Быссинский термальный источник

Быссинское месторождение (источник) термоминеральных вод находится в Селемджинском районе Амурской области. Площадь месторождения составляет около 0,68 км2. Расстояние до ближайшего населенного пункта, поселка Февральск, составляет 68 км. Постоянной автодороги до месторождения нет. В период распутицы сообщение с месторождением осуществляется спецавтотранспортом, в зимнее время - по «зимнику» автомобильным транспортом, в летнее время - водным путем по реке р. Бысса, протяженностью в 96 км.

 

 ГОРЫ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ПАМЯТНИКИ ПРИРОДЫ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

ГЕОГРАФИЯ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

СТАТЬИ И ССЫЛКИ ПРО АМУРСКУЮ ОБЛАСТЬ - ТУТ!

АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ - ТУТ!

   Быссинский источник находится в области муссонного климата. Среднегодовая температура воздуха - минус 40°С. Наиболее низкая среднемесячная температура воздуха - минус 43°С наблюдается в декабре, а максимальная среднесуточная температура воздуха плюс 31°С отмечается в июне месяце. Среднегодовая сумма осадков в данном районе - 688 мм.

Быссинский термальный источник

   Характеристика качества подземных вод.

   Термоминеральные воды имеют однотипный состав. По температурному диапазону воды относятся к термальным (горячим), температура - 35-45°С. По уровню общей минерализации (0,2-0,33 г/л) - это слабоминерализованные воды.

   В составе основных компонентов преобладают гидрокарбонат (карбонат), хлор и натрий. Характерной особенностью минеральных вод является высокая щелочность среды рН= 9,2-9,6. В составе биологически активных микроэлементов установлена кремнекислота в количестве 0,055-0,080 г/л. Особенностью ионно-солевого состава является повышенное содержание фтора 7,5-9,5 мг/л. В составе растворимых газов преобладает азот - до 80 %.

   В соответствии с классификацией лечебных минеральных вод, подземные воды Быссинского месторождения относятся к группе слабоминерализованных кремнистых азотистых терм. Данная группа минеральных вод является весьма ценным природным фактором, широко используемом в санаторно-оздоровительных учреждениях для отпуска наружных процедур. Содержание фтора в воде не превышает нормативный показатель (10,0 мг/л) для питьевых лечебно-столовых вод, в связи с чем она может быть рекомендована для внутреннего применения в качестве лечебно-столовой.

   Исходя из степени изученности геолого-гидрогеологических условий месторождения эксплуатационные запасы отнесены к промышленным категориям В+С1. Балансовые запасы термоминеральных вод оценены в количестве 560 м3/сут.

   В северо-восточной части месторождения изучен комплекс пресных подземных вод. По химическому составу воды гидрокарбонатные-кальциево-натриево-магниевые, натриево-кальциево-магниевые. По количеству солей кальция и магния воды относятся к очень мягким (общая жесткость 0,3-1,09 мг-экв./л.). Подземные воды удовлетворяют требованиям ГОСТа 2874-82 «Вода питьевая» за исключением, повышенного содержания общего железа и марганца. Балансовые запасы пресных холодных подземных вод определены в количестве 800 м3/сут по промышленной категории А.

   Быссинский источник как «дикий курорт» используется с начала века. До 1990 года число отдыхающих на водах Быссинского источника составляло от 100 до 300 человек в месяц. С 1991 года из за дороговизны на «диком курорте» число отдыхающих сократилось до 20-30 человек в месяц.

    

   Болезни нервной системы:

   Периферической. Невралгия тройничного нерва с редкими приступами; неврит и невралгия (инфекционного и ишемического происхождения) лицевого нерва; поражение нервов верхних и нижних конечностей воспалительного и токсического характера в стадии неполной ремиссии в ранний и поздний восстановительный периоды; поражение нервных корешков и сплетений воспалительного характера (не ранее двух месяцев от начала заболевания); инфекционный полиневрит (синдром Гийена-Баро); опоясывающий лишай (после окончания острого периода); полиневралгии различного генеза в подострой стадии (через 3-4 месяца) или в стадии неполной ремиссии; дегенерация межпозвоночных дисков в шейном, грудном, и поясничном отделах позвоночника с различными неврологическими синдромами рефлексорного и коморисомного происхождения с умеренно и слабо выраженными болями; последствия травм корешков, сплетений, нервных стволов (не ранее двух месяцев после травм и операций).

   Вегетативной. Вегетативная полиневралгия, соляриты, по окончании острого периода, ангино-сластический сигментарно-вегетативный синдром.

   Центральной. Церебральный арахноидный паралич в стадии ремиссии через 3-6 месяцев от начала заболевания; остаточные явления после перенесенного энцифалита, энцифакомиелита по окончании острого периода, не ранее 4 месяцев от начала заболевания; отдаленные последствия полимиелита в восстановительном и резидуальном периодах, а также после ортонодических операций; отдаленные последствия сотрясения и контузии головного мозга без выраженной гипертанзии без нарушения в двигательной сфере, при отсутствии припадков и психических расстройств, церебральный атеросклероз, без нарушения кровообращения; цереброваскулярная недостаточность с переходящими очаговыми неврологическими проявлениями, переходящая ишемия мозга легкой или средней степени, без повторных кризов; через 3-4 месяца после приступа неврологические расстройства (невростиния, неврозы, астеническое состояние); вегетативно-сосудистая дисфункция различного генеза, болезнь Ройно 1-3 стадии, синдром Ройно различного происхождения.

    

   Болезни костно-мышечной системы

   Последствия перенесенного ревматического полеартрита, ревматидный артрит в неактивной фазе или с минимальной активностью процесса.

      Так же в районе протекает ключ Токур, река Селемджа.   

Быссинский термальный источник

ПАСПОРТ ИСТОЧНИКА

 Установочные сведения

Текущий статус ООПТ:  Действующий

Категория ООПТ:  памятник природы

Значение ООПТ:  Региональное

Профиль:  гидрологический

Дата создания:  11.10.1978

 

Где находится, как добраться:

Дальневосточный федеральный округ, Амурская область Селемджинский район

Памятник природы "Быссинский минеральный источник" расположен на левобережье р. Бысса в 160 км от ее устья, в 80 км от станции Февральск, в районе ключа Курортный и урочища Курортное.

Широта: 52.32 Долгота: 131.65

Общая площадь ООПТ:  332,3 га

  

Обоснование создания ООПТ и ее значимость: 

Памятник природы "Быссинский минеральный источник" создан и функционирует в целях сохранения уникальных, невосполнимых, ценных в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природных комплексов, а также объектов естественного и искусственного происхождения.

