Антарктида

Население — ноль, часовые пояса — все — такими невероятными фактами можно начать рассказ о самом трудно досягаемом материке планеты — Антарктиде. Южная ледяная шапка Земли — действительно уникальное место: температура здесь редко когда поднимается выше -20 °C, поэтому полярники не делят погоду на «плюс» и «минус»: «температура — тридцать», автоматически означает «ниже нуля». Человеческое присутствие в Антарктиде равняется почти абсолютному минимуму: в «высокий сезон» (читай: когда здесь можно выжить) здесь живут и работают около четырёх тысяч исследователей, зимой их число сокращается до тысячи. 
 

 
Столь фантастические условия существования и насыщенная трагическими событиями история освоения континента не могли не привлечь к Антарктиде внимания путешественников и, разумеется, турагентов. Антарктические круизы, экстремальный треккинг, походы и лыжные экспедиции, наконец, покорение великого и ужасного Южного полюса — вот предметы туристического интереса в Антарктиде.
 
Антарктида — самый южный континент Земли; Южный полюс располагается почти в самом центре материка. В отличие от Арктики, не являющейся континентом в строгом смысле этого слова (она представляет собой лишь скопление льдов, фланирующих по водам Северного Ледовитого океана), Антарктида — не только настоящий материк, но ещё и самый высокий массив суши на планете: высота её поверхности над уровнем моря варьируется от 2 до 4,8 км (напомним: высота Монблана — 4810 м). Правда, собственно «суши» здесь немного: континентальный рельеф скрыт постоянным ледниковым покровом, толщина которого от 2,5 до 4 км, и лишь менее 1 % площади Антарктиды свободно от льда.

                                                                Антарктида - фото со спутника                                                                                                        
 
Учитывая крайне непростые климатические условия в Антарктиде, туризм здесь полностью зависит от сезона и возможен лишь в течение нескольких месяцев в году.
Льда в Антарктиде примерно в десять раз больше, чем в Гренландии — 90 % всех льдов планеты сосредоточено именно здесь. Кроме прочего, антарктические ледники содержат около 80 % всей пресной воды на Земле — и если они внезапно растаяли бы, уровень мирового океана поднялся бы сразу на 60 метров.
 
Ближайшая к Антарктиде «большая земля» — Аргентина; из самого южного города на планете Ушуайи регулярно отправляются антарктические круизы и туры в Антарктиду и к Южному полюсу.
Антарктида – территория, не принадлежащая ни одному государству мира, несмотря на то, что свои территориальные претензии регулярно озвучивают ведущие державы. Присутствие в регионе осуществляют двенадцать стран – их флаги можно увидеть на Южном полюсе.
  
 
ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Антаркти́да (греч. ἀνταρκτική — противоположность Арктике) — континент, расположенный на самом юге Земли, центр Антарктиды примерно совпадает с южным географическим полюсом. Антарктиду омывают воды Атлантического, Индийского и Тихого океанов, иногда неофициально выделяемые в отдельный Южный океан.
Площадь континента составляет около 14 107 000 км² (из них шельфовые ледники — 930 000 км², острова — 75 500 км²). При этом средняя высота поверхности Антарктиды самая большая из всех континентов. Помимо полюса холода, в Антарктиде располагаются точки самой низкой относительной влажности воздуха, самого сильного и продолжительного ветра и самой интенсивной солнечной радиации.
Антарктидой называют также часть света, состоящую из материка Антарктиды и прилегающих островов.
 


 
Название Антарктиды
Название «Антарктида»
является романизированной версией греческого слова ἀνταρκτική, женский род от слова ἀνταρκτικός, которое означает «напротив Арктики», «напротив севера». Это название упоминал ещё Аристотель в своей книге «Метеорологика» (ок. 350 г. до нашей эры).
Русские мореплаватели Ф. Ф. Беллинсгаузен и М. П. Лазарев, открывшие в 1820 году Антарктиду в ходе кругосветной антарктической экспедиции, назвали обнаруженную землю «льдинный материк». «Антарктическим материком» её окрестил в 1840 году американский морской офицер и исследователь Чарлз Уилкс, руководивший в 1830-х годах картографическим департаментом ВМС США. Впервые весь материк был изображен на карте английского океанографа Джона Мэррея в 1886 году с надписью «Предполагаемый Антарктический континент».  
Первое официальное использование названия «Антарктида» в качестве названия континента в 1890-х приписывается шотландскому картографу Джону Джорджу Бартоломью[en].

 
Открытие

Антарктида была открыта 16 (28) января 1820 года русской экспедицией под руководством Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева, которые на шлюпах «Восток» и «Мирный» подошли к ней в точке 69°21′ ю. ш. 2°14′ з. д.HGЯO (район современного шельфового ледника Беллинсгаузена). Ранее существование южного материка (лат. Terra Australis) утверждалось гипотетически, нередко его объединяли с Южной Америкой (например, на карте, составленной Пири-реисом в 1513 году) и Австралией. Однако именно экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева в южнополярных морях, обогнув вокруг света антарктические льды, подтвердила факт существования шестого материка.
Первыми вступила на континент, вероятно, команда американского корабля «Сесилия» 7 февраля 1821 года. Точное место высадки неизвестно, но предполагается, что она произошла в заливе Хьюз (64°13′ ю. ш. 61°20′ з. д.HGЯO). Это заявление о высадке на континент относится к самым ранним. К наиболее точным относится заявление о высадке на материк (Берег Дейвиса) от норвежского предпринимателя Хенрика Иоганна Булля, датируемое 1895 годом.
 
 
География
 Территориальное деление Антарктиды
Территория Антарктиды делится на географические площади и области, открываемые годами ранее различными путешественниками. Область, исследуемая и названная в честь открывателя (или других лиц), называется «земля».
 
 
Список земель Антарктиды:
Земля Адели
Земля Александра I
Земля Виктории
Земля Вильгельма II
Земля Георга V
Земля Грейама
Земля Кемпа
Земля Королевы Елизаветы
Земля Королевы Мод
Земля Королевы Мэри
Земля Котса
Земля Мак-Робертсона
Земля Мэри Бэрд
Земля Палмера
Земля Принцессы Елизаветы
Земля Уилкса
Земля Эдуарда VII
Земля Элсуорта
Земля Эндерби
Кроме того, к Антарктиде относятся Южные Оркнейские, Южные Шетландские острова, острова Баллени и Беркнер.
Самой северной точкой континента является мыс Прайм-Хед[en].
 


 
Рельеф
Антарктида
— самый высокий континент Земли, средняя высота поверхности континента над уровнем моря составляет более 2000 м, а в центре континента достигает 4000 метров. Бо́льшую часть этой высоты составляет постоянный ледниковый покров континента, под которым скрыт континентальный рельеф и лишь 0,3 % (около 40 тыс. км²) её площади свободны ото льда — в основном в Западной Антарктиде и Трансантарктических горах: острова, участки побережья, т. н. «сухие долины» и отдельные гребни и горные вершины (нунатаки), возвышающиеся над ледяной поверхностью. 
Трансантарктические горы, пересекающие почти весь материк, делят Антарктиду на две части — Западную Антарктиду и Восточную Антарктиду, имеющие различное происхождение и геологическое строение. На востоке находится высокое (наибольшее возвышение поверхности льда ~4100 м над уровнем моря) покрытое льдом плато. Западная часть состоит из группы гористых островов, соединённых между собой льдом. На тихоокеанском побережье расположены Антарктические Анды, высота которых превышает 4000 м; самая высокая точка континента — 4892 м[9] над уровнем моря — массив Винсон в горах Элсуорт. В Западной Антарктиде находится и глубочайшая депрессия континента — впадина Бентли, вероятно, рифтового происхождения. Глубина впадины Бентли, заполненной льдом, достигает 2555 м ниже уровня моря.
 
 
Подлёдный рельеф
Исследование с помощью современных методов позволили больше узнать о подлёдном рельефе южного материка. В результате исследований выяснилось, что около трети материка лежит ниже уровня мирового океана, исследования также показали наличие горных цепей и массивов.
Западная часть континента имеет сложный рельеф и большие перепады высот. Здесь находятся самая высокая гора (г. Винсон 4892 м) и самая глубокая впадина (прогиб Бентли −2555 м) в Антарктиде. Антарктический полуостров представляет собой продолжение южноамериканских Анд, которые тянутся в направлении южного полюса, немного уклоняясь от него в западный сектор.
Восточная часть материка имеет преимущественно сглаженный рельеф, с отдельными плато и горными хребтами высотой до 3—4 км. В отличие от западной части, сложенной молодыми кайнозойскими породами, восточная являет собой выступ кристаллического фундамента платформы, ранее входившей в состав Гондваны.
Континент имеет сравнительно низкую вулканическую активность. Самый крупный вулкан — гора Эребус на острове Росса в одноимённом море.
 
Исследования подлёдного рельефа, проведённые НАСА, обнаружили в Антарктиде кратер астероидного происхождения. Диаметр воронки составляет 482 км. Кратер образовался при падении на Землю астероида поперечником примерно в 48 километров (больше Эроса), примерно 250 миллионов лет назад, в пермско-триасовое время. Пыль, поднятая при падении и взрыве астероида, привела к многовековому похолоданию и, по одной из гипотез, гибели большей части флоры и фауны той эпохи. Этот кратер на сегодняшний день считается крупнейшим на Земле.
В случае полного таяния ледников площадь Антарктиды сократится на треть: западная Антарктида превратится в архипелаг, а восточная останется материком.
 


 
Ледниковый покров
Антарктический ледяной щит является крупнейшим на нашей планете и превосходит ближайший по размеру гренландский ледниковый покров по площади приблизительно в 10 раз. В нём сосредоточено ~30 млн км³ льда, то есть 90 % всех льдов суши. Из-за тяжести льда, как показывают исследования геофизиков, континент просел, в среднем на 0,5 км, на что указывает и его относительно глубокий шельф. Согласно исследованию, проведённому Британским обществом исследования Антарктики в период с 1963 по 2013 годы, запасы льда составляют 26,5 миллиона км³.
Ледниковый покров в Антарктиде содержит около 80 % всех пресных вод планеты; если он полностью растает, уровень Мирового океана повысится почти на 60 метров (для сравнения: если бы растаял гренландский ледяной щит, уровень океана бы повысился всего на 8 метров).

Ледниковый щит имеет форму купола с увеличением крутизны поверхности к побережью, где он во многих местах обрамлён шельфовыми ледниками. Средняя толщина слоя льда — 2500—2800 м, достигающая максимального значения в некоторых районах Восточной Антарктиды — 4800 м. Снежный покров образует в некоторых местах характерный рельеф, который носит название заструги. Накопление льда на ледниковом покрове приводит, как и в случае других ледников, к течению льда в зону абляции (разрушения), в качестве которой выступает побережье континента; лёд откалывается в виде айсбергов. Годовой объём абляции оценивается в 2500 км³.
 
Особенностью Антарктиды является большая площадь шельфовых ледников (низкие (голубые) области Западной Антарктиды), которая составляет ~10 % от площади, возвышающейся над уровнем моря; эти ледники являются источниками айсбергов рекордных размеров, значительно превосходящих размеры айсбергов выводных ледников Гренландии; так, например, в 2000 году от шельфового ледника Росса откололся наибольший известный на данный момент (2005 год) айсберг B-15 площадью свыше 10 тысяч км². В зимний период (лето в Северном полушарии) площадь морских льдов вокруг Антарктиды увеличивается до 18 миллионов км², а в летний убывает до 3—4 миллиона км².
 
Возраст ледникового покрова в верхней части можно определить по годовым слоям, состоящим из зимних и летних отложений, а также по маркирующим горизонтам, несущим информацию о глобальных событиях (например, извержения вулканов). Но на большой глубине для определения возраста используют численное моделирование растекания льда, которое строится, исходя из знания о рельефе, температуре, скорости накопления снега и тому подобного.
По словам академика Владимира Михайловича Котлякова, ледниковый покров материка образовался не позднее чем 5 миллионов лет назад, но, что более вероятно, 30-35 миллионов лет назад. Этому способствовал, по-видимому, разрыв перемычки, соединяющей Южную Америку и Антарктический полуостров, что привело, в свою очередь, к формированию антарктического циркумполярного течения (течения Западных Ветров) и изоляции приантарктических вод от остальной части Мирового океана — эти воды составляют так называемый Южный океан.
   


 
УДИВИТЕЛЬНЫЕ ФАКТЫ ПРО АНТАРКТИДУ
1. Антарктида – самая большая пустыня мира.
2. Самое холодное место на Земле – это высокий хребет в Антарктиде, где зафиксировали температуру на уровне – 93,2 °C.
3. В некоторых районах Сухих долин Мак-Мердо (непокрытая льдом часть Антарктиды) не было ни дождя, ни снега последние 2 миллиона лет.
4. Антарктида – единственный континент, на котором нет рептилий.
5. В Антарктиде есть водопад с красной, как кровь, водой, что объясняется наличием железа, которое окисляется при контакте с воздухом.
6. На всей территории Антарктиды есть всего лишь один банкомат.
7. В ледниковом покрове Антарктиды находится около 80 % запасов пресной воды нашей планеты.
8. Чтобы отправиться на работу в Антарктиде, каждому человеку необходимо удалить зубы мудрости и аппендикс.
9. В Антарктиде нет белых медведей (они есть только в Арктике), но здесь много пингвинов.
 10. Антарктида – единственный континент без часового пояса.
11. Антарктида – это самый холодный, самый ветреный, самый высокий и самый сухой материк на планете.
12. Таяние льдов в Антарктиде вызвало легкое изменение гравитации.
13. В Антарктиде есть чилийский городок со школой, больницей, гостиницей, почтовым отделением, интернетом, TV и сетью для мобильных телефонов.
14. Ледниковый щит Антарктиды существует, по крайней мере, 40 миллионов лет.
15. В Антарктиде есть озера, которые никогда не замерзают из-за тепла, исходящего из недр Земли.
16. Самая высокая когда-либо зарегистрированная температура в Антарктиде составила 14,5 °C.
17. С 1994 года на континенте запрещено использование ездовых собак.
18. Гора Эребус в Антарктиде – самый южный действующий вулкан на Земле.
19. Когда-то (более 40 млн. лет назад) в Антарктиде было так же жарко, как в Калифорнии.
20. На территории континента есть семь христианских церквей.
21. Муравьи, колонии которых распространены почти по всей поверхности суши планеты, отсутствуют в Антарктиде (а также в Исландии, Гренландии и нескольких удаленных островах).
22. Территория Антарктиды крупнее Австралии примерно на 5,8 млн. квадратных километров.
23. Большая часть Антарктиды покрыта льдом, примерно 1 % земель свободен от ледяного покрова.
24. В 1977 году Аргентина отправила в Антарктиду беременную женщину, чтобы малыш-аргентинец стал первым человеком, родившимся на этом суровом материке.
25. В 2000 году от Антарктиды откололся самый огромный айсберг площадью 11 000 квадратных километров. Больше, чем Ямайка!
26. Средняя толщина льда составляет около 1,6 км.
27. Скорость ветра в некоторых местах Антарктиды может достигать 320 км/ч.
  
 
Геологическое строение
Восточная Антарктида
Восточная Антарктида представляет собой древнюю докембрийскую континентальную платформу (кратон), сходную с платформами Индии, Бразилии, Африки и Австралии. Все эти кратоны образовались при распаде суперконтинента Гондваны. Возраст пород кристаллического фундамента составляет 2,5—2,8 млрд лет, самые древние породы Земли Эндерби — более 3 млрд лет.
Фундамент покрыт более молодым осадочным чехлом, сформировавшимся 350—190 млн лет назад, в основном морского происхождения. В слоях с возрастом 320—280 млн лет присутствуют ледниковые отложения, однако более молодые содержат ископаемые остатки растений и животных, в том числе ихтиозавров, что свидетельствует о сильном отличии климата того времени от современного. Находки теплолюбивых пресмыкающихся и папоротниковой флоры были сделаны первыми исследователями Антарктиды и послужили одним из веских доказательств широкомасштабных горизонтальных движений плит, подтверждающим концепцию тектоники плит.
 
Сейсмическая активность. Вулканизм
Антарктида является тектонически спокойным континентом с малой сейсмической активностью, проявления вулканизма сосредоточены в Западной Антарктике и связаны с Антарктическим полуостровом, возникшим в ходе Андского периода горообразования. Некоторые из вулканов, особенно островные, извергались в последние 200 лет. 
Самый активный вулкан Антарктиды — Эребус. Его называют «вулкан, сторожащий путь к Южному полюсу».
В 2017 году новые исследования Западно-антарктического рифта (West Antarctic Rift) учёными из университета Эдинбурга выявили 91 новый вулкан высотой от 100 до 3850 метров. Прежде его не удавалось найти из-за льда, толщина которого в некоторых местах превышает 4 км. Система напоминает восточно-африканский вулканический массив, который ранее считался крупнейшим скоплением вулканов в мире. Вулканическая активность может быть спровоцирована природным потеплением, что кардинально изменит всю Антарктиду. Ранее было известно о существовании 47 подлёдных вулканов в регионе.
  
 
ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ
Достопримечательности Антарктиды
Ледники Антарктиды. 
Популярным местом в Антарктиде является Гавань Парадайс. Понаблюдать за огромными глыбами вековых ледников и айсбергов с бортов надувных лодок – эффектное зрелище.
Острова Антарктиды. 
Есть в Антарктиде место, представляющее особенный интерес для ученых-вулканологов, охотников и путешественников – Остров Десепшен. Он является потухшим вулканом и имеет форму подковы.
Кровавый водопад. 
Необыкновенная для ледяной Антарктиды достопримечательность – Кровавый водопад. Потоки воды красного цвета, имеющие высокую концентрацию солей и окиси железа, стекают по поверхности ледника, беря начало в одном из антарктических озер.
Церковь китобоев. 
Еще одно известное в Антарктиде место – Церковь китобоев, построенная в стиле неоготики в далеком 1913 году рядом с китобойной станцией. Несмотря на полную функциональность, после реставрации в 1998 г. сегодня практически не используется, но сохранена для потомков как памятник.
Горы Антарктиды. 
Группа горных хребтов Куин Мод возвышается над уровнем океана на 3 тысячи метров. Система была открыта экспедицией Р. Амундсена, получив название в честь Норвежской королевы.
Пролив Дрейка. 
Пролив Дрейка был назван по имени мореплавателя-пирата из Англии, проплывавшего в этом месте в середине 1578 года. Является самым глубоким и широким проливом в мире.
Католическая церковь. 
Католическая церковь, расположенная в ледяной пещере, находится на научно-исследовательской арктической базе Бельграно. Это самый «холодный» храм среди всех известных на земле религий.
Пингвины в Антарктиде. 
Ну и, естественно, самая главная и симпатичная достопримечательность Антарктиды – королевские пингвины, без которых представить себе этот край невозможно.
 КРУИЗЫ
Учитывая крайне непростые климатические условия в Антарктиде, туризм здесь полностью зависит от сезона и возможен лишь в течение нескольких месяцев в году. В целом, это период с ноября по март, однако определённые виды туров в Антарктиду проводятся лишь на «макушке» южнополушарного лета.
Круизы в околоантарктические районы (Южные Шетландские и Фолклендские острова, архипелаг Южная Георгия, Антарктический полуостров и приконтинентальные моря) проводятся с ноября по март. Круизы в восточной части Антарктиды, где располагается огромный шельфовый ледник Росса и памятные места, посвящённые истории покорения материка, доступны в январе-феврале, когда здесь тает лёд. Покорение Южного полюса на самолёте (вариант: на самолёте и лыжах) возможно только на пике антарктического лета – в декабре-январе.
     
В Антарктиду на самолёте
Тур в Антарктиду с перелётом — исключительно удобный способ посетить ледяной континент, хотя и менее зрелищный, нежели полноценный круиз. Главный «антарктический» аэропорт располагается в Пунта-Аренасе. В Антарктиде самолёты принимают несколько аэродромов, самый популярный — аэродромы чилийской станции «Фрей» и русской «Беллинсгаузен» на Южных Шетландских островах. Благодаря тому, что капризный пролив Дрейка преодолевается по воздуху, время в пути к Антарктиде существенно сокращается: два часа в воздухе в противовес четырём дням морского пути. В остальном, впрочем, маршрут не меняется: туристов ждёт круиз вокруг Антарктического полуострова и Южных Шетландских островов на борту экспедиционного судна, высадки на континент, морские прогулки к айсбергам и ледникам, наслаждение невероятными видами на заливы, острова и бухты. Далее судно доставит путешественников к точке отправления — и последует обратный путь в Пунта-Аренас.
 


 
Южный полюс
Вожделенная крайняя нижняя точка Земли, Южный полюс в год посещает не более ста человек. Сюда можно добраться на самолёте (через американский или русский лагерь в Антарктиде) или проделать оставшуюся часть пути на лыжах, уподобившись Амундсену и Скотту. Самолёты поднимаются в воздух из чилийского Пунта-Аренаса или из Кейптауна (ЮАР) и приземляются в первом случае на американской базе «Юнион Глейшер» или, во втором, на российской полярной станции «Новолазаревская». Оттуда до Южного полюса предстоит проделать путь на легкомоторных самолётах, которые, в свою очередь, приземляются почти непосредственно на нижнем «пупе» Земли, на аэродроме американской антарктической полярной станции, от которой до географического Южного полюса — 10 минут ходьбы прогулочным шагом.
Полярники-экстремалы смогут преодолеть оставшийся участок пути от «Юнион Глейшера» или «Новолазаревской» до полюса на лыжах (около полутора суток в пути с ночёвкой в палатке).
По части наслаждения природными ландшафтами и животным миром Антарктиды это достаточно бедный на впечатления тур. Пейзажи, конечно, те же самые, но познакомиться с представителями фауны вряд ли удастся — животные обитают на побережьях Антарктиды и до полярных станций, а уж тем более Южного полюса не добираются. Сложность путешествий на Южный полюс — от лёгкой до умеренной, если только речь не идёт о лыжных походах. А вот стоимость не слишком радует: на сегодняшний день это самый дорогой тур на планете, цена на туры на Южный полюс начинается от 45 тысяч USD.
  
 
Климат
Антарктида отличается крайне суровым холодным климатом. В Восточной Антарктиде на советской антарктической станции «Восток» 21 июля 1983 года зарегистрирована самая низкая температура воздуха на Земле за всю историю метеорологических измерений: 89,2 градуса ниже нуля. Район считается полюсом холода Земли. 9 декабря 2013 года на конференции Американского геофизического союза группа американских исследователей сообщила о том, что 10 августа 2010 года температура воздуха в одной из точек Антарктиды опускалась до −93,2 °С (-135,8 F). 
Данная информация была выявлена в результате анализа спутниковых данных НАСА. Однако, по мнению одного из авторов сообщения Т. Скамбоса (англ. Ted Scambos) полученное значение не будет зарегистрировано в качестве рекордного, поскольку было определено в результате спутниковых измерений, а не с помощью термометра. 
Средние температуры зимних месяцев — от −75 до −60 °С, а летних — от −50 до −30 °С; на побережье зимой от −35 до −8 °С, а летом от 0 до +5 °С. Следует отметить, что зимними месяцами в Антарктиде (как и во всём южном полушарии) являются июнь, июль и август, а летними — декабрь, январь и февраль.

Другой особенностью метеорологии Восточной Антарктиды являются стоковые (катабатические) ветры, обусловленные её куполообразным рельефом. Эти устойчивые ветра южных направлений возникают на достаточно крутых склонах ледникового щита вследствие охлаждения слоя воздуха у поверхности льда, плотность приповерхностного слоя повышается, и он под действием силы тяжести стекает вниз по склону. Толщина слоя стока воздуха составляет обычно 200—300 м; из-за большого количества ледяной пыли, несомой ветром, горизонтальная видимость при таких ветрах очень низка. Сила стокового ветра пропорциональна крутизне склона и наибольших значений достигает на прибрежных районах с высоким уклоном в сторону моря. Максимальной силы стоковые ветра достигают антарктической зимой — с апреля по ноябрь они дуют почти непрерывно круглые сутки, с ноября по март — в ночные часы или когда Солнце находится низко над горизонтом. Летом в дневные часы благодаря прогреву приповерхностного слоя воздуха солнцем стоковые ветры у побережья прекращаются.

Данные по изменениям температуры с 1981 по 2007 годы показывают, что температурный фон в Антарктиде менялся неравномерно. Для Западной Антарктиды в целом наблюдается повышение температуры, тогда как для Восточной Антарктиды потепления не обнаружено, и даже отмечен некоторый спад. Маловероятно, что в XXI веке процесс таяния ледников Антарктиды существенно усилится. Наоборот, ожидается, что с ростом температуры возрастёт количество снега, выпадающего на Антарктический ледниковый покров. Однако в связи с потеплением возможно более интенсивное разрушение шельфовых ледников и ускорение движения выводных ледников Антарктиды, выбрасывающих лёд в Мировой океан.
 
 
Внутренние воды
В связи с тем, что не только среднегодовые, но и на большинстве территории даже летние температуры в Антарктиде не превышают нуля градусов, осадки там выпадают только в виде снега (дождь — крайне редкое явление). Он образует ледниковый покров (снег спрессовывается под собственным весом) толщиной более 1700 м, местами достигающий 4300 м. В антарктических льдах сконцентрировано около 80 % всей пресной воды Земли. Тем не менее, в Антарктиде существуют озёра, а в летнее время и реки. 
Питание рек ледниковое. Благодаря интенсивной солнечной радиации, обусловленной исключительной прозрачностью воздуха, таяние ледников происходит даже при незначительной отрицательной температуре воздуха. На поверхности ледника, зачастую на значительном удалении от побережья, образуются ручьи талой воды. Наиболее интенсивное таяние происходит вблизи оазисов, рядом с нагревающимся на солнце каменистым грунтом. Поскольку все ручьи питаются за счёт таяния ледника, то их водный и уровенный режим полностью определяется ходом температуры воздуха и солнечной радиации. 
Наибольшие расходы в них наблюдаются в часы наиболее высоких температур воздуха, то есть во второй половине дня, а наименьшие — в ночные часы, причём нередко в это время русла полностью пересыхают. Наледниковые ручьи и речки, как правило, имеют очень извилистые русла и соединяют многочисленные наледниковые озёра. Открытые русла обычно заканчиваются не доходя до моря или озера, а водоток прокладывает свой путь дальше подо льдом или в толще ледника, наподобие подземных рек в карстовых районах.

С наступлением осенних морозов сток прекращается, и глубокие с отвесными берегами русла заносятся снегом или перекрываются снежными мостами. Иногда почти постоянные позёмки и частые метели перекрывают русла ручьёв ещё до того, как прекратится сток, и тогда ручьи текут в ледяных туннелях, совершенно незаметных с поверхности. Как и трещины в ледниках, они опасны, так как тяжёлые машины могут провалиться в них. Если снежный мост недостаточно прочен, он может провалиться и под тяжестью человека. Речки антарктических оазисов, протекающие по грунту, обычно не превышают длины нескольких километров. Самая крупная — р. Оникс, более 20 км длиной. Реки существуют только в летнее время.
 
Антарктические озёра не менее своеобразны. Иногда они выделяются в особый, антарктический тип. Располагаются они в оазисах или сухих долинах и почти всегда покрыты толстым слоем льда. Тем не менее, в летний период вдоль берегов и в устьях временных водотоков образуется полоса открытой воды несколько десятков метров шириной. Зачастую, озёра стратифицированы. У дна наблюдается слой воды с повышенной температурой и солёностью, как, например, в озере Ванда. В некоторых небольших бессточных озёрах концентрация соли значительно повышена и они могут быть полностью свободными ото льда. Например, озеро Дон-Жуан с высокой концентрацией в его водах хлорида кальция, замерзает только при очень низких температурах. Антарктические озёра невелики, только некоторые из них крупнее 10 км² (озеро Ванда, озеро Фигурное). Наиболее крупное из антарктических озёр — озеро Фигурное в оазисе Бангера. Причудливо извиваясь среди холмов, оно тянется на 20 километров. Площадь его равна 14,7 км², а глубина превышает 130 метров. Самое глубокое — озеро Радок, его глубина достигает 362 м.
 
Есть на побережье Антарктиды озёра, образовавшиеся в результате подпора воды снежниками или небольшими ледничками. Вода в таких озёрах накапливается иногда в течение нескольких лет до тех пор, пока уровень её не поднимется до верхнего края естественной плотины. Тогда излишки воды начинают вытекать из озера. Образуется русло, которое быстро углубляется, расход воды возрастает. По мере углубления русла уровень воды в озере падает и оно сокращается в своих размерах. Зимой обсохшее русло заносится снегом, который постепенно уплотняется, и естественная плотина восстанавливается. В следующий летний сезон озеро снова начинает наполняться талыми водами. Проходит несколько лет, пока озеро не наполнится и его воды опять не прорвутся в море.
Сравнивая Антарктиду с другими материками, можно отметить, что на Южном полярном материке совершенно отсутствуют заболоченные участки. Однако в прибрежной полосе есть своеобразные ледниковые «болота». Они образуются летом в понижениях, заполненных снегом и фирном. Талая вода, стекающая в эти понижения, увлажняет снег и фирн, в результате чего и получается снежно-водяная каша, вязкая, как обычные болота. Глубина таких «болот» чаще всего незначительная — не более метра. Сверху они бывают покрыты тонкой ледяной коркой. Как и настоящие болота, они порой непроходимы даже для гусеничного транспорта: попавший в такое место трактор или вездеход, увязнув в снежно-водяной каше, без посторонней помощи не выберется.
 
В 1990-х годах российскими учёными было обнаружено подледниковое незамерзающее озеро Восток — крупнейшее из антарктических озёр, имеющее длину 250 км и ширину 50 км; озеро вмещает около 5400 км³ воды.
В январе 2006 года геофизики Робин Белл и Майкл Штудингер из американской геофизической обсерватории Ламонт-Догерти обнаружили второе и третье по размерам подледниковые озёра, площадью 2000 км² и 1600 км² соответственно, расположенные на глубине около 3 км от поверхности континента. Они сообщили, что это можно было бы сделать раньше, если бы данные советской экспедиции 1958—1959 годов были проанализированы более тщательно. Кроме этих данных, были использованы данные спутников, показания радаров и замеры силы притяжения на поверхности континента.
Всего на 2007 год в Антарктике обнаружено более 140 подледниковых озёр.
  


 
ЛЕДНИКИ АНТАРКТИДЫ
Главная природная достопримечательность Антарктиды, ледники, словно стойкие солдаты, охраняют подступы к самому южному континенту планеты. Расположенные на шельфе материка, они веками преграждали путь пришельцам во внутренние районы Антарктиды, милостиво соглашаясь пропустить в сердце континента лишь самых достойных: мужественных, выносливых и почитающих его бескрайние ледяные просторы. Посмотреть на ледники Антарктиды ежегодно прибывают около 50 тысяч туристов со всей планеты. На борту экспедиционного судна они следуют вдоль берегов материка, любуясь их величественными громадами, отвесными стенами высотой до 180 метров обрывающимися к невозмутимому океану. Некоторые антарктические ледники приближаются по площади к целым европейским странам! А ещё они служат местом образования айсбергов. Изучает ледники особая отрасль науки — гляциология.
Шельфовый ледник Росса — отвесная стена прозрачно-голубого льда, обрывающегося в море с 30-50-метровой высоты.
 
Шельфовый ледник Росса
Шельфовый ледник Росса — визитная карточка Антарктиды. Долгие годы именно из-за него исследователи не могли продвинуться вглубь континента — неприступной скалой он вставал на пути судов, прорвавшихся сквозь паковые льды Антарктики, неизменно заставляя первопроходцев повернуть назад. Неудивительно, что величали его не иначе как «барьер». А первым это сделал англичанин Джеймс Росс, именем которого позднее «барьер» и был назван. Честь пересечения шельфового ледника Росса принадлежит Скотту и Амундсену: первый основательно исследовал шельф и окрестности, а второй основал здесь стационарную базу экспедиции к Южному полюсу.
Сегодня увидеть шельфовый ледник Росса можно в рамках антарктических круизов, стартующих из Новой Зеландии — именно к этому архипелагу ближе всего расположен ледник. Путешествие по Восточной Антарктиде длится около месяца, шельфового ледника достигают примерно на 15-ый день пути. С судна предлагается вертолётный перелёт на ледник. Отвесная стена прозрачно-голубого льда, обрывающегося в море с 30-50-метровой высоты, действительно великолепное и фантастическое зрелище!
 
Шельфовый ледник Ронне-Фильхнера
Второй по величине шельфовый ледник Антарктиды, носящий сложное и гордое название Ронне-Фильхнера, лишь немного уступает в живописности своему собрату, названному в честь Джеймса Росса. Шельфовый ледник Ронне-Фильхнера располагается в Западной Антарктиде и грозным исполином возвышается над морем Уэдделла. Его внушительные размеры — 200 на 450 км и 30-метровая высота над уровнем моря делают окрестные пейзажи одними из самых желанных для созерцания в Антарктиде.
Ближайшая к леднику «большая земля» — Аргентина, так что на Ронне-Фильхнера располагается аргентинская научно-исследовательская полярная станция Бельграно, на сегодняшний день являющаяся самой южной станцией Аргентины на Земле с населением 21 человек. Некогда поблизости функционировали советские, американские и английские станции. Кстати, именно советская станция на гигантском айсберге «откололась» от ледника Ронне-Фильхнера в 1986 году и была унесена в океан. Увидеть ледник можно в рамках антарктического круиза, стартующего из Ушуайи.
Повезёт ли вам увидеть, как от ледника откалывается айсберг, неизвестно. По статистике, это происходит раз в 15-20 лет.
 
Шельфовый ледник Ларсена
Самый близкий к «цивилизации» и доступный для осмотра ледник, шельфовый ледник Ларсена располагается почти на самом окончании Антарктического полуострова. Его окрестности — один из непременных пунктов маршрута экспедиционных судов в антарктических круизах. Увы, шельфовый ледник Ларсена не может похвастать сумасшедшими видами (с Россом и Ронне-Фильхнером ему не потягаться), но и здесь есть, на что посмотреть. Его главная «фишка» — наглядный результат глобального потепления климата Земли. Некогда шельфовый ледник Ларсена состоял из трёх крупных ледников, но с повышением температуры начал терять значительные массы льда. Удивительно, но процесс разрушения занял немногим более месяца, несмотря на то, что рос ледник последние десять тысяч лет — досадное свидетельство хрупкости природы. Близлежащее море Уэдделла немедленно обзавелось лишней тысячей айсбергов, а туристы — возможностью увидеть немалое количество фланирующих в океане увесистых фрагментов иссиня-голубого льда.
 
Шельфовый ледник Мак-Мёрдо
Шельфовый ледник Мак-Мёрдо фактически часть своего соседа и «старшего брата» — шельфового ледника Росса. Среди исследователей Антарктиды и увлечённых путешественников он известен в первую очередь не своими ландшафтами (хотя их не стоит недооценивать), а тем, что он является домом для «столицы Антарктиды» — крупнейшей научно-исследовательской станции Мак-Мёрдо, принадлежащей США, с более чем сотней строений.
От Южного полюса ледник Мак-Мёрдо отстоит всего на 12 географических градусов; до ближайшей «большой земли» — Новой Зеландии — отсюда около 3500 км. Несмотря на толстую ледяную «подстилку», климат здесь очень мягок для Антарктиды: около -3...-5 °С летом и, как правило, не ниже -30 °C зимой. Ледник Мак-Мёрдо туристы посещают в ходе круиза по Восточной Антарктиде, как правило, в январе-феврале, когда прибрежные воды свободны от льда. Кстати, согласно исследованиям учёных, в толще шельфового ледника теплится жизнь — там была обнаружена некая почти невидимая ракообразная былинка.
Внушительная длина — около 440 км — и примечательная ширина почти в 170 км делают ледник Шеклтона одним из самых живописных на ледяном континенте.
  
Шельфовый ледник Шеклтона
Названный в честь знаменитого британского полярного исследователя Эрнеста Шеклтона, участника четырёх антарктических экспедиций, шельфовый ледник Шеклтона для туристов, путешествующих по Антактиде на борту судна, недоступен. Он лежит в одной из самых труднодоступных областей Антарктиды — на её крайней восточной точке, на побережье Земли Королевы Мэри. Внушительная длина — около 440 км — и примечательная ширина почти в 170 км делают его одним из самых живописных на ледяном континенте — вот только полюбоваться этой природной красотой имеют возможность лишь учёные и профессиональные полярники. Бледно-голубой лёд, возвышающийся над морем на высоту до 35 метров, и гигантские 300-метровые ледяные купола, венчающие его поверхность, вкупе с периодически откалывающимися с сухим треском айсбергами — вот портрет шельфового ледника Шеклтона. А общая толщина его льда, включая подводную часть, приближается к 200 метрам.
  

                                                                          полярная станция в Антарктиде                                                                                                  
 
Живая природа
В результате глобального потепления на Антарктическом полуострове начала активно формироваться тундра. По прогнозам учёных, через 100 лет в Антарктиде могут появиться первые деревья.
Оазис на Антарктическом полуострове занимает площадь 400 км², общая площадь оазисов 10 тыс. км², а площадь не занятых льдом районов (включая бесснежные скалы) составляет 30—40 тыс. км².
Биосфера в Антарктиде представлена на четырёх «аренах жизни»: прибрежные острова и льды, прибрежные оазисы на материке (например, «оазис Бангера»), арена нунатаков (гора Амундсена возле Мирного, гора Нансена на Земле Виктории и др.) и арена ледникового щита.
Из растений встречаются цветковые, папоротниковые (на Антарктическом п-ове), лишайники, грибы, бактерии, водоросли (в оазисах). На побережье обитают тюлени, пингвины.

Растения и животные наиболее распространены в приморской полосе. Наземная растительность на лишённых льда участках существует в основном в виде различных видов мхов и лишайников и сплошного покрова не образует (антарктические мхово-лишайниковые пустыни).
Антарктические животные полностью зависят от прибрежной экосистемы Южного океана: из-за скудости растительности все сколь-либо значимые пищевые цепи прибрежных экосистем начинаются в водах, окружающих Антарктику. Антарктические воды особенно богаты зоопланктоном, в первую очередь крилем. Криль прямо или опосредованно является основой цепи питания многих видов рыб, китообразных, кальмаров, тюленей, пингвинов и других животных; полностью сухопутные млекопитающие в Антарктиде отсутствуют, беспозвоночные представлены примерно 70 видами членистоногих (насекомых и паукообразных) и нематодами, обитающими в почвах.
Из наземных животных обитают тюлени (Уэдделла, тюлени-крабоеды, морские леопарды, Росса, морские слоны) и птицы (несколько видов буревестниковых (антарктический, снежный), два вида поморников, полярная крачка, пингвины Адели и императорские пингвины).

В пресноводных озёрах материковых прибрежных оазисов — «сухих долин» — существуют олиготрофные экосистемы, населённые сине-зелёными водорослями, круглыми червями, веслоногими рачками (циклопами) и дафниями, птицы же (буревестники и поморники) залетают сюда эпизодически.
Для нунатаков характерны лишь бактерии, водоросли, лишайники и сильно угнетённые мхи, на ледниковый щит изредка залетают только поморники, следующие за людьми.
Существует предположение о наличии в подледниковых озёрах Антарктиды, таких как озеро Восток, крайне олиготрофных экосистем, практически изолированных от внешнего мира.
В 1994 году учёные сообщили о быстром увеличении числа растений в Антарктике, что является подтверждением гипотезы о глобальном потеплении климата на планете.
Антарктический полуостров, с прилегающими островами, имеет самые благоприятные на материке климатические условия. Именно здесь произрастают два вида встречающихся в регионе цветковых растений — луговик антарктический и колобантус кито.
   
 
ЭКСПЕДИЦИИ В АНТАРКТИДУ
Экспедиции в неприступную, овеянную легендами Антарктиду давно уже перестали быть уделом одних только профессиональных путешественников, исследователей и ученых. Несмотря на то, что в глубь ледяного континента человек забрался лишь немногим более ста лет назад, туризм в Антарктиде и антарктическом регионе сегодня развит на твердую пятерку. Увлеченному и обеспеченному туристу предлагается немаленький выбор экспедиций в Антарктиду — от не требующих почти никаких физических усилий круизов вдоль островов Антарктики и побережья материка до покорения Южного полюса на лыжах по следам Руаля Амундсена и Роберта Пири — предприятия, пуститься на которое отваживаются лишь отлично подготовленные спортсмены. Впрочем, даже самые сложные антарктические экспедиции не представляют опасности для жизни туристов — солидная страховка, GPS-позиционирование и готовые вовремя прийти на помощь транспортные средства сводят риск оказаться в ледяном плену к нулю.
Тем, кто хочет «выжать» из Антарктиды всё самое интересное за короткий срок, имеет смысл обратить внимание на комбинированные экспедиции самолёт плюс корабль.
 
Варианты экспедиций в Антарктиду
Желающим покорить самый южный континент Земли предлагается на выбор несколько вариантов маршрутов экспедиций. Самый популярный — круиз на судне экспедиционного класса с отправлением из опять-таки самого южного города планеты — столицы архипелага Огненная Земля Ушуайи. На протяжении 7-14 дней путешественников ждёт насыщенная программа. После пересечения бушующего пролива Дрейка между Южной Америкой и Антарктидой на пути встанут Южные Шетландские острова, славные богатейшим животным миром и живописными ландшафтами. Путь продолжается вдоль островов к Антарктическому полуострову с регулярными высадками на сушу, наполненными фотоэкскурсиями, прогулками на каяках, ночёвками в палатках под небом Южного полушария и наблюдениями за представителями фауны.
Тем, кто хочет «выжать» из Антарктиды всё самое интересное за короткий срок, имеет смысл обратить внимание на комбинированные экспедиции самолёт плюс корабль. На пересечение пролива Дрейка при обычной программе требуется около четырёх дней похода, самолёт же преодолевает его за пару часов и приземляется на острове Кинг-Джордж. Далее туристов ждёт экспедиционная программа на борту судна, которое опишет круг вдоль берегов Антарктиды и вернётся на Кинг-Джордж для дальнейшего вылета путешественников «в цивилизацию».
Ну а для хорошо подготовленных как в физическом, так и в финансовом плане путешественников существуют маршруты вглубь континента на лыжах. Конечной точкой таких путешествий, как правило, является Южный полюс. В зависимости от маршрута лыжные переходы могут составлять от 20 до 110 км и продолжаться от двух до десяти дней.
 
Когда отправиться в экспедицию
Экспедиции в Антарктиду проходят в «тёплое» (по местным меркам) время года — в целом, в период с ноября по март. На побережье материка столбик термометра, бывает, показывает даже плюсовую температуру — это относится, например, к оазису, в котором расположена российская станция «Новолазаревская». Однако глубокое продвижение в сердце континента возможно только на «макушке» лета — в декабре — январе, когда температура во внутренних регионах Антарктиды повышается до приемлемых -20...-25 °С.
 
Стоимость
Стоимость экспедиций в Антарктиду варьируется довольно сильно. Несложные и недлинные круизы оцениваются в 4500-5000 USD, цены на более продолжительные туры доходят до 15 000 USD. Экспедиции с авиаперелетом также будут стоить от 4000 USD, а вот решившись покорить Антарктиду на лыжах, стоит быть готовым выложить от 20 000 USD.

  
Российское присутствие в Антарктиде
Освоение Антарктиды Россией началось в советский период. В 1955 году к берегам Антарктиды отправилась советская экспедиция на корабле «Обь» (капитан Иван Ман). В 1956 году были основаны первые советские антарктические станции Мирный (названная так в честь парусника, на котором Михаил Лазарев открыл Антарктиду) и Пионерская. Эти станции расположены на Земле королевы Мэри, которая также имеет название Берег Правды.
Всего в Антарктиде действует около 45 круглогодичных научных станций. В настоящее время у России в Антарктиде имеется семь действующих станций и одна полевая база.
 
Постоянно действующие:
Беллинсгаузен
Мирный
Новолазаревская
Восток
Прогресс
Морской отряд
Ленинградская (расконсервирована в 2008 году)
Русская (расконсервирована в 2008 году)
 
Законсервированные:
Молодёжная
Дружная-4
Союз.
 
Несуществующие:
Пионерская
Комсомольская
Советская
Восток-1
Лазарев
Полюс недоступности
Оазис (в 1959 году передан Польше)
  


 
Православная церковь
Первая православная церковь в Антарктиде построена на острове Ватерлоо (Южные Шетландские острова) недалеко от российской станции «Беллинсгаузен» с благословения святейшего патриарха Алексия II. Собрали её на Алтае, а потом перевезли на ледяной материк на научном судне «Академик Вавилов». Пятнадцатиметровый храм срублен из кедра и лиственницы. Он вмещает до 30 человек.
Храм был освящён во имя Святой Троицы 15 февраля 2004 года наместником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, епископом Сергиево-Посадским Феогностом, в присутствии многочисленного духовенства, паломников и спонсоров, прибывшим специальным авиарейсом из ближайшего города, чилийского Пунта-Аренаса. Сейчас храм является Патриаршим подворьем Троице-Сергиевой Лавры.
Церковь Святой Троицы считается самым южным православным храмом в мире. Южнее находится только часовня Святого Иоанна Рыльского на болгарской станции Святой Климент Охридский и часовня Святого равноапостольного князя Владимира на украинской станции Академик Вернадский.
В ходе своего визита в Антарктику в феврале 2016 г. Патриарх Кирилл отметил особенность этого континента: «Антарктида — это единственное место, где нет оружия, где нет никакой военной деятельности, где не ведётся никаких научных исследований, направленных на то, чтобы появились новые средства уничтожения людей. Это некий образ идеального человечества. И это свидетельство о том, что люди могут так жить: они могут жить без границ, без оружия, без враждебной конкуренции, сотрудничать и чувствовать себя членами одной семьи».
  
 
ЭКСПЕДИЦИЯ НА ЮЖНЫЙ ПОЛЮС
Экспедиция на Южный полюс — путешествие категории «один раз в жизни». Не только из-за более чем внушительной стоимости турпакета, но и по причине того, что, побывав на самой южной точке Земли, через которую проходит воображаемая ось вращения планеты, можно с полным правом утверждать: я везде побывал и всё видел. Ещё пару десятков лет назад о путешествии на Южный полюс можно было лишь мечтать: честь попирания ногами точки, где сходятся все меридианы, принадлежала только профессиональным полярникам, исследователям и учёным. Сегодня ситуация изменилась, и, запасясь суммой минимум в 45 000 USD, ничего не стоит примкнуть к когорте великих — Амундсена, Скотта, Шеклтона, Хиллари и прочих славных первопроходцев. Правда, условия вашей экспедиции будут не в пример более комфортными — два перелета, проживание в весьма цивильном палаточном лагере и трёхразовое питание.
Экспедиции на Южный полюс проводятся в пик лета в южном полушарии — в декабре — январе.
 
Немного истории
Впервые человек достиг Южного полюса немногим более ста лет назад. 14 декабря 1911 г. норвежцу Руалю Амундсену и пятерым его спутникам удалось добраться до точки 90 ° южной широты и зафиксировать своё местоположение приборами. Однако норвежская экспедиция знала, что на пятки ей наступает команда англичанина Роберта Скотта. Подданные британское короны достигли Южного полюса 33 днями позже — увы, лишь для того, чтобы обнаружить на заветной точке скромную палатку под норвежским флагом и «приветственное» письмо. Амундсен сотоварищи благополучно вернулись на большую землю, а вот Скотту повезло меньше — на обратном пути все члены экспедиции трагически скончались, не выдержав тяжелейших природных условий. Следующее посещение человеком Южного полюса состоялось лишь в 1956 г., уже на ином технологическом уровне: здесь приземлился американский самолет, и была основана ныне действующая полярная база «Амундсен — Скотт».
 
Наши дни
Сегодня покорение Южного полюса отнюдь не столь драматично, как это было во времена Амундсена и Скотта. Туристам не только не грозит малейшая опасность для жизни и здоровья, но и созданы все условия для комфортного путешествия.
Продолжительность экспедиции на Южный полюс колеблется от 7 до 15 дней, в зависимости от того, предпочитают ли путешественники стандартную программу с максимальным комфортом, либо не прочь испытать организм на выносливость. В первом случае им предстоят два перелёта: первый из Пунта-Аренаса или Кейптауна до базы в Антарктиде, второй — с антарктической базы до станции «Амундсен — Скотт» и собственно Южного полюса (он находится всего в сотне метров от станции). Во втором случае путешественники аналогичным образом добираются до антарктической базы, откуда следует переход на лыжах продолжительностью от двух до пяти дней (расстояние — 22 км или 111 км).
  
Экспедиция Южному полюсу
Когда отправиться
Экспедиции на Южный полюс проводятся в пик лета в южном полушарии — в декабре — январе. В отличие от круизов и туров в Антарктику, для которых существуют более широкие рамки — с ноября по март — покорение крайней нижней точки Земли возможно лишь в течение двух месяцев в году. Это единственный период, когда провести несколько дней на ледяном континенте могут люди с минимальным уровнем физической подготовки. Условия действительно достаточно комфортные: температура летом на Южном полюсе около -22...-26 °С, солнце неплохо прогревает воздух у поверхности льда, и в целом обстановка напоминает зиму в Сибири.
Единственное неудобство — высокое расположение Южного полюса по отношению к уровню моря: порядка 2800 м. Разреженность воздуха усугубляет ощущения: «местные» 2800 метров соответствуют «реальным» 3500 м. Головокружение, резь в глазах и головная боль — наиболее частые жалобы туристов.
 
На Южный полюс самолетом
Организация экспедиций на Южный полюс отдана на откуп двум «туроператорам». Первая компания возит туристов из чилийского Пунта-Аренаса на советских Ил-76 до американской антарктической базы «Юнион Глейшер», где туристы размещаются на один-два дня в ожидании лётной погоды на Южный полюс. С аэродрома «Юнион Глейшер» их далее доставляют на американских же «кукурузниках» DC-3 на станцию «Амундсен — Скотт». Ну а оттуда до полюса буквально рукой подать: каких-нибудь сто метров. 3-4 часа на месте — и в обратный путь до «Юнион Глейшер», а оттуда — в Пунта-Аренас.
Другая компания базируется в Кейптауне и возит путешественников всё на тех же Илах-76 до российской базы «Новолазаревская», а точнее — гостевой станции «Оазис», расположенной в 400 метрах от базы. Пара дней отдыха и ожидания благоприятного прогноза погоды — и в путь до полюса на самолёте BT-67. Далее — стандартная программа: автопортрет в зеркальном шаре, обозначающем церемониальную точку Южного полюса, прогулка на пару десятков метров до «истинного» полюса, экскурсия по станции «Амундсен — Скотт», откуда можно отправить открытку домой со штампом Южного полюса, и обратный путь до «Новолазаревской», после чего — путешествие домой, в Кейптаун, и потом — в Россию.
Цена на туры начинается от 45 000 USD при передвижении на самолете и становится как минимум на 10 000 USD выше, если путешественники захотят проделать оставшуюся часть пути на лыжах.
  
На Южный полюс на лыжах
Покорение Южного полюса на лыжах — наиболее экстремальный вариант тура. На лыжи предлагается встать лишь на последнем участке пути — в зависимости от пожеланий туристов его продолжительность может составлять от 22 до 111 км. В первом случае участники экспедиции проходят на лыжах два дня и ночуют в палатке, установленной прямо среди девственных ландшафтов Антарктиды. Во втором — путешествие может сравниться с экспедицией Амундсена — целых пять дней похода на лыжах. При обоих вариантах снаряжение и провиант путешественники тянут за собой на санях, вес которых достигает 30 кг. В условленную точку старта лыжного похода путешественников доставляет самолёт — и впереди лишь припорошенные снегом ледяные просторы Антарктиды, скрывающие за горизонтом вожделенный Южный полюс. Продолжительность комбинированных туров на полюс «самолёт плюс лыжи» колеблется от 12 до 15 дней.
 
Стоимость
Стоимость экспедиций на Южный полюс вполне соответствует уникальности впечатлений. Несмотря на фактическое отсутствие монополии, компании, организующие туры на крайнюю южную точку Земли, не особенно борются за клиента и в формировании цен проявляют завидное согласие. Цена на туры начинается от 45 000 USD при передвижении на самолете и подскакивает как минимум на 10 000 USD, если путешественники захотят проделать оставшуюся часть пути на лыжах. При этом билеты до Пунта-Аренаса или Кейптауна в стоимость не включены, равно как и многочисленные дополнительные расходы личного характера. Да, Амундсену и Скотту в этом смысле сильно повезло!
  
 
КЛЫКИ ДРАКОНА – ОЗЕРО РАДОК
Мы работали тогда в горах Принца Чарлза на озере Радок. Место фантастическое. Гигантская впадина с крутыми склонами из гранита на западе и песчаника на востоке. Тектонический шов, провал в земной тверди, дно которого заполнено водой. Здесь, в глубине антарктического оазиса, среди хаоса каменных глыб, ничто не напоминало о могучем ледниковом покрове, со всех сторон окружавшем горный массив. Мы были, казалось, в каменном мешке.
Круглые сутки вокруг нас, задевая за соседние вершины, крутилось низкое полярное солнце. Даже в полночь можно было читать. Правда, четверо из нашей пятерки в это время спали. Лишь механик Борис, по прозвищу Железный Боб, страдавший бессонницей, наблюдал полуночную красоту.

Борис был фантазер и мечтатель, но это ничуть не мешало ему оставаться прекрасным механиком. В том, что нам удалось измерить глубину озера Радок, оказавшегося самым глубоким в Антарктиде — 346 метров, была немалая его заслуга. Лебедка, электростанция и прочее оборудование, которым мы пользовались, работали безотказно. А сам Борис, с виду щуплый, невысокий, обладал недюжинной силой и выносливостью. Он присоединился к нашей группе, прибывшей в Антарктиду на летнее время, после зимовки на Молодежной.
Геолог Будкин, в противовес Борису, выглядел грузным и насупленным. Будкин работал, как он нам важно сообщил, по космической тематике. К нам он как бы нисходил с высоты своего положения. Когда выяснилось, что мы забыли на базе аптечку, Будкин, у которого, как назло, разболелся живот, смерил меня таким взглядом, что я готов был провалиться сквозь землю: как начальник, я за все нес ответственность. Мне было совестно перед Будкиным.
В конце концов удалось связаться по рации с базой. Оттуда в самом скором времени, как только распогодится, обещали выслать с вездеходом аптечку.

На этот вездеход, кроме всего прочего, у нас были особые планы. С его помощью мы рассчитывали совершить несколько дальних маршрутов. Будкин прямо сказал: задание у него ответственное, так пусть ему машину обеспечат. В прошлые годы в горах Антарктиды мы работали чаще всего без наземного транспорта. Самолет или вертолет доставлял нас в намеченный район, а уж дальше приходилось рассчитывать на собственные ноги. Вездеход я воспринимал как слишком дорогой подарок, который нужно беречь. Маршруты в антарктических горах, среди нагромождения каменных глыб, не сулили машине долгой жизни. А ей предстоит работать тут и на будущий год. Но все же я поддержал Будкина...
К западу от лагеря находилось плато, попасть куда я давно мечтал. Там, близ вершины вздымающегося над озером горного массива, на темных гранитах залегали какие-то светлые породы. С расстояния нескольких километров они казались мне похожими на толщи древних ледниковых осадков — морен. А ведь моренные отложения — валуны, галька, песок, то есть тот материал, который нес когда-то ледник, — наиболее весомые свидетельства былой деятельности оледенения. Зная «биографию» ледника, можно прогнозировать его дальнейшее развитие. Но обычно в антарктических оазисах, располагающихся на периферии континента, мощные толщи морен встречаются редко. Лед в прибрежной части движется быстро, его воздействие на каменное ложе можно сравнить с работой бульдозера. Содранные со скал обломки уносятся вместе со льдом на север, к океану.
Вместе с айсбергами антарктические породы совершают путешествия порой за тысячи километров от своей родины, постепенно вытаивая из ледяных глыб. Айсберговые осадки, накопившиеся на дне морей, омывающих Антарктиду, иной раз оказываются единственными свидетельствами, по которым судят о том, что происходило на самом материке. И тут, конечно, трудно исключить неточности и ошибки. Вот если бы разрезы ледниковых отложений удалось обнаружить непосредственно в самом антарктическом оазисе, так сказать, в центре событий, все было бы гораздо проще.
Двенадцать лет назад я нашел на склоне ущелья Пагодрома (Буревестников), в четырех километрах от нашего нынешнего лагеря, обрывы морен мощностью до 50 метров. Изучение их рассказало о ранних этапах оледенения Антарктиды, отделенных от современности миллионами лет. Ведь антарктическое оледенение не только наиболее мощное, но и самое древнее из ныне существующих: оно возникло около 25 миллионов лет назад. Теперь с особой надеждой я посматривал на светлосерые породы, венчавшие уступ над озером Радок...
Загадочный район находился по другую сторону озера, как раз напротив нашего лагеря. Подняться туда в лоб по почти отвесным уступам невозможно. Оставался длинный путь в обход озера, крюк километров в двадцать пять. Вот если бы меня подвез на край плато вездеход, я бы уже нашел возможность спуститься и вернуться домой — по прямой, через озеро расстояние в два раза короче. При взгляде из палатки эти планы казались мне вполне реальными.

По утрам обрывы над озером озарялись солнцем и выглядели особенно эффектно. Заинтересовавшая меня серая толща была рассечена лощинами, и лежащий в них снег словно фосфоресцировал. Издалека казалось: белые клыки сияют в теле темной горы. Назвал я это место на вершине плато «Клыки дракона». Борису название понравилось. Будкин, конечно, только усмехнулся.
В прошлую экспедицию попасть туда не удалось. Вот и сейчас наша работа в районе озера Радок подходила к концу. Вездеход, спешивший к нам с аптечкой для Будкина, — это был последний шанс.

К счастью, свой маршрут Будкин проложил близ «клыков». Отлично! Значит, вездеход может подбросить меня по пути на плато, откуда за час-другой я доберусь до загадочных обрывов. Конечно, это нарушение экспедиционного правила, запрещавшего ходить в одиночку. Но ведь правила, известно, немыслимы без исключений. Я тут не первый и не последний. В своих прежних экспедициях мне часто приходилось работать одному. Меня даже прозвали Одиноким Бизоном. Везение, «пруха», как говорили в экспедиции, конечно, придает уверенности.
«Клыки» вызывающе глядели прямо на лагерь, сверкали с высоты, дразнили своей мнимой близостью и доступностью. И я принял решение.
Послышался гул вездехода. Я вылез из палатки. Зеленоватая машина показалась из-за горба ближайшей сопки. Словно жук-бронзовик полз по серым скалам, уступами спадавшим к нам в котловину. Не подвел Иван-вездеходчик, прибыл вовремя. Нужно не мешкая собираться в маршрут.

Будкин повертел в руках аэрофотоснимок, уточняя, куда меня нужно подвезти. Недовольно заметил, что это километра три крюк от его маршрута, но, очевидно, потрясенный тем, что я предложил ему «генеральское» место — рядом с водителем, самое теплое и удобное, — спорить не стал. А может, это так на него лекарство подействовало: ведь сразу горсть таблеток проглотил.
Я забрался вместе с помощником Будкина в кузов — темный деревянный короб с крохотным окошком под самой крышей, — и мы покатили. Сначала весело и гладко по снежникам, забившим верховья ущелья Пагодрома, а потом все тяжелей, с натужным гулом по каменным волнам антарктического оазиса. Сквозь оконце видно: карабкаемся вверх по склону. Слышно, как хрустят плитки песчаников под гусеницами. Машина задирает нос, словно встает на дыбы.
Неожиданно вездеход остановился, из кабины выскочил Будкин и полез в кузов, предлагая мне занять «генеральское» место. Он возьмет командование на себя только после того, как меня высадят. С чего бы такая галантность? Я озадаченно моргаю глазами и, взяв планшет с картой, залезаю на теплое, удобное место к Ивану. Тот берется за рычаги. Кричит, что ему мешать не надо, он сам разберется, где ехать. Нужно только указать конечную точку. Похоже, у него с Будкиным уже вышел какой-то конфликт...

Обзор из кабины не то что из кузова, где чувствуешь себя как в мешке. Вскоре мы вползаем в обширную котловину. По склонам ее рядами тянутся уступы, словно в гигантском амфитеатре. На дне голубеет озеро. Я кричу Ивану, чтобы он обратил внимание на эту первозданную красоту. Но он меня не понимает, трогает рычаги и направляет машину вверх по снежнику. Тут на пути должны вставать обрывы к озеру Радок. Оно длинным коленом вдается сюда с юга. Я показываю Ивану — сворачивать рано. Он машет рукой — ничего, разберемся. «Там пропасть!» — кричу я ему в ухо. Иван нехотя сдается. Вездеход, пробуксовав одной гусеницей, снова сворачивает в котловину.
Смотрю аэрофотоснимок. Он не ахти какого качества, да и масштаб мог бы быть покрупнее. В шестьдесят тысяч раз все уменьшено. Отыскать проход среди сопок по такой фотографии непросто. Но, пожалуй, можно сократить путь, склон не так уж крут. И я показываю Ивану — можно поворачивать. Вездеход снова начинает карабкаться в гору.
Дорога прескверная. Медленно одолевает вездеход подъем на плато. Валуны на пути крупные, приходится то и дело маневрировать. Жалко машину, да и от маршрута Будкина мы отклонились. Терзаясь угрызениями совести, кричу Ивану, чтобы остановился. До того «клыка», который меня интересует, километра четыре.
Иван останавливает вездеход. Я смотрю на часы — одиннадцать. «К восьми вечера, — говорю Ивану, — буду в лагере». Уверенно так говорю, благодушно. Отогрелся рядом с водителем, накопил сил. И, набросив на меховой шлем капюшон своей оранжевой штормовки, шагаю вперед.
После тепла кабины ледяной ветер особенно ощутим. Солнце сияет, но уже совсем не греет. Стоит середина февраля — антарктическая осень, вот и входят в раж стоковые ветры. Иду вдоль обрывов, прикрываю лицо рукавицей. Дыхание спирает от ветра, да и от волнения, ведь подо мной — «Клыки дракона»! Еще немного — и станет ясно, что за породы слагают вершину плато, почему они имеют свой особый цвет.
И тут меня начинают одолевать сомнения: реально ли вообще здесь, на высоком плато, найти разрезы ледниковых отложений? В антарктическом оазисе, подобном гористому острову в океане льдов, куда ни глянешь — скалистые сопки. Накопление морен обычно идет в понижениях рельефа, на дне долин, а они недоступны для наблюдателя. Вот когда Антарктида сбросит ледяной панцирь... Но ведь этого не дождешься. Такой процесс если и возможен, то лишь в масштабе геологического времени, по сравнению с которым человеческая жизнь — мгновение.
Конечно, придет пора, будут найдены эффективные способы проникать в глубины антарктических ледников, вести наблюдения непосредственно на подледном ложе. Но произойдет это, думаю, не так уж скоро. Пока же палеогляциологу приходится опираться на редкие находки в оазисах. Морены, открытые в ущелье Пагодрома, были в свое время счастливой находкой, но пока единственной.

Сдерживая нетерпение, я стараюсь не торопиться. Оттягиваю миг возможного разочарования. Подойдя к самому обрыву, гляжу на лежащее внизу озеро. Там сейчас работают гидролог Саша с Борисом, вертят ручку лебедки, поднимают батометры из глубины. Они уже, наверное, знают, какая температура у дна. Лед озера сверкает на солнце. Стекла моих горнолыжных очков исцарапанные, треснутые. Видно сквозь них плохо, но зато они защищают от ветра.
Где же мои товарищи? Любопытно, ситуация внизу сегодня совсем иная. Там, где мы недавно ходили по льду, — большая темно-синяя полынья, а в ней глыба, похожая на головку сахара с каймой крошек. В озеро с гор спускается ледник: этой ночью народился айсберг! А вот и темная точка на льду — ребята у лебедки.

Забравшись на приметный валун, машу ледорубом, хотя понимаю: они не могут увидеть меня на темном склоне. Но пообщаться хотя бы так, символически, необходимо. Ведь сейчас предстоит спуск в «пасть дракона». А ветер только и ждал моего шага вниз, вздыбился, обдал песком и снегом, уперся в спину. Только бы не споткнуться на валунах, не подвернуть ногу.
Самый крайний «клык» — крутая, забитая снегом лощина. Склоны засыпаны валунами. Делаю записи в полевом дневнике. Больше для порядка, как положено на каждой новой точке. Что скрыто под осыпями? «Клык» не дает ответа, только рождает сомнения: был ли смысл пускаться в этот маршрут? Раскопать осыпь мне не под силу. Тут и бульдозер вряд ли управится — некоторые валуны в рост человека. К тому же каждая минута на счету. Продвигаюсь дальше, к главному «клыку», на который вся надежда...
Преодолеваю заснеженную лощину. Еще несколько десятков метров вверх. Ветер выносит меня на гребень. Хватаюсь за валун, чтобы остановиться. И тут впереди, метрах в 30 ниже по склону, открываются взгляду обрывы со слоями песка и валунов. Долгожданная находка — толща древних ледниковых осадков! То, ради чего я так стремился сюда!

Я вновь чувствую себя уверенным и сильным. Скорее вниз. Скольжу по осыпи, грохоча обломками. Хорошо, что надел ботинки с триконями. Пусть в них холоднее, но зато легче и уверенней чувствуешь себя на склоне. Вот она, древняя морена: плотная серо-коричневая масса, смесь валунов, песка и глины. Лед двигался здесь вниз, к озеру, заполнял целиком его чашу и выплескивался через край дальше, на север, к морю. И вот теперь передо мной реальные свидетельства былой мощи оледенения.
Изучение этого разреза, я надеюсь, скажет о многом. По сути, каждый валун, каждая песчинка древних осадков испытали на себе воздействие тех или иных сил природы. Извлечение этой скрытой информации сродни работе криминалиста. И арсенал лабораторных методов достаточно широк.

Я достаю из рюкзака полотняные мешочки. Оглядываю склон, примеряясь, с чего начать отбор образцов. Метрах в пятнадцати надо мной, на уступе, похожем на оттопыренный палец, завис отсвечивающий на солнце валун. Вдруг сорвется, понесется эта многотонная глыба прямо на меня?..
Отвожу глаза от нависшего валуна и начинаю отбирать образцы. Первый мешочек заполнен. Его содержимое станет объектом комплексного изучения. Эти образцы для меня как лунный грунт для исследователей космоса. Теперь нужно сделать пометки в полевом дневнике. Лезу в левый карман, где у меня неприкосновенный запас: несколько кусков сахара в полиэтилене, полевой дневник. В кармане пусто! Из-за собственной рассеянности, очевидно, я переложил его куда-то... Но и в других карманах, рюкзаке, полевой сумке дневника нет. И сахара нет. Черт с ним, с сахаром, а вот дневник! Неужели я забыл его у первого «клыка», где делал записи? А что, если выронил по пути? На камнях я несколько раз оступался и падал.

Потерять полевой дневник, где записаны предыдущие маршруты, равносильно катастрофе. Полевые записи не восстановишь, как ни старайся, они утратят свою достоверность. И сейчас я стою перед уникальным разрезом, к которому с таким трудом подобрался. Нужно зарисовать его, пометить места отбора образцов, зарегистрировать все характерные черты этой толщи. И вот дневник, основной документ, пропал. Дело не только в формальном отчете. Мне сейчас просто не на чем записывать, я как солдат без оружия. До этого момента не приходила мысль о рискованности маршрута. Я был занят делом. Теперь впервые с тревогой подумал об обратном пути. Удастся ли мне спуститься на озеро? Внизу зияют обрывы, туда глянешь — дух захватывает. Обходить вокруг — сил не хватит. Не слишком ли я понадеялся на удачу?
И все же нужно сделать попытку найти дневник. Оглядываюсь назад, на груды валунов, рассыпанных по склону. Придется вернуться. Правда, ветер в лицо, настоящий «мордотык». Гудит, проклятый, ярится...
Вот снежник, и на нем царапины от триконей: я на верном пути. Вон и валун, привалившись к которому делал записи, пытаясь укрыться от ветра. Смотрю вокруг, ощупываю взглядом каждый камень. Увы! И тут словно что-то обожгло меня. Бросаю, взгляд в сторону. В щели между глыбами метрах в пяти на склоне торчит красный корешок — прочно застрял между двумя валунами. Мой дневник! Ура! И словно салютуя моему победному крику, что-то грохочет внизу, среди скал. Эхо? Или мне мерещится?
И снова у меня отличное настроение, и скалы не кажутся такими опасными. Скольжу по осыпи прямо к обрыву морены и начинаю работать. Мешочек за мешочком заполняется образцами, записи ложатся на страницы дневника. В самый разгар вдруг вспоминаю о нависшей сверху глыбе. Что за чертовщина! Песок только сверху струится, как ручеек, а валуна нет. Свалился-таки, выбрал подходящий момент, когда первый человек объявился на этих обрывах, и загремел туда, вниз, к озеру с пятисотметровой высоты! А ведь если бы я не потерял дневник, не бегал бы на поиски, что заняло минут сорок, то кто знает... Значит, эхо, грохотавшее в ответ на мое «ура!», как раз и было отголоском падения этой глыбы.

Но размышлять о совпадениях, удивительных случайностях, победах, оборачивающихся поражениями, и о поражениях, которые приводят к победам, нет времени. До срока моего возвращения в лагерь осталось два с половиной часа. А я сижу еще в самой «пасти дракона». Успеть хотя бы до связи с базой в 22.00. Иначе ребята начнут волноваться.
Делаю последние записи, укладываю в рюкзак образцы, фотографирую разрез. Кажется, ничего не забыл. Мне уж точно здесь больше не бывать. Эта первая встреча одновременно и последняя.
Вешаю на грудь под штормовку фотоаппараты, чтобы не замерзли и не разбились. Навьючиваю рюкзак, сбоку кожаную полевую сумку — начальник базы Михалыч мне ее дал, отправляя командовать лагерем. По его мнению, такая сумка совершенно необходимый атрибут власти, словно скипетр или корона. Дневник кладу внутрь сумки, там, за семью замками, понадежнее.
Теперь важно найти приемлемый спуск к озеру. Судя по аэрофотоснимку, через два «клыка» вниз к самой воде ведет ложбина. Если бы по ней удалось спуститься, мой путь до лагеря сократился бы почти вдвое. Иначе когда я добреду домой с таким рюкзаком на ураганном ветру?

Где, интересно, сейчас Будкин? Катит, наверное, к дому на «генеральском» месте. А может, уже в палатке сидит, блаженствует в тепле, пьет горячий чай. А Саша с Борисом наверняка еще на озере, хотя и потерял я их из виду. Хорошо им, они вдвоем. Мне же не с кем словом перемолвиться, разве что с «драконом», да тот знай гудит, холодом дышит...
Уже больше часа иду я как раз вровень с остриями «клыков». Слева от меня стального с ржавчиной цвета склон, справа, внизу, темные скалы, обрывающиеся к озеру. Там, у их подножия, дымится вода. Ветер падает в пропасть с сокрушительной силой и не дает замерзнуть озеру у берега.
Когда я приближаюсь к краю очередной лощины, чтобы заглянуть вниз, — идет ли она до самого озера или обрывается на скалах, — ветер особенно яростно подталкивает меня. Кажется, если прыгнешь туда, расправишь руки, как крылья, — полетишь птицей. Там, в расщелинах, гнезда снежных буревестников — птицы парят внизу подо мной. Я уже давно миновал то место, где, судя по снимку, казалось, можно было спуститься. Там была такая крутизна, что голова шла кругом...
Смотрю на часы. Надо торопиться. Близится контрольный срок возвращения. И тут мое продвижение приостановил обледенелый снежник. Ширина его была метров сто пятьдесят. Шел он от самой вершины плато, а где оканчивался, разглядеть я не мог. Поверхность снежника сияла холодным стеклянным блеском. Она была так крута, что если поскользнешься, полетишь пулей. Через считанные секунды будешь на озере Радок. Только вот в каком виде?
Я сделал несколько шагов вперед, проверяя твердость обледенелой корки. Чуть ниже выступала скала. Там в случае чего мне удалось бы зацепиться. Шипы ботинок царапали лед и соскальзывали, ноги гудели от напряжения. Если бы не ветер, можно было бы еще рискнуть и, вырубая выемки ледорубом, шаг за шагом преодолеть это препятствие. А так шансов на благоприятный исход не было. Путь вперед был отрезан. Привалившись к валуну, я сполз вместе с рюкзаком на камни, вытянул ноги.
Но на обдумывание времени не было. Стоило посидеть минутку без движения, морозный ветер проникал сквозь штормовку. Как выбираться отсюда? Оставался единственный вариант — подниматься снова на плато.

Я седьмой раз в антарктической экспедиции и знаком с суровостью здешних ветров. Но одно дело удивляться силе урагана, находясь в деревянном домике, пусть даже в палатке, внимать порывам ветра, лежа в спальном мешке, и гадать, какие беды принесет буран. И совсем другое — оказаться одному в антарктических горах, далеко от лагеря...
Я выругал себя за необдуманный маршрут. Мог бы договориться, чтобы вездеход вернулся за мной. Катил бы сейчас в тепле к дому. Налицо мой промах как начальника лагеря. Переоценил свои силы. На коварство Антарктиды нечего пенять. Вот Будкин в этом отношении молодец, без вездехода дальние маршруты не делает.
Не знаю, сколько времени я поднимался, видно, часа два, не меньше, пока наконец на четвереньках не выполз на плато. Перевел дух и стал на ноги. Простор открылся взгляду, я снова почувствовал себя человеком. Больше не нужно было ползти вверх против ветра. Отклонившись влево и немного назад, как бы облокотившись плечом на ветер, я заковылял по кромке плато, стараясь держать нужное направление.
Солнце, висевшее совсем низко над горами, отбрасывало на склон мою длинную горбатую тень. Километра через три склон снова привел к снежнику, но он был не такой уж обледенелый, да и крутизна не так устрашающа. Этот снежный шлейф позволял мне за считанные секунды спуститься сразу метров на двести. Идти по шатающимся валунам стало невмоготу. Левая нога то и дело норовила подвернуться. А до дома оставалось еще столько километров! Нужно было рисковать.

Я осторожно вышел на центральную часть снежника, сел, упираясь пятками в снег, положил слева ледоруб (его я решил использовать как тормоз), откинулся; немного на спину и заскользил вниз. Забытое чувство детского восторга на мгновение захлестнуло меня...
Спину страховал рюкзак, ноги, согнутые в коленях, служили рулями. В опасных местах я с силой упирался в ледоруб, чтобы нарастающая скорость не развернула головой вниз. У основания склона снежник выполаживался, и к окаймляющим его валунам я уже «подрулил» без тормоза.
Гладь озерного льда призывно сверкала, обещая ровный путь к лагерю. Только вдоль края тянулась кайма чистой воды. Всего-то полынья в 10—15 метров шириной, но как ее преодолеть? Идти в обход — еще лишние час-два пути. Я спустился к самой воде. Валуны здесь были обледенелые, пригнанные друг к другу, словно специально уложенные. Я шел по кромке этого «пляжа» в поисках переправы. В одном месте в озеро со склона спускался снежник. Перемычка чистой воды тут совсем исчезала. Значит, нужно преодолеть полосу ровного темного льда, всего десяток метров. Дальше от берега лед белый, там он толстый, безопасный.

Надо решаться. Выигрыш во времени и расстоянии мне жизненно необходим. А если лед не выдержит? Я отгонял мысль об этом. Уже полночь. О моем исчезновении наверняка сообщили на базу...
И я шагнул на снежник, спускавшийся на озеро. Лед у края тонко пискнул. Но я слишком устал, чтобы сомневаться. Действия мои были почти механическими. Оттолкнувшись от смерзшегося снега, заскользил по темной глади вперед, к спасительному молочно-белому льду. Через мгновение я был в безопасности. Перевел дух, поправил рюкзак и зашагал через озеро. И только тут осознал: «Действую опрометчиво. Будкин бы наверняка вел себя осмотрительнее...»Мыс, который нужно обогнуть, перед тем как выйти на финишную прямую, кажется совсем близко, но я знаю: по карте до него семь километров, никак не меньше. В горах трудно угадать расстояние. Ветер теперь задувает мне в правую скулу. Холодный ночной ветер с ледника Бетти.
Дорога стала гладкой. После хаоса каменных глыб она будто бархатная. Шипы ботинок сбивают ежик кристаллов льда, и кристаллы дзинькают под ногами. Под эту странную мелодию я шагал, шагал, словно заведенный механизм. Ходьба по ровному льду действовала умиротворяюще. В ней было какое-то укачивающее однообразие. Ноги ступали все тяжелее и тяжелее. Я начинал дремать на ходу. Безразличие, апатия подбирались ко мне. Надо было срочно менять тактику, надо было что-то предпринять.

Я решил считать шаги. На каждом сотом шаге получал «приз»: поворачивался к ветру спиной и, облокотившись о ледоруб, расслаблял мышцы ног. Эта тактика принесла успех. Теперь я шагал в предвкушении, когда остановлюсь, привалюсь к ледорубу, правая скула ощутит тепло дыхания, затекшие мышцы спины как-то по-иному примут на себя тяжесть рюкзака.
Вдруг впереди на озерном льду возникла темная точка. До скал противоположного берега было еще далеко. Что же могло лежать на льду посредине озера? Я ломал голову, а тем временем шаг за шагом сокращал отделяющее меня от лагеря расстояние. И темный предмет на озерном льду постепенно увеличивался в размерах.
Еще несколько стометровок, и я увидел большой обломок песчаника, серую глыбу, изъеденную, словно оспой, ячеями выветривания. Как она очутилась здесь? Свалиться на лед камень мог только у берега. А потом прибрежную льдину или айсберг ледника Бетти принесло сюда. Значит, озеро Радок не в пример нынешнему холодному сезону в иные годы вскрывается почти полностью...

Размышление о неожиданной находке несколько отвлекло меня от тягот пути. Было уже далеко за полночь. Солнце спряталось за лежащими на юге горными массивами, и в чаше озера Радок все словно поблекло, изменило краски. Как будто на смену цветной пленке пустили черно-белую. Горбатая тень, сопровождавшая меня как верный пес, исчезла. И от этого усилилось чувство одиночества. Сколько часов я в маршруте? Кажется, вечность.
Не знаю точно, сколько еще прошло времени, но я вышел наконец к мысу. За ним всего в двух-трех километрах наш лагерь — светлый купол выгоревшего брезента так и ударил в глаза! Вездехода около палатки не видно: ребята выехали на поиски. Я перевожу глаза на соседний склон. Вон от, наш жук-бронзовик, ползет к лагерю. Очевидно, меня заметили на льду озера — черная точка на белом приметна издалека.

Вездеход подполз к палатке. Оттуда отделилась маленькая фигурка и пошла мне навстречу. Я подумал, что, верно, это Борис — наш механик, Железный Боб. Год провел он на зимовке, всякое повидал и чувствовал, когда нужна поддержка. Борис подошел, я обнял его. Непроизвольно получилось. Мне доводилось слышать: работа в полярной экспедиции делает мужчин порой излишне сентиментальными. И вот испытал это на себе. Я даже отдал донести до лагеря свой рюкзак. Никому другому не позволил бы, сам донес бы свои драгоценные образцы. А Борису отдал. Последние метры мы дошагали быстро и весело. Борис рассказал, что ребята изрядно поволновались. Будкин, между прочим, больше всех. Он даже назначил себя, как самого опытного, начальником спасательной экспедиции.
А они с Сашей целый день провели на озере. Там вздумал гулять айсберг. Во многих местах взломало лед, чуть не утонула лебедка, вовремя оттащили. Отобрали пробы воды, измерили температуру в озере по всему разрезу: у дна она оказалась плюс один градус, почти такой же, как на поверхности. Рекорд глубины 346 метров, установленный нами в прошлый раз, перекрыть не удалось.

Вот и палатка. Скорее в тепло. Ребята смотрят на меня, каждый по-своему, но все внимательно. Саша не может скрыть добрую улыбку, Будкин насупился, шмыгает носом. Его помощник грызет сухарь. Иван-вездеходчик хмурится. Даже Борис смолкает, словно ждет чего-то от меня.
Что ж, виноват я перед ребятами, совершил ошибку, чуть не подвел и себя и их. И хотя устал я, смертельно устал, сейчас нужно найти верные слова, извиниться перед товарищами. И я говорю в молчаливое окружение то, о чем передумал в маршруте.
Тишина заполняется гомоном. Все начинают говорить, перебивая друг друга. Мне хорошо, я в тепле, я дошел до дома. Борис протягивает мне кружку горячего сладкого чая.
Спал я в эту ночь беспробудным сном. Спал, лежа поверх спального мешка, залезть в него не смог, от любого движения судороги сводили ноги. Спасибо Борису, укрыл меня всякими одежками, напялил мне на ноги шерстяные носки, а вовнутрь их зачем-то насыпал горчицы.

— Молочная кислота тебе в ноги ударила, — объяснил он. — Теперь главное — их не застудить, а то одеревенеют — врачам придется заниматься.
Будкин недовольно хмыкнул и накинул на меня свое любимое малиновое одеяло.
  
 

_________________________________________________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие.
Саватюгин Л. М., Преображенская М. А. Карта Антарктиды: имена и судьбы / под ред. д-ра экон. наук, канд. геогр. наук М. В. Слипенчука. — СПб.: ГеоГраф, 2014. — 352 с.: ил. — (Полярные истории) — ISBN 978-5-902211-29-7.
Трёшников А. Ф. История открытия и исследования Антарктиды. — М.: Географгиз, 1963. — 432 с. — (Открытие Земли). — 17 000 экз. Архивировано 22 февраля 2014 года.
Рудой А.Н. Феномен Антарктиды. — Томск: STT, 1999. — 128 с. — 1000 экз.
Лосев К. С. Страна вечной зимы: О ледниковом покрове Антарктиды. — Л.: Гидрометеоиздат, 1986. — 112, [16] с. — 92 000 экз.
Происхождение названия Антарктида
 John George Bartholomew and the naming of Antarctica, CAIRT Issue 13, National Library of Scotland, July 2008, ISSN 1477-4186, and also The Bartholomew Archive.
 Шеклтон Э.Г. Сердце Антарктики (Предисловие Доктора Хью Роберта Милла) (англ.). Project Gutenberg.
 Дэвид Макгонигал, Лин Вудворт. Антарктика. Голубой континент = Antarctica. The Blue Continent / Романов А. П., Лебедев С. Л. — М.: Бертельсманн Медиа Москау АО, 2004. — С. 159. — 224 с. — ISBN 1-86503-800-8 (англ.), ISBN 5-88353-193-8 (рус.).
 Vinson Massif — Peakbagger.com
 Краткий очерк геологического строения Антарктиды А. А. Лайба, Е. В. Михальский / сетевая публикация на официальном сайте Российской Антарктической экспедиции.
 В Антарктиде найден самый большой метеоритный кратер AstroNews.ru
 Газета.ru Планета Вода
 Сборник научно-познавательных статей, заметок и публикаций
 Русское географическое общество Почему Антарктика не Арктика
 Владимир Игоревич Бардин. В горах и на ледниках Антарктиды (20 марта 2017).
 Чуткий робот, лекарство от разводов и другие открытия : Журнал «Вокруг Света». — Москва: «Вокруг Света», 2013. — Вып. 2873. — № 6. — С. 22.
 Гордон А. Г. «Ночные диалоги-2»
 Антарктида: климат — Архив программы Гордона
 Ученые нашли в Антарктиде 91 новый вулкан (рус.), Interfax.ru (13 августа 2017). Проверено 13 августа 2017.
 Самая низкая температура на поверхности Земли. National Geographic Росиия. Проверено 11 декабря 2013.
Антарктида // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Атлас мира: Максимально подробная информация / Руководители проекта: А. Н. Бушнев, А. П. Притворов. — Москва: АСТ, 2017. — С. 92. — 96 с. — ISBN 978-5-17-10261-4.

 

  

ВложениеРазмер
Antarctica_6 (1).jpg100.25 КБ
Antarctica_6 (1).png411.13 КБ
Antarctica_6 (2).jpg98.81 КБ
Antarctica_6 (3).jpg236.59 КБ
Antarctica_6 (4).jpg165.36 КБ
Antarctica_6 (5).jpg107.89 КБ
Antarctica_6 (6).jpg44.51 КБ
Antarctica_6 (7).jpg129.79 КБ
Antarctica_6 (8).jpg133.92 КБ

Отправить комментарий

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru