пера задушил его.

Художник В.Г. Игнатов интерпретирует по- своему этот сюжет. Пера действует как смелый охотник. Медведь как объект охоты пользовался особым уважением у коми-зырян. Охота на медведя сопровождалась специальными обрядовыми действиями. Сердце первого убитого медведя, съеденное охотником, наделяло его, по поверьям коми, отвагой при последующих медвежьих охотах.


 
 Борьба Перы с медведем
В.Г. Игнатов обращается к теме языческих верований древних коми-зырян. Одним из важных источников по дохристианским верованиям коми является "Житие Стефана Пермского" Епифания Премудрого. В нём подчёркивается, что у пермян было много богов, которые являлись покровителями охоты и рыболовства: "Те нам дают ловлю и все елико еж в водах, и елико на воздусе и елико в блатех и в дубравах, и в борех, и в лузах, и в порослех, и в чащах, и в берёзнике, и в соснах, и в елнях и в рамении и в прочех лесах, и все елико на древесах, белки или соболи, или куницы, или рыси и прочаа ловля наша". Богов олицетворяли идолы – деревянные, каменные, металлические, которым поклонялись и приносили жертвы.

"Кумиры" были расположены по погостам, в домах и лесах. В жертву им приносили шкуры пушных зверей, а также "златное, или сребреное или медь или железо, или олово". В зависимости от значимости идолы почитались либо отдельными семьями, селениями, либо населением целой округи. Епифаний пишет: "Суть же у них стари кумири, к ним же издалеча прихожаху, и от далних мест поминкы приношаху, и за три дни, и за четыре, и за неделю".
 
 Коми — языческие каменные святилища
Йиркап – легендарный герой-охотник выступает в произведении художника В.Г. Игнатова в роли культурного героя, возводящего святилище. Таким образом, он осуществляет одну из важнейших задач – защиту человеческого сообщества от темных сил.

Он наделён богатырской, почти магической силой, без которой его созидательная деятельность была бы невозможна. Среди деревянных изваяний кумирни выделяется идол легендарной Зарни Ань, верховного божества, символа плодородия и благополучия.
 
Поклонение коми языческой богине Зарни Ань
Зарни Ань, "Золотая женщина", – Золотая баба, легендарный идол, которому якобы поклонялось население северо-восточной европейской части Руси и северо-западной Сибири. В описаниях идола говорится о статуе в виде старухи, в утробе которой находится сын и виден ещё один ребёнок, внук. До настоящего времени в коми-зырянском фольклоре не обнаружено ни одного даже косвенного упоминания о существовании некогда женского божества Зарни Ань.

Тем не менее, термин Зарни Ань достаточно часто приводится даже в научных трудах как якобы древнее коми-зырянское наименование верховного божества, символа плодородия и благополучия. Нередко Зарни Ань отождествляют с известной по фольклору коми-зырян и коми-пермяков персонификацией зари – Зарань или Шондi ныв «дочерью солнца».

Учёные считают, что для отождествления образов Зарни Ань и Зарань есть веские основания. Вполне возможно, что предки приуральских народов (ханты, манси, коми) действительно поклонялись солнечной Золотой бабе.

В.Г. Игнатов представляет Зарни Ань в образе солнечного божества. Изображение выстроено по законам театральной мизансцены. Зритель словно бы становится свидетелем ритуального действа: поклонения изваянию Зарни Ань в обличии женщины с ребёнком на руках, величественно восседающей на троне.
 
Йиркап строит кумирню
Предки народа коми поклонялись деревьям, одухотворяя и почитая их, наделяя душой и способностью влиять на человеческую судьбу. В главных святилищах росли могучие берёзы, возле которых шаманы проводили различные языческие ритуалы, а люди, участвующие в них, подносили жертвоприношения древним божествам. В одном из преданий повествуется о том, что «…берёзу вместо бога держали, на неё вешали, у кого что есть, кто шёлковую шаль, кто овечью шкуру, кто ленточку…».

Отголоски культа деревьев у народа коми учёные фиксировали даже в 20 веке: около некоторых деревень заботливо сохранялись берёзовые рощи, которые считались священными. В.Г. Игнатов представляет образ могучей священной берёзы, с ярко выраженной мифологической символикой, связывающей её с космическим верхом и нижним миром. В характерной для автора декоративной манере он маркирует древо стилизованными образами пермского звериного стиля и традиционным орнаментом. Динамичная пластика могучего древа и людей убедительно передают кульминацию ритуального, объединяющего людей и природу действа.


 
 Экстаз (Коми язычники)
Омöль в коми-зырянской мифологии тёмный бог-демиург (творец), выступает как антагонист светлого начала, олицетворяемого «хорошим богом» Еном. В обыденной речи слово Омöль имеет значение "худой, плохой, слабый". В некоторых вариантах космогонических мифов противником Ена называется "леший" или "лешак", то есть образ низшей славянской мифологии. Именно такая трактовка образа этого персонажа легла в основу произведения В.Г. Игнатова. Тем не менее, в коми мифологии Омöль совместно с Еном, который признавался его братом или товарищем, участвовал в сотворении мира. Согласно некоторым мифам, Омöль лишь портил по ночам то, что Ен творил днём, а сам создал лишь всяких гадов и вредных насекомых. Но гораздо чаще Омöль предстаёт как равноправный с Еном созидатель, хотя творит он согласно своему характеру.

Вместе с Еном Омöль достаёт со дна морской пучины яйца жизнезарождения, которые уронила туда их мать-утка, и с помощью одного из них создаёт луну. Омöль в облике гагары ныряет по просьбе Ена на морское дно и достаёт песчинки, из которых и создаётся земля. Омöль сотворил значительно больше животных, чем Ен. Им были созданы хищные звери и птицы, все рыбы, а также лось, олень и заяц, но впоследствии Ен видоизменил этих трёх животных и рыб, после чего они стали считаться его творениями, а людям было разрешено употреблять их в пищу.

После окончания борьбы за обладание космическим верхом, в которой Омöль потерпел поражение, он удалился жить под землю, по одной версии добровольно, по другой – был помещён туда Еном. Ен хитростью заманил Омöля и его духов-помощников в глиняные горшки, закрыл их и закопал в землю. При этом один горшок разбился, находившиеся в нём слуги Омöля разбежались в разные стороны и стали духами-хозяевами мест и природных стихий. Омöль стал хозяином космического низа (нижнего подземного мира).
 
Дед (добрый дух) Серия «Из коми фольклора»
Художник В.И. Игнатов представляет свою интерпретацию образа одного из низших мифологических божеств – духа, духа-хозяина. Возможны различные варианты его прочтения: дух-хозяин леса; дух-хозяин определённого лесного участка и обитающей на нём живности; дух-хозяин дома; дух-хозяин хозяйственных построек для содержания скота.

В представлениях коми-зырян параллельно реальному земному миру существовал иной, ирреальный мир, заселённый разнообразными духами, которые во многом определяли жизнь и благополучие людей. Поскольку у коми-зырян огромное значение имели охота и рыболовство, духи – хозяева леса и воды доминировали в иерархии низших мифологических божеств.

Общераспространённым наименованием лесного духа-хозяина было «вöрса» – аналог русского «леший». Представление об облике лешего и его ипостасях были весьма разнообразны: он мог быть невидимым, появляться в виде смерча, в облике обычного человека с какими-либо особенностями (гигантский рост, отсутствие бровей и ресниц, отсутствие тени, вывернутые пятки ног). Жил вöрса в треугольном доме, в глухой лесной чаще.

Лесной дух-хозяин предстаёт как своеобразный гарант соблюдения охотниками в лесу норм промысловой морали, наказывающий виновных в их нарушении лишением удачи в промысле. Поскольку на оборотной стороне картона есть надпись «Олысь» (дед), можно предположить, что В. Игнатов изобразил Олыся («обитатель, жилец») - домового, духа – хозяина дома и хозяйственных построек для содержания скота. Его основной функцией было обеспечение благополучия всех обитателей дома и домашнего скота.

Для обозначения духа – хозяина дома у коми-зырян и коми-пермяков помимо термина Олыся существовало большое количество других наименований, заимствованных у русских: суседко, дед (дедко, дедушко) и др. Хорошим олыся считался, если он обеспечивал благополучие дома, его обитателей и домашнего скота или хотя бы «не обижал». Если Олыся был чем-то обижен, то ночью спящим жителям дома снились кошмары. Нелюбимым лошадям он запутывал гривы и гонял их по конюшне. Начавшего проказничать домового духа полагалось умилостивить угощением. Считалось, что он любит топлёное молоко и квашеную капусту. Угощение ставили у кошачьего лаза в подполье и приглашали Олыся отведать его.

При переселении в новый дом обязательно полагалось приглашать с собой духа-хозяина старого дома. Чёткого представления о внешнем виде домового духа у коми-зырян и коми-пермяков не существовало. Обычно он был невидим, но мог появиться в человекоподобном облике: дед «старик», ань «женщина»; в облике домашних животных: серой кошки или собаки или в виде мохнатого комочка.

Учёные считают, что представления о духе-хозяине дома ассоциируются с культом предков.


 
Омоль (плохой бог)
Дед (добрый дух)
Ёма. Эскиз костюма к балету Я.Перепелицы «Яг-Морт»
Ёма - один из наиболее популярных мифологических и фольклорных образов коми, аналогичный русской Бабе Яге. Образ Ёмы очень многозначен. Ёма - хозяйка злаков, хлеба, пляшет в ступе. Ёма - хозяйка леса: живёт в дремучем лесу, в лесной избушке на курьих ножках (на яйце, лосиных ногах); её овцы - волки, коровы - медведи, её слушаются звери и птицы. Ёма - покровительница женских ремёсел, ткачества, прядения: к ней приходят героини ряда сказок за бердечком, прялкой, клубком, веретеном, вязальной иглой, мотком пряжи. Ёма - хранительница огня, лежит на печи, в коми-зырянских сказках к ней приходят за огнём, часто в сказках Ёму сжигают в печи, в стогу или в соломе. Ёма - людоед, пытается запечь детей в печке, посадив на хлебную лопату. Ёма - богатырша, противница героя; противница-колдунья, мать колдуньи. Ёма - хозяйка воды, сильной воды или живой воды. Ёма - хранительница волшебных предметов: клубка, веретена, иглы, блюдечка с наливным яблоком.

Наиболее часто Ёма связана с нижним, иным или пограничным миром: живёт в лесу, на опушке, под водой, за рекой, на берегу реки, вниз по реке, на севере, реже на горе. Мир Ёмы отделён от мира людей лесом, горой, рекой смоляного огня, которые в мотивах преследования героя появляются при бросании за спину через левое плечо разных предметов.

Жилище Ёмы - чаще всего вросшая в землю избушка, избушка на курьих ножках, на курином яйце (медном, серебряном, золотом), без окон, без дверей, которая при поимке героя превращается в комнату с тремя, двумя, а затем с одним углом. Образ Ёмы глубоко хаотичен: длинные зубы, нередко железные; железные ногти; длинный нос, упирающийся в потолок, в пол, в угол, с его помощью она топит печь или ставит в печь хлебы; у Ёмы мохнатые глаза, часто слепые, носом чует лучше, чем видит. В отличие от русской Бабы Яги Ёма не передвигается в ступе. Ёмой называют старую, сварливую, злую, неуживчивую женщину.
 


Яг-Морт. Эскиз костюма к балету Я.Перепелицы «Яг-Морт».
Легенда о Яг-Морте была впервые опубликована в 1848 г., после чего неоднократно перепечатывалась и перерабатывалась разными авторами. По её мотивам на музыку композитора Я.С. Перепелицы в 1961 г. был создан первый коми-зырянский национальный балет "Яг-Морт". Более сорока лет художник-график Василий Георгиевич Игнатов работал над темой коми легенд и преданий. Одним из первых фольклорных источников, к которому он обратился, был сюжет о Яг-Морте. Художник В.Г. Игнатов выполнял эскизы костюмов и декораций к балету в 1961 г. и в 1977 г. (второй, переработанный вариант).
 
Яг-Морт гонит стадо коров. Из серии «Предание о Яг-Морте».
Яг-Морт, «боровой человек» – в легендах коми-зырян лесное чудовище. Время действия легенды относится к глубокой древности, когда по берегам рек Печоры и Ижмы жили рассеянно "чудские племена", ещё не знавшие земледелия, занимающиеся охотой и рыболовством, а также разведением скота. В одном из чудских селений стал часто появляться Яг-Морт – великан, ростом с сосну, похожий на дикого зверя, в одежде из невыделанной медвежьей шкуры. Он похищал скот, женщин и детей, а люди против него были бессильны. «К тому же Яг-Морт был великим колдуном: болезни, падёж скота, бездождие, безветрие, летние пожары – всё насылал он на народ».
 
Яг-Морт посылает ветры. Из серии «Коми сказания и легенды».
Яг-Морт много бед приносил людям. Он мог насылать ураганный ветер, в котором погибали люди, разрушались их жилища. Художник В.Г. Игнатов убедительно показывает магическую силу лесного чудовища. Выразительная композиция построена на контрасте: огромная (от земли – до неба) фигура лесного чудовища и летящие, словно подхваченные вихрем былинки, фигурки людей. Цветовое решение графического рисунка, построенного из контурно-линейных штрихов синего, зелёного, лилового и красного цвета довешает образ страшного бедствия.
 
 
 
 Райда и Яг-Морт
Жених Райды – удалой молодец Туган собрал народ и призвал на борьбу с лесным чудовищем. «Собрал он своих товарищей … и порешил отыскать жилище Яг-Морта во что бы то ни стало, схватить окаянного колдуна живого или мёртвого, либо самим погибнуть». В.Г. Игнатов «полагает», что это действо происходило в капище – священном месте, где собрались мудрые старцы, опытные и молодые воины, дабы заручиться поддержкой всемогущих богов и духов-покровителей.
 
 Призыв Тугана на борьбу с Яг-Мортом 
 
Туган с товарищами, вооружённые стрелами и копьями, устроили засаду на лесное чудище… и выследили Яг-Морта. Смельчаки затаились возле тропы, вытоптанной чудовищем, засели в густом лесу на угоре реки Ижмы. Художник изобразил тот момент, когда Яг-Морт переходит речку Ижму вброд напротив того места, где притаились смелые воины.
 
Битва с Яг-Мортом. Из серии «Предание о Яг-Морте».
«Только он ступил на берег, на него посыпались копья, стелы, камни… Остановился разбойник, посмотрел на противников грозным своим кровавым взглядом, взревел и кинулся в самую их гущу, размахивая палицей. И началось страшное побоище…».
 
Победа. Из серии «Предание о Яг-Морте».
В трудной схватке Туган с товарищами одолели Яг-Морта. «Он многих положил на месте и наконец, сам изнемог и грохнулся наземь». По легенде они отрубили ему руки. Затем, угрожая отрубить ему голову, заставили Яг-Морта привести к его жилищу. Жил Яг-Морт в чаще леса, в пещере на берегу речки Куча. Около пещеры люди обнаружили бездыханное тело Райды, тогда они убили Яг-Морта, сожгли находящуюся в пещере награбленную добычу, а саму её засыпали. С тех пор каждый, проходящий мимо этого места, должен был бросить на него камень или палку, а затем плюнуть. Художник В.Г. Игнатов «опускает» эти подробности и изменяет финал этой истории.

 
В логове Яг-Морта. Из серии «Предание о Яг-Морте».
По легенде в пещере Яг-Морта люди нашли «много всякого добра», а у пещеры – бездыханное тело Райды. Однако художник В.Г. Игнатов не желает принять такой драматический финал и предлагает свою версию счастливого завершения легендарной истории. Туган нашёл свою возлюбленную живой и невредимой. Любовь сильнее смерти.
 
 В логове Яг-Морта
В фольклорных источниках нет упоминания о сватовстве Йиркапа. Однако, в некоторых вариантах предания говорится о жене самого удачливого охотника, хитростью вызнавшую у мужа тайну его уязвимости и, по просьбе соперника Йиркапа, напоившего мужа ополосками.

Возможно, художник В.Г. Игнатов «предлагает» свою версию счастливой судьбы легендарного охотника, трансформируя сюжет об охоте на голубого оленя согласно языческой тотемной символике, где олень обозначает невесту.

Однажды колдунья сказала Йиркапу о том, что если он поймает голубого оленя, то он будет самым удачливым охотником на свете. Йиркап на волшебных лыжах гнался за оленем вплоть до самого Урала, где и настиг его. После чего олень превратился в очень красивую девушку.

В.Г. Игнатов представляет сцену сватовства как некое торжественное ритуальное действо, наполненное сакрального смысла. Согласно традиции, судьбу молодых решают старейшие и почтеннейшие представители двух родов: жениха и невесты. Своё решение они закрепляют ритуалом: вкушением специально приготовленного напитка из предусмотренного для этих целей сосуда, символизирующим идею объединения двух родов.
 

 


Йиркап и лось. Из серии «О богатыре Йиркапе».
Йиркап – легендарный герой-охотник. Ни один зверь не мог уйти от всесильного Йиркапа. Охота на лося у коми считалась наиболее опасной, чем на медведя. Охотники были убеждены, что убитый лось (как и медведь) мог ожить, если не выполнить определённых ритуальных действий. Удачливым охотникам, как на лося, так и на медведя приписывали безусловное благоволение лесных духов-хозяев, с которыми они находились в тесной связи благодаря своим колдовским способностям.

В работе В.Г. Игнатова лось выступает и как символ мужской силы и выносливости. Необычный (красный) окрас лося связан с солярной символикой лося (оленя) в мифологических представлениях коми-зырян. Возможно, здесь художником представлен в трансформированном виде мотив охоты на солнечного оленя, который имеет древнейшие корни, уходящие в мифологию приуральских народов.
 
Сватовство
Йиркап и лось
Кöрт Айка (железный дед, свёкор) – легендарный персонаж коми-зырянской мифологии, языческий тун (жрец). Наделён чудовищной силой и колдовскими способностями, направленными против людей. Его необходимым атрибутом было железо (кöрт): он носил одежду и шапку из железа, у него был железный дом, лодка, лук и стрелы. Он был неуязвим, поскольку у него было железное тело.

Основным занятием Кöрт Айки было ограбление судов и лодок, проплывающих по Вычегде, которые он останавливал протянутой через реку железной цепью, которую сковал сам. Кöрт Айка был первокузнецом, поскольку до него ковать железо никто не умел, но своим знанием ни с кем не делился. Обладал неограниченной властью над стихиями. По его слову меркли солнце и луна, день превращался в ночь, а ночь в день. Он мог заставить реку потечь вспять, а в засуху вызвать обильный дождь; мог остановить словом плывущую по реке лодку.

«Много бед терпел от него народ, и не было на него ни суда, ни расправы. Никто не смел померяться с ним силой». Сюжет о Кöрт Айке впервые был опубликован бытописателем Е. Кичиным в середине XIX века, в литературной обработке известен по произведениям М. Лебедева.
 
 Кöрт Айка (железный дед, свёкор)
Ижмо-колвинский эпос был впервые записан коми фольклористами А.К. Микушевым и Ю.Г. Рочевым в 1970-х гг. в бассейне реки Колва на границе Усинского района Республики Коми и Ненецкого автономного округа от колвинских ненцев, ассимилированных в ХIХ - ХХ вв. коми переселенцами, относящими себя к изьватас (коми-ижемцам).

В основе сказания-песни «Хозяин Керча-реки» лежит сюжет о богатырском сватовстве. Возле Керча-реки живут три брата и сестра, младший богатырь-брат десять лет спит богатырским сном. Его большое оленье стадо хранит сестра. Сестра готовит к пробуждению брата его меховые пимы.

В.Г. Игнатов изобразил момент пробуждения богатыря. «Сам я – жених. Десять лет спал… Слышу, кто-то говорит у входа в чум, братья между собой говорят: «Пора проснуться младшему брату». Так я проснулся, я сел…»
 

 Пробуждение богатыря
Младший сын Хозяина Керча-реки после десятилетнего богатырского сна отправляется в землю Хозяина Морского Мыса, чтобы сосватать его красавицу дочь. Перед дальней дорогой надо пригнать оленей. И в этом деле герою помогает его верный пёс. «За оленями я иду, под ноги гляжу… Деревянные сядеи-идолы сбоку остались…»
 
 За оленями
Из земли Хозяина Морского мыса ещё никто живым не возвращался… В.Г. Игнатов представляет нам впечатляюще колоритный образ Хозяина Морского мыса, возлежащего у очага в своём чуме. Хозяин Морского мыса живет в большом чуме. Невеста и её родители гостеприимно встречают богатыря, «затевают стряпню». На предложение жениха невеста ответила: «Уже десять лет жду тебя!» Только младший сын Хозяина Морского мыса настроен враждебно против жениха и предлагает ему испытания. Младший сын Хозяина Керча-реки успешно проходит все испытания, убивает Младшего Хозяина Морского мыса, справляет свадьбу и отправляется в обратный путь. 
 
 Хозяин Морского мыса
Сюжет пьесы-сказки А.С. Клейна «Ожерелье Сюдбея» (1973) основан на ижмо-колвинском эпосе. Сказка повествует об истории появления северного сияния в землях заполярной тундры. Художник В.Г. Игнатов создал цикл из 4 листов – своего рода картины-декорации.

Картина-декорация к 1 действию представляет сцену, в которой старый оленевод рассказывает историю появления в их семье юноши Ведэ. Старый Ландо и его дочь Мада перед чумом чинят сети и охотничье снаряжение. Мада поёт весёлую песню в ожидании Ведэ, а на груди у нее сияет ожерелье, подаренное отцом. Ландо рассказывает дочери, что Ведэ не брат ей. Мада, очень рада этому известию. Она сообщает отцу, что любит юношу. Появляется Ведэ. Но отец против их любви, он хочет выдать дочь за богатого купца.

Старый Ландо не знал, что под видом богатого купца скрывается коварный обманщик – Костяное Горло. Он задумал завладеть волшебным ожерельем, женившись на Маде. Быстро сообразил Костяное Горло, что ему нужно делать. Он подкидывает в мешок Ведэ драгоценный мех, «уличает» его в воровстве и лжи и добивается того, что Ведэ вынужден покинуть стойбище.
 
 Ожерелье Сюдбея
В. Г. Игнатов представляет финальную сцену 3 действия пьесы-сказки, когда кульминационные события уже свершились, наступает развязка. На огромных нартах, как на высоком троне, сидит великан Сюдбей. Богатые меха укрывают его ноги, ниспадая на землю. Подлокотниками трона великана служат ветвистые оленьи рога, а справа от него сидит большая белая Сова. Перед Сюдбеем на огне огромный чан с водой. Тут же верные слуги, за ними – превращённый в деревянного истукана, нерадивый сын Сюдбея – Костяное горло.

Когда-то давно он украл у отца волшебное ожерелье, которое затем попало к юноше Ведэ. Костяное горло хотел выстрелить из лука в юношу Ведэ (которого слуги привели к Сюдбею), но Сюдбей опередил его, коснувшись своим волшебным хорем, превратил злодея в деревянного истукана. Лук упал к трону Сюдбея. Вместе с Ведэ его возлюбленная Мада, дочь оленевода Лондо и Ань. Сюдбей отдаёт Ведэ ожерелье, чтобы оно светило ему в зимних дорогах, озаряло бескрайние просторы и путь к богатствам земли северной. Но Ведэ решает иначе. Он хочет, чтобы ожерелье светило не только ему, но и всем, живущим в тундре. Юноша бросает его высоко в небо, где во всю его ширь ожерелье вспыхивает бегущими по всему небу яркими сполохами северного сияния.

 

ЗОЛОТАЯ БАБА

В России древнейшим письменным упоминанием о ней является Новгородская летопись 1538 года. В летописи говорится о миссионерской деятельности Стефана Пермского. Стефан ходил по Пермской земле, разрушал древние святилища и ставил на их месте христианские храмы. В летописи сказано, что сеял Стефан в Пермской земле веру Христову среди народов, которые прежде поклонялись зверям, деревьям, воде, огню и Золотой бабе.

Но предания о Золотой бабе, скрывающейся где-то на Севере, появились очень давно. Они связаны с легендарной, обширной страной, раскинувшейся в IX-ХII веках в лесах, покрывающих долины Северной Двины, Вычегды и верховья Камы. На Руси ее звали Пермью Великой, в скандинавских сагах могущественным государством Биармией или Биармалэндией. Населявшие ее народы поклонялись огромному золотому идолу – Золотой бабе. Ее святилище, находившееся по скандинавским сагам где-то неподалеку от устья Северной Двины, днем и ночью охраняли шесть шаманов. Много сокровищ было накоплено служителями идола, носившего в сагах имя Юмала. Богата была Пермь Великая шкурами ценных пушных зверей. Не скупясь, платили за них купцы из лежащей в низовьях Волги Хазарии и викинги из далекой Скандинавии.

На старинных картах Московии близ устья Оби часто встречается надпись «Золотая Баба». Иногда надпись сопровождает рисунок прекрасной женщины. Ей поклонялись обитатели Севера. Сибирский золотой кумир дразнил воображение, и путешествовавшие по Руси иностранцы охотно помещали рассказы о нем в свои книги.

Русские летописцы нравы древней Перми описывали так: «Поклоняются идолам, жертвы им приносят... издалека приходят, подарки принося... или соболей, или куниц, или горностаев... или лисиц, или медведей, или рысь, или белку... золото, или серебро, или медь, или железо, или олово». Золотом северные земли богаты. Но как быть с алмазами? После недавнего обнаружения под Архангельском месторождения этих драгоценных камней сомнения отпали.

Но шло время и окрепшие соседи Перми Великой протянули к этой богатой, но мало заселенной области свои цепкие руки.

Сначала новгородские ушкуйники, потом дружины московского великого князя все чаще стали пробираться в когда-то заповедные леса северные. Спасаясь от христианства, почитатели Золотой бабы прятали своего идола то в пещерах на Уральском хребте, то в непроходимой лесотундре реки Оби, то в недоступных ущельях гор Путоран на Таймыре.

Откуда же появилось у манси такое странное божество? Оно так нехарактерно для обычаев этого народа, что, кажется, упало к ним прямо с неба. Большинство ученых считают, что Золотая баба – это мансийская богиня Сорни-Эква, имя которой переводится на русский язык как «золотая женщина».

По поводу же вопроса, откуда появилась золотая статуя на Пермской земле, мнения разошлись. Исследователь истории Биармии Леонид Теплов предполагает, что золотую статую могли унести из горящего разграбленного Рима в 410 году нашей эры во время нападения угров и готов. Часть из них вернулась на родину к Ледовитому океану, и античная статуя, принесенная из далекого южного города, стала идолом северного народа.

Другие ученые ведут путь таинственной богини из Китая, считая, что это статуя Будды, которая в китайском буддизме сливается с образом богини Гуаньи. Есть защитники и «христианского» происхождения Золотой бабы. Они предполагают, что эта статуя Мадонны была выкрадена во время набега на один из христианских храмов.
 
Охота на Золотую бабу

Завладеть Золотой бабой пытались давно.

В поисках сокровищ викинги обшаривали самые отдаленные уголки Восточной Европы. Обычно они выступали при этом под видом купцов. Однажды викингам удалось напасть на след святилища биармов и ограбить его. В нем стояла деревянная копия Золотой Бабы. Подлинник остался для скандинавов недоступным. В XI веке Биармия была покорена русами. Русы в отличие от немцев чужих святилищ не разоряли. Их удовлетворяла обычная дань. Золотая Баба продолжала оставаться главной защитницей биармов. Чем больше крепло христианство, тем нетерпимее оно становилось к чужим богам и обычаям. В конце XIV века в Прикамье прибыл епископ Стефан Храп – будущий святой Стефан Великопермский. Это была личность выдающаяся по уму и образованности. Одновременно епископ был суров и непреклонен и горел стремлением искоренить язычество во вверенных ему землях. Летописец бесстрастно сообщает: «Разъярился владыко Стефан на кумирницы пермские поганые, истуканные, изваяные, издолбленные боги их. В конец сокрушил, раскопал, огнем пожег, топором посек, сокрушал обухом, испепелил без остатку и по лесам, и по погостам, и на межах, и на перепутьях».

Из жития св. Стефана мы знаем, что миссионер вел свою проповедь среди почитателей Золотой Бабы. Конечно, он много бы дал за обладание главной святыней язычников-пермяков. Но кумир исчез. Только позднее выяснилось, что его унесли за Уральские горы. В середине XV века московске воеводы начали покорять Северное Зауралье. Самый выдающийся поход они совершили в 1499-1501 годах. Крупная по тем временам рать из 4 тысяч человек во главе с Семеном Курбским и Петром Ушатым перевалила зимней порой через Приполярный Урал. Лыжники вышли в бассейн Северной Сосьвы и повоевали всю Югорскую землю. Они захватили 42 крепости и колонили 58 местных князьков. Но главной ценности остяков, кумира Золотой Бабы с храмовыми сокровищами, найти не удалось.

Границы Московской Руси все дальше и дальше отодвигались на восток и юго-восток. Такой же путь был и у Золотой Бабы. Чем позднее сообщение о ней, тем далее от древней Биармии мы ее находим. Позднее след кумира затерялся. Землепроходцы в XVII веке исколесили всю Сибирь вдоль и поперек, но таинственный идол в русских документах той эпохи не упоминается. В то самое время, когда иностранцы помещали Золотую Бабу на берегу Северного Ледовитого океана, ее знали значительно южнее.

В конце XVI века волжские разбойники разграбили плывший в Астрахань государев корабль с «казною денежной и пороховою». В схватке был убит царский посол. Терпению Ивана Грозного пришел конец. Казаки, спасая головы, бежали в приуральские окраины государства. Их охотно приняли камские купцы и солепромышленники Строгановы. За Каменным поясом лежало Сибирское царство хана Кучума. Этот потомок Чингисхана то и дело разорял камские селения, уводил жителей в рабство. Прибывшим казакам была поставлена задача – отбить у Кучума охоту к нападениям.
 
Поход за Камень возглавил Ермак Тимофеевич Аленин. К его казацкому отряду из 540 воинов Максим Строганов добавил 300 своих ратников. Армия сибирского хана во много крат превосходила численность пришельцев и даже имела пушки, привезенные из Казани. Но ничто не спасло ее от разгрома. После нескольких побед осенью 1582 года русские водворились в столичном граде Сибирь. К северу от города они столкнулись с остяцкими идолами. Ермак отрядил есаула Богдана Брязгу на захват Демьянских и Назымских городков. Городки эти лежали в низовьях Иртыша и близ его впадения в Обь. Защитники одной из крепостей оказали ожесточенное сопротивление. Три дня казаки штурмовали ее стены и уже хотели было повернуть обратно. Но тут они услышали рассказ об осаждении от местного чуваша, некогда приведенного воинами Кучума с Руси: «Молятся они Русскому Богу, и тот Русский Бог из литого золота в чаще сидит».
 
Новость о русском золотом идоле так поразила казаков, что об отступлении забыли. Чуваш вызвался похитить статую и проник в крепость. С нетерпением ждали его возвращения. Но лазутчик вернулся с пустыми руками. Крепкая охрана помешала исполнить задуманное. Когда городок захватили, идол исчез. Выйдя на Обь, Богдан и сотоварищи приблизились к священному для остяков Белогорью. Здесь было «мольбище великое богини древней». За несколько лет до покорения Сибири в Польше уже знали о том, что Золотая Баба – это женщина с ребенком на руках. Белогорский кумир выглядел так же: «нага, с сыном на стуле сидящая». Более поздние источники называют его Золотой Бабой.

Грозна была белогорская богиня. Вот что поведали о ней участники похода: «И дают ей долю от всякого промысла. А если кто этот закон нарушит, того мучит и томит. А кто принесет не от души и жалея, тот, пред нею упав, умрет. Имеет жрецов много и общину великую». Не убоялся Богдан потревожить священный покой, вошел в Белогорье. Тогда повелела владычица угров спрятать свой кумир, а огромное мольбище так укрыла, что пришельцы не смогли его отыскать. Вскоре по возвращении из похода казаки вместе с Брязгой попали в засаду и были истреблены.

Через год к Белогорью вышел хорошо вооруженный отряд Ивана Мансурова. В устье Иртыша воины срубили крепостцу и зазимовали. Большое остяцкое войско обступило укрепление и целый день ходило на приступ. Назавтра осаждавшие принесли богиню, поставили ее под деревом и начали молебен о победе. Русские не стали дожидаться окончания молебна, после которого Золотая Баба должна была явить свою силу. Чтобы не искушать судьбу, ударили по собравшимся из пушек. Одно из ядер достигло цели. Из летописей узнаем: «Древо оно, под ним же стоял бесурменский кумир, разбита на многие части, и кумир их сокрушиша».

Несмотря на заверения летописцев об уничтожении идола, сообщения о Золотой Бабе появлялись и позднее. В начале XVIII века за ней безуспешно гонялись Филофей и Григорий Новицкий, истреблявшие остатки язычества среди зауральских угров.

В XX веке борьба с язычеством была продолжена. Шел 1933 год. В компетентные органы поступил сигнал. Оказалось, что ханты, проживавшие по реке Казым (правый приток Нижней Оби), скрывают Золотую Бабу и поклоняются ей. Битва с «религиозным дурманом» была в самом разгаре. Казымского шамана схватили и бросили в застенок. Через какое-то время специалисты добились необходимых сведений. Предстояло убить двух зайцев сразу – ударить по религиозным пережиткам и пополнить бюджет страны изделием из драгоценного металла. К тайному капищу отправилась группа чекистов. Но тут таежные охотники взбунтовались и перестреляли непрошеных гостей. Расправа была скорой. Новый отряд атеистов уничтожил почти всех мужчин таежного племени. У оставшихся отобрали ружья, чем обрекли их на голодную смерть. Святилище разорили. Что сталось с казымским идолом Золотой Бабы до сих пор остается загадкой.

Плато Маньпупунёр (Мань-Пупу-нер)
 
Хозяйка Медной горы

Верховную богиню угров знали под разными именами: Золотая Баба, Сорни-Эква (буквально «золотая женщина»), Калташ-Эква, Йоли и другие. Верховный бог Нуми-Торум был ей братом и мужем. Эта прародительница рода людского наделяла новорожденных душами. Угры считали, что души иногда принимают облик жука или ящерицы. В ящеровидное существо могла обращаться и сама их божественная повелительница.

Замечательные сказы Бажова описывают Хозяйку Медной горы. Фольклор уральских горнорабочих знает еще одно ее имя Золотая Баба. Владычица подземных кладовых Урала часто появлялась перед взором людей в виде огромной ящерицы со свитой из разноцветных ящерок. Горняцкая Золотая Баба, как и белогорская богиня, не любила жадных и криводушных.

Хозяйка предстает перед нами прежде всего как обладательница медных руд и малахита. Сама она носила малахитовое платье и звали ее Малахитница. Но все это означает, что идол Золотой Бабы, от которого произошла сказочная Хозяйка Медной горы, был медным. Зеленое же платье появилось потому, что от времени медь покрывается зеленой окисной пленкой.

Древняя богиня Белогорья была позеленевшей от времени медной статуей. Становится понятным, почему летописец умолчал о материале кумира и не стал называть его Золотой Бабой. В сказках находим воспоминание и о золотом Русском Боге. На Урале знали золотого Великого Полоза, то есть Великого Ужа. Уж жил под землей и мог принимать облик как змея, так и человека. Это существо обладало властью над золотом.

Среди угорских древностей много изделий из меди. На Урале часто встречаются следы давних горных разработок и металлургического производства. Ими, например, было испещрено Гумешевское медное месторождение. Гумешки находятся близ истоков реки Чусовой. Первые рудокопы появились здесь 35 веков назад. Именно в районе Гумешек протекали главные события бажовских сказов.

Русские горняки связывали своих подземных покровителей с эпохой «старых людей», среди которых были те же угры. Поэтому в тождестве подземных властелинов сказов и угорских богов нет ничего удивительного.

О том, что мы на верном пути, говорит свидетельство Юлия Лета. Этот итальянский историк XV века знал о медных статуях угров, живших близ Ледовитого океана. Лет полагал, что угры были в составе варварской армии Алариха и захватили скульптуры при разграблении Рима. Русские сказы дали нам путеводную нить, которая ведет к еще одной хозяйке медных гор. Как это ни странно, но при этом мы попадаем в места, удаленные от Урала на тысячи километров.

У живущих на Лене якутов есть мифы – олонхо. В них говорится о многих богах. Но особым могуществом наделяется Дьэс Эмэгэт («медная баба»). Медная идолица была богиней племени адьяраев. Эпические якуты то враждовали с адьяраями, то вели с ними мирную торговлю.

Страна адьяраев лежала на берегу Ледовитого океана на крайних западных пределах известного якутам мира. Правили в ней Дьэс Эмэгэт и кузнец Кюэттэнни. Географические ориентиры и имя кузнеца ведут нас к кетам. Кеты славились редким на Севере кузнечным мастерством. Кузнецы в древности были одновременно и рудознатцами, и металлургами. Сейчас кетов осталось совсем немного. Живут они в низовьях Енисея. Раньше кетоязычные племена были известны на обширных пространствах.

Из всех групп якутов только одна обитает у берегов Северного Ледовитого океана. Это так называемые долганы, занимающие значительную часть Таймырского полуострова. В прошлом долганы и кеты соседствовали. Именно от долган сведения о племени медной идолицы попали к остальным якутам. Кеты говорят на языке, не похожем на угорский. Но до революции их прозывали остяками, как и угров. Следовательно, несмотря на языковые различия, в культуре и тех, и других было много общего.

Судя по названиям норильских рек и озер на их берегах жили как кеты, так и ханты. Якуты всех их звали адьяраями. Интерес кузнецов-адьяраев к этому району не случаен. Здесь сосредоточены богатейшие медно-никелевые месторождения, а рядом с ними – запасы необходимого для плавки руды угля. Причем кое-где руды и уголь выходят на поверхность.

Культ Золотой Бабы сопровождали музыкальные инструменты. Приуральский манси Самбиндалов так передавал местные предания: «Страшно было близко гора ходи. Баба шибко кричал». Манси не читал исторических сочинений. Между тем задолго до него Александр Гваньини (1578 г.) писал: «Рассказывают даже, что в горах, по соседству с этим золотым истуканом, слышали какой-то звук и громкий рев, наподобие трубного».
 
Об этих же трубных звуках знал Сигизмунд Герберштейн, дважды побывавший в Московии в начале XVI века. В якутских олонхо медная идолица выглядит так:

На спине крутясь,
Одержимо вертясь,
Вскрикивая,
Подпрыгивая,
Как сверчок, звенеть начала.

Исследователи олонхо отмечали, что в песнях идолицы явственно слышится колокольный звон. Они даже отождествляли ее с колоколом.

Путешественники начала XVII века видели в районе Норильска огни и чувствовали запах серы, обычно сопровождающий плавку сульфидных руд. При этом они слышали колокольный звон. Следовательно, в царстве медной идолицы действительно были колокола, и данные олонхо точны. На Урале Золотую Бабу сопровождала роговая музыка, а на Енисее – колокольные перезвоны и звук трещотки.

Кеты на Севере были пришельцами. Их прародина лежала в Южной Сибири. Но и угры переселились в Приобье и Восточную Европу из Южной Сибири. Некогда оба народа соседствовали, что и объясняет их общие черты. Главный очаг медного производства Южной Сибири лежал в Минусинской котловине. Отсюда должна была начать свой путь на Север Хозяйка Медной горы.

 

 Золотая баба

Золотая Баба – верховное угорское божество. Но историки предполагают, что статуя первоначально изображала какую-то иную богиню. Мнения на этот счет существуют самые разные: Богородица, славянская Золотая Майя, Будда, Гуаньинь и т. д.

Ключ к разгадке таинственного облика дают бажовские сказы. В них Золотой Полоз – золотой человек с бородой, свитой в такие тугие кольца, что «не разогнешь». У него зеленые глаза, а на голове шапка с «красными зазоринами». Но ведь это изображение зеленоглазого Осириса.

Борода египетского бога убиралась в узкий тугой пучок. Такая же борода была и у подражавших ему фараонов. Достаточно вспомнить знаменитые личины Тутанхамона с его золотых саркофагов, чтобы понять, как выглядели кольца на бороде золотого человека. Шапка с «красными зазоринами» «пшент» – бело-красная корона объединенного Египта.

Женой и сестрой Осириса была зеленоглазая Исида – богиня плодородия, воды, магии, супружеской верности и любви. Она покровительствовала влюбленным. Точно так же и уральская богиня – богиня вод, тесно связанная с темой любви и супружеской верности.

Образ зеленоглазой Хозяйки Медной горы восходит к Исиде. Сегодня можно сказать, как выглядела медная статуя египтянки. Вспомним, что Золотую Бабу изображали в виде Мадонны. Образ Богородицы с младенцем Иисусом возник под влиянием скульптур Исиды с младенцем Гором. Один из таких идолов хранится в Эрмитаже. Обнаженная Исида сидит и кормит своего сына грудью. На голове богини корона из змей, солнечного диска и коровьих рогов.

Египетские мифы помогают многое понять в наших сказах. Вот, например, волшебная зеленая пуговка. Горнозаводской Танюше ее подарила Хозяйка Медной горы, посредством подарка девушка общалась со своей покровительницей. У египетских богов имелось чудесное око Уаджет («зеленое око»). Оно также обеспечивало владельцу защиту и покровительство. Исида-Хатхор была хранителем Ока и его воплощением.

Исиду знали как богиню музыки. Из-за этого таким звучащим был ее культ на Севере. В свое время богиня изобрела трещотку-систр, с которым ее часто изображали. Основанием систра обычно служила фигура кошки с человеческой головой.

Говорящие земляные кошки находились в свите Хозяйки Медной горы. В уральских сказах кошка Исиды предстает то в виде кошки Огненные Уши, оберегавшей храбрую Дуняшу, то домашней Муренки, уговорившей козлика Серебряное Копытце позабавить девчушку Даренку самоцветами.

В одном из сказов встречаем бегущих по заветной тропке мурашей. На ногах у них – золотые лапоточки. Лапоточки увеличивались в размерах по мере движения их хозяев. Перед нами отголоски египетского мифа о жуке-скарабее, катящем солнце по небу.

Исиду сами египтяне – звали Исет. Рядом с Гумешками берет исток Исеть – «река Исиды». По этой реке уральская медь поступала в лесное Зауралье. Земляную кошку знали в Сысерти, чье название произошло от систра. Некогда здесь было капище, в котором хранился музыкальный зверек богини.

Осирис, он же Золотой человек, в рассказах западноевропейцев выглядит как стоящее подле Золотой Бабы дитя. Следовательно, его золотой кумирчик был миниатюрным. Бажовские сказы знают еще один миниатюрный золотой персонаж – женский. Золотая богиня принимает в них облик Огневушки-Поскакушки, рыжей заводской девчонки, голубой змейки, старушки Синюшки. Эта владычица золотых жил обитала в воде, защищала девушек и чистых душою горняков.

Перед нами вновь Исида, но теперь уже золотая. Значит, имя Золотая Баба родилось не на пустом месте. Вначале так звали золотую статуэтку, а позднее – медную статую Исиды и все иные ее изображения.

О том, что Золотая Баба – Исида, знал Петрией (1620 г.). Но ему никто не поверил. Слишком удивительным казалось появление египетских скульптур в Сибири.
 

 
Сибирские славяне

Самой жгучей тайной Золотой Бабы оказалось ее по-русски звучащее имя. У обских угров бытовало еще одно, и опять же славянское – Старуха. Белогорская Золотая Баба остяками называлась Словутес, то есть «славянка». Ее иртышский супруг Золотой Осирис прямо именовался Русским Богом. Кроме этого, страна почитателей русских богов называлась Сибирь. Название это средневековые авторы связывали со славянским словом «север». Но затем это правильное объяснение сочли невероятным и придумали иные.

Разгадка появления славянских имен содержится в известиях мусульманских писателей раннего средневековья. Ал-Масуди (X век) описывает три храма славян. Расшифровка его рассказа показывает, что один храм с кумиром «Сатурна» стоял в Минусинской котловине. Второй, с идолом из золота и статуей девушки, – в районе Таймыра, третий – на Урале.

О почитании в Минусинской котловине «Сатурна и Венеры» писал побывавший здесь Абу Дулеф (X век). Ибн-Мукаффа (VIII век) называл жителей этого места славянами. Под Сатурном восточных авторов скрывается бог подземного мира Велес – Осирис, а под Венерой – богиня любви Морена – Исида.

Славяне жили в Минусинской котловине с киммерийской эпохи. Им принадлежала так называемая тагарская археологическая культура. Тагарцы были талантливыми горняками, металлургами и кузнецами. Под напором кочевых орд смешанные потоки славян, угров и кетов уходили из района верховий Енисея на восток и на север. Разделившийся народ поделил и святыни. Золотой Осирис и Медная Исида оказались на Таймыре, оттуда попали в Прикамье, затем – в Западную Сибирь. Золотую Исиду перенесли на Урал. Медный Осирис остался на месте.

Минусинские славяне поселились в бассейне Иртыша и в южной части Урала, называвшегося в ту пору Славянскими горами. Со временем жестокие войны и смешанные браки привели к тому, что славянская речь перестала звучать в этих местах. Одна только Золотая Баба хранила тайну исчезнувшего народа.

Следы присутствия славян на сибирской земле ощущались очень долго. Еще в XIV веке Эломари знал светлых и голубоглазых сибиряков. Он писал: «Фигуры их совершенство создания по красоте, белизне и удивительной прелести; глаза у них голубые'.

Прорвавшиеся за Каменный Пояс казаки Ермака среди малорослых и монголоидных аборигенов к своему удивлению иногда встречали подлинных гигантов, а среди аборигенок – неописуемых красавиц.
  

 
Наследие Матери богов

Путешественники XIX века отмечали, что в их время у обских угров древних идолов уже не было, а в капищах хранились поздние копии. Делали их очень просто. Кумир закапывали в смесь песка с глиной и в полученную форму заливали расплавленный металл. Одну такую Серебряную Бабу вроде бы приобрел финский ученый Карьялайнен и увез к себе на родину. Видимо, еще один подобный идол попал в руки советских чекистов и погиб. Неужели правы летописцы, и пушечное ядро уничтожило Медную Исиду еще в XVI веке? Нет. Ядро ей вреда не причинило.

О сокрушении идола сообщают одни лишь поздние источники. Из более ранних и достоверных известно, что ядро раскрошило одно лишь рядом стоящее дерево. Позднее этот рассказ был несколько приукрашен.

Медная Исида и Золотой Осирис после падения царства Кучума были перенесены в древнее капище близ современного Норильска. Где-то в таймырских горах Путорана они сокрыты и по сию пору. След Золотой Исиды теряется близ истоков Чусовой и Исети. Сказы указывают на Азов-гору у современного города Полевского. Медный Осирис так и не покинул Енисея. Когда-нибудь заступ археолога наткнется на скульптуры, изготовленные в Египте почти 30 веков назад.

 

Сидит Золотая Баба среди своей бесценной казны. За столетия дорогие соболя и заморские ткани превратились в прах. Но уцелело главное – память о Великой Славянке, давшей жизнь роду людей и богов. В своем обновленном облике Богородицы ласково глядит она на нас со стен православных храмов.

 

____________________________________________________________________________________________

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Попов К. Зыряне и зырянский край. М., 1874.
Лыткин Г. С. Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык. СПб., 1889.
Сидоров А. С. Знахарство, колдовство и порча у народа коми. Л., 1928.
Белицер В. Н. Очерки по этнографии народов коми (зырян и пермяков)// Труды Института этнографии. Новая серия. Том 45. М., 1958.
Лашук Л. П. Очерк этнической истории Печорского края. Сыктывкар, 1958.
Лыткин В. И., Гуляев Е. С. Краткий этимологический словарь коми языка. М., 1970. (2-е изд.: Сыктывкар, 1999.)
Лашук Л. П. Формирование народности коми. М., 1972.
Жеребцов Л. Н. Расселение коми в XV—XIX вв. Сыктывкар, 1972.
Жеребцов Л. Н. Формирование этнической территории коми (зырян). Сыктывкар, 1977.
Конаков Н. Д. Коми охотники и рыболовы во второй половине XIX — начале XX века. М., 1983.
Мифология коми. М., 1999.
Народы России: живописный альбом, Санкт-Петербург, типография Товарищества "Общественная Польза", 3 декабря 1877, ст. 153
Коми // Народы России: Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8.
Атлас Республики Коми. – М.: Издательство «Дизайн. Информация. Картография». 2001. – 552с.: ил., карт
Республика Коми: Энциклопедия. Том 1. ЫБ, 1997.
Путеводитель «Республика Коми», М., 2004

ВложениеРазмер
7585944 (1).jpg203.86 КБ
7585944 (2).jpg645.57 КБ
7585944 (3).jpg345.9 КБ
7585944 (4).jpg645.07 КБ
7585944 (5).jpg1.27 МБ
7585944 (6).JPG1.39 МБ
аватар: Кэп

мифология народа коми

Космогонические мифы народов Коми

Среди достаточно большого количества версий о сотворении мира, известных народам коми, доминировали дуалистические мифы о созидательной деятельности двух богов-демиургов - Ена и Омцля (у к.-п. Куля). Мир до его сотворения (первобытный хаос) наиболее часто представлен как безбрежная водная стихия, по поверхности которой плавают боги-творцы в орнитоморфном облике, Ен - лебедя или утки и Омцль (Куль) - гагары. Землю (песчинки или ил) со дна водной пучины достает гагара. В других вариациях со дна "моря-океана" достаются яйца, уроненные в воду матерью-уткой. Достают их высиженные ею под крыльями два брата-утёнка либо опять же гагара. Преобладает орнитоморфный облик демиургов и в тех мифах, где первичный хаос обозначен иначе. Так, согласно одному из них, первоначально в мире были только "мрак и туман", однажды там встретились два голубя, назвались товарищами и достали со дна мрака землю. По другой версии, мир некогда представлял собой огромное болото, из которого однажды вылезли две лягушки (Ен и Омцль), но землю добыли не они, а голубь Ена, которому мешал ворон - птица Омцля. В к.-п. мифологии в ряде текстов хаос характеризуется как облако, или же просто указывается, что в мире не было ничего; демиург предстаёт в единственной ипостаси, а мир создаётся спонтанно, а не благодаря целеустремлённой деятельности творца. В одном из к.-п. космогонических мифов демиург отсутствует вообще - ветер принёс откуда-то пыль и мусор, бросил в воду, и из них образовалась земля. 
Практически во всех космогонических версиях земля обладала способностью к самопроизвольному росту, вначале она разрасталась до размеров небольшого острова, а лишь затем, постепенно, приобретала свои истинные размеры. Демиурги в этом процессе не участвовали. Также без их участия земля сама по себе покрывалась лесом и травой. Земной рельеф тоже создавался не по воле демиургов. Ен создал камни, но они обрели способность к росту и тянулись к небу до тех пор, пока Ен не остановил их рост - так появились горы; реки возникли на месте троп, по которым ходил мамонт. Или же на плоскую ещё землю пришёл огромный медведь и всю её расцарапал, после чего и появились болота и горы. 
После появления земли космогоническая деятельность демиургов заключалась в сотворении небесных светил: Ен создал солнце, а Омцль - луну. По одной версии, светила были сотворены практически одновременно в самом начале акта творения, по другой, Омцль создал луну, когда на земле уже жили люди, у них стал вымерзать хлеб, и тогда Ен сотворил солнце. По третьей версии, вначале было создано солнце, а луна образовалась из его половинки, оторванной Ом цлем. Вначале светила находились рядом, в центре неба; затем они были без участия демиургов разведены в разные стороны, после чего установился их суточный ход по небосклону. В к.-з. мифе это произошло после того, как солнце и луна, сестра и брат, играя в прятки, потеряли друг друга и с тех пор безуспешно гоняются друг за другом. У к.-п. считалось, что это произошло по воле могучего земного колдуна, желающего разъеденить помещённых им на светила влюблённых. Годовой ход солнца, по к.-п. мифу, был установлен благодаря солнцеборческой деятельности земного богатыря-первочеловека Перы. Завершилось сотворение мира сооружением Еном неба, на которое он после победы над Омцлем (Кулем) в борьбе за космический верх удалился жить, больше не вмешиваясь в земные дела. Омцль (Куль) удалился жить под землю, по одной версии добровольно, по другой, - помещён туда Еном, заманившим его обманом в глиняный горшок. После чего создание трёхмерной по вертикали: мир верхний, мир средний и мир нижний структуры космоса было завершено.

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.