 

Памятник природы "Быссинский минеральный источник" обеспечивает решение следующих задач:

сохранение гидрологического объекта в естественном состоянии;

сохранение природных комплексов в естественном состоянии;

осуществление экологического мониторинга;

выполнение научно-исследовательских работ;

создание условий для поддержания рекреационного потенциала занятой территории;

экологическое просвещение населения.

Перечень основных объектов охраны: 

Термальный минеральный источник с гидрокарбонатно-хлоридно-сульфатной натриевой водой

  

Территориальная структура ООПТ

Описание границ: 

Границы памятника природы "Быссинский минеральный источник" утверждены постановлением Правительства Амурской области от 25 мая 2015 года N 238 "Об утверждении границ территорий памятников природы регионального значения".

Кластерность: 

Количество участков: 1

 

Режимы и зонирование ООПТ и охранной зоны

Документы, определяющие режим хозяйственного использования и зонирование территории: 

Постановление правительства Амурской области от 27.11.2015 №566

Запрещенные виды деятельности и природопользования: 

запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятника природы, в том числе запрещаются:

строительство и реконструкция зданий и сооружений (в том числе линейных) без получения положительного заключения государственной экологической экспертизы по проектной документации объектов строительства;

изменение исторически сложившегося охраняемого ландшафта;

проведение работ, которые могут привести к нарушению гидрологического режима местности, почвенного покрова, возникновению и развитию эрозионных процессов;

рубки леса главного пользования;

загрязнение почв, замусоривание территории, устройство свалок, скотомогильников;

ухудшение качества подземных вод;

мойка автомобилей;

размещение временных стоянок транспортных средств;

распашка земель;

проведение дноуглубительных и гидромелиоративных работ;

разработка месторождений полезных ископаемых (в том числе общераспространенных), кроме гидротермальных вод источника;

пользование водным объектом без лицензии на водопользование и заключенного в соответствии с ней договора пользования водным объектом;

иные виды деятельности, препятствующие сохранению, восстановлению и воспроизводству природных комплексов и объектов памятника природы.

Разрешенные виды деятельности и природопользования: 

свободное пребывание граждан с обязательным соблюдением установленного режима особой охраны;

проведение научных исследований, мероприятий по экологическому просвещению и природоохранной пропаганде;

отбор воды в объемах, определенных лимитами водопользования источника;

рекреационная деятельность.

Эколого-просветительская деятельность, осуществляемая на территории памятника природы "Быссинский минеральный источник", должна быть направлена на воспитание бережного отношения к природе, рационального использования ее богатств.

На территории памятника природы "Быссинский минеральный источник" осуществляется хозяйственная деятельность, не противоречащая целям и задачам, для которых он создан.

 

 

Природные особенности ООПТ: 

Как "дикий" курорт эксплуатируется с начала ХХ века. Постоянной автодороги от станции Февральск до месторождения нет. В зимнее время сообщение с месторождением осуществляется по "зимнику", в остальной период года - спецавтотранспортом, вертолетом или водным путем по р. Бысса, протяженность пути по которой составляет 96 км. Стационарные источники электроэнергии отсутствуют. Первые сведения об источнике были сообщены М.И.Сумгиным, который в 1916 году произвел обследование источника. 

В дальнейшем он периодически изучался М.З.Кругловым (1933 г.), Н.И.Обидиным (1934 г.), Н.П.Чубаровым (1939 г.), Н.М.Богатковым (1940 г.), В.А.Кирюхиным (1962 г.), Авдеевой и др. (1977 г.), Батюковым и др. (1980 г.). В 1970-71 г.г. Стойбинской партией произведено поисковое бурение. В 1976 году источник обследовался отрядом Спецпартии Геоминвод. Быссинский источник приурочен к юго-западному борту грабена, заложенного на палеозойском кристаллическом основании Туранского выступа Буреинского массива. Термоминеральные воды образуют купол и зону растекания в перекрывающих четвертичных отложениях, имеющих эллипсовидную форму, вытянутую вдоль долины р. Бысса. 

На основании заключения Центра медицинской реабилитации и физиотерапии г. Москвы, выведенные скважинами воды имеют однотипный химический состав. Источник термальный, температура воды летом 42-430С, зимой + 190С. Вода слабо минерализированная, газированная азотом, гидрокарбонатно-хлоридно-сульфатного натриевого состава с запахом сероводорода. Микроэлементы: астат, марганец, титан, галлий, ванадий, хром, молибден, литий, медь. Характерной особенностью ионно-солевого состава является повышенное содержание фтора. Скважинами вскрывается на глубине 110-235 м приток 1500 куб.м в сутки.

В соответствии с "Классификацией лечебных минеральных вод", подземные воды Быссинского месторождения относятся к группе слабоминерализованных кремнистых азотных терм, образующих региональную провинцию в бассейнах рек Селемджа, Бурея. Близкий аналог Быссинских вод - термальные воды месторождения Кульдур. 

Данная группа минеральных вод является весьма ценным природным фактором, широко используемым в санаторно-оздоровительных учреждениях для наружных процедур (общие и локальные ванны). Кроме того, в Быссинской минеральной воде содержание фтора не превышает нормативный показатель для питьевых лечебно-столовых вод, поэтому вода может быть рекомендована для внутреннего применения в качестве лечебно-столовой. Вода благоприятная для лечения заболеваний нервной системы, опорно-двигательного аппарата, гинекологических и кожных заболеваний, заболеваний органов пищеварения, болезней обмена веществ. Еще в 1990 году планировалось приступить к строительству курорта, но недостроенная автодорога, отсутствие линий электропередач не позволяют и по сегодняшний день осуществить данную идею. Ежегодно самолечение осуществляют здесь до 400 человек.

  

Обеспечение охраны и функционирования ООПТ

Государственные органы и юридические лица, ответственные за обеспечение охраны и функционирование ООПТ: 

Министерство природных ресурсов Амурской области

Государственное бюджетное учреждение Амурской области "Дирекция по охране и использованию животного мира и особо охраняемых природных территорий"

Управление по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Амурской области

    

Поездка на Быссинский минеральный источник

Автор: Сергей Вольновит

                ( Очерк )

 

      О Быссинском источнике, его чудодействии я впервые услышал от своей матери. Она как-то давненько рассказывала, что на нём бывал несколько раз мой дядя по имени-отчеству Иван Иванович. Дядя, как потом уж выяснилось, действительно там бывал, и в разговоре добрым словом поминал одного доктора, который, осмотрев его после одной из «жизненных перетяжек», настоятельно посоветовал побывать на Быссинском источнике, напутствуя словами: - «Либо ты после него будешь жить и дышать, либо, скажу прямо, готовься помирать...».

     И дядя, дождавшись первых же устойчивых тёплых дней наступившей весны, стал собираться в дорогу. Случайно  нашёлся  попутчик, что, по словам дяди, в дальнейшем очень помогло. Они подыскали и купили по сходной цене оморочку,  - длинную, узкую лодку, - и, захватив с собой что можно было для еды, соли, одежды, а также ружья, рыболовные снасти, жён, в начале июня отправились на лодке прямо из города Свободного к намеченной цели.

     В пути они были более полумесяца. В воспоминаниях дядя рассказывал, что плыть пришлось всё время вверх, против течения по таким рекам, как Зея, Селемджа, Бысса, причём на последней вёслами практически ничего не добьёшься - только шестом можно было как-то продвигаться по этой быстрой, с частыми перекатами реке. Вымотались они изрядно, но у намеченной цели были где-то в середине июня.

     Дядя пробыл на Быссинском источнике около двух месяцев, занимаясь охотой, рыбалкой, а затем сбором грибов и ягод, ежедневно принимая, конечно, лечение в виде ванн и питья минеральной воды.

     Обратный путь у этих «курортников» был, естественно, легче – всё время они спускались вниз по рекам.

     После своей поездки дядя Ваня почувствовал себя довольно хорошо, хотя потом ещё раза два ездил на этот источник. Своим здоровьем и жизнью вот уже более восьмидесяти лет он считает обязанным тому безвестному доктору и Быссинскому «курорту».

     Вторым по значению для принятия мною решения о поездке на Быссу был рассказ старшего товарища по работе Грейлиха Бориса Владимировича. Буквально в мае тысяча девятьсот восьмидесятого года я застал его как-то в заводской лаборатории, где он что-то делал для своей машины. Разговорились «что-как-зачем», и он сказал, что готовится к поездке на «Быссинский курорт», ожидая с дня на день звонка из города Норска об уровне воды в реках Селемджа и Бысса. Он пояснил, что если воды в реках много, то это плохо, так как заливает рубленые ванны на источнике, а это снижает эффективность лечения; если же воды в реках мало, особенно на Быссе, то это тоже плохо, так как очень тяжело проходить перекаты этой своенравной реки.

     Борис Владимирович довольно подробно рассказал, как он ездит на этот «дикий курорт», назвал некоторые адреса, у кого можно оставить машину в Норске, где и как найти переправщиков, что брать с собой и сколько, и ещё многое другое.

     Вскоре я узнал, что он действительно уехал на Быссу.

     Третьим и перетянувшим чашу весов в сторону решения «ехать», стала заметка старшего преподавателя Благовещенского педагогического института В.Себина «Быссинский минеральный источник», напечатанная  в газете «Амурская правда» за 27 марта 1980 года ( вернее, был ответ на эту заметку председателя Амурского облплана С.Макаревича  под заголовком «Ещё о Быссинском источнике», по которому я разыскал саму заметку в газете). В заметке В.Себин  писал, что «...по заключению специалистов, она (т.е. вода источника – прим. автора)  благоприятна для лечения сердечно - сосудистых, кожных, желудочных заболеваний, ревматизма...».  В конце заметки В.Себин предлагал принять меры и сохранить уникальный природный источник, построить на его месте санаторий или бальнеологи  -ческую больницу.

     Итак, решение созрело. Его надо было воплощать в дело.

    Для большей уверенности я зашёл в городскую библиотеку, поговорил с библиотекарем, и она снабдила меня дополнительным описанием Быссинского источника, приведённым в серии «Целебные источники Амурской области» (автор В.Е.Прядко).

     Начались приготовления.

     Для начала я переговорил с братом своей жены, который с готовностью согласился составить мне компанию. Конечно, ехать в такую дальнюю поездку, в незнакомые места впервые, да ещё на не обкатанном «Запорожце», я опасался. Поэтому согласие Александра , - так звали брата моей жены, - подтвердило во мне уверенность в осуществлении задумки. Сам же Александр, естественно, ничего не терял от поездки, а, наоборот, вполне мог рассчитывать на хороший отдых и, возможно, хорошее лечение, тем более, что его «допекал» желудок. Трудность была лишь в том, чтобы сам Александр, - «Саня», - смог уйти в отпуск в одно со мной время.

     После уговоров его начальства мы, наконец, 20 июля 1980 года были готовы к поездке. Перед этим вся неделя у нас ушла на приготовление машины, сбор снастей, заготовку продуктов, одежды, спальных мешков и прочих мелочей, нужных в дороге и на месте.

     В указанную дату около пяти часов утра мы выехали из гаража в сторону переправы. Потеряв на Зейской переправе более часа времени, мы начали свой путь от посёлка «Зазейского» на город Норск в шесть утра. Наш маршрут лежал через Белогорск, Серышево, Новокиевский Увал, Норск.

     Первый ориентир – Белогорск. До него мы «докатили» быстро по асфальтированной дороге, скорость «выжимали» около ста – ста десяти километров в час. Только в нескольких местах пришлось снижать скорость из-за выбоин. Дорога на Белогорск идёт через посёлок Ромно, далее на развилку к селу Ивановка с поворотом на Березовку и через это село вправо на Белогорск.

     В Белогорске решили не останавливаться и, проехав мост через речку Томь, прямо под сопкой выехали на дорогу к посёлку Серышево. Надо сказать, что здесь, на развилке дорог,  мы немного попетляли, так как чёткого знака, указывающего направление на Серышево, не было, а переплетений просёлочных дорог оказалось несколько. Тем не менее, после расспросов мотоциклистов, которых удалось остановить, мы попали в посёлок Серышево и через него «выскочили» на «бетонку» - так называют водители –

шофера дорогу от Серышево, мощёную бетонными плитами.

     На «бетонке» пришлось учиться вождению машины, так как сама дорога представляет собой уложенные двумя рядами по колее колёс бетонные плиты с частыми выбоинами, сделанными тяжёлым транспортом; съезд с колеи для такой машины, как «Запорожец», означает разбитие низа кузова и грозит другими неприятностями. Другими словами, свернуть с этой дороги не только «Запорожцу», но и любой другой легковой машине, далеко не просто, а  сворачивать приходится при встрече со встречным транспортом, объезде и так далее. Поэтому часто, набрав скорость, приходилось резко тормозить, объезжать, что очень снижало нашу среднюю скорость движения. К тому же, в машине без видимых причин пропало питание приборов, и пришлось останавливаться и искать причину неисправности.

     Устранив неисправность, - перегорели предохранители по не известной причине, - и заодно позавтракав, мы продолжили путь. К счастью, «бетонка» длилась километров пятнадцать – восемнадцать, а затем пошла «гравийка».

Однако, камни, отлетавшие от колёс, так часто стали колотить по днищу кузова машины, что пришлось снова снижать скорость до сорока – пятидесяти километров в час («А то придётся машину нам в мешке потом нести», - как пошутил Саня).

     Надо отдать должное тому, что мы выехали в воскресный день и поэтому нам редко попадались встречные машины, а иначе нам бы пришлось туго.

     В двенадцатом часу дня мы въехали на перекрёсток  «Серышево – Белоярово – Мазаново».

     В Белоярово нам надо было завести гостинец родственникам от наших по дому соседей в Благовещенске, а заодно уточнить у этих родственников адрес в Норске, у кого нам можно будет остановиться и оставить на их охрану наш автомобиль. К тому же, в Белоярово мы планировали дозаправить машину бензином. Поэтому, доехав до перекрёстка, мы решительно направились в Белоярово.

     Белоярово – довольно крупное село, в нём расположена контора  сельхоз- техники, нефтехранилище, другие организации  сельскохозяйственного уклона. На руках у нас была нарисованная соседями карта-схема проезда по селу, указано как  найти  родственников этих соседей, и мы довольно быстро нашли нужных людей.

     Дома у Кольцовых (их фамилия) хозяйничала  сама молодая  хозяйка  Таня. Приняла она нас приветливо, накормила, а затем повела огородами , ближним путём на речку, где рыбачил её муж с гостившим у них другом. Узнав в чём дело, Анатолий, - муж хозяйки, - пошёл с нами в дом, оставив своего друга на берегу речки с удочками. В разговоре он дал адрес своей родственницы – Апанович Альбины  Васильевны, двоюродной сестры Анатолия, которая жила со своим семейством в Норске, и  написал ей записку, чтобы она не отказала нам в приёме. Поблагодарив хозяев, мы заехали на бензоколонку возле нефтебазы и взяли направление на Мазаново и далее на Норск.

     В Мазаново Саня встретил знакомого шофёра, который, как оказалось, находился здесь в командировке, и хорошенько расспросил какой дорогой

лучше ехать в сторону Норска. Советы встретившегося шофёра нам действительно оказались полезными, так как от Мазаново идёт несколько дорог  по разным направлениям и ориентироваться в данном случае оказалось делом не простым.

     Дальнейший путь мы проехали без осложнений. Правда, после «Горячего Ключа», где мы останавливались попить воды и отдохнуть, дорога часто выдавала сюрпризы в виде пучистых, разбитых после дождей мест, ям, глубоких выбоин. Объезжая одно из таких мест, мы попали в глубокую мокрую яму и приложили немало сил, чтобы из неё выбраться...

     Итак,  около пятнадцати часов того же дня мы, после довольно крутого поворота дороги, въехали в Норск. Путь в триста восемьдесят километров мы «прошли» за девять часов, если не считать потерю около часа с небольшим в Белоярово. Тоесть, практически средняя скорость составила около сорока шести километров в час.

     Норск – село большое. На город оно не похоже, хотя жителей в нём довольно много и, пожалуй, по численности их оно и подходило бы под статус города, если бы была более развита инфраструктура. А так, в основном, в нём проживают охотники, рыбаки, лесники, люди речных профессий. Центральная дорога, по которой въезжаешь в Норск, пыльная и не благоустроенная. Дома и деревья, растущие вдоль дороги, все в пыли, серые и не привлекательные. Другие дороги, по которым мы для знакомства с селом проехали, тоже грязные, не ухоженные, однако лишены пыли, так как по ним редко кто ездит. Последнее обстоятельство позволяет зеленеть по обочинам дорог траве, ходить козам, гусям и курам, купаться в лужах у дорог свиньям и уткам.

     По основной дороге расположены почта, столовая, а чуть поодаль – магазины. Продовольственный магазин расположен рядом со складами на пустыре недалеко от речки Селемджи. Как раз здесь мы и остановились на отдых.

     Пустырь весь «усеян» пустыми консервными и стеклянными банками, битыми бутылками, обгорелыми палками и досками – следами некогда горевших здесь костров. Здесь же не берегу расположен символический причал, к которому, якобы, причаливают катера, теплоходы и баржи, которые проходят по Зее и  Селемдже и доставляют в паводок людей и грузы. Сюда же, как выяснилось позже, причаливают оморочки перевозчиков, которые возят людей на Быссинский минеральный источник или, как с улыбкой называют его побывавшие там, - курорт «Свобода».

     Отдохнув и искупавшись в реке, мы стали искать перевозчика. Мне было известно, что таких в Норске три человека: Ривоненко Владимир Михайлович, Патрушев Борис Иванович и Волобуев Иван Иванович. Фамилии и имена их сообщил Грейлих Борис Владимирович. Он, кстати, рекомендовал плыть на «курорт» с Патрушевым, тем более, что у него во дворе прямо можно оставить машину. Поэтому сначала мы и отправились  домой к Патрушеву. Проводил нас мальчик на велосипеде, у которого мы поинтересовались о месте проживания семьи Патрушевых.

     Пока ехали к нему, - а переезжать с дороги к дому пришлось по низкому месту, - застряли в трясине, и только с помощью проходивших парней практически вынесли на руках наш «Запорожец» из топкого места на твёрдый грунт.

     Подъехав к дому, мы прежде всего встретились у калитки с чёрным злым псом. Навстречу вышла девочка лет одиннадцати, которая, узнав в чём дело, позвала мать – женщину лет сорока пяти. Женщина сразу же повела нас с Саней в дом, угостила чаем и сказала, что муж ещё не вернулся с «курорта» и будет только или сегодня в ночь или завтра  где-то до обеда. Поэтому она указала нам на диван, на котором мы могли бы отдохнуть до приезда мужа, а сама, наказав дочери как и где нам поставить машину во дворе, ушла на работу в склады.

     С помощью девочки, которая загнала собаку и открыла калитку и ворота, мы поставили во дворе машину, а сами пошли побродить по Норску, узнать «что - где - как».

     У жителей узнали адрес второго перевозчика Ривоненко, побывали у него. Оказалось, что сам Владимир Михайлович тоже «на курорте», когда вернётся не известно. Дом его стоит на протоке, впадающей в Селемджу. У дома нас встретили:  женщина средних лет, две довольно взрослые девушки и девочка лет пятнадцати. Одна из девушек, как мне показалось, стала оказывать нам знаки внимания, выражавшиеся то в кокетливом взгляде, то в весёлом, игривом разговоре, то в наигранной забаве с собакой, пытавшейся на нас лаять.

        - Чо-о это она так разыгралась? – несколько удивлённо, обращаясь ко мне, спросил Саня, когда мы направились прочь.

       - Наверно понравились, - ответил я и тут же спросил, - может мы всё же найдём этих Апанович?

      - Давай, - согласился Саня, и мы, остановив проходившую женщину с целью узнать, где проживает семья Апанович, направились к ним.

     Оказалось, что Апанович живут на центральной улице почти рядом с продовольственным магазином. Дом их потонул в пыли, зато летняя кухня, сараи и стайки, находясь как бы поодаль, были чисты, пыльного воздуха в них не ощущалось.

     Нас встретила дочь Апанович, приехавшая с мужем и дочуркой в отпуск к родителям. Она позвала мать, - Альбину Васильевну, - которая и провела нас в летнюю кухню, оказавшейся довольно большой и просторной. Прочитав поданную мною записку, узнав кто мы, она отложила очистку сот улей, чем занималась до нашего прихода, и предложила пообедать, сказав, что скоро придёт на обед и муж. Мы отказались сразу обедать, а пообещали подойти через часок, что давало возможность и хозяйке более лучше подготовиться к обеду и нам сходить к машине за пол-литровочкой, так как мы знали, что здесь, в северных краях, обед без «ста граммов» не поощряется.

     Итак, через часок, побродив по пустырю у магазина, заглянув в последний «на всякий случай», мы были вновь у Апанович. К столу собрались все, и принесённая пол-литра была очень кстати. Знакомство, непринуждённый разговор расположили нас к хозяевам, и мы напросились оставить машину у них на время нашего пребывания «на курорте».

     Получив согласие, мы отправились к Патрушевым. Дома была одна девочка, которая вновь вместе с Саней подержала пса, а я выгнал машину.

     Делать было нечего. Мы решили ещё раз искупаться в Селемдже, когда группа людей, расположившаяся у места причала, привлекла наше внимание. У всех были вещмешки, палатки, снасти, свёртки одежды и прочей утвари, которая необходима для туризма. Я первым подошёл к ним и начал расспрос. Оказалось, что они тоже « едут на курорт», что Ривоненко уже дома , делает заправку своей лодки бензином, и вот часов в шесть - седьмом они отправляются с ним «на курорт». Мы живо вернулись в машину и через несколько минут были у Ривоненко. Владимир Михайлович особо не заставил себя упрашивать, лишь сказав, чтобы мы были на берегу к указанному времени.

     У нас оставалось буквально минут двадцать на то, чтобы поставить машину, купить хлеба, соли, крупы и приготовиться к поездке. Поэтому, оставив Саню на берегу с выгруженными вещами, я поехал ставить машину во двор к Апанович. Заезжать пришлось через разгороженный огород. Поставив машину и накрыв её старенькой плащ – палаткой, любезно предоставленной хозяевами, поблагодарив их за приём, я побежал на берег, где шла уже погрузка вещей на оморочку – алюминиевую лодку метров десяти в длину и около полутора в ширину. Сзади на оморочке было подвешено два «Вихря», посреди лодки стояли бочка и канистра с бензином. Несколько человек уже были в лодке и принимали вещи, а вёл общее руководство по укладке их перевозчик.

     Сбегав в магазин, который, к счастью, ещё не закрыли, за продуктами, мы самыми последними загрузились в лодку. Около семи часов вечера взревел лодочный мотор, и мы отчалили от берега. Теперь предстояло пройти на лодке вверх по Селемдже и Быссе порядка ста восьмидесяти километров.

     ...Несколько слов о перевозчике. Ривоненко Владимир Михайлович – человек крепкого телосложения, метис, резкого, волевого характера. Он не многословен, взгляд у него зоркий, цепкий. За всю поездку я слышал от него лишь несколько фраз.

     Пассажиры – народ разношерстный. Здесь были и моложавая мамаша лет около сорока со своей дочерью Леной лет семнадцати, и супружеская пара среднего возраста с парнишкой лет двенадцати, и двое молодых, едва сыгравших свадьбу, и старичок с бородой, который, якобы, уже лет пять подряд ездит на этот «курорт», и парень лет двадцати со своим папашей преклонного возраста, и одинокая женщина лет сорока пяти, всё время боявшаяся разбить свою пятилитровую бутыль с каким-то напитком или настойкой.

     Примерно через часок поездки мало-помалу все перезнакомились. Оказалось, что мамаша везёт дочь Лену специально на «Быссинский курорт», так как у дочери та же болезнь, что и у матери, а сама мать в прошлом году была здесь, и ей, якобы, очень помогло. Молодой муж вёз свою молодую жену с целью избавить её от каких-то краснот на коже; супруги с парнишкой ехали подлечить желудок и суставы, которые (особенно у мужчины) стало «здорово ломить» от подземных работ в шахте; парень с отцом ехали подлечить суставы и нервы (у парня, как было сказано, в прошлом отнималась нога и он ходил на костылях, а побывав здесь два раза, забыл уже что такое костыли); одинокая женщина на вопрос ответила уклончиво, что, мол, едет по женской болезни...

     Темнеть стало быстро. По небу шли тучи. Дул довольно холодный ветер. Выбрав подходящую для ночлега косу, Ривоненко (его вдруг все стали называть Володей), повернул оморочку к берегу, и вскоре все, захватив с собой палатки, тёплое бельё и продукты, высадились на берег.

     Пока было не очень темно молодые, в том числе и мы с Саней, бегали по косе, собирая хворост, корни деревьев, небольшие брёвна для костра. Костёр получился на славу!.. Усевшись вокруг него, все стали делиться продуктами – у кого что есть, кипятили чай, шутили, смеялись. Некоторые, в том числе и мы, поставили невдалеке палатки, сам же Ривоненко, накрывшись полиэтиленовой плёнкой, тут же у костра лёг на разостланную войлочную подстилку, и вскоре мы услышали его похрапывание.

     Ближе к полуночи все стали укладываться на отдых: кто пошёл в палатки, кто остался лежать у костра, а кто ещё и сам не знал куда определиться. Мы с Саней залезли в свою палатку и уже, было, стали засыпать, как к нам попросился (а, вернее, попросили родители) на ночлег уже знакомый паренёк  Костя, для которого, конечно же, нашлось место.

      «Табор» затих, над рекой воцарилась тишина. Вдруг, откуда ни возьмись, налетел шквальный ветер, блеснула молния, в небе загромыхало и, вначале тихо и медленно, а потом всё сильней и сильней заморосил дождь. Несколько палаток ветром смяло, наша ещё продолжала стоять. Пришла женщина с дочерью Леной и попросила пустить свою дочь тоже к нам в палатку – пришлось потесниться.

     Минут через двадцать новый порыв ветра смял и нашу палатку, вырвав крепёжные колья из песчаного берега. Дальше в палатке оставаться было бесполезно. Саня выполз из неё первым, я – вторым. Лена и Костя остались укутанными в палатке, что-то между собой обсуждая и смеясь.

     Мы подсели к костру, возле которого было уже большинство «курортников». Я посмотрел на Ривоненко – он продолжал спать в той же позе, что и лёг, и, казалось, ничто не в силах его разбудить. Однако вскоре он повернулся на бок, открыл глаза и приказным тоном сказал, чтобы мужчины подтянули  оморочку  вглубь берега, забрали из неё всё, что плохо укреплено и может намокнуть.

      Дождь оставался в прежней силе: и не усиливался и не ослабевал. Поэтому от костра почти никто не отходил: гремел транзисторный приёмник, все громко переговаривались, шутили, рассказывали анекдоты, некоторые искали невдалеке подходящие для костра палки и корни деревьев. К последним подключились и мы.

      Через некоторое время я обнаружил, что Саня исчез. Подождав немного, я подошёл к первым кустам начинающегося в темноте леса и позвал его. Ответа не последовало. Я снова позвал – ответа не было. Подошла Лена и, узнав в чём дело, забеспокоилась.  Она хотела, было, идти к костру и объявить о случившемся, но я остановил её, попросив принести мне лучше фонарик. Когда она выполнила мою просьбу, я достал из чехла свой охотничий нож и не очень смело шагнул в темноту. Близ косы в чаще стали попадаться сваленные буреломом и паводками деревья, вывороченные пни, оголённые корни. Зайдя немного вглубь, я стал просматривать выхваченные светом фонаря деревья и кусты, время от времени посвистывая и зовя Санька.

       - Ну что ты шумишь? – вдруг совсем рядом я услышал голос Сани.

       - А где тебя носит?..

       - Да здесь,.. – осматривал «позицию».

       - Ну ты и даёшь,.. - протянул я, - позицию-ю, а тут чёрти где тебя и искать. Что ты тут делал-то?

       - А так, нервы проверял, характер. Интересно же проверить себя, как будет: страшно или нет...

       - Ну и как?

       - Не очень уютненько!..

       - Нет, ну ты и даёшь,.. - снова протянул я с обидой, и мы вернулись к костру.

     На горизонте стало проясняться. Встал Ривоненко, предложил всем ещё выпить чаю и собираться в дальнейший путь.

     Пока мы шумным табором пили чай и делились едой, Ривоненко, быстро перекусив, был уже в лодке и наводил порядок.

       - Ну давайте в лодку, пошли дальше, а то и солнце скоро взойдёт, - стал торопить Ривоненко.

     И правда, буквально за минуту засерело, темнота быстро уплывала прочь, уже стали различимы берега реки. Все быстро собрались, расселись по лодке, и мы отчалили от берега. На воде было холодно, многие укутались с головой и задремали.

     Я наблюдал за Ривоненко. Владимир Михайлович, накинув на плечи меховую куртку, зорко вглядывался в реку, изредка поднимая мотор при проходе через перекаты. Иногда он глушил мотор и, вставая, орудовал длинным шестом. Мне он чем-то нравился: то ли собранностью и строгостью, то ли симпатичной наружностью, ростом, стройностью, которые особо подчёркивались болотными сапогами, свитером, туго обтягивающим рельефную грудь...

      Очнулся я от суеты, установившейся на лодке. Открыв глаза, понял, что мы причалили к берегу.

     Солнце ещё не поднялось. Берег и сама река были подёрнуты серым туманом. Ривоненко с молодым мужчиной уже стояли на берегу, в руках у них были канистры из-под бензина. Вскоре они ушли. Мошка, гнус, оводы забивали лицо, кусали за любое открытое место тела. Вся энергия у проснувшихся «курортников» уходила на обмахивание от наседавшего гнуса. Выяснилось, что мы уже давно вошли в устье реки Бысса, и теперь вот остановились на окраине посёлка «Февральский», где Ривоненко делал дозаправку лодки горючим.

     Вскоре мужчина прикатил бочку бензина. Мы помогли установить её в лодке, выбросив из неё пустую. Тот же мужчина укатил пустую бочку, и минут через десять вернулся Ривоненко, неся канистры. Все вновь уселись по местам, взревел мотор, и мы продолжили свой путь. Кое - кто вновь стал дремать,  однако всеобщее оживление при проходе снесённых в паводок Быссой деревянных быков и пролётов моста, некогда соединявшего два берега реки, перевело всех в бодрствующее состояние.

     Бысса – река своеобразная. То тут, то там нас подстерегали мели и перекаты, торчали из воды брёвна и поваленные с берегов в реку деревья. Один берег у реки обрывист и образует много красивейших утёсов, другой – пологий, заросший кустарником, травой, сухостоем и обгорелыми стволами деревьев от некогда прокатившихся по этим местам пожаров и каких-то других невзгод.

     Наш лоцман, механик, капитан, – Ривоненко, - знал реку, как пять пальцев на руке, и быстро управлял то мотором, то шестом, лежавшем на корме рядом с ним (вторым шестом, перейдя на нос лодки, орудовали по очереди, но по команде Ривоненко, то я, то Саня, то другие мужчины из нашего «табора»).

     За «Февральском» прошли паромную переправу, у которой то  тут, то  там суетились люди: гражданские, военные, женщины, дети. На пологом берегу встретилось несколько палаток рыбаков, приветствовавших нас взмахами головных уборов, спиннингов и других, попавшим им на глаза, предметов...

     Но вот река с её таёжными берегами стала всё более девственна. Даже без бинокля мы стали различать близко подошедших к берегам зверей, а на одном из поворотов русла наш путь пресекал вплавь довольно крупный молодой лось.

     Солнце поднялось уже довольно высоко, и все с интересом смотрели на раскинувшуюся перед глазами панораму с тайгой, с косами, с уходящим вдаль извилистым руслом реки, наблюдали за бегущими за кормой волнами чистейшей пресной воды, брызги от которой переливались всеми цветами радуги, а холодок свежил воздух и лицо...

     Монотонность работы  лодочного мотора, плеск воды, чистый и ласковый воздушный ветерок убаюкивают...

 

     «Курорт» возник перед глазами как-то неожиданно. Река вдруг резко повернула русло влево, и перед глазами уже с правой стороны предстало низкое место, поросшее травой и кустарником. Поодаль были видны какие-то шалаши, деревянный сруб, два покосившихся сарая, а невдалеке несколько палаток, возле которых копошилось несколько человек. Услышав шум мотора и увидев приближающуюся к берегу лодку, люди поспешили к берегу.

     Причалили. Все, - и прибывшие и встречавшие, - стали оживлённо переговариваться, шутить, интересоваться, как прошла поездка и как, с другой стороны, идёт жизнь здесь, на «курорте». Ривоненко, как оказалось, кому-то привёз заказанный хлеб, кому-то спички, соль, прочие заказы, его окружили, благодарили за привезённое, кто-то интересовался когда он «пойдёт» назад, в обратный путь. Пообщавшись, Владимир Михайлович дал команду выгружаться, и приехавшие занялись выгрузкой своих вещей.

     Я глянул на часы: было около пяти часов вечера. Погода стояла тёплая, на небе почти не осталось облаков.

     Мы выгрузились вместе с родителями парнишки Кости прямо на песчаный берег рядом с деревянной скульптурой «Хозяина курорта Свобода» неизвестного скульптора некогда отдыхавшего в здешних местах и сделавшего «Хозяина» из корней и сучьев деревьев.

     По очереди с Саней мы обошли лагерь «курортников». Каждый из живших здесь устроился кто где мог: кто расположился в старом бревенчатом срубе – зимовье, стоявшем поодаль от самих скважин с минеральной водой, кто в большом доме, стоявшем через пролесок и, якобы, когда-то принадлежавшем леснику, кто приспособил стоявшие рядом деревья в качестве несущих элементов шалашей и смастерил довольно неплохие шалаши, кто жил прямо в палатках, некоторые из которых сверху  были закрыты наброшенными ветками деревьев. 

     Везде попадались пустые консервные банки, бутылки, отхожие ямы, хотя в местах расселения и были две сделанных из драни уборных. Тут и там валялись клочки бумаги, разорванные книги, журналы... В общем, вид лагеря глаз не радовал.

     Пока мы ходили, выбирая место для жилища, наши знакомые (по парнишке Косте) уже подняли палатку рядом с первым срубом, – первым «лечебным корпусом», - и приводили в порядок прилегавший к палатке участок территории. Рядом с палаткой знакомых ещё оставалось место от ранее стоявшего шалаша, и мы решили больше никуда не ходить, а расположиться здесь же.

     Ближе познакомившись, мы узнали фамилию наших «законных» соседей – Лапины. Сам Лапин Пётр Васильевич (зовите просто «Петро» - так при знакомстве порекомендовал сам Пётр Васильевич) был мужчиной лет сорока двух, небольшого роста, но сбитого телосложения. Его жена,- Ольга Мироновна,- крупнее мужа, но роста, пожалуй, под стать ему. Характер у обоих открытый, приветливый. Через некоторое время мы уже были настолько общительны между собой, как будто знали друг друга несколько лет.

    

     Утром мы проснулись от зова Петра, который сообщил, что его жена заняла очередь на приём ванн: она уже готовилась идти принимать ванну. За ней пойдёт Пётр, за ним – их сын Костя, а потом и мы. Мы поблагодарили за заботу, я глянул на часы – было без десяти минут пять утра.

       - Ну и ну-у!.. – протянул я, обернувшись к Сане.

       - Не говори-и, - поддержал он мою мысль...

     Время шло. Подошла и моя очередь. Я зашёл в сруб. В нём находилось три ванны: одна – эмалированная, какие ставят обычно в коммунальных квартирах, две другие – рубленные из толстых плах (они стояли рассохшиеся, и было видно, что ими уже давно никто не пользовался). Сразу за дверью располагалась ручная помпа, с помощью которой можно было накачать в ванну воду из скважины. Промыв ванну после предыдущего посетителя, я накачал полную ванну минеральной воды и уселся в ней поудобней.  Мне сказали, что когда находишься в ванне с водой, шевелиться не рекомендуется, так как эффект приёма ванны, целительные свойства воды падают. Объясняется это, якобы, тем, что при шевелении пузырьки, которые обволакивают тело, каждую волосинку, отрываются, «сбрасываются», вследствие чего эффект действия воды снижается. Поэтому я решил строго следовать рекомендациям и старался не шевелиться.

     Минут через пятнадцать тело налилось теплом, сердце начало усиливать удары. На первый раз, как  говорили «бывалые», хватит! Выйдя из «лечебного корпуса», я поспешил в палатку на отдых. Хорошо! Чувствуется приятная усталость! Минут через пять – семь со всех пор кожи моего тела стал «выжиматься» пот. Затем моё тело как-то само собой обмякло, и уже в полудрёме я услышал, как Саня стал разводить бензиновый примус «Шмель» для кипячения чая...

      Позавтракав, мы более ближе стали знакомиться с курортным местом.

Интересно отметить, что в низине, особенно у сарайчиков с расположенными

в них рублеными ваннами, то тут то - там из-под земли выбивают маленькие теплые роднички. Если чуть откопать какой-либо из них, то он начинает более энергично выбрасывать минеральную воду на поверхность. Вот действительно интересное место!.. При нас градусником замеряли температуру воды из «нашей» скважины, то есть скважины, из которой мы наливали ванну для процедур, и температуру воды из скважины, находившейся несколько поодаль, в лесочке – температура воды первой была 39 градусов по Цельсию, второй – 40 градусов. «Старики» рассказывали и показывали то место, где пробурена скважина, температура воды в которой достигает 72-х градусов (эта скважина законсервирована).

     Наша дальнейшая жизнь на «курорте» протекала однообразно: мы по очереди принимали ванны, готовили на минеральной воде обеды, пили минеральную воду, как в холодном виде, так и в тёплом, готовили из неё чай, играли в волейбол и загорали, ловили рыбную мелочь в Быссе на уху, ходили за голубицей (её ещё называют «голубикой») в падь за «домом лесника». Крупной рыбы в Быссе не ловилось, однако мы видели своими глазами, как одному из рыболовов, – женщине, - на спиннинг поймался довольно большой ленок (правильное название – линёк).

     Сама речка Бысса за время, проведённое на «курорте», один раз поднималась в уровне и топила сараи с рублеными ваннами, однако дня через два вновь вошла в свои берега, и можно было полежать в ваннах – колодцах, испытать прелесть и этих процедур.

 

   ... Незаметно прошли одиннадцать дней нашего пребывания на «курорте». За это время мы отдохнули, каждый из нас принял по двенадцать ванн (принимали мы ванны по утрам и вечерам). Народ в лагере заметно поредел – многие уже уехали домой, и из трёхсот человек (такое количество одновременно отдыхающих называлось при нашем приезде) осталось где-то около трети. Стало как-то скучновато, не стали разжигать больших костров, какие часто разводились вначале, уехал гармонист – «затейник» (у одного мужичка была простенькая гармошка, и вечерами он веселил народ), и мы решили, что и нам пора собираться в обратный путь.

     Вода в Быссе вновь упала, и все стали опасаться, что перевозчик не подоспеет вовремя. Однако на следующий день, – четвёртого числа августа месяца, - Ривоненко рано утром был на «курорте» ( как говорили, он прибыл ночью). Как выяснилось, с нами возвращался домой весь «наш состав», с которым мы с Саней прибыли на «курорт». Всё! Домой! Вперёд!.. Прощай

«курорт», прощай «Хозяин курорта Свобода»!..

     Лодка уверенно шла вниз по течению, однако обнажившиеся перекаты мешали движению, и нам вновь пришлось попеременно и часто работать шестами, помогая Ривоненко в его непростой работе управлять оморочкой.

      Вот и «Февральск». Здесь у переправы остановка. Подошёл рейсовый автобус, и Ривоненко попросил, чтобы несколько человек пересели на автобус, что разгрузило бы лодку и на ней легче бы стало спускаться вниз по обмелевшей реке. Желающие нашлись, мы же остались в лодке, так как зарекомендовали себя хорошими помощниками у Ривоненко.

     Почувствовав облегчение, лодка стала более уверенней брать перекаты.

     Часов около шести вечера мы причалили в Норске. Люди, уехавшие автобусом, уже ждали нас на берегу. Время шло к ночи, задерживаться было некогда, и мы с Саней, выгнав машину из двора гостеприимных Апанович, погрузили свои вещи в машину, поблагодарили хозяев и отбыли домой. Оставшиеся на берегу люди уселись на подвернувшуюся грузовую машину, шедшую до города Свободного, и уехали следом за нами.

     Ночь застала нас под селом Мазаново. В село мы не поехали, а свернули с дороги в сторону поля и, сидя прямо в кабине машины, заснули.

     Утром, перекусив из того, что оставалось у нас из съестного, мы продолжили свой путь. Машина шла хорошо вопреки моему ожиданию всяких неприятностей.

     В Серышево дозаправились горючим, и вот мы уже в Белогорске. Заехав к родственникам и захватив с собой племянницу, которая с удовольствием приняла наше приглашение погостить у нас в Благовещенске, часов около двенадцати дня мы уже ехали в направлении к городу Благовещенску. По пути с общего решения заехали в село Усть – Ивановка, где жили другие родственники. Пообедав и передохнув, около четырёх часов дня мы уже стояли на Зейской переправе, ожидая паром. Вот и он!..

     Переправа через реку Зея заняла с полчаса. Мы в Благовещенске!.. Здравствуй дом!..

     Путешествие закончилось.

 

 

___________________________________________________________________________________________________________

 

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:

Команда Кочующие.

Источники информации об ООПТ:

Кадастр памятников природы Амурской области 2018

Управление по охране, контролю, регулированию использования объектов животного мира, среды их обитания Амурской области

Управление по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Амурской области (2018) : 487

Информационно-поисковая система Уникальные геологические объекты России (геологические памятники природы). С Семилеткин, Е Бодрякова, Е Борковая, З Крусанова, И Логачева, ЮП Ненашев, В Папчинская, О Ренева, Е Школьникова и др

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийский научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского» (ФГУП «ВСЕГЕИ»)

Сводный список особо охраняемых природных территорий Российской Федерации (справочник). Часть II.

Потапова НА, Назырова РИ, Забелина НМ, Исаева-Петрова ЛС, Коротков ВН, Очагов ДМ

М.: ВНИИприроды (2006) : 364

Особо охраняемые природные территории Амурской области (справочник)

ЮМ Гафаров, ЮА Дарман, СИ Титова

Благовещенск, WWF (2013) : 88

Геологические памятники и примечательные объекты природы Амурской области

Мельников АВ, Юсупов ДВ, Мельников ВД

Издательство АмГУ, Благовещенск (2012) : 148

Особо охраняемые природные территории Дальневосточного федерального округа

Корякин ВН, Андронов ВА, Гранкин ДМ, Реванкова ОА, Романова НВ, Сухов АН, Абдиряева ЕО

Хабаровск. Министерство природных ресурсов Российской Федерации. Федеральное государственное учреждение "Дальневосточный научно-исследовательский институт лесного хозяйства". Главное управление Росприроднадзора по Дальневосточному федеральному округу (2006) : 111

О признании природных объектов памятниками природы 11.10.1978 430

Постановление главы администрации Амурской области от 30.03.1993 №108

О Порядке определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов на территории области 30.03.1993 108

Постановление главы администрации Амурской области от 29.02.1996 №102

О Порядке определения платы за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов на территории области 29.02.1996 102

Об утверждении схемы развития и размещения особо охраняемых природных территорий регионального значения в Амурской области 25.05.2010 194

Постановление правительства Амурской области от 25.05.2015 №238

Об утверждении границ территорий памятников природы регионального значения 25.05.2015

Исследования дальневосточных ученых Арсеньева В. К., Штернберга Л. Я., Лопатина И. А., Лауфера Б., Липского А. Н., Шимкевича П., Окладникова А. П., Сема Ю. А.; рассказы писателя Пассара А. А., журналиста Чадаевой А. Я.

Кадастр памятников природы Амурской области 2018

Управление по охране, контролю, регулированию использования объектов природного мира, среды их обитания Амурской области

 

ВложениеРазмер
Быссинский термальный источник179.5 КБ
Быссинский термальный источник293.81 КБ

Комментарии

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru

Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru