Великие озера

Вели́кое о́зеро — озеро на юго-востоке Тверской области, в 50 километрах к северо-востоку от Твери. Бо́льшая часть озера находится в Рамешковском районе, лишь на самом юге к берегу выходит граница Калининского района. Принадлежит бассейну Волги. Площадь — 32 км2, длина — 11,7 км, ширина до 5,4 км, максимальная глубина 3,5 метра, средняя 2,7 метра. Высота над уровнем моря — 139 метров, длина береговой линии 30,1 километра. Озеро по происхождению реликтовое, оно является остатком крупного приледникового озера.
 

Великое озеро — самое крупное из системы Оршинско-Петровских озёр, расположенных посреди самого большого в Тверской области болота Оршинский Мох. 
Озеро имеет овальную, вытянутую с севера на юг форму. Твёрдый берег отсутствует, озеро окружено болотом, лишь на западе, в двух километрах от Великого между Глубоким и Белым озёрами находится небольшой остров с твёрдой почвой, на котором находятся населённые пункты Заречье, Остров и Петровское. По краям озеро сильно заросло камышом и кустарниками.
 
Великое озеро соединено протоками с расположенными западнее Белым и Петровским озёрами, течение в протоках практически отсутствует. В северную часть Великого озера впадает речка Борозда из находящегося к северо-востоку озера Лука, а в южную часть — небольшие протоки из Щучьего и Кобылинского озёр. Из юго-восточной части озера вытекает река Созь, левый приток Волги, через которую идёт сток всей системы Оршинско-Петровских озёр.
  
Летом озеро доступно лишь по воде, зимой по зимнику от села Сутоки (8 километров к северу от озера). Озеро богато рыбой, а болота вокруг Великого озера — ягодами, в особенности клюквой. Озеро пользуется популярностью у любителей рыбной ловли.
  


Рыба на озере водится, но зимой часто бывают заморы. 
Сом действительно присутствует, но последний раз про зачотного слышал лет 10 назад, сорвал с колов сеть и накрутил её на себя, потянул на 65 кг.. Последнее время видел только сомят максимум на 1-2 кг.
(Правда не так давно видел испуганных электриков, в металическую лодку которых после разряда кто-то долбанул так, что они сразу передумали "ловить"..)
Также есть крупные карась, линь, лещ, язь, окунь, щука, плотва..
Леща ловят в июне в Сози ближе к озеру, по цвету лещ светлый и судя по всему не из Великого (там он черный и не очень крупный). 
Вообще в Великое /мне так кажется/ рыба заходит через реку.. Точно знаю что в реке периодически появляется крупная щука, лещ, язь.. явно проходные.
Я ловлю в основном на спининг, попадается щука и окунь.. но надо искать! Зачотные экземпляры редкость, но бывают.. Окуня в прошлом сезоне было очень мало.. Видимо что-то изменилось на "наших" местах..
Зимой по первому льду и до глухозимья клюёт как из "пулемета"../плотва, подлещ и окунь/ На жерлицы тоже ловят, но я не ловил и врать не буду..
Встать лагерем на озере весьма проблематично, если не знаешь где искать, то будешь ночевать в лодке /таких мы часто встречаем/.. К тому-же известные места /типа флага/ загажены до уровня свалки! 
А вообще места там потрясающие, природа дикая, много птиц, бобров, водяных крыс ..
   
Рыбалка на Великом озере Тверской области в основном зависит от времени года. Так как оно связано с другими водоемами протоками и из него вытекает река Созь, а впадает Борозда, то некоторые рыбаки предпочитают, например, леща ловить в июне в реке неподалеку от озера. 
Среди речных обитателей здесь много водится крупных карасей, лещей, линей, плотвы, щук, язей и окуней. Попадаются сомы, но в основном небольшие, как говорят рыбаки, рекордных размеров не было давно. 
Очень популярна на озере Великом зимняя рыбалка. По первому льду и до самых суровых морозов рыбаки здесь не переводятся, так как подлещ, окунь и плотва клюют, только успевай закидывать спиннинг. 
Единственная здесь проблема – в необжитых местах трудно найти место для ночлега, поэтому следует заранее поинтересоваться картой береговой линии. Многие рыбаки, чтобы не тратить на это время, ночуют прямо в лодках, взяв с собой для этого все необходимое. 
Если с рыбалкой не повезло, что крайне редко бывает, окружающие болота, богатые ягодами, могут стать хоть каким-то утешением. Урожаи здесь действительно отменные, поэтому, порыбачив, можно уделить время их сбору. 

 

ОРШИНСКО-ПЕТРОВСКИЕ ОЗЕРА
Петро́вские озёра, Оршинско-петровские озёра, Петроозёрье — группа озёр в Тверской области, в 20 километрах к северо-востоку от Твери. Озёра окружены обширным болотным массивом «Оршинский Мох». Всего озёр насчитывается более 140, общая площадь 83 км². Наиболее крупные — Великое (площадь 32 км²), Светлое (8 км²), Глубокое (5 км²), Песочное (5 км²), Белое (4 км²), Щучье, Глухое, Оршинское. Урез воды в озёрах незначительно различается: в озёрах южной и западной части Глухом, Светлом, Песчаном он составляет 143—144 метра над уровнем моря; в Оршинском и Щучьем — 141 метр; в Великом, Глубоком и Белом — 139 метров. Глубина озёр не превышает 4 метров. Большинство озёр соединены протоками. Сток из системы Петровских озёр через несколько небольших речек в протекающую 20 километрами южнее Волгу: Орша (вытекает из Оршинского озера), Созь (из Великого озера), Песочная (из Песочного).

Петровские озёра являются реликтовыми остатками огромного ледникового водоёма, большинство небольших озёр находится на разных стадиях отмирания и превращения в болото. Питание озёр дождевое и за счёт болотных вод. В озёрах и окружающих болотах большое количество торфа, который придаёт воде озёр характерный коричневый цвет. В западной части озёрного массива велись торфоразработки, что привело к исчезновению и изменению уровня нескольких озёр. В районе торфоразработок проложена большая сеть осушительных каналов и узкоколейных железных дорог.

Вокруг Оршинского Моха расположено несколько деревень; в самом центре болот, на возвышенном острове между озёрами Глубокое и Белое — деревни Остров, Заречье и Петровское.

Берега озёр низменные, заболоченные, на отдельных участках осушены. Доступ к озёрам летом возможен лишь по воде, зимой по нескольким зимним тропам.

Петровские озёра используются для туризма, охоты, рыбной ловли и сбора клюквы и грибов.
 
 
СТАТЬИ ПРО ОЗЕРО ВЕЛИКОЕ
Мало кто знает, что на границе Конаковского и Рамешковского районов — начинается Затерянный мир. Его официальное название — Оршинский Мох. Непроходимые топи делают путешествие по этим местам крайне опасным. Но множество нетронутых цивилизацией озер, а их насчитывается более ста пятидесяти, как магнитом притягивает рисковых рыбаков, водных туристов, охотников за клюквой и экстремальных путешественников. В систему Великих озер входят озера: Великое (площадь зеркала воды 320 га), Кобыльское (0,92га), Белое (3,85га), Глубокое (4,75га), Щучье (2,85га), Светлое (7,96га), Чайкино (0,96га), Либовец(0,84га), Тотное (0,4га), Лука (0,64га), Песочное (5,7га) и ряд других. Озеро Великое находится в самом центре трясин, но на острове посреди него испокон веков живут люди. На карте обозначено три деревни: Остров, Петровское и через протоку Заречье. Оптимальный вид транспорта в этих местах — вертолет. Те, кому он недоступен, добираются  до Спаса-на-Сози и оттуда поднимаются на лодках по извилистой речушке Созь, берущей свое начало из озера Великое и впадающей в Иваньковское водохранилище. Созь — типичная лесная речка, то и дело лодки упираются в завалы из невесть как попадавших в реку бревен, да и течение быстрое.
Удивительные чувства охватывают при посещении этих мест. Ведь всего в 150 км от одного из самых крупных мегаполисов мира ты попадаешь в другую цивилизацию, в другую эпоху, в параллельный мир, живущий по своим не тронутым цивилизацией законам. Звенящая, чуть жутковатая тишина, отсутствие людей, техники, всего того что в повседневной жизни стало привычным. И это не игра, не сон, который быстро проходит, это ее величество реальность, простирающая свою власть на многие километры непроходимых болот. И если вы прибыли не на вертолете, это многие часы упорного труда чтобы по тем немногим путям, которые сюда ведут, выбраться назад, в цивилизованный мир. Но путешествие в страну Великих озер стоит всех трудностей. Ты чуть чуть по другому начинаешь смотреть на повседневные трудности, проблемы, да и собственно, на свою жизнь.
Планируя путешествие на Великие озера, важно серьезно подойти к исправности плавсредств, которые будут использоваться в путешествии, ведь не везде можно подойти к берегам и практически не реально, не зная этих мест, выбраться с Великих озер сухопутным путем.
  
Дикие люди с озера Великое
1999 год — начало экспедиций «Каравана» в затерянный мир озера Великое.
Идея поездки родилась теплым апрельским вечером, когда, разглядывая карту Тверской области, редколлегия «Каравана» обратила внимание на озера, расположенные буквально под самой Тверь, но окруженные абсолютно непроходимыми топями. Оршинский мох — гигантское болото, начинающееся прямо за поселком торфяников Новая Орша, до которого из Твери можно доехать на обычной маршрутке. Посреди непролазных трясин находится озеро. На озере — остров, на острове — деревня Петровское.
Когда-то, во времена Петра I, сюда ссылали старообрядцев. Еще до Великой Отечественной войны здесь был довольно большой колхоз — 200 человек. Ловили рыбу, на незаболоченных прибрежных участках ухитрялись выращивать рожь. Однако эти времена ушли безвозвратно.
Мы долго думали, как до этой деревни добраться, и в конце концов решили воспользоваться вертолетом. Было совершенно неизвестно, что ждет нас в забытой Богом и людьми деревушке. Вполне возможно, что она уже обезлюдела. Попробуйте пожить в месте, куда по более или менее твердой дороге можно добраться только зимой.
В день нашего вылета, 13 мая, выпал снег. Мы долго ждали, пока вертолетчикам дадут разрешение на вылет, и шутили: «Сейчас прилетим, а там коттеджи трехэтажные, скутеры по воде носятся и специальный пресс-секретарь нас встречает».

Витька МинеевПресс-секретарь нас действительно встретил. Им оказался Витька Минеев, бывший киномеханик, исполняющий в деревне обязанности почтальона. Обязанности тяжелы: до ближайшего почтового отделения в деревне Сутоки он добирается шесть часов на веслах, два часа — вдоль одному ему известных вешек по болоту. Дальше его подвозит автобус. И так — раз в неделю. Всей деревней в складчину выписывается газета «Спид-инфо». Немудрено: в деревне — семь постоянных жителей, и среди них — всего одна женщина, да и та — старенькая бабушка. Причем местные мужики — даже не пенсионеры. Пенсию получает лишь бывший колхозный бригадир, Косыгин. Кстати, Косыгин очень похож на того, брежневского, Косыгина. И функции примерно те же — он олицетворяет местное правительство. А на отдельном острове живет местный Сталин, строгий, но справедливый.
 

Местный Сталин
Его так и называют — Сталин (а настоящая фамилия потерялась: откуда ей тут сохраниться — ни паспортных столов, ни участковых). Озерный мир — слепок с мира большого. Есть здесь своя преступность — два брата-хулигана, Генка с Сашкой; свои трудяги Вовка и Сашка — мужики, которые косят сено и ухаживают за общим конем по имени Башмак (его никогда не кованные копыта приспособились для жизни на болотах — стали широкими, как башмаки), свой маленький капиталист — мужичок по прозвищу Семачок.
Люди на Великом живут в полной изоляции от мира, совершенно без денег. Периодически пробираясь на «Большую землю», они меняют рыбу и клюкву на муку. Хлеб пекут сами. Водка на озере практически не появляется — неоткуда.
Вскоре после нашей экспедиции на Оршинском мху произошла трагедия. По реке Созь к озеру Великое пытались подняться туристы на байдарке. Байдарка оказалась повреждена, и один из туристов решил отправиться за помощью. Он блуждал по болотам несколько дней. Обессилевшего, его растерзали волки.
 

Не то Генка, не то СашкаНа следующий год главный редактор «Каравана» Геннадий Климов повторил экспедицию — на этот раз со съемочной группой программы «Сегоднячко». В жизни аборигенов озера Великое к тому моменту произошли некоторые изменения. Во-первых, дед Миней, почтальон Витька Минеев, едва не… женился. Во-вторых, сгорел в своем доме один из братьев-хулиганов, Сашка. Впрочем, подробности и первой и второй экспедиции можно узнать из газеты («Караван» №35 1999 г., «Караван» №53(266) от 5 июля 2000 г.).
А глава Рамешковского района, где расположен наш затерянный мир, рассказал нам, что таких мест в его районе еще много. В частности, есть почти столь же недоступная деревушка, где живут одни женщины. Экспедиция к новым амазонкам — в планах редакции.
  
ТРАГЕДИИ НА ОЗЕРЕ ВЕЛИКОМ 
Нынешняя весна на озере Великом выдалась ранняя. В апреле быстро сошел снег и установилась теплая, почти летняя погода. Рыба ловилась хорошо, так что все местные жители целыми днями были на озере, проверяли сети, пересаживали улов в садки. Садок — это такой бревенчатый сруб, похожий на колодец, который ставится в воде недалеко от берега. Туда и выпускают пойманную рыбу. Там она может жить, плавать, пока не понадобится человеку. Тогда рыбаки просто вычерпывают нужную рыбешку сачками. Этот способ хранения добычи очень старый и надежный. Но, как оказалось, надежен он до поры до времени.
Самыми знаменитыми рыбаками на Великом считались два брата — Генка и Сашка. Жили они на краю деревни, одни, без жен и детей. Вообще в двух деревнях — Заречье и Остров, что расположены в центре озера на небольшом островке, — местных жителей было не больше десятка. Среди них почти не было женщин. Точнее, коренных поселянок было двое. Одна — жена местного старосты Косыгина, а другая — старая бабушка, мать одного из рыбаков, которому за суровый нрав дали прозвище «Сталин».
Генка и Сашка были относительно молодыми мужиками. Ну и, конечно, как холостые и одинокие, любили выпить. У Генки к тому же была определенная должность. Он работал в охотхозяйстве, и на другом берегу у него в ведении была «охотничья гостиница». Гостиница — это вообще-то сильно сказано. Но на охотничий дом это было похоже. Там были печка, посуда, плитка и кровати с матрацами. Редким заезжающим рыбакам и охотникам она служила хорошим ночлегом. Генка гордо называл себя директором гостиницы, хотя на самом деле просто присматривал за ней.
В конце апреля на озеро прилетели на вертолете рыбаки из города. Для местных любое посещение людей с большой земли — это уже праздник. Знающие люди привозят на Великое чай, хлеб, сахар, тушенку и, конечно же, водку. Последний продукт пользуется особым уважением у поселян, ибо достать его очень сложно. За водкой за тридевять земель не наездишься. Само собою, если приезжим не удается наловить столько рыбы, сколько хотелось, остальное они выменивают у местных. В этот раз аборигенам досталось изрядное количество продуктов, и огненной воды в том числе. Генка, как только выпьет, имел привычку начинать выяснения отношений со своим младшим братом. Из-за чего, говорят, Сашка однажды решился на попытку самоубийства. На самом деле он, скорее всего, хотел попугать своего брата, а для усиления эффекта оттянул кожу на боку и прострелил это место из охотничьего ружья. Сашку тогда отвезли в больницу, подержали как суицидника месяца два в Бурашеве, но потом отпустили. После этого случая все, в том числе и брат Генка, стали относиться к Сашке как к нервному и особо не доставали. Но в этот раз Генка почему-то не сдержался и после довольно мирной попойки начал донимать брата Сашку упреками. Младший не стал дожидаться, когда Генке окончательно ударит по мозгам алкоголь. А тогда уж и до выяснения отношений с помощью кулаков и табуреток совсем недалеко. В общем, Сашка собрался и уплыл от греха подальше на лодке в охотничью гостиницу. Генка же, немного успокоившись, стал топить печку. Огонь разгорался медленно, и хозяин положил побольше дров, а сам ушел в комнату и там заснул. Что произошло потом, никто толком не знает. То ли из печки выпали горящие головешки, то ли Генка курил в постели, но ближе к ночи в доме начался пожар. Языки пламени уже вырывались из-под крыши, когда огонь увидели жители деревни. Только сделать они ничего не могли. Дом горел очень быстро, и никакие ведра воды из близкорасположенного озера не могли его спасти. Не знали соседи и того, кто оставался в доме, потому что вечером слышали звук отъезжающей моторной лодки. Все надеялись, что братья вдвоем уплыли проверять сети и в доме никого нет. Только наутро, когда от дома оставались одни головешки, в деревню вернулся Сашка. На месте родного дома он увидел голое пепелище, в огне которого погиб его родной брат.
Не успели жители Заречья прийти в себя после страшного пожара, унесшего жизнь, как на деревню обрушилась новая беда. В Страстную неделю к деревне приплыли на моторных лодках десятка полтора мужиков с охотничьими ружьями. Они прибыли из поселка Восток, где раньше работало торфопредприятие. А сейчас, видимо, оно закрылось, вот и стали заниматься мужики с Востока разбойным промыслом.
Подъехав к деревне, они с лодок стали стрелять по рыбацким сараям, чтобы местные не высовывались из домов. Да и кому было высовываться, если во всей деревне живут одни старики. Бандиты не стесняясь стали обшаривать рыбацкие садки и сараи. Весь весенний улов они перегрузили на свои лодки, забрали к тому же снасти и все, что попалось под руку. Местные жители ничего не могли сделать, ведь в деревне нет ни телефона, ни какого другого средства связи с большой землей. Изрядно обогатившись свежей рыбой, бандиты уплыли к своему поселку. Хорошо еще, что не пожгли рыбацкие сараи. Весть об этом нападении дошла до города только спустя неделю, когда на вертолетах на Великое прилетела очередная группа рыбаков. Но местным уже нечего было менять на чай, хлеб и сахар. Никакого серьезного улова после Пасхи у них не накопилось. Такая несчастливая весна выпала в этот год людям с озера Великое.
  
СВЕЖИЕ НОВОСТИ ОТ ОТШЕЛЬНИКОВ С ОЗЕРА ВЕЛИКОЕ 
На прошлой неделе редакции «Каравана» вновь выпал случай навестить наших давних знакомых — отшельников с озера Великое.
В прошлом году мы обнаружили настоящий затерянный мир. Всего в семидесяти километрах от Твери, посреди непроходимых топей Оршинских мхов, на острове посреди озера Великое живут семь мужиков. Живут они как настоящие аборигены. Большинство уже много лет не видело денег. Пенсионер среди них всего один — бывший колхозный бригадир Косыгин. При официальной работе тоже один-единственный местный житель, почтальон Витька Минеев. Раз в неделю он совершает поход на почту, сравнимый с легендарными приключениями Следопыта на берегах Онтарио: пять часов гребет на веслах, два часа идет по одному лишь ему известной болотной тропе, затем садится на автобус и едет в деревню Сутоки, где находится ближайшее почтовое отделение. С почты Миней несет газету «Спид-инфо», выменянную на рыбу и клюкву. А что делать — женщины озеро Великое покинули уже давно и возвращаться не намерены. Хоть на картинках посмотреть на женский пол — и то дело.
По весне мы писали о свежих новостях из жизни аборигенов: их, и без того нищих, ограбили как-то поднявшиеся на моторках лоботрясы из Орши. Вытащили из садков всю рыбу. И были таковы. Один местный житель — Генка-хулиган — сгорел вместе со своей избой.
А на днях озеро Великое посетила съемочная бригада программы «Сегоднячко». Прочитав Интернет-версию газеты «Караван», коллеги с НТВ связались с нами и попросили проводить их к аборигенам, живущим совсем недалеко от Москвы. Наши друзья из авиакомпании «Конверс-авиа» с удовольствием согласились помочь.
Прибыв на остров, мы с изумлением узнали, что местные жители недавно… чуть не женились. Было это так: Витька Миней в одном из своих походов на почту познакомился с двумя деревенскими девочками. Девочки были из семьи деревенских пьяниц, и ни добра, ни ласки в своей жизни не видели. А, надо сказать, Миней — добрейшей души человек. Бывший, как он выражается, идеологический работник (служил когда-то киномехаником), он похож на Деда Мороза, как внешне, так и внутренне. Сжалившись над девчонками, Миней пригласил их в гости. И по зимнику, на Новый год, девицы (одной 14 лет, другой 17) пришли. Младшая, погостив недельку, отправилась обратно. А старшая поселилась у Минея.
Но, увы, добрый и чистый Миней был разочарован. Он хотел принять девочку в дочки. Жаждая хорошей дружбы и светлых чувств. А девушка мало того, что курила («Мы, как подались в туземцы, курить забросили», — рассказывал нам Миней. Да и откуда у них, на острове, сигареты?), так еще и хотела, как сказал Витька, выйти замуж. В общем, у Минея она долго не задержалась и перешла в избу к мужику помоложе — Сашке. Однако и с Сашкой не заладилось. И незадолго до того, как стаял снег, она ушла. И уже в апреле Миней отвез ее на лодке обратно.
Теперь Миней и Сашка горюют. Но, видно, не судьба.
В этом году Миней должен стать пенсионером. Все появятся какие-то денежки. Может, тогда и барышням на сигареты хватит?
И еще новость: Минея на днях чуть на съели слепни. Шел он по обыкновению за почтой, разомлел на жаре, присел в болоте на кочку и заснул. Просыпается, смотрит — все тело облепили слепни, потом неделю мучился.
  
СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ! 
В четверг, 4 июля, в 3 часа 48 минут 14 секунд по электронной почте в редакцию «Каравана» пришло письмо:
«Срочно! К деревне Петроозерье на озере Великом, о котором вы неоднократно писали, в частности, г-н Гуров Б.С. (он был там в последний раз с командой газеты «Известия», подбирается огонь. Пожаром охвачена вся площадь за деревней Заречье. Жители видят огонь и серьезно опасаются за свою жизнь и имущество. Сил и средств на тушение огня у них нет. Огромная к вам просьба: не остаться безучастными к этой серьезной ситуации и по возможности оказать содействие — оповестить МЧС, пожарную службу, возможно, губернатора Платова, который посещал деревню и обещал ее жителям содействие.

С уважением и надеждой, Игорь».
 
УТРОМ в пятницу мы его прочитали и незамедлительно отправили информацию в аппарат губернатора. Напомним, что наша газета уже неоднократно писала о пяти мужчинах, последних жителях отрезанного от всего мира лесами и болотами Петроозерья. Как предполагают, поселение это было создано по инициативе Петра I для строительства флота, но позже использовалось им как лагерь для пленных шведов. Крепостное право, а затем и коллективизация коснулись этой озерной глуши лишь относительно. Но островитян доконала горбачевская перестройка. Большая часть населения уехала в город, поселение осталось без электричества, а телефона и дорог здесь никогда не было.
Отсутствие дорог сыграло роковую роль в судьбе островитян, когда рядом с их домами загорелись торфяники. Сюда весьма проблематично доставить технику, которая могла бы преодолеть огнезаградительную полосу. По сообщению Игоря Соловова, поступившему из Петроозерья, 4 июля пожаром была охвачена вся площадь леса за деревней Заречье. Жители, не имея средств тушения, пребывали в состоянии беспомощности и паники. К островитянам приплывали на катере представители лесхоза, но, не оказав никакой помощи, уплыли. По словам Игоря Соловова, администрация Рамешковского района мотивирует свое бездействие тем, что территория вокруг озера Великое является чем-то вроде заказника или заповедника, следовательно, ответственность за ситуацию там несет какое-то охотохозяйство, а не администрация.
 
В понедельник мы получили по Интернету новое сообщение:
«Уважаемые журналисты газеты «Караван»!
Благодарю за реакцию еженедельника на мое первое обращение к вам по поводу пожара в Петроозерье. В момент моего обращения к вам ситуация действительно была угрожающей. В настоящее время она несколько стабилизировалась.
Что послужило причиной пожара? В последние годы практически ни один пожар в районе Петроозерья не обходился без участия так называемого человеческого фактора. Приезжие туристы, рыболовы, охотники не считают необходимым тушить разводимые ими костры или выкуренные сигареты. Каждое лето что-нибудь горит в непосредственной близости от Петроозерья. Так, на две трети выгорели берега реки Созь, огромный участок леса к северо-западу от Петроозерья, вся восточная часть острова, окруженного озерами Великое, Белое и Глубокое. Постоянно уже в течение нескольких лет горят торфоразработки в районе Орши, что в пределах прямой видимости из Петроозерья. Ни один виновник пожара за эти годы не был выявлен и наказан. Ни в одном случае не предпринималось никаких мер по тушению или локализации очагов возгорания. И все это с «завидной» регулярностью и постоянством происходит на территории уникального природного комплекса, которому присвоен статус заказника. Правда, в этом заказнике днем с огнем вы не найдете людей, по долгу службы призванных обеспечивать его статус, — нет ни инспекторов рыбоохраны, ни егерей, ни лесничих. Поэтому здесь раздолье для разного пошиба браконьеров, прежде всего — электроудочников. Хотя справедливости ради следует сказать, что лица, причастные к охране флоры и фауны, эпизодически появляются в Петроозерье, но лишь для того, чтобы взять рыбу у местных жителей (или, говоря вашими словами, аборигенов), или же отдохнуть на полную катушку, стимулируя себя «огненной водой». Наши вечные трудности понятны. Поэтому говорить о людях, которые выполняли бы свои служебные обязанности при отсутствии должного технического обеспечения, профессиональной подготовки и материального вознаграждения, было бы близким к ненаучной фантастике или, проще говоря, идиотизму. Однако, как представляется, даже в условиях острого дефицита и ограниченности ресурсов существует выход из сложившейся ситуации. Решение находится в плоскости осуществления контрольно-надзорных функций всего на двух стационарных постах. В Петроозерье и в его окрестности можно попасть по двум основным маршрутам: через Спас-на-Сози (дорога Тверь или Кимры с близлежащими населенными пунктами — Рождествено — Спас-на-Сози и через Лугино (в основном населенные пункты, тяготеющие к Кимрам). Я не говорю о третьей возможности — вертолетом из Змеево, которая используется весьма редко и не может рассматриваться в качестве постоянной и регулярной транспортной составляющей. Из Спаса-на-Сози попасть на озеро Великое и в Петроозерье можно лишь по реке Созь. Из Лугино в эти же места путь ведет через искусственное русло, так называемую борозду или канаву, выкопанную человеком в незапамятные времена. Так вот на Спасе-на-Сози и в Лугино можно было бы учредить стационарные посты с облеченными соответствующими полномочиями официальными лицами, которые могли бы не только взимать определенную плату за посещение заказника, выдавать путевки на охоту и рыбалку, взимать деньги за парковку автомобилей, но и контролировать прибывающих с точки зрения наличия у них сетей, электроудочек, взрывчатых веществ и, возможно, излишнего количества спиртного. Естественно, лицам, проживающим в Петроозерье, желательно обеспечить беспрепятственный доступ к их месту жительства. Что касается стихии огня в Петроозерье, то наибольшая опасность для деревни возникла вечером в пятницу, 5 июля. Огонь стал надвигаться на деревню со стороны горящего леса. Хорошо, что в пятницу из Твери после работы в деревню приезжает достаточное количество народа. Так вот, практически все, кто оказался здесь, принялись бороться с огнем. К трем часам ночи очаги огня на пути к деревне были уничтожены. Сейчас очаг горения находится в лесу на относительно отдаленном расстоянии. Благоприятствовал этому и ветер, который гнал огонь в сторону от деревни. И хотя угроза еще полностью не миновала, хотя запах едкого дыма ощущают все, люди немного успокоились. В деревне люди контролируют ситуацию, налажен канал связи, чтобы в случае необходимости экстренно сообщить всем, кто причастен к ней, о возникновении новой угрозы. Тогда появится подмога, чтобы спасать живых и среду их обитания. Очень хотелось бы, чтобы людям из Петроозерья повезло и горе обошло бы их стороной, а силы природы отвели стихию от их очага.»
Вот такая получились история. Следите за нашими публикациями
  
 РОБИНЗОНЫ 
Несколько лет назад газета «Караван» совершила открытие. Нашим корреспондентам удалось побывать у людей, которые в век технического прогресса обходятся без телевидения, электричества, машин и шоссейных дорог. И живут эти подвижники не где-нибудь в Сибири, а всего в 44 километрах от Твери среди чистых озер и непроходимых оршинских болот. Наше открытие стало сенсацией и быстро облетело всю Россию. В минувшем году у тверских аборигенов побывала съемочная группа НТВ, а в нынешний Сочельник на болота отправилась совместная экспедиция Тверского областного еженедельника «Караван» и международной газеты «Известия».
В январе на наши телеэкраны выходит на финишную прямую телешоу «Последний герой». Напомним, что это такое. Два племени, «Черепахи» и «Ящерицы», заброшенные на соседние острова в Тихом океане, преодолевают сомнительные тяготы не то первобытной, не то курортной жизни. Раз в неделю одного из соплеменников участники шоу понарошку съедают (изгоняют), а последний оставшийся в живых получит 3 миллиона рублей…
А теперь другая история. В 100 километрах от Твери, посреди огромного болота, протяженность берегов которого достигает 300 километров, есть озеро Великое, а на нем — два острова. Здесь, в полной недосягаемости, без дорог, без баб и электричества живут пятеро мужиков. Их жизнь — это шоу, которое пропадает вдали от глаз большой публики. «Известия» решили хотя бы отчасти исправить эту несправедливость. Накануне Рождества мы заказали вертолет, взяли с собой ингредиенты праздничного стола и живой новогодний сюрприз, о котором — чуть позже.
 
ПОЯВЛЕНИЕ ГЕРОЕВ 

Как были сюда заброшены предки этих людей, теперь уже точно не скажет никто. Мне пришлось услышать две версии, которые сходятся только в одном — случилось это около 300 лет назад и роль Сергея Бодрова-младшего исполнил император Петр Первый.
- Он хотел основать здесь что-то типа секретной военной базы по постройке кораблей, — рассказал мне сотрудник внешней разведки Владислав К., который иногда охотится в этих местах. — Место идеальное: ни один шпион не проберется, зато поблизости протекает Волга, а из озера Великое в нее течет речка Созь. Чтобы строить корабли, Петр и завез сюда людей, в основном — каторжан. Но потом передумал и решил строить базу под Воронежем. А люди остались. Еще 30 лет назад, когда я там впервые побывал, это были 3 деревни, в которых жило 200 душ. — Владислав К. открыл карту. — Вот, видите, они до сих пор обозначены: Петровское, Заречье и деревня Остров. Все вместе это называлось Петроозерье. У них там даже колхоз был, «Ильич» назывался.
- Вы будете смеяться, но эти мужики — шведы, — сразил меня своей версией Евгений Желязков, главный специалист авиапредприятия, чьими вертолетами раз-два в году кто-нибудь летает на эти острова (другого пути без риска для жизни туда нет).
- Кто-кто эти мужики?
- Потомки пленных шведов. Их селил сюда Петр Первый. Разумеется, шведского в них уже не осталось ничего — ни внешности, ни характера. Хотя… Когда прилетите, обратите внимание на Минея — Виктора Минеева. В нем что-то скандинавское есть — голубые глаза, рыжеватые волосы.
- А мы тут им негра везем, — попытались мы в свою очередь шокировать Евгения Петровича и показали ему нашего Деда Мороза. Звали его Тафен Ванджи Марсель Клебер. Марсель, учащийся ординатуры Тверской медицинской академии, знаком постоянным читателям «Известий» как человек, который полтора года назад пытался баллотироваться в мэры Твери. Попытка не удалась, но прецедент на российской политической арене был создан, теперь Марсель активный член СПС и друг Немцова. Мы попросили его исполнить на островах роль Деда Мороза, и он любезно согласился.
- Негр — это нормально. Главное, баб не везите! Говорят, аборигены от одного их присутствия дичают.
Перед самым взлетом Марсель показал пилоту горящую на табло надпись: «Отказ левого генератора». Пилот махнул рукой — дескать, фигня. Марсель одобрительно расхохотался. Мы взлетели. Надпись пропала.
Пейзаж за бортом вертолета был достоин Чукотского полуострова: натуральная тундра. Что до Москвы всего лишь 200 с небольшим километров, верилось с трудом. Петроозерье с высоты птичьего полета показалось большой деревней — по островам были разбросаны несколько десятков домов, как потом оказалось, брошенных. На одном острове на фоне снега нарисовались четыре человеческих фигурки, на другом — еще одна. Это потом мы узнали, что мужиков осталось пять. Летчики рассказывали, что последний раз, когда они сюда летали, их было семеро. Поэтому первым делом мы спросили: «А где еще двое?» Доложил человек, по описанию похожий на Минея.
- Это Зеловы, что ли? Генка сгорел в прошлом году. Печку перетопил. Говорил же я ему: «Ставь бревна вертикально: и тепла больше будет, и не угоришь». А он горизонтально ставил, вот и угорел. А Сашка замерз. На лодке его нашли. Поехал в деревню Спас за самогонкой, а тут мороз ударил, он и не доехал. У нас ведь жизнь тут какая? То дорога длинная, то работа тяжелая.
- Значит, пятеро?
- Да нет. Тошка Корюшкин с Нового года заспиртованный лежит — считай, не человек уже. Юрка Кузьмин ему каждое утро только голову от подушки за волосы поднимает, вливает сто грамм и обратно кладет. Какой из него герой.
Ну что ж, четверо так четверо.
 
МИНЕЙ, ПОЧТАЛЬОН С ВИЛАМИ 

По паспорту — Виктор Васильевич Минеев. Кличку Печкин не получил лишь потому, что на островах ни у кого никогда не было телевизора и, похоже, уже не будет: два года назад приказала долго жить трансформаторная подстанция. Миней действительно похож на шведа — особенно если побрить, снять с головы строительный подшлемник и отнять вилы, с которыми он никогда не расстается, даже зимой.
Насчет небритости Миней ответил нам так:
- Когда праздник, то уж какое тут бритье.
А насчет вил объяснил подробнее:
- Без вил я не почтальон, а название одно. Ближайшее почтовое отделение — в селе Сутоки. Туда пять часов идти на веслах по озеру и еще 12 километров по болотам, а там такой путь, что недавно, говорят, спортсмены из Твери пробовали идти, но повернули назад. И волки, и медведи встречаются. Волков я не боюсь, им тут и без людей дичи хватает. А вот медведь — зверь мерзопакостный, от него нигде не спрятаться, одно спасение — вилы. Иной раз и нечисть попадается. Иду я тут на веслах мимо вон того мыса, из Сутоки возвращаюсь. И вижу: на мысу стоит лось не лось, антилопа не антилопа, а что-то такое с рожками на четырех ногах, красивое такое. Чувствую — женщина. Формы такие, женские. Я прохожу, ее не трогаю, а она как поскачет за мной, прямо по воде. Я — ходу, но вижу: догоняет. Ну, думаю, если лодку перевернет — все, разделает меня в воде, как котенка. Схватился за вилы — в лоб ей целюсь. И тут она испугалась, отстала. Я отплыл подальше, а когда домой пришел, посмотрел на часы — час ночи. То есть это все ровно в полночь происходило…
Такие походы Виктор совершает каждый уик-энд и получает за это 400 рублей в месяц. Письма на остров приходят редко, постоянный груз — это хлеб, водка и три газеты: районная «Родная земля» — для Юрки Кузьмина, «Тверские ведомости» — для себя и «СПИД-инфо» — для Косыгина. Впрочем, про Косыгина я узнал не от Минея. Про Косыгина лишнего здесь никто не скажет — боятся его.
 
КОСЫГИН. ШЕРИФ И ЛЮБОВНИК 

В отличие от Толи Кузьмина по кличке Сталин, у Косыгина фамилия Косыгин настоящая. А с Минеем Александра Александровича объединяет лишь одно — он тоже «непьющий». Здесь так называют не того человека, который вообще не пьет алкоголя, а для которого водка не главное. Косыгин, как и все в Петроозерье, холостяк, но, в отличие от остальных, интерес для женщин еще представляет и поэтому отличается донжуанскими наклонностями. Миней, как наиболее мобильный из жителей островов, слышал о любовных похождениях Косыгина и в Сутоках, и в Спасе на Сози, и в Васильевских Мхах. Время от времени к Косыгину из Твери даже приезжает подруга. Еще Косыгин выполняет на островах роль шерифа. Со всеми конфликтными ситуациями идут к нему. Но, как это бывает свойственно гарантам законности и правопорядка, характер имеет тяжелый и в поведении непредсказуем.
- К нему в ближайшие дни лучше не идти, — посоветовал Миней. — Сан Саныч не в духе.
- А Сталин в духе?
- Сталин всегда не в духе. Но к нему идти можно.
 
СТАЛИН. ДИРЕКТОР ГОСТИНИЦЫ 

Кличка приклеилась к Анатолию Петровичу Кузьмину после того, как его назвал Сталиным Миней при губернаторе Платове, когда последний прилетал на острова во время предвыборной кампании. Слово «Сталин» не несет для островитян никакого положительного заряда, и Кузьмин его полностью оправдывает своим скверным характером. Ведет он себя — как Косыгин в квадрате, но если косыгинские заносы можно понять и простить за ту общественную нагрузку, которую он несет в качестве «разводящего», то Сталин никакой полезной роли в петроозерском социуме не играет, а любит лишь командовать по каждому поводу. Впрочем, вру: Кузьмин в своей пустой деревне по документам числится директором несуществующей гостиницы еще существующего охотохозяйства.
Мерзкому характеру Сталина в деревне склонны приписывать мистическое происхождение.
- Тут у нас церква раньше стояла, — рассказал Миней. — Ее разрушили в 61-м году, и не по указке сверху, а хулиганье по глупости разломало. С тех пор все, кто в этом участвовал, умерли не своей смертью. Один Сталин остался. Но ему тогда 12 лет было, видимо, потому ему от Бога послабление вышло — не смерть, а всего лишь самодурство. Может, оно и к лучшему, что он живет на отдельном острове. Мы тот остров Сталинградом зовем. Будь Кузьмин поближе к обществу, еще довел бы кого-нибудь до греха.
В нашем присутствии сталинская сущность Анатолия Петровича проявлялась лишь тогда, когда паузы между стопками затягивались. После каждых пятидесяти грамм он удовлетворенно замолкал и даже улыбался. А на прощание даже попытался сделать Марселю комплимент:
- Брат. Ну вылитый Юрка. Как пришли — все мучаюсь, на кого же он похож. А теперь понял — на брата Юрку.
Тут Марсель понял страшную вещь. Какую — чуть позже. Сначала о Юрке.
 
ЮРКА-НАЛЕЙ И ФИОЛЕТОВАЯ ЛОШАДЬ 

Юрка — это тот самый, который каждое утро вливает бесчувственному Толику Корюшкину в рот 100 грамм. Нежное отношение к потерявшему человеческий облик собрату продиктовано, наверное, потребностью видеть перед собой того, кто еще хуже тебя. Для людей сторонних Юрка — самая большая загадка этих островов. Сторонним непонятно, как человек, который не имеет никаких финансовых источников существования, пьет так, как будто водку из озера черпает. На самом деле все просто. Юрке просто феноменально везет. Благодаря его везению, между прочим, на островах и Новый год-то состоялся.
- Это за неделю случилось. Приехали семь «Буранов» из Москвы. Как они проползли-то, не знаю: до того один пытался сюда на «Буране» прийти, так утопил его и сам еле жив остался. А эти прошли. Миней в тот момент на рыбе был, а я клюкву перебирал — не все же пьем-то. А они — прямо к тому месту, где церква была. Прибегаю — гляжу, среди них поп. Он прямо на колени упал перед фундаментом и ну снег целовать. А его друзья мне говорят: «Козлы вы, что церковь разрушили». Но на «Буране» прокатиться дали. А на прощание, честное слово, тысячу рублей отвалили. Просто так. Я пошел в Сутоки, 16 бутылок купил — Новый год ребятам устроил. Вчера последнюю допили.
- И что теперь делать будешь?
- А я перед Новым годом брагу заварил. Получится брага.
- Да, на этот раз получится, — кивнул Миней. — Было что пить, так что он ее не трогал. А то он обычно заведет брагу, а терпения выдержать не хватает. Чуть забродит — он ее и выпивает. Прямо стоит и ждет, когда пузыри первые пойдут, — тут же хрясь!
- Точно, — рассмеялся Юрка. — Хрясь!
- А когда брага кончится, он вспомнит страшное слово: налей. Мы этого слова как огня боимся, когда Юрка его произносит. А ты знаешь, что у него корова есть? Ты спроси у этой коровы, как она жива-то еще. Она тебе ответит: «Дядя Миней меня спасает». Юрка пьет, а я его корову спасаю. Вот быка он недавно зарезал, бык отмучился. А еще у него Башмак есть, лошадь фиолетовой масти. Ее так прозвали, потому что скачет она, как-то пришлепывая. Но на нее у меня времени уже не всегда хватает. Удивительно, как у такого человека столько скотины. Ни у кого столько скотины нет.
Впрочем, побывав у Юрки в гостях, мы поняли, что Башмак и корова живут не в пример лучше хозяина. Их хоть Миней кормит, а Юрка последний раз закусывал в Новый год и печь топил тогда же. И дело даже не в том, что дров ему не хватает или лень:
- Понимаешь, если я истоплю печь, запах дома противный становится, вся грязь расцветает. А так морозцем придавит — и вроде ничего.
Описывать Юркино жилище не представляется возможным. Единственный элемент убранства, который не нарушает норм антисанитарии, — это портрет Ленина. В тот момент на дворе было минус 3. Сейчас, когда я пишу эти строки, ударили морозы до 20. Я понимаю, что Юрка все-таки затопил печь, и мне страшно представить, какая же там сейчас вонь.
 
ЧТО ПОНЯЛ МАРСЕЛЬ 

Марсель не обиделся, когда Сталин обозвал его братом. Даже когда познакомился поближе со Сталиным-младшим. Но с того момента он как-то напрягся. По всему было видно, что его терзает какая-то догадка.
- Слушай, Дим, мне кажется, они не секут насчет цвета кожи.
- В смысле?
- Они не замечают, что я черный.
- Из вежливости, наверное.
- Не-е. Здесь не то. Ты слышал, он же меня братом назвал.
Мы решили провести следственный эксперимент. Марсель достал из паспорта фотографию своей камерунской семьи и показал ее Юрке:
- Вот это моя мать. Она сама с Украины, но вышла замуж и уехала жить к отцу в Оренбург. Это моя сестра, она уже десять лет в Твери живет. А это дедушка, он из оренбургских казаков.
Юрка послушно кивал головой. А вот дядя Миней напрягся:
- Ты, брат, что-то заливаешь! Я же в Сутоках все же телевизор иногда смотрю, негров видел.
Пришлось ему рассказать про суть нашего эксперимента. Миней рассмеялся.
- С Юркой — это бесполезно. Он и людей-то, кроме нас, не видел. Он думает, что так и надо: у кого-то черные волосы, у кого-то — лицо. А когда напьется, он и розовых видит, и голубых, и в желтый крестик. А ты сам-то из каких африканских казаков будешь?
- Из камерунских.
- А, знаю. Там футболисты хорошие. А ты вот скажи мне, там, в Камеруне, хуже нашего живут?
- Бывает, и хуже. У нас есть такое племя, пигмеи, так они не то что за бутылку, а за коробок соли полслона отдадут.
- А пьют они больше Юрки?
- Они вообще не пьют.
- А почему же плохо живут?
- Потому что не работают. Фигней страдают.
- И не работают, и не пьют? Что-то я этого не понимаю. У нас человек либо пьет, либо работает. Другого не бывает.
- А у нас — бывает. Камерунские казаки — люди загадочные. Я этим летом ездил туда после десяти лет разлуки. Очень удивлялся. У меня двоюродная сестра замуж выходила, с регистратором договорились на час дня. Денег ему заплатили. А он пришел в шесть вечера. Не пьяный, ничего — просто опоздал на пять часов. И никто не обиделся. Это нормально.
- Человек не пить и не работать не может, — поддержал Минея Юрка. — Он тогда деградирует.
- Ну, иногда, бывает, и у нас выпивают. Вот, в Твери одно время продавали «русские йогурты» — сто грамм в упаковке. В Камеруне есть нечто похожее, только называется не йогурт, а condom (Марсель употребил более понятное островитянам слово). Это дешевое виски, ну, самогон, в такой маленькой упаковочке, как шампунь одноразовый. У нас их водители маршрутных такси очень любят. Два кондома засадил — и баранка сама крутится.
- А у вас там Бог есть? — поинтересовался Миней.
- У нас там духи есть. И им приписывают все, что происходит. Вот, например, почему у вас в деревне плохо живется? У нас сказали бы так: «Это все ваш Сталин виноват. Сталин — это злой дух, и от него на островах жизни нету».
- Ты знаешь, Марсель, а ведь так оно и есть. Я давно что-то такое подозреваю. У нас ведь, когда Сталин пьяный и довольный, и рыба в сеть идет. А когда трезвый и злой, он своей злобой и рыбу от сетей отгоняет. Точно, дух. Надо будет с ним на эту тему поговорить.
Когда мы уже сидели в вертолете и нервно посматривали на светящуюся надпись «Отказ левого генератора», Марсель прокричал мне в ухо:
- Здесь я наконец понял одно русское выражение!
- Какое?
- Здравствуй, ж…, Новый год! Вот какое!
Мы взлетели. Надпись погасла.

   
_________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
http://www.konakovo.org/
 «Озеро Великое» — информация об объекте в Государственном водном реестре.
Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
Попадейкин В. И., Струков В. В. По Валдаю. — М.: Физкультура и спорт, 1966. — 96 с. — (По родным просторам). — 15 000 экз.
Ресурсы поверхностных вод СССР: Гидрологическая изученность. Т. 10. Верхне-Волжский район/ Под ред. В. П. Шабан. — Л.: Гидрометеоиздат, 1966. — 528 с.
Рыбалка в Тверской области.
Природа  Тверской области
Озера Тверской области
Озера верхнего Поволжья и Тверской области.

ВложениеРазмер
14593733 (1).jpg124.19 КБ
14593733 (2).jpg136.95 КБ
14593733 (3).jpg338.27 КБ

Комментарии

аватар: Кэп

озера Тверской области

Тверская область - одна из самых озерных в Европейской части России и в Поволжье.

Обзорную СТАТЬЮ ПРО ОЗЕРА ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ - смотри тут!

При этом Великое озеро - не самое большое в Тверской обл.

Однако вместе с прилегающими озерами Петровской системы - Великие озера - 

общая площадь всей озерной системы составляет внушительную величину и может быть сравнима даже с легендарным озером Селигер.

Вся эта система питает верховья реки Волги и вполне проходима на байдарках 

но с соблюдением мер предосторожности!

 

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru