Марийский народ в революционные годы

1917 г. явился поворотным в судьбах всех народов России. Свержение монархии и установление власти демократического Временного Правительства дали и марийскому народу надежду на равноправие, на новую жизнь, свободную от национального гнета.
Марийцы, воспрянув духом, стали создавать свои демократические организации для решения вопросов общественно-политического и культурного развития. Первыми, уже в марте 1917 г., их организовали восточные мари, в частности в городе Бирске Уфимской губернии под названием "Мари Ушем", затем подобные организации появились и среди луговых мари.
 

В это же время в Казани представители марийской интеллигенции участвовали в создании Общества мелких народностей Поволжья, а в его составе - марийской секции, руководителем которой стал студент Казанского университета Валерьян Михайлович Васильев. В Казани тогда было довольно много военнослужащих мари. Активисты из них создали Марийскую военную организацию, ее возглавил прапорщик Владимир Алексеевич Мухин.
Включившись в общественную деятельность, марийские активисты попытались, воспользовавшись демократией, реализовать свои планы по культурному возрождению родного народа. На уездных земских собраниях, на первых же заседаниях уездных комитетов (органов Временного Правительства) они выступили с предложениями об открытии национальных школ.
В июле 1917 г. в городе Бирске состоялся Первый Всероссийский съезд народа мари. Впервые за всю историю народа его представители собрались вместе, чтобы обсудить сложившееся положение и перспективы на будущее. Представляли народ на съезде глав-ным образом учителя, офицеры, священники, но было немало и крестьян, в том числе тех, которые находились в армии в качестве солдат.
 


Съезд принял важные решения, направленные на развитие культуры, просвещения, расширение использования родного языка. Он призвал марийский народ всемерно поддерживать Временное Правительство, объединяясь вокруг Советов, создавать везде, где живут марийцы, национальные общественные организации, объединения. Решения съезда были направлены в основном на создание национально-культурной автономии мари.
По решению съезда с 25 августа 1917 г. в Казани стала издаваться газета "Ужара" ("Заря") (редакторы В.М. Васильев, Д.И. Адаев, С.Г. Гаврилов-Эпин). Она призывала всех мари независимо от партийных взглядов объединяться ради национального спасения, способствовала пробуждению национального самосознания.
Для координации работы местных национальных объединений, для руководства их политической и культурной деятельностью был создан Центральный союз мари, в который вошли наиболее извест¬ные общественные деятели, уже упомянутые выше, а также видные просветители: священник Павел Петрович Глезденев (отец Павел), учитель Леонид Яковлевич Мендияров, журналист Иван Николаевич Коведяев-Умшар и другие.
Бывший руководитель Унжинской черемисской школы Тихон Ефремович Ефремов (отец Тихон), написал проникновенные слова, ставшие первым гимном народа мари:
«Поднимитесь, встаньте, Нам предстоит долгий путь. Догоним другие народы, Встанем вровень с ними» (подстрочный перевод.)


 
При Временном Правительстве жизнь простого народа не улучшилась, многие мероприятия правительства вызывали недовольство, особенно росло недовольство продолжающейся войной. Марийские крестьяне выступали против политики установления «твердых» цен на хлеб (что на деле означало изъятие его почти бесплатно) и попы¬ток местных продовольственных комитетов с помощью вооруженных отрядов осуществить подобное решение (Арбаны, Пертнуры и др.). Это стало частью общего кризиса политики Временного Прави¬тельства, падения доверия к нему со стороны народных масс, чем и воспользовались большевики.
  
Установление Советской власти
7 ноября 1917 г. большевики захватили власть в столице России - городе Петрограде и разослали во все концы страны телеграммы с призывом передачи власти новым, большевистским Советам депутатов. Но в Марийском крае уездные Советы, возглавляемые эсе¬рами и меньшевиками, не признавали новую власть, как и нацио-нальные объединения (газета "Ужара", например, долгое время вообще не печатала никаких сообщений о событиях в Петрограде). Счи¬талось, что вопрос о власти должно решить Учредительное Собрание, избранное всем населением страны. 
Показательно, что "Ужара" не напечатала даже Декларацию прав народов России, принятую че¬рез несколько дней после захвата большевиками власти в Петрогра¬де, с обещанием всем народам страны предоставить право на само¬определение. Объединение "Мари Ушем", газета "Ужара" призывали марийцев на выборах голосовать за эсеров, которые отражали ин¬тересы трудового крестьянства. Эсеровские организации имелись в большом количестве в местностях, где жили марийцы, как среди горных, луговых, так и восточных мари; десятки активных марийских деятелей состояли в этой партии. Большевиков же среди мари прак¬тически не имелось (нам известны фамилии только трех человек, всту¬пивших в партию до октября 1917 г., и одна большевистская орга-низация - в русском селе Юрино).
 

На выборах в Учредительное Собрание большинство мари про¬голосовало за эсеров; депутатом Учредительного Собрания был из¬бран и один мариец - крестьянин деревни Ошурга Царевококшайского уезда Степан Соловьев.
Но среди самих эсеров произошел раскол.

Среди них появились "левые", которые пошли на сближение с большевиками. И больше¬вики, видя, что в аграрных регионах, таких как марийский край, население поддерживает не их, а эсеров, заключили блок с "левыми" эсерами, поддержали их лозунг "Земля - крестьянам!", чтобы с их помощью захватить власть на местах.
И действительно, в январе 1918 г. Советы в Козьмодемьянске, Царевококшайске, Яранске, Уржуме, Бирске, т. е. во всех марийских уездах, заявили о взятии власти в свои руки. Но это не отражало отношения марийцев к вопросам власти, ибо в Советах (кроме несколь¬ких человек в Царевококшайском) их практически не имелось.

В феврале 1918 г. в Казани прошёл съезд народа мари, названный "Национальным областным". Вначале ведущую роль в его работе играли деятели Центрального союза мари, эсеры правого толка, отрицательно относившиеся к советской власти.

Но "левый" эсер Владимир Мухин, успевший во время пребывания на фронте стать сторонником советской власти, несколькими выступлениями сумел переломить настроение большинства делегатов, и было принято решение, призывавшее марийский народ "поддержать Советскую власть".
Съезд также принял решение о введении официального названия народа - мари.

 

Марийцы в период гражданской войны
После Октябрьских событий 1917 г., и особенно после разгона большевиками избранного всем народом Учредительного Собрания (январь 1918 г.), страну охватило пламя братоубийственной гражданской войны.

Поначалу у большинства марийцев к ней было в основном нейтральное отношение: они хотели и надеялись остаться в стороне от схватки "красных" и "белых". Большевистская революция на первых порах ничего не дала марийским крестьянам - ни хорошего, ни плохого.

Ведь здесь не было помещиков, почти не было богатых кулаков-хуторян, земли и имущество которых можно было захватить и разделить между собой. Поэтому вполне понятным, ес-тественным для крестьян мари было нейтральное, выжидательное отношение. Оно передавалось интеллигентам, недавним выходцам из крестьянских семей, не утратившим еще связей с народом, а также грамотным крестьянам, участвовавшим в национальном движении.

 

Между тем само национальное движение стало меняться, в него был внесен раскол по партийно-политическому признаку. По решению февральского съезда наряду с Центральным союзом мари в Казани был создан Комиссариат мари при Казанском губернском Сове¬те во главе с Владимиром Мухиным, одновременно в Уфе - Марийский комиссариат во главе с Сатаем Уразбаевым. Казанский Комиссариат отстранил от руководства газетой "Ужара" прежних редакто¬ров, сделав газету рупором большевистских идей. 
Но поскольку само название газеты в народе было связано с иными идеалами, газета вско¬ре была закрыта. Вместо нее стала издаваться чисто политическая партийно-коммунистическая газета "Йошкар Кече" ("Красное Солн¬це").

При местных Советах и большевистских комитетах стали создаваться марийские отделы и секции. Летом 1918 г. был открыт Центральный отдел мари в Москве при Народном комиссариате по делам национальностей. Его руководителем стал бывший учитель, офицер, одним из первых среди марийских деятелей перешедший к большевикам, Николай Алексеевич Алексеев.
Примкнувшие к большевикам В. Мухин, Н. Алексеев, художник Александр Григорьев и другие способствовали укреплению советской власти. А демократические деятели, группировавшиеся вокруг Центрального союза мари и газеты "Ужара", были отстранены от общественно-политической деятельности. Поскольку национальный вопрос был провозглашен общегосударственным делом, считалось, что надобность в национальных объе¬динениях на местах отпала. В декабре 1918 г. Центральный союз мари ре¬шением Центрального отдела мари при Наркомнаце был ликвидирован, как сказано в документе, "навсегда". Мало кто понимал, что таким образом марий¬ское демократическое национально-освободительное движение, войдя в ранг политики государства, по сути утрати¬ло свою самостоятельность.
 
Перед национал-демократами встал мучительный выбор: последовать за новой властью или вести с ней борьбу. Нужно отметить, что лишь небольшая группа марийских деятелей перешла на сторону белых. Белый лагерь пугал марийцев лозунгами возвращения к "единой и неделимой" Российской империи без каких-либо автономных прав для малочис¬ленных нерусских народов; следование за ним означало возврат к тем временам, когда народ мари, как и другие "инородцы", испытывал всевозможные национальные притеснения.

Но и большевистский режим пугал своей жестокостью. Для многих просветителей-демократов оставалось только одно: уйти от политической жизни в культурную деятельность, в учительскую, издательскую работу, чтобы воспользоваться теми возможностями, которые предоставила новая власть. Хотя учить в школе детей, печатать статьи в газетах можно было только под контролем коммунистов, как и пропове¬довать только те мысли, которые отвечали большевистским взглядам, все же сама по себе возможность преподавать на родном языке, издавать газеты, брошюры, листовки на родном языке была заманчива.
Таким образом, годы гражданской войны отмечены всплеском работы по развитию марийской литературы, печати, школы; были открыты первый театр, музеи с показом жизни, обычаев, предметов народного искусства и ремесел и т. д., началась ликвидация неграмотности взрослого населения.
 

Народ и власть
Сами народные массы, даже в условиях бурных событий гражданской войны, почти не участвовали в политической жизни страны. Они больше были озабочены хлебом насущным. Ведь на страну в результате войны и антинародной политики царского и Временного правительств надвинулась угроза голода. Она усилилась в конце вес¬ны - начале лета 1918 г., когда советская власть укрепилась и большевики разорвали союз с левыми эсерами, защищавшими инте¬ресы крестьянства. Большевики установили продовольственную диктатуру, направили в деревни вооруженные отряды для изъятия у крестьян хлеба (продотряды). Говорилось, что они берут "излишки", а на самом деле изымалось самое необходимое, даже семенной материал. Считалось, что хлеб прячут "кулаки"; для его поиска было приказано создавать в деревнях комитеты бедноты (комбеды). Но такого резкого деления на кулаков и бедняков у марийских крестьян не было.

Вот и получилось, что деревенские лодыри и пьяницы, охочие до чужого добра (а таких в любой деревне можно было найти по нескольку человек), объединялись, получали власть и оружие и разоряли состоятельные хозяйства самых работящих, рачительных хозяев (ведь им власти отдавали часть награбленного у "кулаков" хлеба).
Летом и осенью 1918 г. возмущенные крестьяне во многих местах поднимали восстания против действий Советов, расправля¬лись с продотрядами, отказывались сдавать хлеб государству.

В ответ власти направляли в такие деревни войска, которые жестоко расправлялись с местным населением. Особенно много марийских крестьян было расстреляно (и виновных, и безвинных) в селе Емангаши Васильсурского уезда, в селе Оршанка Кадамской волости Яранского уезда, равно как и русских крестьян деревни Княжна рядом с Царевококшайском (в этом отношении чекисты не делали различий по национальному признаку). Но и после этого, в 1919 - 1921 гг., не прекращались крестьянские восстания.
Что касается гражданской войны, то непосредственно на территории края боевых действий не происходило, за исключением нескольких стычек летом 1918 г. на части нынешних Волжского, Моркинского, Мари-Турекского районов. Остальная территория края, как тогда, так и в 1919 г., представляла собой прифронтовую полосу, где концентрировались красноармейские части, тяготы по снабжению которых продовольствием, подводами несло местное население. Большинство мужчин было мобилизовано в Красную Армию.


 
Что касается восточных мари, то их земли долго были под влас¬тью белых, по ним несколько раз прокатывались бои, менялась власть. Тысячи марийцев оказались мобилизованными в колчаковскую армию. Имелось несколько частей, состоявших в основном из марийцев, под командованием офицеров-мари. В то же время в Калегинской волости против колчаковского режима вел борьбу марийский партизанский отряд. Известен случай, когда на Восточном фронте красноармейский полк, сформированный преимущественно из горных мари, перебив комиссаров, почти в полном составе перешел на сторону Колчака. Таким образом, марийцы сражались в рядах обеих армий.

Тяжесть жестокой братоубийственной войны ложилась на плечи простого народа.
Политотделы частей, в которых служили марийские коммунис¬ты, выпускали и распространяли среди мари-белогвардейцев листов¬ки, например, с таким названием: "Ош мари салтак, мо верч кредалат?" ("За что борешься, марийский белый солдат?"). Со своей стороны, колчаковские пропагандисты тоже издавали листовки на ма¬рийском языке.
Когда армия Колчака была разгромлена у Байкала и монгольской границы, большинство марийцев-колчаковцев сдались красноармейцам, в то же время сотни из них ушли за кордон, рассеялись по белу свету.
 
В ходе войны ухудшалась жизнь в тылу, обострялось продовольственное положение. Города оставались без хлеба, и власть еще бо¬лее усилила нажим на крестьян, отбирая последнее. Крупное крестьянское восстание "Черный Орел", начавшись среди марийцев Бураевской волости, охватило большую часть Бирского уезда и длилось 4 месяца. Охватившее Поволжье "Чапанное восстание", захватило ле¬вобережную часть Чебоксарского уезда (Кужмара, Красный Яр). Любое сопротивление, недовольство жестоко подавлялось. К концу гражданской войны марийский народ был окончательно запуган, разорен и обречен на голод.
 
    
     
________________________________________________________________________________________
ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ И ФОТО:
Команда Кочующие
Айплатов Г.Н. Из истории Марийского края // Труды МарНИИ. Вып. 17. Йошкар-Ола. 1962.
Андреянов А.А. Страницы истории. Йошкар-Ола, 1991.
Архипов Г.А. Марийский край в памятниках археологии: Й-Ола, 1976.
История  Марий Эл
Архипов Г.А. Марийцы 19-20 вв. Йошкар-Ола. 1973; 

 
 

ВложениеРазмер
img4345 (1).jpg74.11 КБ
img4345 (2).jpg68.95 КБ
img4345 (3).jpg505.22 КБ
img4345 (4).jpg471.14 КБ
img4345 (5).jpg452.73 КБ
img4345 (6).jpg520.56 КБ
img4345 (7).jpg66.76 КБ
img4345 (8).jpg554.52 КБ

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Фотографии на сайте размещены в качестве научного, информационного, учебного и культурного материала без цели извлечения прибыли.

Контактная информация:

Капитан команды Кочующих (он же главный по сайту):
Хафизов Ахат - Hafizow@yandex.ru


Продвижение сайта в интернете:

Лоцман команды Кочующих
Бортяков Андрей - abortyakov@yandex.ru